Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Виды семантических связей слов



Ономасиологический аспект изучения слова. Понятие лексики как системы. Виды системных связей в лексике. Парадигматические отношения в лексике. Синтагматические отношения в лексике. Вопрос о деривационных отношениях в лексике. Эпидигматика как вид дериватики.

 

Мы рассмотрели первый аспект изучения слова в лексикологии — семантический, т.е. познакомились с ее разделом — семасиологией, с такими ее единицами, как сема, семема и семантема.

Как уже отмечалось, подход к изучению слова, его семантики, может быть семасиологическим (от знака к смыслу) и ономасиологическим (от смысла к знаку). Первый предполагает ответ на вопрос: что данный знак (слово) означает? Это, таким образом, семантический анализ слова. Второй связан с номинацией, названием, т.е. с ответом на вопрос: как обозначается данное понятие? Это, таким образом, семантический синтез. При этом одно и то же понятие может быть названо разными знаками, что предполагает группировки слов, включение слова в определенную систему. Поэтому ономасиологический аспект можно назвать также системным.

Системный аспект изучения слова тесно связан с предыдущим, семантическим, т.к. опирается в первую очередь на семантические отношения между словами. Что же такое система в лексике? Соотнесем сначала это понятие с понятием системы языка и — шире — с понятием вообще системы.

Система — это совокупность элементов, связанных между собой устойчивыми отношениями и образующих внутренне организованное единое целое.

Выделим три основных положения в понимании системы:

1) внутренняя организация элементов (иерархия);

2) взаимообусловленность;

3) взаимосвязанность элементов.

При этом ясно, что элементов (единиц системы) должно быть несколько (совокупность), как минимум — два.

Что же такое — языковая система?

Языковая система — это внутренне организованная совокупность его элементов (т.е. языковых единиц), связанных определенными инвариантными (= устойчивыми) отношениями.

Системные отношения пронизывают каждый языковой уровень: фонетический, грамматический, в том числе и лексический, но лексическая система стала разрабатываться и описываться относительно недавно, во второй половине XX века, хотя высказывания относительно того, что лексика — это тоже система, существовали и раньше. Например, академик М.М. Покровский еще в 1895 г. в работе «Семасиологические исследования в области древних языков» писал: «Слова и их значения живут не отдельной друг от друга жизнью, но соединяются (в нашем сознании) в различные группы, причем основанием для группировки служит сходство или прямая противоположность по основному значению». Через полвека другой академик, В.В. Виноградов, напишет: «Всякий раз, когда новое значение включается в лексическую систему языка, оно вступает в связи и во взаимоотношение с другими элементами сложной и разветвленной структуры языка» (см. его работу «Основные типы лексических значений слова»). Спустя еще несколько десятилетий стали появляться работы, специально посвященные системным отношениям в лексике. В них наметилось два подхода к изучению лексики как системы: 1) как совокупности слов, противопоставленных по каким-либо признакам (например, по происхождению или сфере употребления), т.е. подход классификационный, или стратификационный (распределительный), который мы рассмотрим позднее; 2) как систему семантических взаимоотношений, с которой мы и познакомимся. Наиболее подробно этот аспект лексикологии описан в работах Д.Н. Шмелева, Л.А. Новикова, Ю.Д. Апресяна, Э.В. Кузнецовой, А.И. Стернина и др. (см. список литературы).

Единицей лексической системы языка в обоих смыслах является слово в одном из своих значений (ЛСВ), ЛЗ которого (семема), в свою очередь, представляет собой совокупность, множество элементарных смыслов (сем). Таким образом, элементарной единицей лексико-семантической системы языка является сема. Взаимосвязанность и взаимообусловленность таких элементарных смыслов можно показать на примере следующего диалога (из популярной книги Л. Сахарного «К тайнам мысли и слова»):

- Что означает слово СТУЛ?

- То, на чем сидят.

- Но то же — ТАБУРЕТ?

- СТУЛ — предмет мебели со спинкой.

- А КРЕСЛО?

- СТУЛ — предмет мебели для сидения, со спинкой, без подлокотников.

- А ДИВАН? СКАМЕЙКА? ЛАВКА?

- СТУЛ — предмет мебели для сидения, со спинкой, без подлокотников, для одного человека.

Как видим, для того чтобы точнее определить значение слова, надо сопоставить его с другими, близкими по смыслу словами, т.е. надо знать его место в системе — топос. В результате такого сопоставления и выявляются дифференциальные (различительные) и интегральные (объединяющие) признаки (семы), т.е. противопоставленность и тождественность элементов системы.

Следовательно, все отношения в лексической системе и основаны на противоположности и тождестве ее элементов или на положении каждого элемента относительно другого, иначе на оппозицииилипозиции слова.

В языке существуют определенные типы связей, которые объективны, стереотипны. Например, при проведении лингвистического эксперимента (на слово-стимул нужно получить ответное слово-реакцию: первое пришедшее в голову слово) на вопрос «часть лица», «поэт», «фрукт» большинство дает традиционный ответ: НОС, ПУШКИН, ЯБЛОКО. Это свидетельствует о том, что между данными словами устанавливаются определенные устойчивые (стереотипные) связи, характерные для русского языкового сознания и выработавшиеся в практике языкового общения. Такие связи называют ассоциативными. Ими определяются центральные и периферийные связи и — более — центр и периферия лексической системы в целом. Есть понятия более и менее важные. Есть элементы (семы) более и менее значимые. Ассоциативные связи позволяют включать каждое слово в определенное ассоциативное поле, складывающееся из различных видов связей слов. Эти поля могут быть объективными (общенародными) и субъективными (индивидуальными) — они могут зависеть от ситуаций, возраста, профессии и т.п. человека (вспомним «ближайшее» и «дальнейшее» значение А.А. Потебни). Общенародные ассоциативные поля (по крайней мере их центр) довольно стабильны (это язык), а периферия может быть размыта, индивидуальна (это речь). Ассоциативные поля к тому же национально окрашены, т.е. могут быть специфичными в разных языках (подробнее о национально-культурной специфике лексики будет сказано ниже, в отдельной теме).

Ассоциативные связи можно рассматривать в широком и узком смысле. В узком смысле — это один из видов связей, основанный на свободных, случайных ассоциациях (свободные ассоциативные связи). В широком смысле — это обобщающее понятие, включающее и другие виды связей, которые весьма разнообразны.

Например, в «Словаре ассоциативных норм русского языка» (А.А. Леонтьев, 1976 г.) к слову-стимулу ДРУГ приведены такие слова — ответы информантов (в порядке частотности ответов): товарищ, враг, верный, хороший, мой, недруг, близкий, настоящий, старый, брат, дорогой, надежный, преданный, приятель, закадычный, лучший, любимый, собака, дружок. Закономерность ответов налицо.

Из данного примера видно, что ассоциативные связи слова ДРУГ с другими словами различны. Условно их можно разделить на два типа (или даже три).

1) Одни слова позволяют объединить их в какие-то группы на основе близости значений (ДРУГ — товарищ, приятель, ДРУГ — недруг, ДРУГ — брат, ДРУГ — дружок). Такая группировка единиц языка на основе тождества, близости и/или противопоставленности смыслов называется парадигмой, а тип связи — парадигматическим (парадигматикой). Сюда, как мы видим, включаются синонимические, антонимические и другие аналогические связи. Слово как элемент определенной парадигмы называют словом-ономатемой.

2) Другие слова связаны со словом-стимулом ДРУГ на основе логической смежности понятий и, следовательно, их сочетаемости друг с другом (ДРУГ — верный, хороший, мой, близкий, настоящий, старый, дорогой, надежный, преданный, закадычный, лучший, любимый). Такие связи называются синтагматическими (синтагматикой). При этом ясно, что многие слова приведены как результат стереотипной сочетаемости (Ср.: пословицу «Старый друг лучше новых двух» или фразеологизм «закадычный друг» и др. типичные для русского языка словосочетания). Слово как элемент словосочетания называют словом-синтагмой.

3) Можно выделить (из 1-го) и третий тип (ДРУГ — дружок): это не просто синонимия, а еще и связь на основе лексической производности, словообразования. Такие связи называют деривационными (дериватикой, деривацией). Выделение последнего типа как самостоятельного признается не всеми, и тогда дериватика (деривация) рассматривается в рамках парадигматики.

Деривация в языке может быть, в свою очередь, двух типов: лексическая (деривационные отношения между словами, отношения лексической производности: дом > домик, дом > домовой) и семантическая (деривационные отношения между ЛСВ, отношения семантической производности, приводящие к многозначности: дом-1 > дом-2, дом-2 > дом-3).

Семантическую деривацию иногда рассматривают как особый тип внутрисловных (в отличие от предыдущих межсловных) семантических отношений, называемых эпидигматикой (Д.Н. Шмелев).

Таким образом, слово может рассматриваться либо как элемент определенной микросистемы (парадигмы), т.е. группы слов, объединенных семантическими отношениями на основе тождества и противоположности их значений, либо как элемент словосочетания с точки зрения его семантической валентности, т.е. способности слова вступать в сочетания с другими словами на основе его семантического потенциала. Схематически парадигматические и синтагматические отношения обычно обозначают с помощью двух пересекающихся осей координат: вертикальной и горизонтальной, где вертикаль — это парадигматика (зрительно как образ столбика, списка слов), а горизонталь — синтагматика (как образ линейной связи, письма, строки). См. рисунок:

 

Парадигматические и синтагматические связи слов тесно связаны друг с другом (т.е. также взаимосвязаны и взаимообусловлены). Так, синтагматические связи (контекст) часто предопределяют ЛЗ слова, а следовательно, накладывают отпечаток на отношения ЛСВ с другими (внутрисловную парадигму). В то же время то, что слово является членом определенной парадигмы, накладывает отпечаток на характер ЛЗ, его объем, определяет его смысловую структуру и лексическую сочетаемость. При этом здесь играют роль как лингвистические, так и экстралингвистические (неязыковые) факторы.

Рассмотрим оба типа системных связей подробнее.

Лексическая парадигматика

Парадигматические отношения в лексике. Типы оппозиций и отношений в них. Нулевая оппозиция и отношения тождества. Привативная оппозиция и отношения включения. Эквиполентная оппозиция и отношения пересечения. Дизъюнктивная оппозиция и отношения несовпадения.

 

Парадигматика (греч. paradigma — образец) в широком смысле слова — это рассмотрение языковых единиц как совокупности структурных элементов, связанных отношениями сопоставления и противопоставления. Например: О / А / Ъ — фонетическая парадигма, ДОМ / (у) ДОМА / (в) ДОМ / (к) ДОМУ / (перед) ДОМОМ / (в) ДОМЕ — грамматическая парадигма, ДОМ /ДОМИК / ДОМОВОЙ / ДОМАШНИЙ — словообразовательная парадигма.

На этой же основе строится и лексическая парадигма: ДОМ / ЖИЛИЩЕ, ДОМАШНИЙ /ДИКИЙ — т.е. объединения слов, сопоставленных и противопоставленных по какому-то признаку.

Отличие лексической парадигмы от грамматической в том, что в грамматической парадигме мы имеем дело только с грамматическим варьированием, ЛЗ остается неизменным (ДОМ /ДОМА -ед. и мн. ч.). Члены лексической парадигмы имеют свои ЛЗ (ДОМ / ЖИЛИЩЕ / ЗДАНИЕ / СТРОЕНИЕ).

Лексические парадигмы многоступенчаты. Это значит, что они могут включаться одна в другую (или вычленяться одна из другой). Поэтому многие слова являются одновременно членами разных лексико-семантических парадигм в зависимости от компонентного состава, организующего эти парадигмы. Например, слово РЕКА (пример Д.Н. Шмелева) обозначает 1) «естественный водоем», 2) «для стока воды», 3) «значительный по размерам». Все вместе они образуют лексико-семантическую группу «водоем»: РЕКА, ПРУД, РЕЧКА, БОЛОТО, ОЗЕРО, КАНАЛ, РУЧЕЙ, но каждый из трех смысловых компонентов включает слово в разные парадигмы: 1) РЕКА, РУЧЕЙ, БОЛОТО («естественный водоем» — в противоположность «искусственным водоемам» ПРУД, КАНАЛ), 2) РЕКА, ОЗЕРО, ПРУД («большой водоем» в противоположность «маленьким водоемам» РУЧЕЙ, РЕЧКА), 3) РЕКА, РУЧЕЙ («водоем для стока воды» — в противоположность «стоячим водоемам» ОЗЕРО, ПРУД, БОЛОТО).

Понятие лексической парадигмы основано на оппозиции элементов парадигмы, т.е. слов, вернее ЛСВ. Единицей (элементом, членом) такой парадигмы является ЛСВ слова (семема), структурной семантической единицей (элементарной), позволяющей установить тождество или противоположность ЛСВ, являются семы (интегральные — отождествляющие и дифференциальные — различающие, противопоставляющие). Поэтому при рассмотрении тех или иных парадигм удобно пользоваться методикой компонентного анализа (см. о нем 2.1.2). Например, СТУЛ — ТАБУРЕТ:

СТУЛ — мебель, для сидения, одного человека, со спинкой: A b c d

ТАБУРЕТ — мебель, для сидения, одного человека, без спинки: A b c d`

Отношения близости и противопоставленности семантики логически сводятся к четырем типам оппозиций: нулевая, привативная, эквиполентная и дизъюнктивная (терминология Ю.Н. Караулова). В каждой из них — свой вид семантических отношений: отношения тождества, включения, пересечения или исключения (терминология Л.А. Новикова). Некоторые авторы (например Э.В. Кузнецова) рассматривают данные оппозиции не только с точки зрения ПС (плана содержания), но и с точки зрения ПВ (плана выражения). Вслед за ней мы также будем рассматривать А) семантические оппозиции и Б) формальные оппозиции.

1. Нулевая оппозиция. В ней находятся слова, тождественные А) в ПС (ЛЗ) или Б) в ПВ, т.е. между ними отношения тождества ПС (плана содержания) или ПВ (плана выражения): A = B. Схематически такой вид отношений иногда рассматривают как полное наложение двух окружностей А и В, каждая из которых символизирует отдельный элемент оппозиции (см. рисунок № 1):

 

А) Семантическая нулевая оппозиция. В такой семантической оппозиции обычно находятся полные синонимы: в толковых словарях тождество их семантики обычно выражается с помощью т.н. отождествляющего толкования («то же что»). ПС таких слов совпадает, ПВ нет:

ГЛАЗА — орган зрения

ОЧИ — то же, что глаза

Б) Формальная нулевая оппозиция. В такой формальной оппозиции находятся омонимы, ПВ которых тождествен, а ПС разный:

СВЕТ (1) — лучи, сияние (лунный свет)

СВЕТ (2) — земля, мир (объехать весь свет).

2. Привативная оппозиция. В такой оппозиции обычны отношения включения (смыслового или формального). Схематически ее изображают как одну окружность внутри другой: А > В. См. рисунок 2:

 

А) Семантическая привативная оппозиция. Она характерна для слов в родовидовых семантических отношениях, когда значение одного слова как бы включает в себя другое. Такие слова называются гипонимы.

ДЕРЕВО — растение, имеющее ствол и крону

ЕЛЬ — хвойное ДЕРЕВО (растение, имеющее ствол и крону).

Аналогичные отношения возможны и у полисемантов (ЛСВ одного многозначного слова), если они связаны родовидовыми связями, т.е. образованы путем сужения или расширения значения. Например, СТОЛ-2 («питание») и СТОЛ-3 («вид питания»). Таким образом, этот вид оппозиции является не только межсловным, но и внутрисловным (в отличие, например, от нулевой оппозиции, которая может быть только межсловной).

Б) Формальная привативная оппозиция. Она характерна для слов, одно из которых формально включается в ПВ другого: СТОЛ / СТОЛИК, т.е. для дериватов. Правда, при этом включенным оказывается и ПС (СТОЛИК — маленький СТОЛ). Так что чисто формальная привативная оппозиция вряд ли возможна, если не учитывать фонетического включения типа СТОЛ — СТОЛБ, УХА — УХАБ.

3. Эквиполентная оппозиция. В ней реализуются отношения пересечения, т.е. частичного (неполного) совпадения, неполной эквивалентности ПС или ПВ: А ~ В. Схематически этот вид отношений изображается в виде пресекающихся окружностей (см. рисунок 3):

 

А) Семантическаяэквиполентнаяоппозиция. Она характерна для нескольких типов близких по смыслу слов: неполных синонимов (которые различаются оттенками значения): ВЫСОКИЙ — ДЛИННЫЙ, паронимов (близких по звучанию и значению): АБОНЕНТ — АБОНЕМЕНТ, антонимов (противоположных, но сопоставимых, т.е. близких по смыслу): ВЫСОКИЙ — НИЗКИЙ, согипонимов (видовых названий одного рода): СТУЛ — ТАБУРЕТ.

Такие отношения возможны и в полисемии, между разными ЛСВ одного слова, у которых есть интегральные (совпадающие) семы: А с — В с:

ЗОЛОТЫЕ кольца (изделия, драгоценные) — ЗОЛОТЫЕ руки (качество, драгоценное).

Б)Формальная эквиполентная оппозиция. Она характерна для однокоренных слов (у них совпадает формально и семантически корневая часть), например: ВОДНЫЙ — ВОДЯНОЙ, в том числе для паронимов (которые близки не только по значению, но и по форме, звучанию), а также для слов с омонимичными корнями (ВОДА — ВОДИТЬ).

4. Дизъюнктивная оппозиция. Это отношения несовпадения, исключения (семантического или формального). В них находятся слова, не имеющие ничего общего в ПС или в ПВ. Схематически она изображается в виде двух непересекающихся окружностей А и В. См. рисунок № 4:

 

А) Семантическая дизъюнктивная оппозиция встречается в омонимии, когда ПВ тождествен (формально это нулевая оппозиция, см.), а ПС не совпадает: СВЕТ (1) — лучи, сияние; СВЕТ (2) — мир, земля.

Б) Формальная дизъюнктивная оппозиция характерна для любых разных в ПВ слов, даже синонимов, например: МИР — СВЕТ, ГЛАЗА — ОЧИ.

Таким образом, четыре вида оппозиций — это результат совпадения или несовпадения полного или частичного ПВ и/ или ПС различных слов. Одно и то же слово может включаться в разные типы оппозиций (семантических и формальных). Например: МИР (1) / СВЕТ (2) — нулевая семантическая оппозиция, дизъюнктивная формальная оппозиция, МИР (1) / ВСЕЛЕННАЯ (эквиполентная семантическая оппозиция, дизъюнктивная формальная оппозиция), МИР (1) / МИР (2) — дизъюнктивная семантическая оппозиция, нулевая формальная оппозиция, МИР (1) / МИРОК — привативная семантическая и формальная оппозиции, МИР (2) — ВОЙНА — эквиполентная семантическая оппозиция, дизъюнктивная формальная оппозиция.

Лексическая синтагматика

Синтагматические отношения в лексике. Понятие валентности. Лексическая и грамматическая сочетаемость. Закон семантического согласования. Описание сочетаемости слова в словарях. Контекст и норма контекста. Типы контекста. Понятие позиции. Позиции слова в контексте. Синтагматические функции слова.

 

Синтагматические отношения (синтагматика) в лексике (греч. sintagma — нечто соединенное) реализуются, как уже говорилось, в возможности сочетаемости, или валентности слова. Слова здесь вступают в соотношения (соединения) друг с другом на основе семантических и синтаксических свойств, на основе правил их сочетаемости друг с другом (валентности), употребления в контексте.

Валентность — один из основных признаков слова (см. 1.1.1.) — это потенциальная возможность (способность) слов сочетаться (соединяться) друг с другом.

Сочетаемость слова — это конкретная сочетаемость слов в определенных грамматических формах и синтаксических конструкциях и с определенными словами (лексико-семантическими вариантами).

Слова вступают в сочетания друг с другом на основе их семантических и / или грамматических свойств, поэтому сочетаемость (валентность) и подразделяют на лексическую и грамматическую (синтаксическую).

Правила сочетаемости слов, основанные на их семантических свойствах, называются лексической сочетаемостью (валентностью).

Правила сочетаемости слов, основанные на их грамматических свойствах, называются грамматической сочетаемостью (валентностью).

В отношения лексической сочетаемости вступают слова, если между реалиями, которые они называют, есть отношения логической смежности (предметно-логические и ассоциативные связи): дом — строить (строить дом) стул — сидеть (сижу на стуле), нож — резать (резать ножом), ветер — дуть (дует ветер). Если предметно-логической связи нет, слова сочетаться друг с другом не могут (строить — нос). В семантике таких слов, следовательно, должны быть смежные, соотносительные, «согласованные» семы: ВЕТЕР — «колебательные движениявоздуха», ДУТЬ — «заставлять двигатьсявоздух» (т.н. закон семантического согласования). Лексическая сочетаемость, таким образом, тесно связана с парадигматикой (сочетаемость со словами определенных лексико-семантических парадигм), с иерархией сем в семеме (ведь сам состав компонентов значения, как мы уже отмечали, обусловлен парадигматически и синтагматически). Так что отношения эти взаимообусловлены.

Грамматическая сочетаемость имеет более обобщенный характер: это отношения типа «предмет» — «признак предмета» (высокий рост, спелое яблоко), «действие, направленное на предмет» — «предмет, на который направлено действие» (читать книгу, смотреть телевизор), «действие» — «орудие действия» (писать ручкой, резать ножом), «действие» — «признак действия» (хорошо сидим, ловко работает), «часть» — «целое» (ножка стула, ручка двери) и т.п., в том числе при этом учитываются различные формы слова. Грамматическая сочетаемость слов рассматривается в грамматике. Она формальна и отвлечена от конкретного ЛЗ (можно сказать и «глокая куздра», но нельзя «глокий куздра», тогда уж «куздр»). В лексикологии рассматривается только лексическая сочетаемость, хотя учитывается и грамматическая.

Надо сказать, что понятие лексической сочетаемости относительно. Относительно определенного языка (выражение «водить за нос», например, нельзя перевести), относительно времени (сочетаемость может измениться со временем, например, раньше невозможно было сказать умная машина или стеклянная сковородка, но возможно было начались классы в значении «уроки»), относительно условий реализации (возможно индивидуально-авторское или ситуативное, шутливое и т.п. словоупотребление: например «съесть галоши» у К. Чуковского или «зеленая тоска» у С. Есенина), т.е. возможно и расширение и сужение лексической сочетаемости.

Обусловленность лексической сочетаемости слов их ЛЗ объясняется тем, что слово в том или ином значении может вступать в связь только с определенным кругом слов (определенным их семантикой). Так, слово ЛЕНТА («узкая полоска ткани, служащая для стягивания волос, украшения или отделки») предполагает определенный круг сочетаемости этого слова: с определением- прилагательным (грамматическая сочетаемость), указывающим на: 1) размер (широкая, длинная, узкая, короткая… лента); 2) материал (атласная, шелковая, бархатная… лента) — причем, не любой материал, а дорогой, нарядный (т.к. «для украшения»), нельзя сказать рогожная, холщовая лента*; 3) цвет (алая, синяя, голубая… лента) и т.п. Таким образом, слова сочетаются друг с другом избирательно. Если слово «лента» можно соединять с прилагательными по перечисленным признакам, то нельзя по другим признакам, не обусловленным предметно-логически (т.е. денотативно), например «вкус» — нельзя кислая лента. Лексическая сочетаемость — это сочетаемость смыслов, значений слов. Разного рода нарушения лексической сочетаемости ведут к речевым ошибкам (типа «кавалькада велосипедистов», «одержать рубежи», «приложить мастерство» и т.п.).

Однако не нужно думать, что в языке все слова сочетаются на основе предметно-логической связи. Во многих случаях язык «накладывает запрет» на ту или иную сочетаемость, хотя с точки зрения предметно-логической она была бы вполне возможна (вспомним лексически и грамматически связанные значения типа карие глаза (нельзя сказать карие волосы) или — мебель красного дерева (нельзя сказать мебель красных деревьев). Таким образом, сочетаемость слов (как лексическая, так и грамматическая) может быть относительно свободной, широкой (хотя и ограниченной предметно-логически) и узкой, ограниченной языковой системой (лексическим или грамматическим контекстом, определенной формой слова или синтаксической функцией), о чем мы уже подробно говорили в связи с типами связанных значений (см. 2.1.4).

Попытка широкого показа лексической сочетаемости в толковом словаре была предпринята в 17-томном «Словаре современного русского литературного языка». Показ сочетаемости представлен в специальном «Словаре сочетаемости слов русского языка» под ред. В.В. Морковкина. Частичная сочетаемость (только существительных с прилагательными) дана в «Словаре эпитетов» К.С. Горбачевича и. Е.П. Хабло (1979 г.).

Современные словари уделяют большое внимание демонстрации синтагматических отношений слова. Например, в «Новом объяснительном словаре синонимов» (Ю.Д. Апресян и др.) лексическая сочетаемость подробно анализируется при характеристике значения каждого слова-синонима (по сути, они и различаются сочетаемостью) и невозможные сочетания отмечаются знаком *, означающим «нельзя» (например: «здание <*дом> крытого бассейна <стадиона>), кроме того, сочетаемость (лексическая и грамматическая) выносится в определенную зону словарной статьи за знаком «С». Приведем фрагмент из словарной статьи ДОМ-2, ЖИЛИЩЕ, ЖИЛЬЕ этого словаря (вып. 1, 1997 г.):

«С» Дом ассоциируется с семьей, бытом, традициями, поэтому для этого слова типичны определения родной, семейный, приличный. В локативных конструкциях все синонимы, кроме слова жилплощадь, сочетаются с предлогом в + ПРЕДЛ или ВИН; синоним жилплощадь требует предлога на: проживать на жилплощади, прописать на жилплощадь. Аналогично: выехать из дома, но с жилплощади. Для синонимов жилье и жилище характерно употребление в качестве зависимых при глаголе строить. Для слов жилье и жилплощадь типичны контексты глаголов покупать, распределять, наследовать… Синонимы по-разному сочетаются со словами, обозначающими длительное пребывание: в доме живут, в жилище живут или, скорее, обитают, на жилплощади проживают. По-разному обозначается при синонимах и субъект проживания. Можно говорить об обитателях, владельцах жилища, но только о хозяевах дома, причем хозяин дома предполагает определенный тип поведения. Хозяин жилища сказать можно, но это значит то же, что владелец».

Кроме того, в этом словаре приводится большое количество иллюстраций (в зоне «И»), наглядно демонстрирующих реальное словоупотребление синонимов.

Понятие сочетаемости тесно связано, таким образом, с понятием контекста, а также нормой контекста, его типом и позицией слова в контексте, т.к. синтагматические отношении построены на позиционных, а не на оппозиционных (как парадигматика) отношениях.

Контекст — это словесное окружение, или законченный в смысловом отношении отрезок текста, дающий возможность точно установить значение каждого входящего в него слова. В широком смысле контекст — это и условия употребления данной языковой единицы (языковое окружение, речевая ситуация и т.п.).

Различают понятия узкий контекст (= словосочетанию) и широкий (все, что больше словосочетания: фраза, предложение, текст). Существует еще и понятие сверхконтекста — это контекст целого произведения или даже эпохи (например, смысл названия романа Гончарова «Обрыв» можно понять только из контекста всего произведения, а название журнала Герцена «Колокол» только в контексте эпохи).

Под нормой контекста подразумевается его достаточность для реализации значения слова, т.е. для понимания определенного смысла включенного в контекст слова. Чаще всего для понимания смысла слова достаточно простого словосочетания (вымыть пол, построить дом, детский дом). Но иногда словосочетания (т.е. только одного слова) недостаточно, т.к. может возникнуть двузначность (купить землю — «почву» или «участок»?), тогда следует прибегнуть к более широкому контексту: Надо купить землю, пересадить цветок или Он купил землю под Москвой.

В тех случаях, когда реализация значения осуществляется в условиях ограниченной сочетаемости, контекст называется постоянным (чревато последствиями, трескучий мороз), но это уже область фразеологии.

Слово в контексте, таким образом, находится в определенной позиции по отношению к другим словам (слову) контекста.

Позиция, в которой поддерживаются основные признаки ЛЗ слова, т.е. значение реализуется полностью, называется сильной (копать землю, рассыпать землю).

Позиция, в которой основные компоненты ЛЗ не поддерживаются, возникает двузначность (двусмысленность), называется слабой (открыть землю, купить землю, родная земля).

Поскольку в синтагматике слово всегда рассматривается в контексте, как элемент словосочетания, то единицей лексической синтагматической системы будет слово-синтагма (а не слово-ономатема, как в лексической парадигматической системе), а основным объектом рассмотрения будут синтагматические функции слова.

В зависимости от того, какой тип значения вступает в соотношения с другими словами в пределах словосочетания (т.е. условий, факторов, определяющих сочетаемость), различают три типа синтагматических функций слова-синтагмы: лексическую, лексико-грамматическую и лексико-синтаксическую.

1) Лексико-семантическая функция.

Здесь ЛЗ одного слова соотносится с ЛЗ другого, т.е. сочетаются лексические значения: зеленый — лист, трава, деревья, резать — бумага, ткань, кожа, пить — вода, квас, молоко.

2) Лексико-грамматическая функция.

Здесь ЛЗ одного слова соотносится с ГЗ другого, т.е. соединяются лексические и грамматические значения: играть во что — в футбол, в карты, в хоккей; играть на чем — на скрипке, на гитаре, на рояле; играть кого — Гамлета, Отелло, Ивана Грозного.

3) Лексико-синтаксическая функция.

Здесь ЛЗ слова связано с его синтаксической функцией, т.е. с ролью в предложении, т.е. соединяются лексическое и синтаксическое значения: Ср. Ему не везет (безл.) или Вы, сударь, камень, сударь, лед (сказ.).

Однако эти три функции разграничиваются лишь теоретически, т.к. в реальной речи они все соотносятся друг с другом одновременно, имеют единый лексико-грамматический характер.

Например, ЛЗ глагола ВЕЗТИ (об удаче) предопределено не только лексико-синтаксической функцией (главный член безличного предложения Мне всегда не везет), но и лексико-грамматической (определенной падежной конструкцией «кому в чем»: Кому в карты не везет, тому в любви везет) и, конечно, лексико-семантической: обычно в сочетании со словами группы «занятие», «отношение» («в работе, в выборе пути, в сердечной смуте»). Хотя одна из функций в разных случаях выступает в качестве ведущей.

 

Таким образом, ЛЗ слова (его структура) представляет собой как бы особым образом организованный блок знаний (фрейм), фиксируемый посредством определенной языковой (фонетической и грамматической) формы. Это предполагает включенность слова не только в определенный лексический фрагмент языковой картины мира (парадигматику), но в определенную ситуацию употребления слова в речи (синтагматику), т.к., по словам В.Н. Телии («Русская фразеология»), лексическое значение — это «пусковой механизм, включающий слово в текст».

Традиционная лексикология до последнего времени не включала синтагматический компонент в структуру ЛЗ. Но при коммуникативном подходе к описанию лексики как системы, к теории ЛЗ — это один из главных организующих его компонентов: он как бы синтезирует, интегрирует (объединяет) содержание всех остальных компонентов, а они эксплицируются (проявляются, реализуются) в синтагматике, получают в ней реальное воплощение. Только полное описание ЛЗ, включающее совокупность приемов, демонстрирующих все слагаемые ЛЗ (денотат и сигнификат, прагматику и коннотации, парадигматику и синтагматику) может адекватно соответствовать природе ЛЗ. Такое полное описание ЛЗ характерно для современных словарей нового направления, в частности для создающегося «Интегрального словаря русского языка», в котором лексические и грамматические (в том числе и парадигматические и синтагматические свойства слова) описываются всесторонне.

Наличие внутренней системности в лексике находит отражение в практике использования ее в речи: как отмечает Ю.С. Степанов, «не будь ее, мы не могли бы легко и быстро отыскивать в своей памяти нужные слова и обороты».

Взгляд на лексику как на систему оформился, таким образом, в теорию семантического поля или лексико-семантических группировок лексики. Рассмотрим этот вопрос подробнее.







Читайте также:

  1. F. Дела челобитчиковы. - Условный критерий частноправного отношения. - Безразличие методов процедирования. - Екатерининская эпоха. - Единство в праве. - Судебная волокита
  2. F70.99 Умственная отсталость легкой степени без указаний на нарушение поведения, обусловленная неуточненными причинами
  3. F71.98 Умственная отсталость умеренная без указаний на нарушение поведения, обусловленная другими уточненными причинами
  4. F78.81 Другие формы умственной отсталости с другими нарушениями поведения, обусловленные предшествующей инфекцией или интоксикацией
  5. For (инициализация; условие; инкремент)
  6. I. Выделение (узнавание) звука на фоне слова
  7. I. Дополните предложения данными словами. Переведите предложения на русский язык.
  8. I. Слова на праздники Господни и Богородичные
  9. I. Ультразвук. Его виды. Источники ультразвука.
  10. II. Вычленение первого и последнего звука из слова
  11. II. Однородные члены предложения могут отделяться от обобщающего слова знаком тире (вместо обычного в таком случае двоеточия), если они выполняют функцию приложения со значением уточнения.
  12. II. ПОНИМАНИЕ РЕЧИ И СЛОВЕСНЫХ ЗНАЧЕНИИ


Последнее изменение этой страницы: 2016-03-22; Просмотров: 2012; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! (0.02 с.) Главная | Обратная связь