Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Символика фашизма и мифы о нём



Немаловажным фактором для понимания сущности фашизма является рассмотрение символики различных фашистских движений. Наиболее изученной является символика европейских фашистских движений, хотя её очень часто путают или сознательно отождествляют с символикой германского национал-социализма.

Следует сказать, что символика европейского фашизма и её прославление во многом способствовали тому, что именно термин «фашизм», а не «нацизм» становится синонимом мирового зла для современных «цивилизованных сообществ». Предметные образы и глубинный смысл символов фашизма напрямую апеллируют к тем ценностям и образу жизни, которые стремилась уничтожить «секулярная» западная культура.

Наиболее выразительными, с этой точки зрения, являлись официальные формы приветствия фашистов. Так, например, в Испании «правые» обращались друг к другу
и заканчивали свои речи боевым кличем: «ARRIBAESPANA! » («Воспрянь, Испания! »). Этим они как бы подчёркивали своё нежелание мириться и стремление бороться с теми волнами безбожия, анархии и вседозволенности, которые нёс в себе процесс «восстания масс». «Они», — пи­шет П. Тулаев, — «призывали соотечественников очнуться от кошмарного сна обыденщины, поднять очи к духовному небу («ARRIBA! ») и, вооружившись мечом Христовым, любой ценой вырваться из вавилонского плена интернациональной революции”(3).

Ориентация на духовное возрождение и процветание нации присутствовала в приветствиях итальянских фашистов. В ответ на риторический вопрос «AchiItalia? » («Кому принадлежит Италия? ») следовал полный символичности ответ — «Anoi! » («Нам! »). Разница же между фашистской и нацистской символикой отчётливо заметна в той форме приветствия которая присутствовала у германских нацистов. Это уже было открытое восхваление обожествляемого вождя-«сверхчеловека» Адольфа Гитлера («HailHitler! »), а не призыв к духовному возрождению.

Одним из главных символов европейских фашистских движений следует признать чёрную рубашку — цвет смерти и террора. «Однако смерть, которую подразумевает фашист», —пишет немецкий историк А. Мёллер, — «это, прежде всего, его смерть, а также смерть достойного в его глазах противника. Очевидно, что здесь не имеется в виду уничтожение на промышленной основе беззащитных людских масс, отобранных по абстрактным принципам… Для этого ещё необходимо «осознание» особой миссии, что наделяет её носителей судебной функцией, т. е. функцией мщения и очищения. Такое осознание миссии у нацеленного на состязание с противником фашиста отсутствует. Мало отношения фашист имеет к тем общим принципам, по которым делят на чёрное и белое. Не дуализм, а единство в многообразии для фашиста — нечто само собою разумеющееся»(4).

А. Мёллер выделяет особую форму фашистского насилия, к которой вполне применим термин «прямое действие», истоки которой он видит в характерных для христианского Запада и Востока корпоративных системах. Эта форма насилия «… проявляется, например, в покушениях, путчах, в пресловутом марше на Рим, в карательных экспедициях против скопления врагов. Анонимная же ликвидация масс, что практиковалась русским большевизмом с начала Гражданской войны и национал-социализмом в военной фазе, не встречаются в режимах с сильным фашистским акцентом. Они не являются сторонниками нагнетения атмосферы страха, изнуряющего и заползающего во все щели, введения института комиссарства, специальных карточек, короче — анонимного террора. Фашистская власть носит прямой, внезапный и демонстративный характер» (5).

Неслучайным в связи с этим является и тот факт, что термином «фашист» в Третьем Рейхе клеймили различных «попутчиков»-отступников от ортодоксальной линии национал-социализма. Германские нацисты чётко проводили границу между своим движением и фашизмом. Для многих немецких фашистов, как, например, для братьев Штрассеров и Артура Марауна, лидера «Младонемецкого ордена», всё это окончилось весьма трагично. Да, впрочем, и цвет рубашек, как формы насилия и мировоззрения у нацистов был другой — коричневый.

Отдельно следует сказать несколько слов о свастике. Она никогда не была использована в качестве символа ни одним фашистским движением в мире, хотя именно с ней фашизм и ассоциируется в массовом сознании обывателей. Германские нацисты были первыми, кто использовал этот древний знак как основной символ своего политического движения. При этом свастика как герб Третьего Рейха была перевёрнута, т. е. вращалась в направлении, противоположном общепринятому при её использовании в значении солнечного и полярного знака.

Употребление этого символа (свастики) само по себе ничего плохого за собой не несёт. Его можно увидеть, например, в интерьерах и на фасадах многих старинных московских домов и церквей, а также на православных иконах и облачениях священнослужителей. Присутствовала свастика и на денежных знаках, введённых Временным Правительством, так называемых «керенках». Используют этот символ фактически повсеместно — во всех частях мира, не находя в этом ничего постыдного. Но вот употребление его как политической символики в настоящее время вызывает ассоциации исключительно с Третьим Рейхом.

Рассмотрим и пару мифов о фашизме. Одним из самых ангажированных и широко известных мифов, созданных политическими противниками фашизма, является миф об исключительных изуверствах и жестокости методов, применяемых фашистами по отношению к своим противникам. Закрывая глаза на целый ряд «преступлений против человечества», совершённых различными «химероидными» режимами, в частности, США — в Хиросиме и Нагасаки, НАТО (целой группы таких режимов) — по отношению к СРЮ, и длительное время «большевиков» — по отношению к русскому народу, фашистам, хотя они в принципе не совершали подобного рода преступлений, приписывают весь спектр зверств германского национал-социализма. Доказать надуманность подобных обвинений не составляет большого труда.

Действительно, как мы уже отмечали, фашизму была присуща определённая форма насилия. Впрочем, использованием подобных методов удивить кого-нибудь в XXвеке было очень сложно: к насилию привыкли абсолютно все. Обращает на себя внимание иное — крайне однобокий и необъективный подход различных СМИ и «придворных» политологов в освещении направленности и масштабов этого насилия. Так, например, Салазар, отвечая на вопрос журналиста Ферро о жестокости своего режима при обращении с политическими противниками, отметил, что все они «всегда или почти всегда террористы и экстремисты; те, кто делал бомбы, и те, кто прятал оружие» (6). «Неужели», — вопрошал он, — «спасённые жизни беззащитных людей и маленьких детей не оправдали несколько грубого обращения с дюжиной матёрых преступников? » (7).

Закрытие всех тайных обществ в Италии, прежде всего, масонских и разгром мафии, вынужденной бежать в США, как однозначно положительные аспекты правления Муссолини, — также почему-то не нравятся и не принимаются в расчёт этими господами. Испанский пример не является исключением в этой череде.

Режиму генерала Франко часто ставятся в вину и приписываются многочисленные расправы со своими политическими противниками в годы гражданской войны и, в особенности, по её окончании. При этом абсолютно не берутся в расчёт следующие факторы: во-первых, любая гражданская война жестока сама по себе и подобного рода расправы являются обычной практикой для них; во-вторых, «республиканцы» первыми перешли к использованию данных методов в отношении к своим противникам — нацио­налистам, а, следовательно, подобные меры представляли собой ни что иное, как ответ, реакцию на них; в третьих, гражданская война в Испании фактически закончилась не в 1939 году, а в начале 50-х годов, приобретя на этот период характер партизанской войны.

Для того чтобы окончательно опровергнуть нелепость подобных обвинений, приведём один пример, способный поколебать и развенчать сложившийся стереотип восприятия этого мифа о фашизме. Речь идёт об одном из героических эпизодов обороны франкистами замка Алькасар в Толедо 23 июля 1936 года:

«В этот день (телефонная связь ещё действовала) коменданту Алькасара полковнику Москардо позвонил командир осаждающих крепость красных отрядов. Он потребовал от Москардо сдачи Алькасара, пригрозив в случае отказа расстрелять находящегося в их руках его сына. Для подтверждения своих слов он передал последнему трубку. Состоялся следующий разговор. Сын: «Папа! » — Москар­до: «Да, сын, в чём дело? » — Сын: «Они говорят, что расстреляют меня, если ты не сдашь крепость». — Москардо: «Тогда вручи свою душу Господу, крикни: «Да здравствует Испания! » и умри как патриот». — Сын: «Я обнимаю тебя, папа». — Москардо: «И я обнимаю тебя, сын». Заканчивая разговор, он говорит снова взявшему трубку командиру красных: «Ваш срок ничего не значит. Алькасар никогда не будет сдан». После этого он бросает трубку. И внизу, в городе, расстреливают его сына» (8).

Мужество, героизм, сила духа, проявленные полковником Москардо и его сыном, не могут не вызывать чувства восхищения ими, как, в свою очередь, и чувства отвращения к действиям и методам командира «республиканцев». Вакханалия бесчинств, обрушившаяся на Испанию после победы на выборах 1936 года Народного фронта и получившая своё наиболее полное выражение в поджогах храмов, монастырей и надругательств над священниками, должна была получить решительный отпор со стороны истинных патриотов своего отечества. Генерал Франко, полковник Москардо с сыном и многие другие, сражавшиеся бок о бок с ними, по праву могут быть отнесены к таковым, в отличие, например, от «пламенной» революционерки Долорес Иббарури, совершившей, по слухам, одно из самых тяжких и отвратительных преступлений — убийство священника, чуть ли не перегрызя ему горло.

Другим распространённым мифом о фашизме, созданным благодаря чрезмерным усилиям его противников, является миф об агрессивном характере и постоянном стремлении фашизма к достижению мирового господства. Поводом к возникновению этого мифа, по видимому, послужило участие ряда стран, в которых фашизм одержал победу, во Второй мировой войне на стороне гитлеровской Германии. К ним относятся: Италия, Венгрия, Румыния, Словакия и, в определённой мере, Испания. Но по-настоя­щему упрекнуть в наличие подобного рода устремлений можно, пожалуй, только Италию. Именно Муссолини, находясь под влиянием «головокружительных» успехов своего соседа (Гитлера) и начиная склоняться в сторону утверждения в Италии нацистского государства, впал в ту «манию грандиозу» (по И. А. Ильину), которая и привела, в конечном счёте, к гибели его самого и его режима. Так, в одной из своих речей, он вещал:

«Если нам не хватает пространства, мы должны получить его». «Если требования Италии не будут осуществлены путём переговоров, то они будут осуществлены при помощи оружия. Италия требует от Франции не больше, но и не меньше того, что должно принадлежать ей в силу исторического права: Тунис, Суэц и Джибути. Кроме того, следует урегулировать вопрос о Корсике. Итальянский народ убеждён в том, что этот остров принадлежит ему» (9).

Упрекать руководство иных стран — «сателлитов» Германии в подобного рода устремлениях глупо; они в силу «Мюнхенского сговора» и «Пакта Молотова — Риббен­т­ропа» оказались в прямой зависимости от Германии, за исключением только Испании. А потому были вынуждены принять участие в навязанной им Гитлером войне. Франко же умело ушёл от навязчиво предлагаемого ему участия в войне, ограничившись посылкой на Восточный Фронт на недолгое время «Голубой дивизии», состоящей целиком и полностью из добровольцев. Неудачные попытки румынского короля Михая и контр-адмирала Хорти в1944 году выйти из-под опеки Гитлера путём заключения перемирия и перехода их войск на сторону «союзных» держав лишний раз подтверждают этот факт.

 

 

 

Современные монархии мира
Это интересно


В современном мире существует чуть более 230-ти государств и самоуправляемых территорий, обладающих международным статусом. Из них только 41 государство имеет монархическую форму правления, не считая несколько десятков территорий, находящихся под властью Британской короны. Казалось бы, в современном мире явный перевес на стороне республиканских государств. Но при ближайшем рассмотрении оказывается, что эти страны в большинстве своем принадлежат к третьему миру и образовались в результате распада колониальной системы. Зачастую созданные по колониальным административным границам, эти государства являются очень неустойчивыми образованиями. Они могут дробиться и видоизменяться, что видно, например, в Ираке. Они охвачены непрекращающимися конфликтами, как значительное число стран Африки. И уж совершенно очевидно не входят в разряд передовых государств.

Сегодня монархия – это чрезвычайно гибкая и многоликая система в диапазоне от родоплеменной формы, успешно действующей в арабских государствах Ближнего Востока, до монархического варианта демократического государства во многих европейских странах.

Вот список государств с монархическим строем и территорий под их короной:

Европа

Андорра — со-князья Николя Саркози (с 2007) и Жоан Энрик Вивес-и-Сисилья (c 2003)

Бельгия — король Альберт II (с 1993)

Ватикан — папа римский Бенедикт XVI (с 2005), а с 2012 г. – Франциск

Великобритания — королева Елизавета II (с 1952)

Дания — королева Маргрете II (с 1972)

Испания — король Хуан Карлос I (с 1975)

Лихтенштейн — князь Ханс-Адам II (с 1989)

Люксембург — великий герцог Анри (с 2000)

Монако — князь Альберт II (с 2005)

Нидерланды — королева Беатрикс (с 1980), а с 2013 г. – король Александр, её сын

Норвегия — король Харальд V (с 1991)

Швеция — король Карл XVI Густав (с 1973)


Азия

Бахрейн — король Хамад ибн Иса аль-Халифа (с 2002, эмир в 1999—2002)

Бруней — султан Хассанал Болкиах (с 1967)

Бутан — король Джигме Кхесар Намгьял Вангчук (с 2006)

Иордания — король Абдалла II (с 1999)

Камбоджа — король Нородом Сиамони (с 2004)

Катар — эмир Хамад бин Халифа аль-Тани (с 1995)

Кувейт — эмир Сабах аль-Ахмед аль-Джабер ас-Сабах (с 2006)

Малайзия — король Мизан Зайнал Абидин (с 2006)

Объединённые Арабские Эмираты ОАЭ — президент Халифа бен Зайд ан-Нахайян (с 2004)

Оман — султан Кабус бен Саид (с 1970)

Саудовская Аравия — король Абдалла ибн Абдель Азиз ас-Сауд (с 2005)

Таиланд — король Пумипон Адульядет (с 1946)

Япония — император Акихито (с 1989)


Африка

Лесото — король Летсие III (с 1996, первый раз в 1990—1995)

Марокко — король Мухаммед VI (с 1999)

Свазиленд — король Мсвати III (с 1986)


Океания

Тонга — король Джордж Тупоу V (с 2006)

 

Доминионы


В доминионах, или королевствах Содружества, главой является монарх Великобритании, представленный генерал-губернатором.

Америка

Антигуа и Барбуда Антигуа и Барбуда

Багамские Острова Багамы

Барбадос

Белиз

Гренада

Канада

Сент-Винсент и Гренадины

Сент-Китс и Невис

Сент-Люсия

Ямайка


Океания

Австралия

Новая Зеландия

Ниуэ

Папуа — Новая Гвинея

Соломоновы Острова

Тувалу


Первое место по числу стран с монархической государственностью держит Азия. Это прогрессивная и демократичная Япония. Лидеры мусульманского мира – Саудовская Аравия, Бруней, Кувейт, Катар, Иордания, Бахрейн, Оман. Две монархические конфедерации – Малайзия и Объединённые Арабские Эмираты. А еще – Таиланд, Камбоджа, Бутан.

Второе место принадлежит Европе. Монархия здесь представлена не только ограниченной формой – в странах занимающих лидирующее положение в ЕЭС (Великобритания, Бельгия, Нидерланды, Люксембург и др.). Но и абсолютной формой правления – в государствах-«карликах»: Монако, Лихтенштейне, Ватикане.

Третье место – за странами Полинезии, и четвёртое за Африкой, где в настоящее время сохранилось всего три полноценных монархии: Марокко, Лесото, Свазиленд плюс несколько сотен «туристических».

Тем не менее, ряд республиканских стран вынуждены мириться с наличием на своей территории традиционных местных монархических или родоплеменных образований, и даже закреплять их права в конституции. К ним нужно отнести: Уганду, Нигерию, Индонезию, Чад и другие. Даже такие страны как Индия и Пакистан, упразднившие суверенные права местных монархов (ханов, султанов, раджей, магараджей) в начале 70-х годов XX-го века, зачастую вынуждены принимать существование этих прав, что называется de facto. Правительства обращаются к авторитету обладателей монархических прав при разрешении региональных религиозных, этнических, культурных споров и прочих конфликтных ситуаций.

Стабильность и благосостояние
Конечно, монархия не решает автоматически все социальные, экономические и политические проблемы. Но, тем не менее, она может предоставить известную долю стабильности и равновесия в политической, социальной и национальной структуре общества. Вот почему от монархии не спешат избавляться даже те страны, где она существует исключительно номинально, скажем, Канада или Австралия. Политическая элита этих стран в большинстве своём понимает, насколько важно для равновесия в обществе, чтобы верховная власть была a priori закреплена в одних руках и политические круги не вели за неё противостояние, а работали во имя интересов всей нации.

Более того, исторический опыт показывает, что лучшие в мире системы социального обеспечения построены именно в монархических государствах. И речь идет не только о монархиях Скандинавии, где даже советский агитпроп в монархической Швеции сумел отыскать вариант «социализма с человеческим лицом». Такая система выстроена в современных странах Персидского залива, где нефти зачастую намного меньше, чем на некоторых месторождениях РФ. Несмотря на это, за 40-60 лет со времени обретения независимости странами Персидского залива, без революций и гражданских войн, проведения либерализации всего и вся, без утопических социальных экспериментов, в условиях жесткой, порой абсолютистской, политической системы, при отсутствии парламентаризма и конституции, когда все недра страны принадлежат одной правящей семье, из бедных бедуинов, пасущих верблюдов, большинство подданных ОАЭ, Саудовской Аравии, Кувейта и других сопредельных государств, превратились в вполне состоятельных граждан.

Не углубляясь в бесконечные перечисления преимуществ арабской социальной системы, можно привести всего несколько штрихов. Любой гражданин страны имеет право на бесплатную медицинскую помощь, в том числе и ту, которая оказывается в любой, даже самой дорогой, клинике, расположенной в какой угодно стране мира. Также любой гражданин страны имеет право на бесплатное обучение, вкупе с бесплатным содержанием, в любом высшем учебном заведении мира (Кембридж, Оксфорд, Йель, Сорбонна). Молодым семьям за счёт государства предоставляется жилье. Монархии Персидского залива являют собой подлинно социальные государства, в которых созданы все условия для поступательного роста благосостояния населения.

Обратившись из цветущего Кувейта, Бахрейна и Катара на их соседей по Персидскому заливу и Аравийскому полуострову, отказавшихся в силу целого ряда причин от монархии (Йемен, Ирак, Иран), мы увидим разительное отличие во внутреннем климате этих государств.

Кто скрепляет единство народа?
Как показывает исторический опыт, в многонациональных государствах целостность страны прежде всего связана с монархией. Это мы видим в прошлом, на примере Российской империи, Австро-Венгрии, Югославии, Ирака. Приходящий на смену монархическому режим, как это было, к примеру, в Югославии и Ираке, уже не обладает тем авторитетом и вынужден прибегать к жестокостям, которые были не свойственны монархической системе управления. При малейшем ослаблении этого режима, государство, как правило, обречено на распад. Так было с Россией (СССР), это мы наблюдаем в Югославии и Ираке. Упразднение монархии в ряде современных стран неминуемо привело бы к прекращению их существования как многонациональных, единых государств. Это в первую очередь относится к Соединенному Королевству Великобритания и Северная Ирландия, Малайзии, Саудовской Аравии. Так 2007-й год ясно показал, что в условиях парламентского кризиса, возникшего из-за национальных противоречий фламандских и валлонских политиков, только авторитет Короля Бельгийцев Альберта II удержал Бельгию от распада на два или даже больше самостоятельных государственных образований. В многоязыкой Бельгии даже родилась шутка, что единство ее народа скрепляют всего три вещи – пиво, шоколад и король. Тогда как отмена монархического строя в 2008 г. в Непале ввергло это государство в цепь политических кризисов и перманентного гражданского противостояния.

Вторая половина XX-го столетия даёт нам несколько успешных примеров возвращения народов, переживших эру нестабильности, гражданских войн и иных конфликтов, к монархической форме правления. Самый известный и, несомненно, во многом удачный пример – это Испания. Прошедшая через гражданскую войну, экономический кризис и правую диктатуру, она вернулась к монархической форме правления, заняв достойное место среди семьи европейских народов. Других примером явилась Камбоджа. Также монархические режимы на местном уровне были восстановлены в Уганде, после падения диктатуры маршала Иди Амина (1928-2003), и в Индонезии, которая после ухода генерала Мохаммеда-Ходжа Сукарто (1921-2008) переживает настоявший монархический ренессанс. Один из местных султанатов был восстановлен в этой стране спустя два столетия, после того как он был уничтожен голландцами.

Реставраторские идеи довольно сильны и Европе, прежде всего это относится к балканским странам (Сербии, Черногории, Албании и Болгарии), где многим политикам, общественным и духовным деятелям постоянно приходиться высказываться по данному поводу, а в ряде случаев и оказывать поддержку главам Королевских Домов, бывшим в изгнании. Это доказывает опыт короля Албании Леки, чуть было не свершившего в свой стране вооруженный переворот, и потрясающие успехи царя Болгарии Симеона Второго, создавшего собственное национальное движение, названное его именем, сумевшего стать премьер-министром страны и являющегося в настоящий момент лидером самой крупной оппозиционной партии в парламенте Болгарии, вошедшей в коалиционное правительство.

Среди ныне существующих монархий немало откровенно абсолютистских по своей сути, хотя и вынужденных, принося дань времени, рядиться в одежды народного представительства и демократии. Европейские монархи в большинстве случаев не используют даже данные им конституцией права.

И здесь особое место на карте Европы занимает княжество Лихтенштейн. Еще шестьдесят лет назад оно представляло собой большую деревню, по нелепой случайности получившую независимость. Однако сейчас, благодаря деятельности князя Франца Иосифа II и его сына и преемника князя Ханса Адама II, это один из крупнейших деловых и финансовых центров, сумевший не поддаться на посулы о создании «единого европейского дома», отстоять свой суверенитет и самостоятельный взгляд на собственное государственное устройство.

Стабильность политической и экономической систем большинства монархических стран делает их не только не устаревшими, но прогрессивными и привлекательными, заставляет равняться на них по ряду параметров.

Так что монархия – это не приложение к стабильности и достатку, а дополнительный ресурс, позволяющий легче переносить болезнь, быстрее выздоравливать от политических и экономических невзгод.

Без царя во главе
В мире довольно распространена ситуация, когда монархии в стране нет, а монархи есть (иногда они находятся за пределами страны). Наследники царственных родов или претендуют (пусть даже формально) на престол, утерянный их предками, или, потеряв официальную власть, сохраняют реальное влияние на жизнь страны. Вот список таких государств.

Австрия
Монархия прекратила существование в 1918 году после распада Австро-Венгерской империи. Претендент на престол — эрцгерцог Отто фон Габсбург, сын свергнутого императора Карла.

Албания
Монархия прекратила существование в 1944 году после прихода к власти коммунистов. Претендент на престол — Лека, сын свергнутого короля Зога I.

Андорра Княжество
Номинальными соправителями которого считаются президент Франции и епископ Урхельский (Испания); некоторые обозреватели считают необходимым причислять Андорру к монархиям.

Афганистан
Монархия прекратила существование в 1973 году после свержения короля Мухаммеда Захир Шаха, который в 2002 году вернулся в страну после многолетнего пребывания в Италии, но не стал активно участвовать в политической жизни.

Бенин Республика
Важную роль в жизни которой играют традиционные короли (ахосу) и вожди племен. Наиболее известен ныне правящий король (ахосу) Абомея — Аголи Агбо III, 17-й по счету представитель своей династии.

Болгария
Монархия прекратила существование после свержения в 1946 году царя Симеона II. Декрет о национализации земель, принадлежащих царской семье, был отменен в 1997 году. С 2001 года бывший царь занимает пост премьер-министра Болгарии под именем Симеона Сакскобургготского.

Ботсвана
Республика с момента провозглашения независимости в 1966 году. В число депутатов одной из палат парламента страны — палаты вождей — входят вожди (кгоси) восьми крупнейших племен страны.

Бразилия
Республика с момента отречения императора Дона Педро II в 1889 году. Претендент на престол — праправнук отрекшегося императора принц Луис Гастао.

Буркина-Фасо
Республика с момента провозглашения независимости в 1960 году. На территории страны находится большое количество традиционных государств, наиболее значительным из которых является Вогодого (на территории столицы страны Уагудугу), где в настоящее время на престоле правитель (моого-нааба) Баонго II.

Ватикан
Теократия (некоторые аналитики считают ее одной из форм монархии — абсолютной теократической монархией, — однако следует учитывать, что она не является и не может являться наследственной).

Венгрия
Республика с 1946 года, до этого с 1918 года была номинальной монархией — регент правил в отсутствие короля. До 1918 года входила в состав Австро-Венгерской империи (императоры Австрии были также королями Венгрии), поэтому потенциальный претендент на венгерский королевский престол тот же, что и в Австрии.

Восточный Тимор
Республика с момента провозглашения независимости в 2002 году. На территории страны находится ряд традиционных государств, правители которых имеют титулы раджей.

Вьетнам
Монархия на территории страны окончательно прекратила существование в 1955 году, когда по результатам референдума в Южном Вьетнаме была провозглашена республика. Ранее, в 1945 году, последний император Бао Дай уже отрекался от престола, но французские власти вернули его в страну в 1949 году и предоставили ему пост главы государства. Претендент на престол — сын императора принц Бао Лонг.

Гамбия
Республика с 1970 года (с момента независимости в 1965 году до провозглашения республики главой государства была королева Великобритании). В 1995 году Ивонна Приор, голландка из Суринама, была признана реинкарнацией одного из королей древности и провозглашена королевой народа мандинго.

Гана
Республика с 1960 года (с момента независимости в 1957 году до провозглашения республики главой государства была королева Великобритании). Конституция Ганы гарантирует право традиционных правителей (иногда их называют королями, иногда вождями) на участие в управлении делами государства.

Германия
Республика с момента свержения монархии в 1918 году. Претендент на престол — принц Георг Фридрих Прусский, праправнук кайзера Вильгельма II.

Греция
Монархия официально прекратила существование в результате референдума 1974 года. Бежавший из страны после военного переворота 1967 года король Греции Константин в настоящее время проживает в Великобритании. В 1994 году правительство Греции лишило короля гражданства и конфисковало принадлежавшую ему собственность в Греции. В настоящее время королевская семья оспаривает это решение в Международном суде по правам человека.

Грузия
Республика с момента провозглашения независимости в 1991 году. Претендент на престол грузинского царства, потерявшего независимость в результате присоединения к России в 1801 году, — Георгий Ираклиевич Багратион-Мухранский, князь Грузинский.

Египет
Монархия существовала до свержения короля Египта и Судана Ахмада Фуада II в 1953 году. В настоящее время бывший король, которому в момент потери трона было чуть более года от роду, проживает во Франции.

Ирак
Монархия прекратила существование в 1958 году в результате революции, в ходе которой был убит король Фейсал II. Претензии на иракский престол высказывают принц Раад бен Зейд, брат короля Ирака Фейсала I, и принц Шариф Али бен Али Хусейн, внучатый племянник этого же короля.


Иран

Монархия прекратила существование в 1979 году после революции, в результате которой был свергнут шах Мохаммед Реза Пахлави. Претендент на престол — сын свергнутого шаха наследный принц Реза Пахлави.

Италия
Монархия прекратила существование в 1946 году в результате референдума, король Умберто II вынужден был покинуть страну. Претендент на престол — сын последнего короля наследный принц Виктор Эммануил, герцог Савойский.

Йемен
Республика возникла в результате объединения Северного и Южного Йемена в 1990 году. На территории Северного Йемена монархия прекратила существование в 1962 году. Султанаты и княжества на территории Южного Йемена были ликвидированы после провозглашения его независимости в 1967 году. Претендент на престол — принц Ахмат аль-Гани бен Мухаммед аль-Мутаваккиль.

Камерун
Республика с момента провозглашения независимости в 1960 году. На территории страны находится большое количество традиционных султанатов, главы которых нередко занимают высокие государственные должности. Среди наиболее известных традиционных правителей — султан Бамуна Ибрагим Мбомбо Нджойя, султан (баба) королевства Рей Буба Буба Абдулайе.

Конго (Демократическая Республика Конго, бывший Заир)
Республика с момента провозглашения независимости в 1960 году. На территории страны существует ряд традиционных королевств. Наиболее известны: королевство Куба (на престоле король Квете Мбоке); королевство Луба (король, иногда также называемый императором, Кабонго Жак); государство Руунд (Луунда), во главе которого стоит правитель (мваант яав) Мбумб II Мутеб.

Конго (Республика Конго)
Республика с момента провозглашения независимости в 1960 году. В 1991 году власти страны восстановили институт традиционных вождей (пересмотрев свое решение 20-летней давности). Наибольшей известностью из числа вождей пользуется глава традиционного королевства Теке — король (оонко) Макоко XI.

Корея
(КНДР и Республика Корея) Монархия прекратила существование в 1945 году в связи с капитуляцией Японии, в 1945-1948 годах страна находилась под управлением союзных держав, победивших во второй мировой войне, в 1948 году были провозглашены две республики на территории Корейского полуострова. В связи с тем что с 1910 по 1945 год правители Кореи были вассалами Японии, их принято причислять к японской императорской фамилии. Претендент на корейский престол — представитель этой фамилии принц Кью Ри (иногда его фамилия пишется как Ли). На территории КНДР де-факто существует наследственная форма правления, однако де-юре она не оговорена в законодательстве страны.

Кот-д`Ивуар
Республика с момента провозглашения независимости в 1960 году. На территории страны (и частично на территории соседней Ганы) находится традиционное королевство Абронс (правит король Нанан Аджумани Куасси Адингра).

Лаос
Монархия прекратила существование в 1975 году в результате коммунистической революции. В 1977 году все члены королевской семьи были направлены в концлагерь («лагерь перевоспитания»). Двое сыновей короля — принц Суливонг Саванг и принц Даньявонг Саванг — смогли в 1981-1982 годах бежать из Лаоса. О судьбе короля, королевы, наследного принца и других членов семьи никаких официальных сведений нет. По неофициальным, все они скончались от голода в концлагере. Принц Суливонг Саванг, как старший из оставшихся в живых мужчин рода, является формальным претендентом на престол.

Ливия
Монархия прекратила существование в 1969 году. После переворота, организованного полковником Муамаром Каддафи, король Идрис I, находившийся во время переворота за границей, вынужден был отречься. Претендент на престол — официальный наследник короля (приемный сын его двоюродного брата) принц Мухаммед аль-Хасан аль-Рида.

Малави
Республика с 1966 года (с момента провозглашения независимости в 1964 году до провозглашения республики главой государства была королева Великобритании). Важную роль в политической жизни страны играет верховный вождь (инкоси я макоси) Ммбелва IV из династии Нгони.

Мальдивские острова
Монархия прекратила свое существование после референдума в 1968 году (в период британского владычества, то есть до провозглашения независимости в 1965 году, страна однажды уже становилась республикой на непродолжительное время). Формальный претендент на престол, впрочем никогда не заявлявший о своих претензиях, — принц Мухаммед Нуреддин, сын султана Мальдивских островов Хасана Нуреддина II (правил в 1935-1943 годах).

Мексика
Монархия прекратила существование в 1867 году после расстрела революционерами правителя провозглашенной в 1864 году империи эрцгерцога Максимилиана Австрийского. Ранее, в 1821-1823 годах, страна уже однажды была независимым государством с монархической формой устройства. Представители династии Итурбиде, чей предок был мексиканским императором в этот период, являются претендентами на мексиканский престол. Глава семейства Итурбиде — баронесса Мария (II) Анна Танкл Итурбиде.

Мозамбик
Республика с момента провозглашения независимости в 1975 году. На территории страны находится традиционное государство Маньика, чьим правителем (мамбо) является Мутаса Пафива.

Мьянма
(до 1989 года Бирма) Республика с момента провозглашения независимости в 1948 году. Монархия прекратила существование в 1885 году после присоединения Бирмы к британской Индии. Претендент на престол — принц Хтейктин Тау Пайя, внук последнего короля Тхибау Мина.

Намибия
Республика с момента провозглашения независимости в 1990 году. Рядом племен управляют традиционные правители. О роли традиционных вождей говорит хотя бы тот факт, что Хендрик Витбуи несколько лет занимал должность заместителя главы правительства.

Нигер
Республика с момента провозглашения независимости в 1960 году. На территории страны находится ряд традиционных государств. Их правители и старейшины племен выбирают своего политического и религиозного лидера, который носит титул султана Зиндера (титул не передается по наследству). В настоящее время титул 20-го султана Зиндера носит хаджи Мамаду Мустафа.

Нигерия
Республика с 1963 года (с момента независимости в 1960 году до провозглашения республики главой государства была королева Великобритании). На территории страны находится около 100 традиционных государств, правители которых носят как привычно звучащие титулы султан или эмир, так и более экзотические: аку ука, олу, игве, аманьянабо, тор тив, алафин, оба, оби, атаоджа, ородже, олубака, охимеге (чаще всего это означает в переводе «вождь» или «верховный вождь»).


Поделиться:



Популярное:

  1. A.- СРЕДСТВА УПРАВЛЕНИЯ ВРЕМЕНЕМ
  2. VI. Немецкая классическая философия.
  3. Алексеев В.И., Ставру Ф. Русская Православная Церковь на оккупированной немцами территории, Русское Возрождение, 1980-82, NN 11-18.
  4. АЛХИМИЧЕСКАЯ СИМВОЛИКА БОГОЯВЛЕНСКОГО ПИРОГА
  5. Амортизация нематериальных активов
  6. Базовые социально-политические идеи анархизма, национализма, фашизма, пацифизма, феминизма, экологизма, глобализма, антиглобализма, религиозного фундаментализма
  7. Безопасность в дальнем (внутреннем) и международном (выездном) туризме
  8. Безопасность в дальнем (внутреннем) и международном (выездном) туризме ( 2 ч)
  9. Блага - это продукты и услуги, это материальные и нематериальные средства удовлетворения человеческих потребностей.
  10. В малолетнем возрасте мы узнаем о жизни по реакциям взрослых
  11. В РАННЕМ ВОЗРАСТЕ (ОТ 1 ГОДА ДО 3-Х ЛЕТ).
  12. В тебе он сияет Духовным огнем,


Последнее изменение этой страницы: 2016-03-25; Просмотров: 1296; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2024 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.092 с.)
Главная | Случайная страница | Обратная связь