Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Игра «Несчастный оскорбленный»



 

В середине разговора один из участников говорит: «Теперь я обиделся!» или «Это меня задевает!» Цель эмоционального послания – оказать на собеседника давление, вынудить оправдываться или объясняться. Если собеседник не идет на уступки, эмоции торжествуют. Таким образом можно сорвать переговоры.

 

Возможные реплики.

Предупредительно: «Как мне все исправить?»

Конструктивно: «У вас нет никаких оснований».

Замечание: «Извините, но тот, кто разделяет, должен превосходить!»

Нравоучительно: «Очень жаль, что вы изменили мнение. Разве в этом была необходимость?… Думаю, нет».

«Это меня поражает!»

С иронией: «Бедняга!»

«Очень жаль. Извините».

 

Игра «Возражение или даже протест»

 

Смысл в том, чтобы возникший в разговоре мнимый или даже реальный протест сделать четким. Реакция некоторых бывает неожиданной, неудивительно, если они вдруг начинают путаться, ведь протест зачастую оказывается неправильно понятым, а аргументы бросаются на ветер, будто спор идет с приведением, стоящим посредине комнаты. Кому не знаком холодок на спине, который появляется когда одним из таких возражений на пустом месте пытаются нарушить ход вашей мысли?! Невольно большинство собеседников принимает возражение и начинает игру: раз протест высказан, его нужно принять. Каждый заинтересованный в поддержании общения надеется найти компромисс с собеседником, что на деле приводит к потере позиций.

 

Возможные реплики.

«Еще раз:… (повторите суть)»

«Я уже говорил и охотно повторю еще раз…»

«Здесь нет расхождений, проверьте еще раз ход ваших мыслей!»

«Правильно, вы точно уловили смысл сказанного. Правда эту точку зрения следует обсудить. И потому повторюсь:…(повтор тезиса!)»

 

Игра «Общая тенденция – красная нить»

 

Косвенно или напрямую ораторы подчеркивают относительность аргументации и противоречия, идет ссылка на «основную линию», а собеседник награждается титулами: «мелочный человек», «пособник бюрократии». Происходит его логическое разоблачение, при этом чрезмерное внимание обращается на всевозможные мелочи.

Часто в этой игре мы сталкиваемся с обоснованными просьбами («Сопротивление сглажено, позвольте нам самим разобраться, мы справимся!»). Разумеется, нет необходимости прыгать в пучину сломя голову или пытаться доплыть до Америки вплавь. Разве даже самый маленький рисунок мозаики не состоит из множества мелких деталей? Чем дотошней следит оратор за ходом аргументации собеседника, тем меньше внимания он обращает на свою собственную идею. Бывает, что у человека есть самокритичность, осознание собственной некомплектности – но, в конце концов, он склоняется к своему решению.

 

Возможные реплики.

«Извините, но ваши замечания несвоевременны. Считаю необходимым пояснить некоторые детали. Если я не смогу ответить на ваши вопросы, мы проясним их в дальнейшей дискуссии!»

«Хорошо, еще раз: 1… 2… 3… – уловили нить?»

 

Игра «Невербальная коммуникация»

 

Диалектики очень выразительны, даже когда ничего не говорят. Но и они могут попасть под влияние нетактичного собеседника, когда последний пытается спровоцировать или даже полностью отвергнуть сказанное. Калейдоскоп паравербальных или невербальных проявлений так же неисчерпаем, как и усилия, направленные на получение одобрения других.

Так, например, ораторы могут сделать вид, будто записывают основные моменты разговора, при этом бормочут что‑то себе под нос, качают головой, посмеиваются, «комментируют» посредством жестов руками, откидываются на стуле, подчеркивая свое негативное отношение, и так далее. Хотят того или нет, но практически все во время разговора реагируют на такие действия, как минимум неосознанно. Излюбленный вариант реакции заключается в том, чтобы написать пару слов на листе, подчеркнуть или обвести их несколько раз, поставить три восклицательных знака и протянуть лист соседу, чтобы он смог это прочесть. Часто такие действия провоцируют «сопутствующий разговор». Психологическое воздействие данной игры не заставит себя долго ждать. Чем она тише и подчеркнуто незаметна, тем сильней это раздражает оратора. А если нет? Во всяком случае, по правилам данной игры ему необходимо приложить некоторые усилия, чтобы сконцентрироваться, на что часто не хватает силы воли. Извините, как‑то невольно получилось!.. Кто из тех, с кем происходило подобное, задумывался, что значение покачивания головой зависит от направления мысли?

 

Возможные реплики.

Переоценив ситуацию: «Да, можете покачать головой, я тоже в это не верю!»

С иронией: «Хотите что‑нибудь изобразить/сказать?!»

Предупреждающе: «Г‑н Мюллер, пожалуйста, теперь вы можете покачать головой или, как минимум, сказать: „О‑о!“

 

Игра «Подтасовка»

 

Нечестный метод, разумеется широко используемый. В предметной дискуссии вам вдруг приписывают какой‑то недопустимый мотив ваших действий или сделанного вами предложения. Цель – заставить вас оправдываться.

 

Возможные реакции.

«Это жестокое обвинение, что оно значит?»

«На каком основании вы так считаете?», в заключение: «Неправда!»

«Должен сказать: дурную игру вы ведете. Но я промолчу!»

 

Игра «Теория‑практика»

 

Теория мертва, лучшая теория – это практика, теория принадлежит практике, нельзя перешагнуть пропасть двумя шагами. Все идеи и большие мысли должны оправдывать себя на практике, но для начала им нужно родиться в голове. Так появляется следующая игра, даже когда невозможно мысленно подобрать достойную альтернативу. Но – почему нужно ценить идеи других? Возражение, почему идея не может функционировать на практике, найдется всегда, но время покажет, имеет ли право на существование данная идея. Разрушить ее довольно просто, достаточно несколько доводов, начинающихся приблизительно так: «Если предположить…», «Только представьте себе…», «Что было бы, если…» и так далее. Если и это не поможет, оратор прибегает к подготовленному приему: «Теоретически это возможно, но „оставшийся риск“ – практически слишком велик, к тому же едва ли получится найти деньги». «Оставшийся риск» действует как бомба.

Лучше выстроить аргументационную линию. Если оратор решил однозначно сорвать проект, он может спросить: «Вы хоть раз на практике что‑то осуществили?»

Один из вариантов заставить практика сомневаться: «В теории все звучит идеально, сложности возникают на практике, что и приходится решать практикам. Поймите меня правильно…». Мистер оратор так дальше выстраивает свою речь: если с проектом возникают сложности, обвиняется теоретик, практик ведь сделал все что мог. Но если вдруг удалось устранить ошибку, так это он, практик, исправил ситуацию своими усилиями.

 

Возможные реплики.

«Ваши сомнения мне понятны, конечно два похожих проекта мы уже успешно отменили!»

«Могу вас заверить, вопрос о практике или теории не возникает. Речь идет о преобразовании и удобстве для пользования. А это у нас есть!»

«Хорошо, время покажет. Сначала великие идеи рождаются в голове, а потом уже проверяются на практике!»

«Извините, но критика – прерогатива практиков!»

 

Игра «Дедукция/индукция»

 

Собеседник находит верные общие фразы, мистер диалектик реагирует высказыванием, перечеркивающим все сказанное, являющимся, так сказать, исключением из правил. Если речь идет о конкретном примере, он тут же переходит на общие фразы. Мистер диалектик ведет себя очень гибко, его невозможно поймать, словно резиновый попрыгунчик, вот он на полу, ты наклонился, а он уже опять в воздухе. Образец индукция‑дедукция, дедукция‑индукция – прост, но надолго осложняет процесс поддержания коммуникации. Разумеется, в окончательном прекращении отношений оратор не заинтересован.

Если рассуждать здраво, речь не идет о критических вопросах, скорее о целенаправленном нарушении хода аргументации.

 

Возможные реплики.

«Приведенное вами исключение из правила не продвигает нас ни на шаг».

«Вы правы, для 90 % случаев данная концепция действует, другие 10 % обходятся старыми методами».

«То, что вы сейчас пытаетесь осуществить, – всем известный диалектический прием избежания дискуссии. Звучит довольно плоско!»

 

В предложенных выше играх диалектик четко ориентируется, он «инсценирует». Хитрый собеседник знает о модели поведения раздражение‑реакция , и при необходимости сам сможет ее вызвать. Иногда такая ситуация обыгрывается в дискуссии только из злости, когда согласие или расхождения не принципиальны.

Он играет лишь для игры. С ее помощью проверяют прочность позиции собеседника, как правило результат не важен, так как риск проиграть возникает лишь, когда человек принимает ситуацию близко к сердцу, эмоционально неустойчив или лично заинтересован.

Иногда игра ведется для собственного удовлетворения, самоутверждения, чтобы показать способность разговаривать на узкоспециальные темы или просто, чтобы испортить все дело.

Иногда это целый ритуал самоуспокоения, когда «руки чешутся» навязать свою игру другому.

Часто речь идет о проявлении социальной выгоды. Человек радуется, разумеется в глубине души, если собеседник признает, что без него он, возможно, не попал бы в неприятное положение. «Если бы не вы!..» – звучит внутренний голос в ушах.

Для него игра состоит из скрытой или непрямой последовательности возражений, предпринятых ради определенного, обдуманного результата.

Эрик Берн («Игры взрослых») описывает игру следующим образом:

«Периодически возвращающаяся последовательность часто повторяющихся переговоров, на первый взгляд кажется убедительной, но скрывает под собой тайные мотивы. Другими словами, это последовательность отдельных действий, объединенных между собой благодаря случаю, то есть обманчивому трюку. Производственные, ритуальные и все остальные способы времяпровождения разделяют по двум критериям:

1) по факту, на который оказывает влияние скрытый мотив, и

2) по эффекту. Действия должны быть успешны, ритуалы – эффективны, а способы времяпровождения – приносить пользу, хотя по существу, все открыты и честны, может оказаться, что спор объединяет!..»

Диалектик начинает проигрывать игру тогда, когда его видят насквозь, когда правила становятся ясны окружающим или когда задаются вопросы по поводу мотива. Он упирается руками и ногами, противостоит «нечестным замыслам».

На семинарах, посвященных диалектике и аргументации, участники в самом начале часто уверены, что настоящий мастер диалектики поступает с аргументацией, как искусный лесоруб – вырубает полностью.

Этого как раз он и не делает, иногда диалектик использует речевое превосходство, мимика колеблется где‑то между улыбкой и кажущимся желанием выслушать.

Диалектика начинается там, где появляется необходимость что‑то скрыть. Тогда происходит развитие действий.

Но с играми мы еще не закончили, давайте рассмотрим оставшиеся варианты.

 

Игра «Удар кинжалом»

 

Политик Социал‑демократической партии Рудольф Шарпинг младший в марте 1997 года так сказал протестующим шахтерам в Бонне: «Тот, кто называет вас паразитами, что отмечено за некоторыми представителями Радикально‑демократической партии, сам паразит и будет изгнан!» В высказывании четко и ясно виден вызов РДП, людям, его озвучившим. Почему Шарпинг отреагировал не сразу? Потом он утверждал, что эту фразу он слышал на заседании. Некоторое время спустя он вообще отказался от сказанного. Почему?

Шарпинг молчит и по сей день. Выдумал ли Шарпинг это высказывание о РДП и паразитах? Если так, то перед нами типичная игра «Удар кинжалом»: кто‑то составляет реплику, против которой потом резко протестует.

Да, действительность в этот раз, кажется, настигла господина Шарпинга. Подобное случилось с вьетнамским рыбаком из Ханоя, который понадеялся убить рыбу‑меч обычным ножом: она его и проткнула. Глупая смерть.

 

Игра «Где‑то рядом»

 

Диалектикам нравится и эта игра, когда во время разговора раздувают совершенно незначительный пункт, что является неожиданным шагом для собеседника. По этому незначительному боковому пути и двигается поезд разговора или даже останавливается и продолжает стоять. Время проходит, разговор теряется в мелочах, затягивается. А собеседник? В конце он совершенно запутан, качает головой и спрашивает себя: «Почему мы на этом зациклились?»

 

Возможные реплики.

«Это вопрос второго плана, давайте вернемся к главной теме. Повторюсь, исходный пункт…»

«Простите, но ведь это совершенно не относится к нашей теме, потому повторю еще раз мою установку…»

 

Основной образец реплик можно сформулировать коротко: принятие побочной темы – оценка побочной темы – отказ от побочной темы!

Или: оценивать и возражать!

 

Игра «Смени тему»

 

Мистер диалектик плохо ориентируется в области, о которой идет речь. Как можно перевести разговор на другую тему, чтобы собеседник обнаружил подмену не сразу? Причем в новой сфере диалектик должен быть экспертом. Переход получается совершенно «случайно»: «Мне только что пришло в голову…», «Когда вы говорите… я сразу думаю…» и т. д. Короткое высказывание провоцирует вопрос – и тема уже переменилась. Пути назад быть не должно, мистер диалектик этого не допустит.

 

Возможные реплики.

«Интересный аспект, но он нам ничего не дает!»

«Если быть точным, речь идет о… – нет».

 







Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 95; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! (0.011 с.) Главная | Обратная связь