Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Обвинения в финансовых злоупотреблениях



 

На Северном Кавказе к 1991 году не существовало даже видимости единства мусульманского сообщества и финансовый аспект не мог существенно усугубить и без того тяжелый раскол. Однако и там экономический фактор присутствовал во время кампании по свержению главы ДУМ Северного Кавказа муфтия Махмуда Геккиева («увеличил себе зарплату в три раза, купил себе четыре квартиры и три машины»), обвиняли в воровстве также первого председателя ДУМ Дагестана муфтия Багаутдина Исаева. В августе 1991 года правительство Саудовской Аравии перечислило ДУМЕС первый благотворительный взнос в размере полутора миллионов долларов. В том же году от Объединенных Арабских Эмиратов было получено 50 тысяч долларов, в 1992 году 140 тысяч долларов передала в дар ДУМЕС кувейтская делегация, присутствовавшая на открытии мечети «Таубэ» в Набережных Челнах. На этом, по словам Таджуддина, его финансовые дела с арабскими «благотворителями», активно пытавшимися вмешиваться во внутреннюю политику ДУМЕС, завершились. Впоследствии верховный муфтий утверждал, что «разъединить мусульман России из-за рубежа смогли, но как? При помощи денег». Противники Таджуддина, в свою очередь, объясняли его разрыв с зарубежными спонсорами нецелевым использованием средств и «еретическими заявлениями». В ходе антитаджуддиновской кампании оппоненты ЦДУМ особенно часто упрекали верховного муфтия в расхищении саудовских полутора миллионов долларов, однако Таджуддин утверждал, что получил из этих денег только 410 тысяч долларов, которые были израсходованы на строительство мечетей в Бугульме, Октябрьске и Альметьевске. И это было правдой. После разрыва Таджуддина с арабскими фондами главным камнем преткновением между ДУМЕС-ЦДУМ и его противниками стало распределение государственной помощи, равно как и дотаций региональных властей.

В различное время обвинения в воровстве и злоупотреблении служебным положением звучали в адрес лидера ВКЦДУМР Габдуллы Галиуллина, председателя Совета муфтиев России муфтия Равиля Гайнутдина, муфтия Татарстана Гусмана Исхакова, «имама Поволжья» Мукаддаса Бибарсова и главы ДУМАЧР верховного муфтия Нафигуллы Аширова. С деятельностью последнего была связана одна из наиболее громких афер в области освоения арабской помощи.

В сентябре 1998 года в екатеринбургском районе Эльмаш при большом стечении мусульманского духовенства и зарубежных гостей была торжественно заложена мечеть, призванная стать Соборной мечетью города. Инициаторами закладки выступили лидеры ДУМАЧР Нафигулла Аширов и Абдул-Вахед Ниязов, получившие, по их собственным уверениям, санкцию губернатора Свердловской области Эдуарда Росселя. Через три дня после церемонии сотрудники ДУМАЧР вырыли и увезли закладной камень, мотивировав свои действия боязнью вандализма. Вскоре выяснилось, что городская администрация не только не давала разрешения на строительство мечети, но и даже не была поставлена в известность о церемонии закладки. По прошествии десяти лет ситуация со строительством мечети, на которое было выделено более одного миллиона долларов, нисколько не продвинулась. В свое оправдание Нафигулла Аширов заявлял, что строительство начнется в ближайшее время и все технические вопросы практически урегулированы. Не менее часто в финансовых махинациях обвинялся и ближайший сподвижник Аширова Абдул-Вахед Ниязов. Вся его деятельность на посту генерального директора ИКЦ России оказалась связана с многочисленными финансовыми скандалами – от продажи бесплатных квот на хадж до торговли голосами мусульман в преддверии президентских выборов 1996 года. Близкую к Ниязову мусульманскую активистку Валерию Порохову обвиняли в том, что она «преднамеренно строит свое благополучие на торговле искаженным переводом Корана». Сугубо не повезло ректору Московского исламского университета Марату Муртазину, который был уличен в крупных финансовых махинациях с беспроцентными займами. Так, заняв у целого ряда фирм крупные суммы денег, он направил им письма следующего содержания: «В связи с отсутствием средств, МИУ просит Вас передать в качестве пожертвования Московскому Исламскому университету сумму, указанную в договоре займа». К сожалению, не все бизнесмены согласились пожертвовать на ведущий исламский вуз столицы, поэтому в мае 2005 года ООО «Авеста-С» обратилось в Арбитражный суд с требованием взыскать с ДУМЕР (как учредителя МИУ) 4 млн. 200 тыс. рублей. Кроме этого, ректору МИУ вменялось в вину нецелевое использование площадей, выделенных под его учебное заведение, 80% из которых были якобы сданы в аренду. Со своей стороны, автор может заметить, что по его личным наблюдениям, все-таки не менее 30% помещений МИУ используется но прямому назначению. Другое дело, что во втором по значимости исламском вузе страны обучается всего 20 студентов, что делает его похожим скорее на примечетскую воскресную школу.

На региональном уровне особый резонанс имела история с неудачной попыткой смещения главы Регионального ДУМ Ульяновской области в составе ЦДУМ муфтия Айюба Дебердиева, противники которого открыли целых два сайта http://sos-muslim.narod.ru/ и http://www.islams.narod.ru/, целиком посвященные его финансовым и административным злоупотреблениям. Муфтий Ульяновской области был обвинен в присвоении пожертвований, нецелевом использованием средств муфтията, манипуляциях с путевками на хадж и в даче значительных взяток (в 130 тысяч долларов и 1 миллион рублей) чиновникам областной администрации и даже в дружбе с братом Усамы бен Ладена Тариком, якобы передавшим ему в 1991 году значительную сумму денег. «Межнациональной розни никогда в Ульяновске не было. Здесь идет противостояние вора А.Дебердеева при поддержке областной администрации и 160 тыс. мусульман, которые не хотят, чтобы их общину возглавлял падший человек», – отметил анонимный автор статьи «Вор в законе» во главе мусульманского духовенства Ульяновской области», размещенной на первой странице сайта http://www. islams.narod.ru/ и официальном сайте Совета муфтиев России и ДУМЕР www.muslim.by.ru. Неизвестный автор «Симбирского курьера» даже утверждал, что из Управления по борьбе с организованной преступностью в следственное управление (СУ) УВД ушло письмо, для рассмотрения, как сказано в тексте, и принятия решения в порядке ст. 109 УПК РСФСР материала проверки «по заявлению… по фактам злоупотребления полномочиями, присвоения денежных средств… муфтием регионального духовного управления мусульман Ульяновской области – Дебердеевым А.Х.». Антидебердиевская акция частично увенчалась успехом – 26 июня 2001 года новым председателем Регионального ДУМ Ульяновской области был избран давний оппонент Дебердиева Фатых Алиуллов, до этого возглавлявший Центральное ДУМ Ульяновской области в составе Казанского муфтията, однако 22 августа того же года на меджлисе мусульман Ульяновской области Дебердиев был восстановлен в должности. Из других региональных лидеров ЦДУМ чаще всего в финансовых махинациях обвинялись муфтий Астраханской области Назымбек Ильязов, муфтий Москвы и Московской области Махмуд Велитов (правда, в бытность свою имам-хатыбом московской Исторической мечети), председатель ДУМ Сибири Ряшит Баязитов, председатель курганской общины Габдулла Исакаев и читинский казый ДУМАЧР Розумбай Сопыев. Лидеры вологодской мусульманской общины братья Мустафины пережили несколько неприятных объяснений с правоохранительным органами, уличивших в нарушении закона принадлежащие им фирмы «Хануссен» и «Татрасинвест», офисы которых к тому же занимали большую часть вологодской Соборной мечети.

В Арбитражный суд г. Москвы Истец: ООО «Авеста-С»

Ответчики: 1. Духовное Управление мусульман Европейской части России (ДУМЕР) 129090 г. Москва, Выползов пер., д. 7 (юр. адрес). Муфтий шейх Равиль Гайнутдин.

2. Московский Исламский университет, 129090 г. Москва, Выползов пер., д. 7, факт, адрес – г. Москва, ул. Стасовой, д. 2-Б.

ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ

о возврате суммы денежного займа 30 октября 2001 года между ООО «Авеста-С» и Московским Исламским университетом был заключен договор целевого займа, по которому истец передал по частям денежный заем Московскому Исламскому университету (МИУ) в сумме 105 000 долларов США в рублях по курсу ЦБ РФ.

Согласоно п. 1.3 договора займа ООО «Авеста-С» передало деньги ответчику МИУ сроком на шесть месяцев с даты первой передачи займа. 01 ноября 2001 года Московский Исламский университет обратился к ООО «Авеста-С» с письмом №12 с просьбой в счет договора займа оплатить ООО «Норма-Строй» 100 000 руб. по договору генподряда №2 от 26.10.2001 года. Платежным поручением №24 от 05.11.2001 года ООО «Авеста-С» перечислило 100000 руб. в счет договора займа ООО «Норма-Строй» в виде оплаты договора генподряда за Московский Исламский университет. Всего общая сумма займа в размере 1 697 412руб. 92 коп. в период времени с 5 ноября по 24 декабря 2001 года была истцом также перечислена МИУ по его письмам на указанные университетом цели.

Таким образом, первая передача заемных денег МИУ состоялась 05 ноября 2002 года. В апреле 2005 года истец письменно потребовал у МИУ погасить задолженность по заемному обязательству, указав срок возврата денежных средств – 29 апреля 2005 года. Однако до настоящего времени Московский Исламский университет денежную сумму истцу не возвратил, мотивируя это тем, что на его расчетном счету денег не имеется. В соответствии со ст. 120 ГК РФ Московский Исламский университет как учреждение отвечает по обязательствам своими денежными средствами, а если их недостаточно, то субсидиарную ответственность несет собственник (учредитель) учреждения. Таким собственником (учредителем) Московского Исламского университета является Духовное Управление мусульман Европейской части России (ДУМЕР), о чем свидетельствует Устав учреждения и изменения в Уставе, зарегистрированные Московской регистрационной палатой 26.04.1999 года за №76407.

Истец отправил письменное требование о возврате заемного долга ответчику МИУ, но денег так и не получил.

На основании изложенного, ООО «Авеста-С» привлек в качестве ответчика (учредителя) основного должника Московского Исламского университета – ДУМЕР.

Согласно п. 3.1 договора займа за нарушения срока возврата суммы займа ответчик уплачивает ООО «АвестаС» пеню в размере 0,1% от суммы задолженности за каждый день просрочки. С 06 мая 2002 года до 29 апреля 2005 года прошло 1089 день, что составляет пеню 108,9% от суммы займа или 1 848 482 руб. 66 коп.

В соответствии со ст. 811ГКР Ф и ст. 395 ГК РФ помимо пени ответчик обязан уплатить проценты за пользование чужими денежными средствами (законная неустойка) в размере учетной ставки банковского процента (ставка рефинансирования) на день предъявления иска. В настоящее время телеграммой ЦБ РФ от 11.06.2004 года №1443-У такая ставка рефинансирования установлена в размере 13%.

Таким образом, исходя из суммы заемного долга, законная неустойка, предусмотренная ст. 395 ГК РФ, составляет (1 697 412руб. 92 коп.х13%х 2) 661 991 руб.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 120, 809,810, и 811 ГК РФ, прошу суд:

1. Взыскать с Духовного Управления мусульман Европейской части России в пользу 000 «Авеста-С» сумму займа в размере 1697412руб. 92 коп.

2. Взыскать с Духовного Управления мусульман Европейской части России пользу ООО «Авеста-С» пеню за просрочку заемного обязательства в размере 1 848 482 руб. 66 коп.

3. Взыскать с Духовного Управления мусульман Европейской части России в пользу ООО «Авеста-С» законную неустойку за пользование чужими денежными средствами в размере 661 991 руб.

А всего взыскать с Духовного Управления мусульман Европейской части России в пользу ООО «Авеста-С» (1 697 412pyб 92 коп. + 1 848 482 руб. 66 коп. + 661 991 руб.) 4 207 886 руб. 58 коп. Прошу суд также взыскать с ответчика в пользу истца судебные расходы по уплате госпошлины в сумме 32 539 руб. 35коп.

В соответствии с ч. 1 ст. 92 АПК РФ одновременно с иском заявляю ходатайство об обеспечении иска по следующим основаниям. Ответчик длительное время (на протяжении трех лет) уклонялся от возмещения причиненного истцу ущерба, на письменное предложение истца добровольно возвратить сумму не реагирует, поэтому принятие судом срочных временных обеспечительных мер будет способствовать защите имущественных интересов заявителя. На основании п. 1ч. 1 ст. 91 АПК РФ прошу суд в качестве обеспечительной меры наложить арест на денежные средста и иное имущество, принадлежащие ответчику и находящиеся у него.

Генеральный директор ООО «Авеста-С» С.К. Айдарханов

 

 







Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 107; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! (0.012 с.) Главная | Обратная связь