Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Chapter 10 Part 1 / Глава 10 часть 1




Нижний Месяц Огня (9-ый Месяц), 4-ый День, 22: 31


Высоко над королевской столицей, группа людей летела по ночному небу, словно падающие звёзды. Двое из них были заклинателями, поддерживающими заклинание полёта, а двое других были их пассажирами.


Один из последних двух, был человек в иссиня-черном полном доспехе, несущий два массивных меча на спине, а другой девушка сказочной красоты. Само собой разумеется, что они были Аинз и Нарберал.


Утром эти двое приняли квест от Гильдии Искателей Приключений Э-Рантела за беспрецедентную сумму денег. Клиентом был Маркиз Рэвен. Внешне казалось, что Маркиз желал нанять искателей приключений, для того чтобы повысить безопасность своей усадьбы, в свете недавних волнений, причина которых была неизвестна.


Аинз знал, что это было не вся информация, и он хотел бы узнать больше в ходе выполнения квеста.


Причина была в том, что они хотели подавить группу, известную как Восемь Пальцев, поэтому надеялись, что Момон будет бороться вместе с ними против сильнейших представителей врага, Шесть Рук.


Айнз не мог найти какой-либо причины для отказа от этого квеста.


Обычно искатели приключений соблюдали негласное правило — не встревать в государственные дела. Для того чтобы не отпугнуть Айнза — точнее, Момона Чёрного — они озадачили себя подготовкой соответствующего квеста, служившим как прикрытие, с целью привлечь его по-настоящему щедрым вознаграждением.


После недолгих размышлений, Аинз сделал вид, что принял задание с неохотой, чтобы не выглядеть торгующимся торговцем. Проблема заключалась в том, что ему необходимо очень быстро попасть в столицу.


В ИГГДРАСИЛЕ, существовали путевые точки, которые можно было использовать для телепортации из города в город, но в этом новом мире, такого не было. Магия телепортации заклинание 5-го уровня, которое Момон и Набэ не должны были быть в состоянии использовать, а путешествуя по суше верхом на лошади заняло бы целый день.


Что же тогда делать? Ответ был прост -обеспечение магами Маркиза Райвена.


Они использовали ускоренное заклинание полета в сочетании с заклинанием " Парящая Доска", и все вместе, включая Аинза и Набэ они летели в столицу на большой скорости. Как они это делали? Ответ был очень прост. Аинз и Набэ сидели на парящих дисках, которые уменьшали их вес, так что несущий их заметно не замедлялся. И таким образом, они перемещались к столице весь день. Тем не менее, даже используя такой трюк, времени у них было очень мало, и они уже отставали от графика. Из-за этого, Аинз был слегка встревожен. Если бы он прибыл и ему сказали, что он больше не нужен, какую награду, он мог получить?


Хотя Аинзу предложили беспрецедентное вознаграждение, сомнительно, что заказщик готов заплатить тому, кто ничего не сделал.


Аинз спокойно вздохнул. Его вздох подходил на молилтву, работника с низкой производительностью в надежде на какой-то бонус.


Несмотря ни на что, он должен был заработать эту награду. Он уже решил, как ему её потратить.


Пока эти мысли пробегали в голове, Аинз впервые увидел ночную столицу с неба. Он сожалеел, что не мог выделить время насладиться видом. В столице было темно, и она не был похожа на шумный город. Даже так, это был увлекательный опыт для Аинза, чьи глаза могли ясно видеть в темноте.


Спокойно наблюдая сверху, глаза Аинза углядели интересное явление; свет вдалеке.


Хотя ничего особенного не произошло сначала, когда он увидел поднимающееся черное пламя, то понял, что ситуация чрезвычайная.


- Подожди! Смотри! Свечение магии, вон там!


-На самом деле... это выглядит как... какая-то магия...


Магический заклинатель, который смотрел в указанном Аинзом направлении, казалось, мало что думал об этом. Нормальному человеку было бы тяжело, что-то анализировать в темноте и с такого расстояния..


- Что случилось? Подобные вещи обычное дело в столице? Или это фейерверк, чтобы приветствовать меня?


Маг заклинатель не посмеялся над шуткой. Действительно, выражение его лица было очень серьезным.


- Это одно из восьми мест, которые мы должны были атаковать -


- Ясно. Думал, мы опаздаем, но, похоже, мы поработаем всё-таки.


- Понял, мы направляемся к этому месту.


- Стой. Похоже, там присутствует довольно высокоуровневый заклинатель. Если ты влезешь в это, тебе не кажется, что ты можешь потерять свою жизнь?


Тогда что мы должны делать? Аинз отвел взгляд от магического заклинателя, которы был против и обратился к Нарберал.


- Набэ, используй " полет" и поднеси меня ближе к месту. По моей команде, сбрось мне прямо на них сверху.


- Конечно.


♦ ♦ ♦


Нижний Месяц Огня (9-ый Месяц), 4-ый День, 22: 33


Для Эвилай, находящейся на грани жизни и смерти, вопрос воина в чёрном прозвучал абсолютно смехотворно. Однако, она тут же поняла. Если подумать, они оба выглядели весьма подозрительно. В конце концов, это сражение между двумя фигурами в масках вполне можно было принять за сражение преступников между собой.


Тогда, надеясь что она правильно поняла кто такой этот чёрный воин, Эвилай закричала.


- Тёмный герой! Я Эвилай из Синей Розы, и я взываю к вам как к собрату, приключенцу адамантового ранга! Пожалуйста, помогите!


В тот же момент как она прокричала свою просьбу, Эвилай поняла что совершила ошибку.


Между ней и врагом огромная разница в силе. Даже с помощью Момона Чёрного, такого же приключенца адамантового ранга как она, что они смогут сделать? Демона, стоящего перед ней, она не надеялась одолеть, даже с его помощью. Это всё равно что вместо одного клочка бумаги получить два - в любом случае, их унесёт бушующий перед ними шторм.


Если он согласится помочь Евилай, его смерть окажется на её совести. Она должна была сказать ему бежать, и если возможно забрать тела её товарищей.


Но -


- Я понял.


Человек встал перед демоном, заслонив Эвилай.


У Эвилай перехватило дыхание.


В тот момент когда он встал перед ней, она приняла его за мощную, крепкую стену, такую которая защищала бы город. Чувство безопасности и облегчения переполнило её.


И демон, противостоящий им, как ни странно, склонил голову, словно простолюдин демонстрирующий подобающее почтение перед дворянином. Это не может быть уважение, наверное он насмехается над ним. Может, демон просто играет с ними?


- Подумать только, какую честь вы оказываете нам сегодня. Могу я узнать ваше благородное имя? Я известен как Ялдабаоф.


Ялдабаоф? Она услышала удивленный голос человека под чёрным шлемом, пробормотавший " странное имя" вслед.


Ей это имя странным не показалось. Фактически, Эвилай не знала что думать. Она обладала довольно обширными знаниями о демонах и других адских тварях, но это имя слышала впервые.


- Ялдабаоф, вот как? Понятно. Моё имя Момон, и как она и сказала, я приключенец адамантового ранга.


Пусть и погруженный в деморализующую ауру Ялдабаофа, тёмный воин Момон вёл себя так словно ничего не замечал.


Так вот что он делает, одобрительно подумала Эвилай. Чтобы выманить своего врага и побольше узнать о нём, Момон применяет свою железную дисциплину и подавляет эмоции. Понятно, почему человек по имени Момон считается первоклассным приключенцем.


Стыдясь того как просто её эмоции взяли над ней власть, Эвилай спряталась в тени алого плаща Момона, чтобы не отвлекать этих двоих от обмена словами.


Пусть Момон и демонстрировал желание ей помочь, у неё возникло чувство что она будет ему лишь помехой.


Момон и Ялдабаоф не озаботились заметить присутствие Эвилай. В тот момент когда она двинулась, они начали схватку умов, пытаясь выведать секреты друг друга.


- Вот как, понимаю. Могу я в таком случае полюбопытствовать причиной, по которой вы одарили нас своим присутствием в это вечер?


- Я здесь ради задания. Один дворянин нанял нас защищать его поместье... однако я будучи неподалёку увидел этот бой, подумал что тут случилось что-то чрезвычайное, и, разумеется, вмешался.


Упомянутым дворянином являлся Маркиз Рэйвен, запросивший присутствие приключенцев адамантового класса в столице, невзирая на риск нарушить неписаное правило приключенцев не вмешиваться в политику. Можно сказать, он отчаянно нуждался в людях чтобы разделаться с Восемью Пальцами.


- А какова твоя цель?


- Могущественный артефакт, способный призвать нас на этот план бытия, прибыл в этот город. Мы здесь чтобы вернуть его, разумеется.


- И что если мы просто отдадим его вам? Разве это не решит проблему?


- К сожалению, это невозможно. Между нами может быть лишь вражда.


- Откуда взялся такой вывод? Де- Ялдабаоф, должны ли мы быть врагами?


- Это именно так.


Эвилай наклонила голову видя сюрреалистичность происходящего. Вместо сражения умов, они просто делятся информацией. Какой вообще в этом смысл?


- Что ж, я понимаю, в основном. Раз так... ты понимаешь что я одолею тебя?


Момон распростёр руки, двуручные мечи, выглядевшие продолжением его рук, словно засияли.


- Это... будет обременительно. Позвольте мне проявить крупицу сопротивления.


- Тогда - я иду.


Он шагнул - нет, неправильно. Стоявший перед ней Момон исчез. Он вступил в напряжённый ближний бой с Ялдабаофом.


Происходящее перед ней сражение Эвилай не могла описать словами.


Остаточные образы бесчисленных мечей, парированных и скрещённых с вытянутыми когтями Ялдабаофа.


- Невероятно...


Есть много способов передать похвалу, но в этот момент, Эвилай, загипнотизированная ослепительным фехтованием, могла предложить лишь это слово. Эти удары превосходили всех мечников на её памяти. Выглядело так, словно он может прорезать ночь и затаившееся в ней зло одним ударом.


Она почувствовала себя принцессой из песен бардов. А тёмный воин перед ней выглядел рыцарем, пришедшим ей на спасение.


Словно электрический разряд пробежал по позвоночнику от паха, миниатюрная фигурка Эвилай содрогнулась.


Её сердце, неподвижное уже более полутора сотен лет, будто вновь быстро забилось.


Положив руки на грудь, она, разумеется, ничего не почувствовала. Даже так, чувство было словно взаправду.


-... Пожалуйста, победите, Момон-сама.


Эвилай сцепила руки в пылкой молитве, надеясь что её рыцарь превзойдёт ужасного дьявола перед ней.


Вуууш! Ялдабаофа отбросило далеко назад, со звуком, непохожим не то что могло бы издать тело из плоти и крови. Но он устоял на ногах, скользя по каменной мостовой со скоростью, очень быстро стёршей бы подошвы его ботинок. После нескольких дюжин метров он наконец остановился и отряхнулся.


- Поистине впечатляюще. Обмениваться ударами с гениальным воином вроде вас было ошибкой с моей стороны.


C громким ударом, Момон вонзил меч глубоко в камень позади себя, и свободной рукой отколупнул осколок камня из шлема, прежде чем коротко ответить.


- Хватит расшаркиваний. Ты тоже сдерживаешь свою силу, не так ли?


Звучало почти невероятным что ни одна из сторон не выкладывалась на полную несмотря на масштаб только что произошедшего боя.


- Может, он полубог?
Потомки существ, называемых " Игроками", таили внутри себя невероятную силу. Слейновская Теократия называла таких людей полубогами. или, точнее, ими называли тех, в чьих жилах текла кровь Шести Богов. Потомков другой крови называли иначе.


Весьма возможно, что в жилах этого Момона течёт кровь " Игрока". Правильнее сказать, что ни один обычный человек не мог обладать подобной силой.


- Вот оно как, похоже я всё же не смог скрыть это от вас. Как и ожидалось от того, кого зовут Момон.


- Действительно Ялдабаоф, ведь так или иначе Момоном зовут именно меня.


- Очень хорошо, в таком случае 「 Облик Дьявола: Крылья с Щупальцами」.


Сзади на Ялдабаофе выросли крылья, но перья, были ненормально длинные, которые переходили в щупальца. Он говорил равномерно, Момону, который оставался настороже.


- Вы сильны. Нет никаких сомнений в том, что, вы возможно, сильнее меня. Хотя это не совсем по моему вкусу, разреши мне использовать иной метод. В то время как ваша собственная защита очень грозна, можно ли то же самое сказать о мелочи позади вас? Как вы справитесь с этим? Может, вам следует сосредоточиться на ее защите, вы так не думаете?


С этими словами он пустил градом перья. Их кончики были острыми как бритва, способные идеально разрезать мышцы и кости.


Эвилай была беззащитена перед лицом такого натиска. У нее больше не было маны, чтобы использовать " Кристальную стену". Все, что она могла сделать, это ждать и надеяться на чудо.


Но, как оказалось, Эвилай недооценила темного воина.


Раздался металлический звук, Эвилай посмотрела, и увидела стоящий перед собой крепкую защиту.


Разрушенные останки перьев были разбросаны повсюду. Даже если они были способны измельчить человеческое тело на куски, это все равно было красиво.


- Хорошо, что с вами все в порядке.


Спокойный голос этого мужчины. Его рука, взмахивающая мечом с невообразимой скоростью. Его размеренное дыхание и спокойный тон ничем не намекали на то что он только что неистово отбивал летящие в них перья.


- А.. А.. А! Ваше плечо! Вы в порядке?


В наплечнике Момона застряло перо. Расколотое пополам в полёте, оно потеряло пробивную силу, и выглядело как украшение на броне.


- Это пустяк. Подобные атаки не заслуживают даже внимания. Но я рад что вы не пострадали.


Он усмехнулся.


Эвилай почувствовала как её сердце со стуком накренилось. Её лицо горело под маской, ощущавшейся так словно она её обжигаетт.


- Изумительно! Защитить её не позволив ей получить ни царапины, я, Ялдабаоф, предлагаю вам мои искренние подзравления. Поистине, изумительная демонстрация.


- Я уже сказал, хватит расшаркиваний. Скажи, Ялдабаоф, почему ты отходишь?


И тут Момон сгрёб Эвилай рукой и прижал к себе.


-!


Её неподвижное сердце словно бы пыталось выскочить изо рта. В её мозгу снова и снова раздавались глупые истории глупых бардов. В особенности те, где рыцари носили принцесс на руках не переставая сражаться. Любой вменяемый человек понял бы, то носить груз сражаясь с сильным врагом ни что иное как глупость.


Но -


Сердце Эвилай упало. Она представляла себя принцессой, которую несут на руках, но на самом деле...


- Это...


Её несли словно мешок картошки, подмышкой. Хотя, на самом деле это был лучший метод. По сравнению со взрослой зрелой женщиной, Эвилай маленькая и лёгкая. Чтобы удерживать центр тяжести, для Момона вполне естественно держать её так.


Она знала что у неё нет права возмущаться, и её сердце всё ещё пылало в ярости от вида погибающих товарищей. Она прекрасно понимала что сейчас не время для подобных глупостей. И всё равно не могла полностью подавить разочарование.


Может, ему было бы проще, обними она его сама. Но она не была уверена что сможет удержаться без его помощи если он снова вступит в бой на этой невероятной скорости, и поэтому промолчала.


Вновь Эвилай видела начинающуюся битву между Момоном и Ялдабаофом. Расстояние между ними увеличилось, но для первоклассного воина и могучего демона это выглядело не более чем лишним шагом для каждого из них.


- Ну, продолжим?


- Нет, я полагаю что пока на этом всё. Как я сказал ранее, моя цель не в том чтобы победить вас. Теперь, мы превратим часть столицы в чистилище. Как только мы откроем провал, будьте уверены - я обязательно отправлю вас в преисподнюю на костре адского огня.


С этим, Ялдабаоф повернулся и исчез. Его движения не выглядели торопливыми, но с каждым моментом расстояние между ними увеличивалось, и он растворился в ночи.


- Нет. Нет, это плохо, Момон-сама, если мы не погонимся за ним...


Видя как Ялдабаоф удаляется Эвилай запаниковала, но Момон потряс головой.


- Я не могу этого сделать. Он отступал для того, чтобы осуществить свой план. Если бы я преследовал его, он бы сражался с полной силой. И если он сделалает это...


Момону не пришлось завершать фразу, Эвилай поняла.


Если он начнёт сражаться всерьёз, ты попадёшь под его атаку и погибнешь. Что-то в этом роде. Даже защищай он её, этот омерзительный дьявол наверняка использует атаки, которые достанут Эвилай.


То, что Момон защищал Эвилай, показывало что она ценна как заложник.


Она ненавидела себя, неспособную помочь Момону, защищавшему её, и то что она лишь обуза ему. Подумать только, и она говорила столь высокомерные слова Клаиму.


- Затем, Набэ. Что по-твоему мы должны делать?


В ответ, с неба спустилась женщина. Команда тёмного героя Момона включала магическую заклинательницу известную как Прекрасная Принцесса. Услышав это однажды, Эвилай посмеялась над тщеславием этого прозвища, но сейчас, увидев её вживую, обнаружила что задержала дыхание.


Она так прекрасна. Иностранка... судя по её внешности, она должно быть с юга. Эвилай смотрела на неё, не в силах отвести взгляд.


- Момон-са.. сан. Почему бы нам не отправиться в резиденцию нанявшего нас дворянина, как мы и планировали?


- И проигрнорировать Ялдабаофа? Разве необходимость остановить его не причина почему я здесь?


- Возможно, но в любом случае нам надо получить разрешение от клиента. Это первостепенно.


- Это так.


- В свете этого, я предлагаю отложить этого москита-переростка в сторону.


- Хм? А, простите меня, я опасался что вас может задеть его атака.


Момон медленно опустил Эвилай на землю.


- Нет... пожалуйста, не беспокойтесь обо мне. Мне понятны ваши намерения.


Эвилай глубоко поклонилась Момону.


- Благодарю вас за помощь. Позвольте мне представиться вновь. Я Эвилай, из адамантовой команды приключенцев Синяя Роза.


- Нет нужды в таких формальностях. Я Момон, приключенец адамантового ранга как и вы. Эта заклинательница - мой компаньон, Набель. Итак, что вы планируете делать теперь? Эти двое ваши товарищи? Если вам нужен кто-то кто понёс бы их, это не будет проблемой.


Он указал на Гагаран и Тию.


- Я глубоко признательна за ваше предложение, но нет необходимости. Наши коллеги скоро должны прийти. Возможно, они смогут бросить заклинание воскрешения на них здесь.


- Воскрешающие заклинания... их можно использовать? "


- Ах... ах, да. Наш лидер Лакюс может вернуть мертвых к жизни.


- Вот как? Тогда... если можно, я бы хотел узнать, на каком расстоянии можно применить заклинание воскрешения?


- Что ты имеешь в виду?


-То есть, допустим вы хотите воскресить этих двоих. Предположим вы произнесли заклинание в Имерии, тогда где они воскреснут? В Империи, или где их тела лежат?


Почему? Почему он так заинтересован в магии воскрешения? Любопытство, возможно. Люди которые могли использовать пятый уровень божественной магии были очень редки, так что не было ничего не обычного в интересе ко всему этому. Или возможно, кое-кто важный для него погиб. В этом случае, ответ Эвилай был бы жесток к нему. Она могла только молиться чтобы это был не тот случай.


- Я не очень хорошо разбираюсь в деталях, но я слышала Лакюс нужно быть очень близко что бы использовать заклинание воскрешения. Таким образом, в связи с вопросом Момон-самы, это будет невозможным использовать заклинание с Империи.


-Ммм. Тогда, другой вопрос, после воскрешения, будут ли они способны немедленно сражаться?


-Это было бы невозможно, - ответила Эвилай.


Заклинание которым пользовалась Лакюс было пятиуровневой магией " Поднятие Мертвеца". Поднятый терял огромное количество жизненной энергии. Без исключений, авантюристы ранга железный и ниже были бы обращены в прах, если бы заклинание использовали на них. Авантюристы адамантиевого ранга могли быть возрождены без проблем, но воскрешение высосало бы так много жизненой энергии из них, что они не были бы способны двигаться, и восстановление жизненной энергии заняло бы долгое время.


Если Ялдабаоф был прав, они не только будут в опасности, но и также будут лишены большого количество боевой силы.


...нет, в этих условиях, никто не сможет сражаться с Ялдабаофом, кроме великого человека стоящего передо мной. Воскрешение этих двоих, никак не повлияло бы на обстоятельства. Было бы разумнее для них сосредоточиться на восстановлении после воскрешения.


-Я понял... Я думаю теперь у меня есть общее представление об этом. Если возможно, я бы хотел встретиться с леди Лакюс. Возможно ли для меня подождать её здесь с тобой?


- Что! П-п-п-п-почему вы хотите встретиться с Лакюс?!


Прежде чем она смогла восстановить самообладание, слова Эвилай уже сорвались с её губ. Она сама не понимала почему. Едва услышав что Момон хочет встретиться с Лакюс, её сердце наполнилось негодованием. Это шокировало её, её вскрик встревожил и Момона.


Под маской, её лицо покраснело от стыда, её радовало что капюшон закрывает налившиеся красным кончики ушей.


- Я.. я надеялся спросить у неё про магию воскрешения, а также повстречаться с лидером Синей Розы, собратом-приключенцем того же ранга что и я, к тому же более опытным. Кроме того, Ялдабаоф может и ушёл, но нет гарантии что он не вернётся. Это столь неприятно?


- Н-нет, дело не в этом... ах, простите что закричала на вас.


Негодование в её груди развеялось при звуках имени Ялдабаофа; она знала что им нужно быть настороже против него.


Обдумав спокойно всё сказанное... я должна была это предвидеть. И ожидая возвращения Ялдабаофа... Это значит что он хочет защитить меня? Фуфу...


- Тогда, пока мы ждём, вы не против если я спрошу о том, что здесь произошло?


- Сначала я должна позаботиться о телах своих товарищей. Я не могу просто их там оставить. Вас не затруднит помочь их перенести, ведь правда?


Конечно, его не затруднило. Эвилай подошла к телам.


Она думала что они окажутся сожжены до неузнаваемости, но похоже дьявольский огонь выжег только их души а не плоть. Тела остались нетронуты. Закрыв им глаза и скрестив руки на груди, Эвилай достала " Покров Сна" из своего рюкзака, и начала укутывать Тию в него.


- Что это?


- Это магический предмет, останавливающий разложение и трупное окоченение завернутых в него тел. Очень полезно для тех кто использует магию воскрешения.


Тем временем, пока Эвилай отвечала Момон заметил что ей трудно завернуть крупное тело Гагаран, так что решил помочь, подняв тело своими невероятно сильными руками. Обернув тела, Эвилай торжественно сцепила ладони, молясь за души умерших и за Лакюс, что воскресит их.


- Благодарю вас за помощь.


- Не за что. Как я уже спрашивал, не могли бы вы рассказать мне что именно тут произошло?


Эвилай кивнула, и начала излагать предшествовавшие события. Что она знала, что они планировали делать, и историю о встрече с насекомоподобной горничной и битве с ней в которую вмешался Ялдабаоф.


Когда она заговорила о том как почти прикончила насекомоподобную горничную, в Момоне и Набель, тихо слушавших её рассказ, произошла перемена


- Итак, вы убили её?


Его слова были нейтральны, но за ними стоял несомненный гнев.


Эвилай встревожилась. Почему он недоволен убийством горничной Ялдабаофа? Но она решила завершить рассказ.


- Нет, мы её не убили. Ялдабаоф появился перед тем как мы смогли сделать это.


-... Вот как? Понимаю, понимаю.


Гнев исчез, и Эвилай задумалсь а был ли он вообще. Но, жёсткие глаза молчаливой Набель до сих пор наполняла кипящая ярость. Возможно, она всех до такой степени презирала.


Момон кашлянул, затем спросил
- Тогда... не попытайся вы убить горничную, как вы думаете, напал бы Ялдабаоф на вас?


Эвилай вдруг поняла причину злости Момона. Насекомоподобная горничная не нападала, и судя по всему именно атака Гагаран и Тии привела к нынешнему результату.


Приключенцы обычно старались избегать ненужных сражений. Если группа высокоуровневых пририключенцев этого не понимает, это порочит имя всех приключенцев адамантового класса, и даже самого Момона. Видимо, поэтому он и был недоволен. Но даже так, Эвилай не могла полностью согласиться с ним.


- Ялдабаоф сказал что собирается превратить столицу в ад. Горничная, подчиняющаяся кому-то вроде него не может быть кем-то нормальным. Я полагаю, что решение моих коллег вступить в бой было правильным.


В этом, единственном вопросе она не могла пойти на компромисс. Горничная была сильнее Гагаран и Тии. Зная это, они всё равно сражались - на это должна была быть причина. Она верила, что у её товарищей была достаточная причина поступить так.


Защищающаяся Эвилай и молчаливый Момон смотрели друг на друга, словно пытаясь пронзить взглядами её маску и его шлем. Пусть они и не видели лиц друг друга, Эвилай была уверена что смотрит в глаза Момона.


В конце концов, Момон был первым кто уступил.


- Мм. Аа. Понимаю. Вы правы. Я извиняюсь.


Он склонил голову в её сторону. Это шокировало Эвилай. Пусть она и крепко верила в своих товарищей, всё равно она не могла заставлять своего спасителя так унижаться.


- Ах! Пожалуйста, поднимите голову! Такой замечательный человек, как вы должны... Уeeeeee?


Как только она поняла, что только что сказала, Эвилай вскрикнула жалкий вопль.


Пусть Момон и являлся выдающейся личностью, но если подумать, использовать слово " прекрасный" чтобы описать его, это...


В глубине души Эвилай визжала.


Aaaaaх! Я не могу с собой ничего поделать, он чертовски крут! Разве это неправильно для меня, чтобы чувствовать себя, как девочка снова, только один раз в сотни лет? В конце концов, он могучий воин, который сильнее меня...


Учитывая как Эвилай пялилась на Момона подобно влюблённой школьнице, если он почувствует смущение и скажет об этом, это значит что у неё есть шанс. Если нет, её шансы мизерны.


Тело Эвилай перестало развиваться в возрасте двенадцати лет. Поэтому она не обладала ни одной из тех частей тела которые понравились бы мужчинам. Разжигать ли вожделение в других, или удовлетворять подобное вожделение, и то и другое было для неё проблематично. Конечно, определенная категория мужчин находила её весьма привлекательной, но они являлись меньшинством. С такой красоткой как Набель возле него, её шансы ещё более уменьшались.


Пока Эвилай собиралась с духом чтобы посмотреть на него, она обнаружила что Момон и Набель вместо этого смотрят в ночное небо.


Сначала она не поняла что они делают, но когда вспомнила как только что завопила, до неё дошло. Они приняли её крик за предупреждение.


Нет, это не так ~


Чувствуя что не знает что сказать, она почти расплакалась.


-...возможно ты ошиблась? Там ничего нет, - сказал Момон, просматривая видимую часть неба.


-О-ошибка, да это была ошибка. Я очень сожалею.


-А, не думай об этом. Лучше ошибиться, чем попасть в засаду.


Набель вернула свой меч в ножны, Момон отвечал Эвилай с мечом в одной руке.


Его вежливость обезоружила Эвилай. И вдруг, на краю её поля зрения вспыхнул свет. Не чистый белый свет магии, но злобный красный, цвет ревущего пламени.


- Mомон-сан -, посмотрите сюда.


Со словами Набель, они повернулись в сторону алого сияния. Глаза Эвилай расширились, она знала что вызвало этот огонь.


- Что? Это...


Багровое языки огня плевались в небо, как будто они хотели его сжечь.Пламя было больше тридцати метров в высоту, и она с трудом могла себе представить, каким была его ширина — несколько сотен метров, а может и больше.


Стена пламени качалась, словно вуаль, которая окружил город, по кругу.


Шокированная этим зрелищем Эвилай, вдруг услышала мягкий мужской голос, который говорил ей на ухо


- Пламя Геенны?


Как будто ее шея была на пружинах, она резко повернула голову в сторону, чтобы увидеть лицо Момона.


- Что, что, что, что это значит? Момон, вы знаете, что это за огромная стена пламени?


Плечи Момона слегка дрожали, он ответил, с несвойственным ему неуверенностью.


- А? Ах... нет, нет, я не могу полностью быть уверенным в этом. Смогу ли я сказать это вам, после уточнения кое-каких деталей?


- Да.......да хорошо.


-Мне нужно кое-что обсудить с Набе, пожалуйста, простите нас.


- Ех, можно мне пойти вместе с вами?


- Ах, нет, это личное дело. Пожалуйста, простите нас.


Это было настолько очевидно, что Эвилай стало стыдно за то, что она в первую очередь попросила об этом. Ее блуждающие глаза остановились на женщине, известной как Прекрасная Принцесса.


На её лице была торжествующая улыбка.


Она могла ошибаться, но так же могла могла оказаться и права. Для любой женщины естественно чувствовать себя выше других женщин, когда столь великий человек проявляет к ней особое внимание.


Эвилай никак не могла подавить странное чувство, кипящее внутри нее. Это был чувство гнева, которое она так ненавидела: пламя ревности.


Он не только сильный, но также знает, вещи которые даже я не знаю... мне никогда не встретить такого человека, как он снова.


Сила естественно привлекает человеческих самок. Напуганные могущественной внешней силой, это запускает естественный инстинкт присоединится к сильному мужчине и родить его детей, получая защиту для себя и потомства. Конечно, не все женщины выберают человека в такой манере. Личность, внешность, многие факторы могут привести к любви. Тем не менее, искать силу в партнёре глубокая склонность.


Эвилай смотрела презрительно на таких женщин.


Глупо хотеть быть защищенным, лишь потому что ты слаб. Вместо этого, все, что нужно сделать, это стать сильным, и тогда не нужно будет искать защитника. Это должно быть так.


Но позволь она такому мужчине уйти, останется ли шанс однажды встретить кого либо, столь же сильно удовлетворяющего её вкус?


Эвилай не была стара, но Момон наверняка состарится и умрет раньше нее. И неважно, как сильно бы она не старалась, Эвилай никогда не сможет завести детей от Момона. Спустя десятилетия, она будет снова одинока. Еще, она подумала, что может быть хорошо хоть раз в своей жизни, пожить как женщина.


Другая женщина может иметь ребенка. Самое главное это любовь. Я, конечно, не против, если у него будет любовница или даже две.


- Тогда, пожалуйста, подожди здесь немного. Я прошу прощения за... Эвилай?


- Хм? Ах, простите. Я думала о кое-каких вещах, которые мне нужно обсудить с моей группой. Хорошо, я подожду здесь.


По правде говоря, она не хотела расставаться с ним. Но она также не хотела, быть рядом с женщиной, перед которой она признавала свое полное поражение.


Конечно, она не могла сказать такую вещь.


Слишком навязчивые женьщины никому не нужны. Мужчины такие существа, которые тем сильнее пытаются сбежать, чем больше ты пытаешся их привязать.


Она помнила о праздной болтовни в таверне. В то время, она рассмеялась, но тогда она думала, что он не имеет ничего общего с ней


Как жаль. Даже такие тривиальности имеют смысл. Я должна быть внимательней... но не слишком ли поздно, начинать сейчас? Будет ли у меня время научится быть женщиной?


Когда она смотрела на удаляющиеся фигуры двух авантюристов, голову Эвилай начали заполнять с дикие мысли.


Она знала, сейчас не время для праздных фантазий, но она знала слишком мало о том, что происходит, что делать, и поэтому она ничего не предпринимала. Даже так, Эвилай будет идти в бой, в котором она может погибнуть. В таком случае, она может вздохнуть и искренне думать о чем-то еще, чтобы предотвратить ее разговор на эту тему.


...это факт.


Она не знала хорошо ли ее тело, если она не способна рожать детей, но над этим можно было бы еще подумать.


... хааа. Победить Ялдабаофа и сделать будущее...


Пожар в сердце Эвилай с гулом пошел вверх, как будто Ялдабаоф воздвигнул огненные стены и внутри нее.


Единственный, кто может победить тебя это Момон-сама. Тогда, я буду убирать мусор вокруг него. В этот раз, если горничная покажется, я убью ее. Я была когда-то проклятым существом известной как Лэндфол! Не смотри на меня свысока, Ялдабаоф!


♦ ♦ ♦


- Я не думаю, что она будет в состоянии услышать нас здесь.


- Будет очень трудно подслушать нас из такого расстояния.


- Тем не менее, мы по-прежнему должны быть на чеку.


Аинз активировал расходный элемент. Он имел силу помешать подслушиванию, но кажется это было пустой тратой одноразового предмета. В любом случае, у него не было выбора.


- Теперь, Набе, я думаю, что раскусил большую часть плана Демиурга. Однако, чем сложнее машина, тем легче она ломается. То же самое относится и к планам. Мы должны избегать действий, будто победили, и не подтвердили факты лишь потому, что " мы на коне". Ты понимаешь?


- Я понимаю, как и ожидалось... от нашего Господина и Владыки, Высшего Существа.


Похвала Нарбераль пришли из её сердца, и Аинз признал его царственным кивком головы. Это выглядело, так как будто он говорил, что всё идёт по плану.


Но это был не тот случай.


Ему стало так, будто предстоит утопиться в озере, что образовался несуществующи холодный пот.


Он даже не мог понять смысл плана Демиурга. Аинз попросту начал бой с глупой целью красиво продемонстрировать свои навыки боя, на улицах столицы.


Шок, который пришел, когда он узнал, что его противником был Демиург окончательно разрушило его душевное равновесие. Только благодаря контролю эмоций, которым обладала вся нежить он был спокоен.


После этого он думал, что он будет бороться с Восемью Пальцами согласно своему заданию, но потом он узнал, что он будет сражаться вместе с искателями приключений адамантитового ранга. Поскольку он не знал, что происходит вокруг, Аинз махнул рукой на размышления об этом.


Говорить бездумно в таких условиях будет совершенно неуместно. Аинз знал, что крайне опасно делать вид, что понимаешь что проиходит,, когда тебе одному на самом деле ничего не известно. Возможно, бы быть мудрее, узнать то чего он не знает, но в сложившихся обстоятельствах, это было опрометчиво. Высшее Существо достойное лояльности, должно продемонстрировать достойный навыки предвидения будущего.


Если руководитель - особенно кто-то на уровне генерального директора - показал бы себя слишком некомпетентным, то его подчиненные потеряют доверие к нему.


Таким образом, он отчаянно пытался напрягать свои несуществующие клетки мозга, чтобы произвести афоризму.


Возможно Нарберал была слишком честна, или слова, которые он говорил были очень значимы для нее. Взгляд Нарберал был полон уважением. По этим предлогом Аинз сказал Нарберал.


- - Хммм. Затем, для того, чтобы гарантировать успех операции Демиурга, к тому же контактировать с ним я не буду, потому что эта женщина все еще может наблюдать. И прямо сейчас, я не могу пользоваться волшебством. Фуу... Эвилайн не позволить её бдительности ослабеть ни на минуту. Я не имею доказательств, но я уверен, что она уже подозревает меня.


- Как такое возможно? Ничего подобного. Вероятно она так пристально смотрела на вас по другой причине."


Аинз посмотрел на Нарбераль, стараясь что бы она это не заметила.


- Наверно дело в этом. Я смутно понимаю как эта женщина думает. Я считаю, что проявление моего гнева, когда мы обсуждали Энтому было фатальной ошибкой. Может быть, я должен был просто убить ее тогда?


Не было возможности ответить на этот вопрос.


Когда он услышал, что Энтому чуть ли не убили, Аинз воспылал гневом. Хотя гнев немедленно был подавлен подобно всем силным эмоциям, тут же его заполонила убийственная ярость. Это чудо, что он немедля не отрубили голову Эвилай своим мечом.


Он подавил своё намерение убийства и не действовал по воле гнева, потому что раньше, делая выводы, что убийство Эвилейн будет не очень выгодно. В конце концов он нашел кого-нибудь, кто смог воспользоваться магией воскрешения и они имели возможность извлечь выгоду из этого. Разрушение этого было бы слишком большой из потерь.


Может быть, я вырос и научился контролировать себя.


Поделиться:



Популярное:

Последнее изменение этой страницы: 2016-04-09; Просмотров: 824; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2024 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.155 с.)
Главная | Случайная страница | Обратная связь