Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Когда произошел библейский исход?




 

Среди историков-библеистов преобладает мнение, что исход древних евреев из Египта произошел в период правления Рамсеса II, где-то в середине или во второй половине XIII в. до н. э. Основной причиной, заставляющей искать дату исхода именно в этот период, является наличие стелы фараона Мернептаха, которая упоминает Израиль, как народ, уже находившийся в Ханаане к концу XIII в. до н. э. Учитывая, что древнееврейские племена, согласно Библии, перед тем, как приступить к завоеванию Ханаана, провели 40 лет в пустыне, дата исхода неизбежно сдвигается к середине XIII в. до н. э. Однако это предположение не учитывает двух существенных обстоятельств.

Во-первых, и это самое главное, зависимость от стелы Мернептаха в вопросе датировки исхода является в корне ошибочной, так как в действительности был не один, а два исхода. Племенной союз Израиль, о котором упоминает стела Мернептаха, состоял только из четырех северных древнееврейских колен, ушедших из Египта в Ханаан в середине XV в. до н. э., в то время как остальные древнееврейские племена смогли покинуть Египет не раньше Начала XII в. Во-вторых, время правления Рамсеса II представляет собой период наибольшего военного и политического могущества Египта, когда реальные шансы на уход целой группы племен вопреки воли фараона были практически равны нулю.

Исход четырех северных и исход остальных племен произошли в совершенно разных обстоятельствах. «Дом Иосифа» как и большинство амореев был насильно изгнан из Египта в период усиления его военной мощи. «Дом Иакова», наоборот, насильно удерживался Египтом, который стал использовать его как рабскую рабочую силу. Чтобы вырваться из Египта, «дому Иакова» надо было дождаться кризисного периода в этой стране. Поэтому дату исхода южных и присоединившихся к ним колен надо искать в годы упадка военной мощи и резкого ослабления центральной власти. Исходя из этих условий, самым вероятным временем библейского исхода надо считать период между концом XIX и началом XX династий, то есть между последними годами правления царицы Таусрет и правлением фараона Сетнахта. Это было смутное время в Египте, когда на несколько лет страна оказалась парализована внутренними распрями, мятежами, дворцовыми интригами, за которыми последовало воцарение самозванца-сирийца Ирсу. Мы имеем свидетельства полного хаоса, охватившего тогда Египет, и, что еще важнее, упоминания о восстании «азиатов», бросивших вызов власти фараона. К сожалению, среди египтологов нет единого мнения о годах царствования царицы Таусрет и фараона Сетнахта, но большинство из них сходится на датах между 1192 и 1182 гг. до н. э. Именно в это время следует искать точный год исхода «дома Иакова» из Египта.

Не подлежит сомнению, что Моисей родился в период царствования «фараона-угнетателя» Рамсеса II. Ясно также, что он был вынужден бежать из Египта либо в конце правления Рамсеса II, либо в начале царствования его сына Мернептаха. Значительно сложнее определить время возвращения Моисея. В эти годы Египет развивался по нисходящей линии. Достигнув зенита своей мощи при Рамсесе II, страна стала слабеть уже при его наследнике Мернептахе. Последний, придя к власти в преклонном возрасте, отлично сознавал, что у него мало времени для осуществления сколь-нибудь крупных замыслов, и ограничился тем, что все свои силы посвятил удержанию завоеванных: ранее земель. С его смертью начался быстрый закат XIX династии и страна стала скатываться к серьезному внутриполитическому кризису. В момент кончины Мернептаха его сын, наследный принц, видимо, отсутствовал во дворце, и власть захватил его брат Аменмессис. Но правление узурпатора оказалось очень коротким, и при неясных обстоятельствах на трон взошел законный наследник Мернептаха — Сети II. Руководствуясь чувством мести по отношению к своему брату, он не только постарался стереть всякую память о нем, но и наказал всех, кто ему помогал. Однако и Сети II не суждено было долго Править, и на престол, за неимением лучшего, сажают его больного малолетнего сына Сиптаха. Но мать ребенка была всего лишь одной из младших жен фараона, поэтому царицей-регентшей становится мачеха мальчика, главная супруга — Таусрет. Преждевременная смерть наследника превращает регентшу в законную правительницу. Правда, реальная власть принадлежала не столько ей, сколько ее всесильному фавориту — канцлеру Баю, сирийцу по происхождению. С кончиной царицы Таусрет, канцлер-сириец попытался захватить власть и править под именем Ирсу. Конец смутному времени положил основатель новой, двадцатой (XX), династии, человек неизвестного происхождения — Сетнахт. Но и его правление продолжалось не более трех лет. Таков был исторический фон возвращения Моисея и исхода «дома Иакова» из Египта.

Из библейской книги Исход нам известно, что Моисей, возвратившись в Египет, далеко не сразу смог добиться освобождения своего народа. Чтобы организовать и подготовить исход древнееврейских племен, ему потребовались годы. Не подлежит сомнению, что он не мог вернуться в Египет раньше смерти фараона Мернептаха, но оказался там не позднее правления несовершеннолетнего Сиптаха и царицы Таусрет. Знаменитый исход, описанный в Библии, произошел после смерти царицы Таусрет, когда власть захватил канцлер Бай и страна была охвачена гражданской войной. Фараон, с которым вел переговоры Моисей, был тем самым канцлером-сирийцем, известным позднее под именем Ирсу, а «десять казней египетских» смешались с природными катаклизмами и бедствиями внутренних войн. Точный момент исхода приходится на время, когда новый фараон Сетнахт стал побеждать своих противников и попытался восстановить порядок в стране.

 

Миссия Моисея

 

Мы ничего не знаем о многолетней жизни Моисея у мидьянитян. Библия сообщает только о самом главном эпизоде в его жизни там: о возложении Богом на него особой миссии по спасению своего народа из египетского рабства. Это произошло у горы Хорев, которая считалась священной на только у древних евреев, но и у всех кочевых западносемитских народов, включая мидьянитян. Эпизод чрезвычайно значимый в нескольких отношениях. Прежде всего, он представлял собой освящение Богом роли Моисея в качестве спасителя и вождя всего народа. Отныне ему никто не мог бросить вызов с позиций знатности, богатства или главенства в племенной иерархии, ибо Моисей был избран самим Богом. Это обстоятельство необычайно важно для того времени, так как Моисей по своему положению в племенной иерархии «дома Иакова» не мог претендовать на главенство. Он был всего лишь вождем племени Леви, которое в численном отношении уступало другим южным коленам — Реувену, Шимону и особенно Йеуде. Во-вторых, этот эпизод представлял собой божественное указание «дому Иакова» о необходимости ухода из Египта и завоевания страны Ханаан. Противиться этому было нельзя, ибо такова была воля Господа.

Вполне возможно, что среди вождей древнееврейских племен и кланов в Египте не существовало единого мнения, что делать. Были, видно, такие, кто предлагал не сопротивляться порабощению, а остаться в нильской дельте и дождаться лучших времен. Другие, вероятно, сомневались в выборе страны Ханаан, понимая, что завоевать ее будет нелегко. Одним словом, требовалось божественное повеление, чтобы заставить признать не только право Моисея на лидерство в «доме Иакова», но и необходимость ухода из Египта в Ханаан. Кроме того, нужна была помощь авторитетного вождя среди древнееврейских племен в самом Египте, который мог бы подтвердить полномочия Моисея и божественный характер указаний, данных ему. Таким авторитетом был Аарон, поэтому библейский текст, ссылаясь на волю Господа, четко определил роль и значение Аарона как первого помощника Моисея, «человека номер два» после него в исходе народа из египетского рабства.

Библейский текст называет Аарона родным братом Моисея. Однако здесь, как и в случае с праотцем Иаковом-Израилем, первые составители Пятикнижия из политических соображений решили слить воедино два различных рода, причем, возможно, из разных племен. Кем же в действительности являлся Аарон? Есть основания полагать, что он возглавлял священнический клан «дома Иакова», то есть был первосвященником южных древнееврейских колен, и одновременно был тесно связан с самым крупным из них — племенем Йеуда. Согласно библейскому тексту, брат его жены являлся вождем этого племени. Кроме того, не исключено, что и сам Аарон происходил из наиболее почитаемых родов того же колена. Версия о близком родстве Аарона и Моисея и их общем происхождении из племени Леви возникла позднее, в период объединенного царства, и была призвана сблизить северных левитов и южных ааронидов.

Эпизод с возложением на Моисея миссии по спасению народа в Египте имел большое значение и с другой точки ярения: он соединил культ Яхве южных племен с культом Эля северных колен, тем самым подготовив почву для их союза. Здесь первые редакторы Пятикнижия подчеркивают, что Бог «дома Иакова» тот же самый, что и у «дома Иосифа», что Яхве южных племен был известен праотцам Аврааму, Исааку и Иакову под именем Эля или Элохим (множественное число от слова Эль), которому они молились, и которому молились в то время северные племена в Ханаане. Библейский текст не случайно сообщает нам впервые имя Господа — Яхве (Вечносущий) — именно в этом эпизоде. Его имя, обозначаемое четырьмя древнееврейскими буквами — так называемый «тетраграмматон» — было наверняка известно южным племенам и раньше. Ведь даже имя матери Моисея — Йохевед — было образовано на основе имени Яхве. Но на этот раз требовалось подчеркнуть, что разные имена у Бога южных и северных племен не должны никого смущать, так как в действительности они обозначают одного и того же единого Господа «дома Иакова» и «дома Иосифа». Соединение двух религиозных культов явилось логическим завершением объединения имен двух родоначальников племен хабиру: Иакова и Израиля. Как эти изначально разные племенные вожди стали общим патриархом, так и два различных религиозных культа — Эля и Яхве — стали единой верой в Бога, имевшего разные имена.

Нараставший кризис власти и общее ослабление Египта позволили Моисею не только вернуться туда, но и возглавить борьбу за исход своего народа из этой страны. Однако до начала гражданской войны в Египте Моисей мог выставлять только самые «безобидные» и естественные требования, которые не подвергали сомнению ни авторитет египетской власти, ни лояльность ей древнееврейских племен. Таковыми стали просьбы о восстановлении права западных семитов на паломничество к горе Господа, где раньше устраивались торжественные богослужения. Гора Господа находилась на Синае, в трех днях пути от восточной границы нильской дельты, и план Моисея предусматривал не возвращение оттуда в Египет, а бегство в горные районы Синая или Мидьяна, где с помощью мидьянитян древнееврейские племена могли бы укрыться от преследования египетской армии. Эта просьба, касавшаяся выполнения религиозной обязанности «дома Иакова», казалось, не должна была быть отвергнута египтянами, почитавшими как своих, так и чужих богов. Однако, пока царица Таусрет и ее фаворит, канцлер Бай, достаточно прочно держались у власти, они отвергали подобные прошения, видя в них попытку восстановить прежние права и вольности западных семитов. Естественно, что разгневанные вожди древних евреев интерпретировали все природные катаклизмы, обрушивавшиеся на Египет, как кару Господа за отказ отпустить Его народ, чтобы служить Ему.

Ситуация стала меняться, когда после смерти царицы Таусрет новым фараоном объявил себя канцлер Бай, принявший при восшествии на престол имя Ирсу. При дворе, а тем более в армии, многие не признали сирийца-самозванца. Нашелся и еще один претендент на престол — Сетнахт, который при поддержке части египтян начал военные действия против бывшего канцлера. Разгоревшаяся борьба за власть поставила под вопрос авторитет и полномочия фараона Ирсу и тот, чувствуя, что теряет поддержку своих сторонников, был вынужден маневрировать. Не желая усугублять свое положение новым конфликтом с западными семитами, он выразил готовность отпустить их к горе Господа, но, подозревая их намерение уйти навсегда из Египта, запретил им брать с собой свои семьи. Позднее, по мере ухудшения ситуации в стране, он дал согласие и на уход их семей, но без скота и имущества. Это шло вразрез с планами Моисея, ибо без скота и запасов пищи и воды в пустыне было нечего делать. Переговоры снова прервались, и древнееврейские вожди вступили в контакты с Сетнахтом.

Последняя казнь, приведшая к смерти «первенцев», по своему характеру полностью отличалась от предыдущих наказаний. Если нашествия саранчи, вшей, жаб, мор скота или опустошительный град, вредоносную пыль, покраснение воды в Ниле можно объяснить природными катаклизмами, которые не раз отмечались в истории Египта, то гибель «первенцев» была либо результатом вмешательства сверхъестественных сил, либо деянием рук человеческих. Вероятно, в ночь, ставшую известной как пасхальная, противники самозванного фараона попытались устроить переворот и физически устранить его и всех тех, кто его поддерживал. Не следует забывать, что под библейскими «первенцами» понимались тогда главы родов и семейств, то есть те, кто обычно имел власть и богатство, кто правил страной. Против них-то и была устроена своего рода Варфоломеевская ночь. Заговорщики рассчитывали на помощь армии Сетнахта, войска которого были на подходе к дельте Нила. Не исключено, что посланцы Сетнахта обещали порабощенным семитам свободу или какие-то существенные послабления, если те помогут им в момент штурма столицы. В любом случае, противники фараона Ирсу рассматривали древнееврейские племена, недовольные своим положением, в качестве своих потенциальных союзников, поэтому «ангел-губитель» обошел их дома. Не зря Моисей предупреждал, что «будет вопль великий по всей земле египетской, какого не бывало и какого не будет более. А на всех сынов Израиля даже пес не залает — ни на человека, ни на скот, дабы знали вы, что разделяет Бог египтян и Израиль» (Исх. 11:6–7).

Вероятно, часть древних евреев жила по соседству, а может быть, и вперемешку с египтянами, поэтому, чтобы не спутать «своих» и «чужих», заговорщики посоветовали вождям «дома Иакова» отметить жилища своих соплеменников. Этим объясняется приказ Моисея вымазать кровью жертвенных животных косяки и притолоки входных дверей и не выходить из дома своего до утра. Скорее всего, попытка переворота не удалась, но жертв было очень много! «…И был великий вопль в Египте, ибо не было дома, где не было бы мертвеца» (Исх. 12:30). Перепуганный кровавой баней двор фараона спешно готовился к сражению с приближающейся армией Сетнахта, поэтому торопился удалить всех, кто мог помочь ей в решающий момент.

Библия особо подчеркивает, что древние евреи не просто ушли или самостоятельно вырвались из Египта, а были с большой поспешностью высланы оттуда самими египтянами. «И призвал [фараон] Моисея и Аарона ночью и сказал: встаньте, выйдите из среды народа моего, как вы, так и сыны Израилевы, и пойдите, совершите служение Господу, как говорили вы. И мелкий и крупный скот ваш возьмите, как вы говорили, и идите! И понуждали египтяне народ, чтобы скорее выслать их из страны. И понес народ тесто свое, прежде чем оно сквасилось, квашни свои, завязанные в одежды свои, на плечах своих… И пекли они тесто, которое вынесли из Египта, лепешками пресными, ибо оно не сквасилось, так как они изгнаны были из Египта, и не могли медлить, и даже пищи не приготовили себе на дорогу» (Исх. 12:31–34, 39). То, что речь идет не об уходе, а о насильном изгнании, говорилось не раз и до пасхальной ночи: «И сказал Господь Моисею: теперь увидишь ты, что Я сделаю с фараоном, ибо, сильной рукой моей принужденный, отошлет он вас и насильно изгонит вас из страны своей» (Исх. 6:1).

Заслуживает внимания еще один интересный факт. Библия неоднократно и настойчиво напоминает о золотых и серебряных вещах, о дорогих одеждах, которые «дом Иакова» заберет с собой из Египта. Первый раз об этом сказано в уже упомянутом вещем сне патриарха Авраама (Быт. 15:13–14). Позднее об этом многократно говорится и Моисею. Сначала в эпизоде возложения на него миссии по спасению народа из Египта: «И дам народу этому милость в глазах египтян; и когда пойдете, то пойдете не с пустыми руками; каждая женщина попросит у соседки своей и у живущей в доме ее вещей серебряных, и вещей золотых, и одежд, и вы нарядите ими и сыновей ваших, и дочерей ваших, и опустошите Египет» (Исх. 3:21–22). Потом — накануне и, наконец, после пасхальной ночи: «И сделали сыны Израилевы по слову Моисея и взяли в долг у египтян вещи серебряные, и вещи золотые, и одежды. Господь же дал милость народу [Своему] в глазах египтян: и они давали ему, и опустошил он Египет» (Исх. 12:35–36). Чисто внешне этот поступок кажется не только этически некрасивым со стороны «дома Иакова», но И нелогичным с точки зрения египтян: как они могли отдать ценные вещи народу, который они сами изгоняли из своей страны? То обстоятельство, что составители Библии сделали акцент на этом факте, включив его несколько раз в библейский текст, свидетельствует в пользу его достоверности. Поэтому, хотя он и представляет собой второстепенную деталь в истории эксодуса, он может помочь установить точное время и обстоятельства ухода племен Моисея.

На сегодняшний день у нас есть только два древнеегипетских источника о времени правления фараона Сетнахта. Первый из них, папирус Харриса, самый большой по величине древнеегипетский документ, написанный в период правления Рамсеса IV, внука Сетнахта. К сожалению, он дает очень скудную информацию об основоположнике XX династии и трех годах его правления. Вторым источником наших сведений об этом периоде является стела, воздвигнутая самим Сетнахтом на острове Элефантина в Верхнем Египте. Оба этих документа повествуют о борьбе Сетнахта со смутами и мятежами, охватившими тогда страну, а главное, говорят о восстании в Египте «азиатов» — так называли тогда западных семитов. Но самое интересное, что оба они сообщают о факте, много раз упомянутом в Библии: о золотых, серебряных и медных вещах, которые отдали или должны были отдать «азиатам» египтяне. Сетнахт называет «мятежниками» тех египтян, кто, ограбив Египет, пытался договориться с «азиатами» с помощью награбленных ранее драгоценных вещей.

Эти внебиблейские свидетельства в некоторой степени проливают свет на события того времени и на причины столь поспешного ухода «дома Иакова» из Египта. Вероятно, в период борьбы за власть между канцлером Баем и Сетнахтом древнееврейские племена стали тем фактором, который влиял на расстановку сил в районе нильской дельты. Каждая из противоборствующих сторон пыталась перетянуть их на свою сторону. Возможно, именно сторонники Сетнахта, устроившие заговор в пасхальную ночь, помогли «дому Иакова» вооружиться. Ведь Библия делает неожиданное признание: «И вышли сыны Израилевы вооруженные из земли египетской» (Исх. 13:18), что само по себе противоречит идее об уходе порабощенных по милости фараона. Таким образом, египетский правитель был вынужден иметь дело не с толпой безоружных рабов, а с вооруженными и организованными племенами, от позиции которых мог зависеть исход борьбы за престол. После событий пасхальной ночи в лояльность древнееврейских племен, как и вообще остававшихся западных семитов-амореев, никто больше не верил. Их нужно было выслать из Египта как можно быстрее, в любом случае — до прихода армии Сетнахта. Не желая открывать новый фронт войны, на этот раз с семитами, двор фараона решил добиться своей цели не силой, а с помощью золота и серебра. Так золотые и серебряные вещи, дорогие одежды, о которых неоднократно упоминает Библия, достались древнееврейским племенам в качестве вознаграждения за их немедленный уход из Египта. Этот эпизод попал в библейские тексты только 200 лет спустя и поэтому претерпел такие изменения, которые сделали его нелогичным и этически некрасивым.

Возможен и несколько иной сценарий развития событий. Устав от долгих и бесплодных переговоров с фараоном Ирсу, Моисей и Аарон вынуждены были использовать силу для оказания давления на египтян. В ночь, ставшую «пасхальной», вооруженные отряды древнееврейских племен устроили «избиение египетских первенцев», после чего фараон Ирсу счел за лучшее как можно быстрее избавиться от западных семитов. Правда, на этот раз ему пришлось от них откупаться, иначе они грозили присоединиться к его врагу Сетнахту.

Между тем гражданская война в Египте закончилась раньше, чем этого ожидали и египтяне, и древние евреи: захват дельты Нила и столицы произошел легче, а главное, быстрее, чем рассчитывал сам Сетнахт. Ирсу был низложен и объявлен мятежником, а все соглашения от его имени недействительными. После окончания борьбы за власть надобность в древнееврейских племенах как союзниках отпала, зато они снова потребовались в качестве дармовой рабочей силы. Завершив военные действия в нильской дельте, армия Сетнахта бросилась в погоню за ушедшими семитами. Предвидя это, Моисей повел свои племена в сторону пустыни, туда, где рельеф местности воспрепятствовал бы использованию самого опасного оружия того времени — боевых колесниц. «Когда же фараон отпустил народ, Бог не повел [его] по дороге земли филистимской, потому что она близка; ибо сказал Бог: чтобы не передумал народ, увидев войну, и не возвратился в Египет. И Бог повернул народ на дорогу пустыни к морю Суф» (Исх. 13:17–18). Поняв, что египтяне догоняют их слишком быстро, и он не имеет времени на обход Горьких озер, Моисей пошел на опасный и рискованный маневр: он решил воспользоваться максимальным отливом, вызванным сильным восточным ветром, и перейти посуху или вброд на другой берег озера. Трудно сказать, был ли это заранее спланированный хитроумный план или озарение свыше в момент смертельной опасности. Расчет заключался в том, что илистое мокрое дно смогут преодолеть пешие люди и скот, но в нем обязательно завязнут колеса египетских колесниц. Так оно и случилось. «И слетели колеса с колесниц их, так что кони волокли их с трудом» (Исх. 14:25). Завязшие и поломанные колесницы задержали движение египетской армии в опасное время и опасном месте. «И вода возвратилась и покрыла колесницы и всадников всего войска фараона, вошедших за ними в море; не осталось ни одного из них» (Исх. 14:28). Лишившись своего главного преимущества — боевых колесниц, египтяне не осмелились продолжать погоню за вооруженными племенами и, деморализованные потерями, повернули обратно. Так закончилось 430-летнее пребывание «дома Иакова» в Египте. Его наиболее вероятная дата исхода относится к первому году правления фараона Сетнахта.

Нельзя не заметить, что описание самого перехода в библейском тексте состоит из двух, наложенных друг на друга версий. Одна из них объясняет гибель египетской армии оригинальной идеей Моисея использовать природные явления в свою пользу. Так, сильный отлив связывается с тем, что всю ночь дул сильный восточный ветер, который и отогнал воду, а потеря колесниц — с поломкой их колес из-за вязкого илистого дна. Учитывая, что все это происходило не в глубоком море, а в мелководном озере, заросшем камышами, мы получаем достаточно правдивую картину хитроумного военного маневра с использованием природных явлений. Вторая версия рассказывает о безусловном чуде: «И простер Моисей руку свою на море, и гнал Господь море сильным восточным ветром всю ночь и сделал море сушею; и расступились воды. И пошли сыны Израилевы среди моря по суше: воды же были им стеною по правую и по левую сторону» (Исх. 14:21–22). Последняя версия возникла существенно позднее, когда воспоминания о спасении начали обрастать новыми подробностями и стали восприниматься как настоящее чудо. К моменту записи этого предания, то есть примерно через два столетия, оба варианта настолько слились, что стали дополнениями друг к другу.

Уже первая редакция Пятикнижия, составленная в период объединенного царства, включала в себя версию о единовременном исходе из Египта обеих групп древнееврейских племен. Однако все библейские тексты, повествующие о подготовке исхода и о самом исходе, хранят полное молчание относительно роли северных колен. В них нет ни единого упоминания ни о «доме Иосифа», ни о северных племенах вообще. Первый раз вождь северных колен — Йеошуа, сын Нуна (Иисус Навин) был назван только в момент сражения с амалекитянами. Трудно сказать, было ли его имя вставлено в этот эпизод позднее, или сам этот эпизод относился к более позднему времени, когда племена Моисея объединились с «домом Иосифа». Вместе с тем библейские тексты не только упоминают о таких южных племенах, как Реувен, Шимон и Леви, но и подробно перечисляют все родовые кланы, составлявшие эти колена накануне исхода из Египта. Правда, обращает на себя внимание и другое — отсутствие подобной информации о самом крупном южном племени — Йеуда. Как это понять? Неужели оно ушло из Египта раньше своих собратьев из «дома Иакова»? Скорее всего, нет. Проблема заключалась в том, что после исхода из Египта это племя вобрало в себя многочисленные эдомитянские и мидьянские кочевые кланы (суту), которые быстро заняли в нем господствующие позиции. Однако перечислять «глав отчих домов» колена Йеуды без наиболее знатных иудейских родов, например, кеназитского происхождения, которые не были в Египте, было немыслимо, поэтому редакторы предпочли не упоминать это племя вообще.

Библейская книга Исход оценивает общую численность древних евреев, вышедших из Египта, в «шестьсот тысяч пеших мужчин, кроме детей» (Исх. 12:37). Если прибавить к ним женщин и детей в пропорции, соответствующей числу мужчин, то цифра может существенно перевалить за два миллиона человек. Разумеется, все древнееврейские племена, и в Египте, и в Ханаане не могли похвастаться такой численностью, даже вместе взятые. Население и самого Египта в то время вряд ли превышало это число. Уместен вопрос: а может ли вообще за четыре века от большой семьи в 70 человек произойти целый народ в несколько миллионов? Теоретически — да. В качестве наглядного примера стоит взять две группы населения из этого же региона — палестинских арабов из сектора Газа и арабов Израиля. С 1950 по 2000 г., то есть только за 50 лет, численность обеих этих групп выросла в пять раз, и это исключительно за счет естественного прироста! Если бы естественный прирост у древних евреев был таким же, как у современных палестинских арабов, то за четыреста лет пребывания в Египте они насчитывали бы 27 353 750 человек, в свете чего библейские цифры кажутся более чем скромными. Однако «дом Иакова» того времени не мог пользоваться достижениями медицины, санитарии и гигиены, какие сегодня находятся в распоряжении израильских арабов и палестинцев из Газы, поэтому и мы не вправе использовать данную модель демографического роста.

Но откуда составители Пятикнижия взяли именно шестьсот тысяч взрослых: мужчин? Сегодня большинство историков-библеистов сходится во мнении, что данная цифра является результатом переписи населения, которая была проведена в целях налогообложения в период правления царя Соломона. Она включала не только северные и южные племена, но и все неизраильское мужское население Ханаана. Таким образом, первые составители Ветхого Завета автоматически перенесли цифровые данные середины X в. до н. э. на начало XII в. до н. э. и приравняли численность всего мужского населения Палестины к числу членов древнееврейских племен, ушедших из Египта.

Такой метод использования цифрового материала заставляет очень внимательно относиться ко всем числам, приведенным в ранних библейских текстах. Безусловно, все они отражали реальные факты своего времени, но в момент их записи они были произвольно смещены в хронологии и географии. Возможно, какое-то представление об общем числе ушедших из Египта может дать совет тестя Моисея — вождя мидьянитян Итро. Он, видя, как трудно его зятю одному решать все дела, предложил поставить начальников над каждым десятком, полусотней, сотней и тысячей людей. Он не предлагал назначить руководителей над десятками тысяч, не говоря уже о большем, а ограничился всего тысячами. Видимо, весь народ Моисея исчислялся не сотнями, не многими десятками тысяч, а всего лишь тысячами. Можно высказать осторожное предположение, что в действительности речь шла о нескольких десятках тысяч человек. Это косвенно подтверждается и другим библейским эпизодом: «Когда поднимался ковчег в путь, Моисей говорил: восстань, Господи, и рассыплются враги Твои, и побегут от лица Твоего ненавидящие Тебя! А когда останавливался ковчег, он говорил: возвратись, Господи, к десяткам тысяч Израиля!» (Чис. 10:35–36). Таким образом, сам Моисей говорит не о сотнях тысяч, а всего лишь о десятках тысяч. Не зря библейский текст содержит признание, что народ Моисея был малочисленнее большинства народов Ханаана, поэтому ему надо было крепче держаться Бога и его заповедей. Вероятно, столько же насчитывали и те северные израильские племена, которые уже находились в центральном Ханаане, поэтому общий союз был жизненно важен для обеих групп древнееврейских племен.

В библейском описании исхода присутствует очень короткая, но значимая фраза: «А также многочисленная толпа иноплеменников вышла с ними» (Исх. 12:38). Кто же были эти «иноплеменники», которые ушли из Египта вместе с «домом Иакова»? Данный вопрос важен хотя бы потому, что их было много, и позднее они вошли в союз древнееврейских племен. Несомненно, что в этой «толпе иноплеменников» были и египтяне, но только те, кто был связан родственными узами с семитами. Уход в безжизненную пустыню ассоциировался с массой трудностей и лишений и никак не мог привлечь египтян даже в периоды кровопролитных смут и гражданских войн. То же самое можно сказать и о рабах в Египте. В отличие от западносемитских племен они принадлежали к разным этническим и, более того, расовым группам, были разобщены и невооружены. Их никто не мог выталкивать из Египта, да и вряд ли невольники из Нубии, страны Куш и Ливии ушли бы добровольно в безводную Синайскую пустыню с чуждыми им семитами. Ведь не случайно даже сами соплеменники Моисея не раз упрекали своего вождя: «Разве могил недостает в Египте, что ты привел нас умирать в пустыне? Что это ты сделал с нами, выведя нас из Египта? Не это ли самое говорили мы тебе в Египте, сказав: „оставь нас, И будем мы служить египтянам“? Ибо лучше нам работать на египтян, нежели умереть в пустыне» (Исх. 14:11–12).

Судя по поспешному характеру ухода, а точнее, высылки этих людей вместе с «домом Иакова», большинство из них занимало то же самое место в египетском обществе, что и южные племена, то есть они были такими же западными семитами-амореями, как и древние евреи. У нас есть все основания полагать, что «дом Иакова» был не единственным из западносемитских племен, оставшихся в Египте после ухода основной массы амореев в Ханаан и Сирию. Другие племена во всем разделили участь «дома Иакова» в нильской дельте. Однако у них не нашлось ни своего Моисея, ни носителей традиции — левитов и ааронидов, которые могли бы поведать об их истории и родословии до прихода в Египет. Видимо, в этническом отношении они мало чем отличались от древних евреев. Можно осторожно предположить, что среди тех западных семитов-амореев, кто присоединился к «дому Иакова» в момент его ухода из Египта, были такие племена, как Исахар и Звулун. Не случайно их родоначальники названы сыновьями патриарха Иакова от его старшей жены Леи, то есть присоединены к родословию южных племен. Показательно, что в библейских текстах, повествующих о периоде, предшествовавшем уходу в Египет, нет никаких упоминаний об Исахаре и Звулуне. Вероятно, формальный союз с этими племенами был скреплен на горе Синай в рамках общего завета с единым Господом, когда «дом Иакова» и его «приемные сыновья» взяли на себя одни и те же обязательства.

Однако союз южных колен с этими племенами действовал непродолжительное время — от момента исхода из Египта до присоединения к северному племенному союзу Израиль. В дальнейшем судьбы южных и «усыновленных» племен разошлись: последние стали частью северных колен и после раскола объединенной монархии остались в их царстве — Израиле. Вероятно, это произошло не случайно, так как с точки зрения географии и племенного родословия они чувствовали себя ближе к северным, нежели к южным племенам. То же самое касается двух других северных: племен — Гад и Ашер, родоначальники которых считались сыновьями праотца Иакова от рабыни его жены Леи — Зильпы. Тот факт, что отцы-основатели этих племен происходили от женщины низкого социального статуса, говорит об их подчиненном и второстепенном положении в племенной иерархии «дома Иакова». Гад и Ашер тоже стали «приемными сыновьями» Иакова на период от исхода из Египта и до прихода в Ханаан. Однако более низкий статус происхождения их родоначальников свидетельствует о том, что они присоединились к союзу на правах младших партнеров. Как бы то ни было, исход «дома Иакова» и его «приемных сыновей» представлял собой финальную стадию долгого процесса миграции амореев из нильской дельты в Ханаан и Сирию. К сожалению, нам известен только этот последний этап, да и то благодаря тому, что в нем участвовали носители библейской традиции — левиты и аарониды.

После ухода древних евреев из Египта положение Моисея Стало еще труднее: его авторитет как вождя был постоянно под вопросом, от него периодически требовали совершать сверхъестественные вещи, чтобы он доказал свое право на лидерство. Первый год скитаний по пустыне был отмечен неоднократными мятежами против власти Моисея и его монотеистической концепции веры. Это непривычно для всех, кто хоть немного знаком с отношениями внутри бедуинских племен на Ближнем Востоке. Обычно члены кочевых племен скованы железной дисциплиной, неповиновение вождю здесь — необычайно редкое явление. Неустойчивое положение Моисея и Аарона объяснялось прежде всего наличием других аморейских племен, которые так же были высланы из Египта, как и «дом Иакова». Именно они ставили под сомнение лидерство Моисея, представлявшего самое маленькое древнееврейское колено. С другой стороны, за четырехвековое пребывание в Египте древнееврейские племена успели стать оседлыми, часть из них жила вперемешку с египтянами, и суровая дисциплина прежней кочевой жизни давно ослабла. Более того, со времен царствования Рамсеса II, когда началось порабощение аморейских племен в нильской дельте, египтяне делали все, чтобы ослабить авторитет племенных вождей и заменить его властью собственных чиновников. Так появилось два новых типа «начальников», описанных в Библии: «угнетатели», то есть египетские чиновники, которые руководили принудительными работами по строительству, и «надсмотрщики» — те, кто контролировал выполнение этих работ. «Надсмотрщики» выбирались египтянами из среды самих западных семитов, причем таким образом, чтобы создать противовес власти традиционных вождей.

Оказавшись в пустыне, древнееврейские племена ощутили непривычный вакуум власти: тирании египетских правителей больше не существовало, бывшие надсмотрщики потеряли всякую легитимность, а авторитет собственных вождей был сильно подорван долгими годами египетского рабства. Нельзя забывать, что многие соплеменники Моисея вовсе не собирались покидать Египет, а тем более завоевывать Ханаан. Библейские тексты содержат красноречивые признания, что древние евреи «не слушали Моисея из-за своего нетерпения и тяжкой работы» (Исх. 6:9). Более того, видя, что миссия Моисея поначалу лишь ухудшает их положение, они, не задумываясь, бросали ему и Аарону жестокие упреки: «Взглянет Бог на вас и осудит — за то, что вы сделали нас ненавистными в глазах фараона и слуг его, за то, что меч вы вложили в их руки, чтобы убить нас!» (Исх. 5:21).





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:

  1. Антропологический материал: когда его использовать
  2. В конце XX столетия предложения этого ученого выглядят как никогда кстати.
  3. В случаях, когда недвижимое имущество подлежит государственной регистрации, право собственности на него возникает с момента такой регистрации, если иное не предусмотрено законодательством.
  4. Возникает всякий раз, когда воздух проникает в спавшиеся части лёгко-
  5. Вольтер: когда врач становится клеветником
  6. Все гости разъехались (1) хозяйке захотелось побыть одной (2) и (3) когда Антон попросил разрешения провести вечер у соседей (4) то она не стала удерживать сына.
  7. Глава 2. Когда мы начинаем испытывать эмоции?
  8. Деньги включаются в состав денежной массы только тогда, когда их держат за пределами банковской системы.
  9. Добиваться финансового успеха никогда не рано
  10. И потому, когда мы читаем: Йешайя 49:1-6, мы знаем в духе, мы слышим сердцем, что Раб Божий не подавлен, наоборот Он говорит: «Я почтен в глазах Господа, и Бог Мой – Сила Моя» (стих 5-ый).
  11. Как научиться управлять собой и когда это пригодится
  12. Качество опыта как функция зависимости между поставленной задачей и мастерством человека. Оптимальное состояние, или поток, возникает, когда обе переменные находятся на высоком уровне.


Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 369; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2019 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.02 с.) Главная | Обратная связь