Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Вопрос 4. Психология вынесения приговора




Окончательное волеизъявление судьи по конкретному делу облекается в осо­бую процессуальную форму, которая предусмотрена в законодательстве в виде конкретных решений по делу, определений, постановлений, на­конец, в форме приговора. Вынесение приговора - заключительная стадия судебного разбирательства, которая осуществляется в совещательной комнате. В это время судьи не могут вступить в контакт с другими лицами, так как подобные действия категорически запрещены законом. Это обязывает судей проявлять повышенную психическую активность и внимание.

Принятие судьей разнообразных решений организационного харак­тера в виде постановлений, определений, например о принятии дела к своему производству, о назначении дня слушания дела, вызове свидете­лей и т.п., как правило, не вызывает особых затруднений, поскольку в законе существует определенный порядок (алгоритм) выполнения тех или иных действий (процедур), которые требуется соблюсти в тех или иных ситуациях. Большая часть таких решений принимается судьями единолично и не вызывает серьезных осложнений в процессе их волеизъявления. Это можно объяснить тем, что процесс поиска правильного решения судьей в подобного рода случаях требует, прежде всего, активизации вербально-логического мышления, извлекающего из памяти те или иные правовые зна­ния (понятия, категории, нормы и т.п.), с позиций которых оценивается сложившаяся ситуация: насколько составные элементы (признаки) этой ситуации соответствуют содержанию конкретной правовой нормы. И в случае их полного соответствия судьей выносится определенное рациональное реше­ние.

Весь ход процесса принятия большинства таких единоличных ре­шений на различных стадиях рассмотрения дела, начиная от оценки первичной информации, поступающей к судье, и кончая вынесением определения (постановления), в своей основе имеет тот или иной алгоритм построения логических операций, соблюдение предусмотрен­ных законом процедур, произведя которые, можно прийти к какому-то однозначному выводу и принять решение. Поэтому судебные ошибки организационного, процессуального характера, которые все же встре­чаются при принятии подобных решений судьями, скорее связаны с их недостаточной квалификацией, нежели со сложностью решаемой задачи.

При принятии групповых решений составом суда, определяющих окончательные результаты рассмотрения то ли гражданского, то ли уголовного дела, роль профессионально значимых психологических факторов, прежде всего интеллекта, мышления судьи, значительно возрастает. Кроме того, в этих случаях провозглашенная в законе независимость воле­изъявления судей как один из основополагающих принципов осущест­вления правосудия с психологической точки зрения далеко не всегда может быть реально достижима, поскольку любая — будь-то формаль­ная (в данном случае), либо неформальная — группа функционирует под воздействием объективно существующих социально-психологичес­ких закономерностей межличностного взаимодействия, общения чле­нов группы со своим признанным (формальным либо неформальным) лидером. И любой человек, оказавшийся в группе, в психологическом отношении не может быть полностью свободным от влияния на ход его мыслей, на его суждения группового мнения, от внушающего воздейст­вия на него группы, ее лидера (в данном контексте — председательствующего).

Учитывая объективно существующие социально-психологические закономерности функционирования группы, стремясь как можно сильнее смягчить их возможное негативное воздействие на членов суда, законодатель предусмотрел целый ряд гарантий, соответствующих пра­вил поведения судей, входящих в состав суда, определенные процедуры в их взаимоотношениях. Например: равенство всех членов суда при решении любых вопро­сов, возникающих при рассмотрении дела и постановлении приговора; решение всех вопросов по делу простым большинством голосов; объяв­ление председательствующим своего мнения последним; право на осо­бое мнение судьи, не согласившегося с решением большинства; обязательный отвод судьи, заинтересованного в деле. Аналогичные правила предусмотрены и при разрешении граждан­ско-правовых споров в суде. Такого же рода гарантии предусмотрены законодателем и при рассмотрении дел с учас­тием коллегии присяжных заседателей.



Таким образом, правосудие, в большей степени, чем многие другие виды деятельности, выступает как сфера общения между людьми, связано с целым рядом социально-психологических явлений, например эффек­тивностью деятельности социальных групп, особенностями оценочных суждений в группе, восприятием и пониманием людьми друг друга, внушением, авторитетностью, с социально-психологической ролью личности и т. д. При этом в сфере судопроизводства закономерности социальной психологии могут служить и улучшению и ухудшению ре­зультатов деятельности. Коллегиальное и состязательное начала при осуществлении правосудия отвечают закономерностям социальной пси­хологии.

Совещание судей является специ­фической совокупностью элементов формализованного и неформализо­ванного общения. Формализованность призвана обеспечить полноту решения необходимых вопросов в формировании убеждения, актив­ность деятельности каждого судьи. Элементы неформализованности обеспечивают свободу высказывания мнений по любому вопросу. Внутриколлективные отношения в этот момент должны быть основаны на принципах равенства, товарищества, доверия. Коллегиальное обсуждение снижает остроту эмоционального воздействия информации, воспринятой каждым из судей в процессе судебного следствия, обеспечивает более полное и точное восприятие информации. Последнее обстоятельство было подтверждено экспериментально. Группа в составе семи участников эксперимента заслушала показания очевидцев одной сцены, после чего каждый из семи «судей» составил отдельный отчет о событии. Затем было проведено обсуждение «дела» и результаты дискуссии отражены в общем резюме. Выяснилось, что в индивидуальных отчетах «судьи» сообщили меньшее количество деталей, чем это сделали очевидцы, и допустили вдвое больше фактических ошибок. Эффект дискуссии выразился в том, что количество ошибок в коллективном резюме по сравнению с индивидуальными отчетами сократилось в два раза и оказалось даже меньше, чем количество ошибочных утверждений в показаниях каждого очевидца.

В ходе совместной деятельности смягчаются крайности показателей психических процес­сов всех членов группы, повышается эффективность мышления, ско­вывается действие тех субъективных факторов, которые могут привести к ошибочному результату. Коллективная оценка доказательств является максимально объективной. В тоже время, как отмечают некоторые исследователи данной проблемы применительно к судебной деятельности, подобный конформизм при принятии групповых реше­ний (то есть составом суда) обычно бывает выше, когда дело касается сложных вопросов, например, определение виновности подсудимого, и намного ниже при обсуждении более простых вопросов, в частности меры наказания.

Для того чтобы совещание протекало наиболее успешно и давало положительные результаты, необходимо в процессе его соблюдать определенную последовательность деятельности судей. Председательствующий ставит на разрешение суда вопросы в определенной последовательности. Каждый вопрос должен быть поставлен в ясной и понятной форме, чтобы на него можно было получить однозначный (либо утвердительный, либо отрицательный) ответ. Никто из судей не имеет права воздержаться от дачи ответа. Чтобы мнение председательствующего не оказывало влияния на остальных членов суда, закон обязывает его высказывать свое мнение последним. По итогам обсуждения в совещательной комнате решение принимается простым большинством голосов. Вынесение приговора по единогласному мнению состава суда можно рассматривать как дополнительную гарантию закон­ности и обоснованности приговора, поскольку внутреннее убеждение всех членов судейской коллегии совпадает, что делает его несомненным.

Довольно редко в судебной практике встречаются случаи разногласия в судейской коллегии. Тогда совещание судей носит иной характер. В таких случаях установленный уголовно-процессуальным законом порядок совещания судей не всегда может способствовать установлению истины. Слишком узок круг судебной коллегии, чтобы большинство судей безразлично относилось к мнению оставшегося в меньшинстве судьи, чтобы не ценилось мнение каждого ее члена. В таких случаях организуется широкое обсуждение разрешаемого вопроса и тех обстоятельств дела, которые влияют на его разрешение. Цель этого обсуждения заключается в выработке у всех судей полного единообразного понимания фактов и явлений объективной действительности, которые исследовались во время разбирательства уголовного дела в судебном заседании.

При установлении расхождений во мнениях, прежде всего, выявляются те доказательства, на основании которых формировались у судей личные убеждения. Председательствующий предлагает заседателям обосновать свои выводы исследованными доказательствами, а затем делает это сам. После того как будет тщательно оценено каждое доказательство, судьи приступают к оценке их в совокупности. В дискуссии, возникающей между судьями в совещательной комнате, следует различать следующие моменты: доказывание собственного мнения, требование доказательств от другого и опровержение мнений собеседника. Против ошибочных мнений следует не только возражать, но и опровергать их, т. е. приводить в подтверждение их ошибочности объяснения, мотивировки, доказательства.

Принятое решение влечет за собой или осуждение подсудимого, или оправдание его, или направление дела на дополнительное расследование. В совещательной комнате судьи должны не только сделать вывод о виновности подсудимого, но и определить ему меру наказания. Основываясь на санкции установленной нормы закона, состав суда решает вопрос о мере наказания. Этот вопрос может быть решен только на основании глубокого и всестороннего изучения личности подсудимого, наряду с тяжестью совершенного преступления, его общественной опасностью.

И при этом никто не застрахован от судебных ошибок. Огромное значение здесь играет психическая установка. Впервые на нее как на фактор, влияющий на появление судебных ошибок, обратила в 70-х гг. внимание Т.Г. Морщакова. По ее данным, не менее 50% случаев отмены приговоров как не отвечающих требова­ниям закона (всего было изучено 1803 уголовных дела) в той или иной мере были связаны с обнаруженным ею влиянием «эффекта психичес­кой установки» на принятие судьями окончательных решений по уго­ловным делам.

Именно она направляет мышление субъекта в соответствии с определенными условиями. Конечно, она может выполнять поло­жительную функцию, являясь своеобразной психической гарантией максимальной мобилизации накопленных знаний. Под ее воздействи­ем психические, познавательные процессы человека (восприятие, мыш­ление, внимание и др.) приобретают строго избирательный характер, вследствие этого каждая новая задача решается субъектом как уже прежде решенные им задачи. С другой стороны, психическая установка может подталкивать судью к ошибочным выводам и решениям. В подобных случаях психи­ческая установка судьи нередко бывает связана с «психологической значимостью предыдущих решений, состоявшихся по делу», т.е., по су­ществу, с выводами следствия. А это, в свою очередь, по мнении Т.Г. Морщаковой, приводит к тому, что, во-первых, благодаря установ­ке окончательное формирование внутреннего убеждения судьи часто задолго предшествует моменту удаления суда в совещательную комна­ту. И во-вторых, судья, подсознательно следуя сформировавшейся у него установке, в ходе судебного разбирательства невольно суживает пределы исследования обстоятельств дела, вследствие чего какие-то де­тали в познавательном плане становятся недоступными для его воспри­ятия. В результате возникает явление, получившее название «субъек­тивной недоступности».

В результате, Т.Г. Морщаковой было выявлено три основные группы судеб­ных работников, допускавших типичные для них ошибки при рассмотрении уголовных дел.

Первую группу составляли лица, которые правильно устанавливали обстоятельства дела, но под влиянием установки о виновности подсуди­мого, под воздействием обвинительного уклона, несмотря на наличие оснований для вынесения оправдательного приговора, не видели их и подписывали обвинительный приговор. Это как раз те случай, когда субъект видит новую задачу, но решает ее как старые.

Во вторую группу входили те, кто видел, что достаточные основа­ния для вынесения обвинительного приговора отсутствуют, вследствие чего подсудимый должен быть оправдан, поскольку дополнительных до­казательств о его виновности получить невозможно, либо в суде нужно провести дополнительные исследования, чтобы устранить неполноту предварительного следствия. Однако в отношении подсудимого оправ­дательного вердикта не выносилось, а само дело возвращалось для про­изводства дополнительного расследования.

И наконец, в третьей группе находились те, кто при недостаточной обоснованности обвинения, подтвержденной в судебном заседании, уча­ствовал в вынесении обвинительного приговора. Однако они определяли такую низкую меру наказания, которая явно не соответствовала тяжести содеянного, той мере наказания, назначение которой было бы необходи­мым, в случае полной доказанности виновности подсудимого. Причем это определялось вовсе не какими-то личностными качествами последнего, а было связано с сомнениями судей относительно недостаточности доказа­тельств виновности подсудимого, т.е. недостаточность доказательств ви­новности отражалась в чрезмерно мягкой мере наказания.

Серьезное влияние на появление ошибочных судебных решений помимо психической установки, оказывают также различные психические состояния, которые может испытывать судья, как и любой человек., Среди этих состояний Т. Г. Морщакова в первую очередь обращает внимание на состояние сомнения в момент принятия судьей решения по делу, утомления, психической напряженности (стресса), существенна ослабляющих его познавательную активность, проявление профессионально значимых способностей, опыта.

Состояние сомнения, которое нередко связано с состоянием тревожности, как правило, является результатом неуверенности судьи при оценке доказательств по делу. Если такое состояние, сопровождающее его интеллектуальную деятельность, не устранено, оно должно послужить основанием для решения тех или иных вопросов в пользу подсудимого. Возникающие сомнения, колебания при рассмотрении дел различ­ной сложности нередко обостряют, заметно усиливают состояние тревожности, которое у некоторых лиц может приобретать еще большую силу воздействия на их психику, сознание, снижая волевую активность человека, приводя его к неоправданной, крайне выраженной нерешительности в своих выводах и суждениях при принятии решений. Особенно заметно это бывает у лиц психастенического типа с избыточно высоким уровнем тревожности, с ярко выраженными чертами тревож­но-мнительного характера, что может рассматриваться в качестве одной из причин, объясняющих недостаточную профессиональную успешность некоторых юристов, появление у них различного рода психосоматических расстройств и заболеваний, связанных с их профессиональной деятельностью. Поэтому судье необходимо постоянно сохранять на должном уров­не самоконтроль за своим эмоциональным состоянием, настроением, поведением, особенно в процессе общения с окружающими его людьми, участниками процесса, с коллегами по работе.

Общественное мнение может оказывать сильное воздействие на весь ход ведения судебного процесса и вынесение, приговора, вситуациях, когда оно сформировалось под влиянием ложной или искаженной информации и ж тому же имеет яркую эмоциональную окраску, — воздействие такого общественного мнения может привести к серьезным судебным ошибкам.

 





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:



Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 1095; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2021 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.014 с.) Главная | Обратная связь