Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Рамсес II — фараон-угнетатель




 

Поражение гиксосских фараонов привело к началу массового исхода западных семитов из Египта. Этот процесс начался сразу после сдачи Авариса и бегства гиксосской армии в южную Палестину. Вместе с тем далеко не все западные семиты оставили Египет после изгнания гиксосов, часть из них продолжала жить в нильской дельте. Мы не знаем, почему они остались, когда большинство их соплеменников покинули Египет. Может быть, свою роль сыграли и экономические соображения: фараоны Нового царства не хотели совсем опустошать нильскую дельту и предполагали использовать оставшихся амореев на принудительных государственных работах.

Как бы то ни было, но в числе тех, кто остался, были южные древнееврейские племена, или «дом Иакова». Вероятно, в XV–XIV вв. до н. э. их положение было весьма неплохим, иначе бы они ушли вместе со своими соплеменниками из Египта. Существенные изменения к худшему произошли только с приходом фараонов новой XIX династии в начале XIII в. до н. э. В отличие от фиванских фараонов из предыдущих XVII и XVIII династий новые правители происходили с севера, из нильской дельты, в восточной части которой, в земле Гошен, жили тогда древнееврейские племена. Основатель XIX династии, бывший армейский офицер, а затем министр, был родом из района Авариса, бывшей столицы гиксосов. При восшествии на трон он принял имя Рамсеса I, но царствовал всего около двух лет и не успел проявить себя должным образом. Зато его сын, Сети I, а главное внук, Рамсес II, преуспели несравненно больше. Если южные фараоны возводили новые города и храмы как правило в Верхнем Египте, то представители новой династии сосредоточили свои усилия на строительстве, в основном, на севере, в районе дельты Нила, откуда они собственно и происходили.

Это обстоятельство стало роковым для «дома Иакова» и тех амореев, кто остался в нильской дельте. Как известно, Рамсес II был знаменит своей кипучей строительной деятельностью: ни один из египетских фараонов не построил такого количества городов и храмов, как он. Остро нуждаясь в рабочей силе, он наложил тяжелое бремя трудовой повинности на западных семитов, живших в непосредственной близости от главных объектов его строительства. Именно там, в их землях, он построил новый величественный город — Пер-Рамсес (егип. «дом Рамсеса»), на строительстве которого были заняты южные древнееврейские племена. Тяготы этого периода так запечатлелись в памяти «дома Иакова», что они упоминаются даже в Библии: «И поставили над ним («домом Иакова». — И.Л. ) начальников работ, чтобы изнуряли его тяжкими работами. И он построил фараону Питом и Раамсес, города для запасов» (Исх. 1:11). Именно Рамсес II был тем самым фараоном-угнетателем, кому Библия посвятила крайне скупые строки о египетском рабстве. Именно при нем «египтяне с жестокостью принуждали сынов Израилевых к работам и делали жизнь их горькою от тяжкой работы над глиною и кирпичами и от всякой работы полевой, от всякой работы, к которой принуждали их с жестокостью» (Исх. 1:13–14).

 

Он был тем самым фараоном, кто повелел: «всякого новорожденного сына бросайте в Нил, а всякую дочь оставляйте в живых» (Исх. 1:22). На беду «дома Иакова» Рамсес II правил удивительно долго — около 67 лет. Трудно сказать, действительно ли имел место страшный приказ об убийстве новорожденных мальчиков. Однако именно он стад причиной того, что Моисей попал к одной из дочерей фараона и был ею усыновлен. Сколь-нибудь продолжительное действие этого приказа привело бы не только к полному исчезновению древнееврейских племен в нильской дельте, но и к острому дефициту рабочей силы — результату крайне нежелательному для фараона. Однако ничего подобного Библия не сообщает, значит, страшный приказ не имел последствий для народа. Вообще, смысл этого повеления полностью противоречил подлинным намерениям фараона. Ведь согласно библейскому тексту он хотел не избавиться от древних евреев, а наоборот, стремился всеми силами задержать их в Египте, чтобы использовать в качестве рабской рабочей силы. Зачем же надо было губить то, что он пытался всячески сберечь?

Вероятно, на самом деле речь шла о другом. Египтяне, опасаясь мятежных настроений среди подвластных им западносемитских племен, всегда требовали отсылать ко двору фараона хотя бы часть сыновей вождей. Этим самым они достигали двух целей сразу: дети вождей были фактически заложниками лояльного поведения своих отцов и, по мере ИХ воспитания при дворе фараона, они по духу своему Отрывались от собственной семьи и народа, становились преданными слугами Египта. Позднее некоторых из них посылали в качестве египетских наместников управлять своими племенами и народами, другие до конца жизни оставались пленниками при царском дворе. Подобная стема использовалась не только в Египте, но и на всем древнем Ближнем Востоке. Ничего удивительного, что сын вождя древнееврейского племени Леви оказался при дворе фараона.

Не следует забывать, что все имена, упомянутые в начальных книгах Библии, принадлежали, как правило, вождям племен и кланов, их родственникам, но никак не рядовым членам племени. Библия не случайно называет имена родителей Моисея, так как эта была семья вождя племени или крупного рода. Возможно, фараон, чтобы заставить повиноваться непокорных вождей, угрожал предать смерти их новорожденных сыновей, если они будут отказываться добровольно отдать их египтянам. Несчастных родителей ставили перед нелегким выбором: согласиться либо на духовную, либо на физическую смерть своих сыновей. Однако эта страшная повинность касалась только племенной верхушки и никак не распространялась на весь народ. Вероятно, подобным образом обстояло дело и с еврейскими повитухами Шифрой и Пуа, которым фараон приказал: «Когда вы будете принимать роды у евреек, то наблюдайте: если будет сын, то умертвите его, а если дочь, то пусть живет» (Исх. 1:16). Не доверяя вождям древнееврейских племен и кланов, египтяне, видимо, пытались через повитух умертвить наследников своих потенциальных врагов, чтобы заменить их на других — воспитанников царского двора. Все эти предания о кознях египтян сохранились в эпосе «дома Иакова» и через три столетия в неполной, а главное, в неточной передаче вошли в первую редакцию Пятикнижия.

Много споров вызывает происхождение самого имени «Моисей», которое на древнееврейском языке звучит как «Моше». Согласно библейскому тексту, дочь фараона назвала его именем Моисей, «потому что вытащила его из воды» (Исх. 2:10). Но Моше — это семитское имя, производное от корня глагола «мшх» — «вытаскивать». Вряд ли египтянка из семьи фараона стала бы называть своего приемного сына чуждым ей семитским именем. Скорее всего, древнееврейское имя Моше возникло позднее из созвучного ему древнеегипетского слова «мосе» — «сын». Не исключено, что полное египетское имя Моисея состояло, как было тогда принято, из двух частей, например: Тутмос — сын бога Тота, Яхмос — сын бога Луны, Ра-мосе — сын бога Ра, — но для близких он навсегда остался просто «мосе» — сыном. Тем более что в древнеегипетских судебных и хозяйственных документах XIII в. до н. э. имя «Мосе» встречается и в чистом виде, без всяких дополнений и приставок. Вероятно, древние евреи, соплеменники Моисея, не стали ломать себе язык, стараясь правильно произносить это египетское имя, а быстро переделали его в куда более понятное им семитское слово «моше». В дальнейшем народное предание о Моисее связало происхождение его имени с обстоятельствами его спасения и усыновления. Еще позднее этому имени придали новый смысловой оттенок и стали трактовать его не столько как «вытащенный», сколько как «вытаскивающий» свой народ из египетского рабства. В любом случае, это широко известное еврейское имя по своему происхождению является древнеегипетским и напоминает о пребывании в Египте.

Судьбе было угодно, чтобы Моисея не постигла обычная участь воспитанников двора фараона, и он, несмотря ни на что, не остался равнодушным к страданиям своего народа. Однако первая же попытка встать на его сторону привела к конфликту с египтянами. Хуже того, среди соплеменников Моисея нашлись и такие, кто готов был выдать его своим угнетателям. Оказавшись в смертельной опасности, он был вынужден бежать из Египта на восток и нашел убежище у кочевников в пустыне. Его приютили дальние родичи древних евреев — мидьянитяне, возводившие свою родословную к Аврааму. Их легендарный родоначальник, Мидьян, считался сыном Авраама от второй жены — Ктуры. Мидьянитяне кочевали тогда на обширной территории в Синае и северо-западной Аравии, и мы не знаем, где Моисей их встретил. Вероятнее всего, он не бежал куда глаза глядят, а знал заранее, где и у кого сможет найти пристанище, ибо блуждание по пустыне в то время было равносильно смерти.

Вождь и первосвященник мидьянитян Итро (Иофор) выдал замуж за него свою дочь Ципору (Сепфору). Этот факт опять-таки свидетельствует в пользу того, что Моисей происходил из знатной, известной семьи, — вероятно, вождя племени Леви, поскольку вряд ли правитель Мидьяна, как Библия называет его тестя, отдал бы свою дочь никому не известному безродному беглецу; более того, и вряд ли вообще стал укрывать бы его от египтян. Впрочем, и сам библейский текст вскользь упоминает, что «человек этот, Моисей, был весьма велик в стране египетской в глазах слуг фараона и в глазах всего народа» (Исх. 11:3), но, к сожалению, не раскрывает, в чем конкретно выражалось величие Моисея для египтян.

Мы не знаем, сколько времени провел Моисей у мидьянитян. Библейский текст говорит лишь, что прошло так много времени, что успели умереть фараон и все люди, стремившиеся лишить Моисея жизни. За эти годы у Моисея появилось по крайней мере двое сыновей, о других его детях Библия ничего не сообщает, хотя это не значит, что их не было. Тот факт, что он знал о переменах в Египте, говорит о том, что он поддерживал связь со своими родными и доверенными людьми. Без сомнения, Моисей с детства имел отношения со своей семьей, ведь его кормилицей была его же собственная мать. Египтяне этому не препятствовали, так как рассчитывали в будущем поставить его как своего воспитанника во главе племени Леви. Находясь у мидьянитян, Моисей должен был иметь контакты не только с Египтом, но и с соседним Ханааном. Он не мог не знать, что в центральном Ханаане образовался новый племенной союз — Израиль, состоявший из родственных древнееврейских племен, которые, как и его племя, жили раньше в нильской дельте. Можно предположить, что Моисей имел контакты с «домом Иосифа» и даже какие-то договоренности о будущем союзе, если южным племенам удастся уйти из Египта. Главная же проблема заключалась в том, что приступить к действиям можно было только в момент серьезного ослабления Египта и его власти над Ханааном, поэтому ждать пришлось долго, вплоть до начала XII в. до н. э.

 





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 353; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2019 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.008 с.) Главная | Обратная связь