Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Раздел 1.2. Режим пребывания иностранных граждан и лиц без гражданства в Республике Беларусь




 

Вряд ли справедливо мнение о том, что правовой режим иностранцев и лиц без гражданства является определённой совокупностью их прав и обязанностей и поэтому правовой режим и правовой статус можно трактовать как однопорядковые поняти [55, с. 136-137].

В действительности правовой режим представляет собой устанавливаемый и обеспечиваемый государство порядок приобретения и реализации иностранцами и лицами без гражданства основных прав, свобод и обязанностей [5, c. 137].

Обратившись к мировой практике, мы увидим, что государства в своём национальном законодательстве и международных договорах предусматривают различные виды правовых режимов пребывания иностранцев и лиц без гражданства в данной стране. К правовым режимам в междунраодном и внутригосударственном праве относится: национальный, наибольшего благоприятствования, специальный (преференциальный) [15, c. 178].

В чём же состоит суть различных видов правовых режимов?

Национальный режим представляет иностранцам и лицам без гражданства практически те же права и свободы, что и гражданам страны пребывания, также на них возлагаются практически те же обяанности, что и на граждан страны пребывания, но есть ряд исключений, предусотренных национальным законодательством. Например, отсутствие у иностранных граждан и лиц без гражданства права на участие в управлении государственными делами. Не возлагаются на иностранных граждан и лиц без гражданства такие обязанности, как обязанность нести службу в вооружённых силах государства пребывания. "Национальный режим не нарушает связи иностранца и с государство его гражданства - в отношении своего государства он несёт обязанности при сохранении всех прав. Это означает, что права и свободы предоставляются иностранным гражданам независимо от того, имеют ли такие же права и свободы граждане данного государства в государстве, гражданином которого является иностранец [51, c. 78]. На мой взгляд следует отметить, что на практике принцип взаимности может применяться не к комплексу прав и свобод, а приминительно к отдельным правам и тогда он специально оговаривается в соотетствующем специальном законе. Я прихожу к выводу, что данный режим может закрепляться как в международных договорах, соглашениях, так и в национальном законодательстве. В качестве примера приведёт Соглашение от 24 ноября 1998 года (вступило в силу для Республики Беларусь в 1999 году "О взаимном предоставлении гражданам Республики Беларусь, Республики Казахстан, Кыргызской Республики и Российской Федерации равных прав в получении скорой и неотложной медицинской помощи". В соответствии со ст. Соглашения Стороны предоставят гражданам Республики Беларусь, Республики Казахстан, Кыргызской Республики и Российской Федерации равные права на получение бесплатной скорой и неотложной едицинской помощи в этих государствах наравне с гражданами госудкарства, где оказывается помощь [57].

Факт принадлежности лица к тому или иному иностранному государству может проявляться в определенном неравенстве иностранных граждан между собой (например, в сфере международной торговли, транспорта). Оговорка в режиме наибольшего благоприятствования способствует если не устранению, то сглаживанию такою неравенства [67, с. 91]. Л.Н. Галенская утверждает, что “наибольшее благоприятствование представляет собой не вид правового режима иностранцев, а широко распространенную оговорку (положение), включаемую в международные договоры с целью воспрепятствования дискриминации в отношении граждан и юридических лиц соответствующих государств” [6, с. 11].

“Комиссией международного права ООН был разработан проект статей о клаузулах о наиболее благоприятствуемой нации. Согласно этому проекту, юридическая сущность клаузулы о наиболее благоприятствуемой нации как договорного положения состоит в обязательстве государства предоставить другому государству режим наиболее благоприятствуемой нации в определенной сфере отношений (например, в торговле, мореплавании). В тексте проекта в конечном итоге комиссия применила термин “не менее благоприятный, чем режим, распространенный на третье государство [68, c. 127].



Отметим, что механизм о наибольшем благоприятствовании действует таким образом, что права и преимущества, которыми наделены или которые получат граждане третьих стран, автоматически распространяются на иностранцев - граждан договаривающихся стран. То есть, действует cвоеобразный механизм уравнивания в правах всех иностранцев, проживающих на территории определенного государства, в договоры которого включена клаузула о наибольшем благоприятствовании” [69, с. 309].

На наш взгляд, наиболее точной является характеристика режима наибольшего благоприятствования,. данная А.И. Микульшиным: “Основное назначение наибольшего благоприятствования заключается в уравнении иностранцев между собой в определенной сфере прав, или, другими словами, в запрещении дискриминации” [70, с. 182].

В двусторонних международных договорах довольно часто делаются оговорки о том, что режим наибольшего благоприятствования не распространяется на определенные привилегии и преимущества, например, ге, которые договаривающиеся стороны предоставили или могут предоставить в будущем определенным субъектам из соседних стран с целью облегчения приграничной торговли, приграничного общения населения и т. д. На соответствующие категории физических и юридических лиц таких стран будет распространяться в данном случае уже не режим наибольшего благоприятствования, а специальный режим. Он означает преимущества прав одних иностранных граждан по сравнению с другими иностранными гражданами, но не по отношению к собственным гражданам [71, с. 412].

Необходимо отметить, что специальный режим по-разному рассматривается различными авторами. А.И. Микулыпин определяет специальный режим как "совокупность норм, регулирующих права и обязанности, которыми наделяются только иностранцы в государстве пребывания” [70, с. 188].

В.Г. Гавриленко рассматривает специальный режим как “предоставление иностранным физическим и юридическим лицам определенных прав по внутреннему (национальному) законодательству или международным договорам” [59, с. 647].

Л.Н. Галенская считает, что “существует только один вид правового режима иностранцев - специальный. Он распространяется на все области правового регулирования и устанавливает режим для иностранцев, который отличается от режима собственных граждан (хотя и приближен к нему) несколько меньшим объемом прав в одних областях и наличием специального регулирования - в других. Во всех случаях этот режим не должен быть уже, чем сложившийся международный стандарт, установленный документами в области защиты прав человека” [6, с. 13]. Однако, “сужение видов режимов иностранцев до одного — специального — не охватывает всей полноты правовых и организационных мер государства по регулированию статуса иностранцев. В мире нет ни одного национального законодательства, которое было бы всецело построено на специальном режиме” [6, с. 308].

Таким образом, с некоторыми вариациями для той или иной страны национальные правовые системы в вопросах правового регулирования положения иностранцев и лиц без гражданства придерживаются следующей схемы: практически полное уравнивание иностранцев и лиц без гражданства в правах с собственными гражданами в области экономических, социальных и части гражданских прав, установление для иностранцев и лиц без гражданства специального режима в области политических и части гражданских прав, а также административного регулирования [19, с. 308].

Кроме рассмотренных видов правового режима иностранцев и лиц без гражданства в литературе встречаются упоминания и о других видах этого режима. Так, например, П. И. Савицкий пишет о дискриминационном режиме, который характеризуется тем, что иностранцы и лица без гражданства лишаются элементарных гражданских и трудовых прав, на них не распространяются определенные нормы социального законодательства [2, с. 190].

Что же представляет собой режим наибольшего благоприятствования?

Для этого следует соотнести правовой статус юридических и физических лиц договаривающихся государств, с правовым статусом таких же лиц третьего государства на их территории. Он означает, что “юридическим и физическим лицам одного договаривающегося государства предоставляется на территории другого такой же правовой режим, которым пользуются или будут пользоваться в дальнейшем на их территории юридические и физические лица любого третьего государства, т. е. и такого государства, которому предоставлены в этом наиболее благоприятные условия” [5, с. 36]. “Режим наибольшего благоприятствования как бы, уравнивает в правах иностранцев” [5, с. 80]. Он закрепляется в Международных договорах и соглашениях, предоставляется на взаимных началах, и чаще всего применяется при регулировании торговых связей [35, с. 80]. Примером договора, устанавливающего режим наибольшего благоприятствования, является Торговое соглашение между Правительством республики Беларусь и Правительством Республики Корея (данный международный договор был подписан в г. Сеуле 17 мая 2004 года), 29 октября 2004 г. принят Закон Республики Беларусь “О ратификации Торгового соглашения между Правительством Республики Беларусь и Правительством Республики Корея”.

С.В. Исакович различает привилегированный режим, когда иностранцам и лицам без гражданства предоставляются более широкие права, чем собственным гражданам. Следует отметить, что указанный автор имеет в виду нарушения прав человека в капиталистических странах и эти нарушения не следует рассматривать в качестве правового режима [5, с. 12]. Так, Г.И. Гункин отмечает, что "привилегированный режим в историческом плане был связан с режимом капитуляций, по которому восточные государства предоставляли гражданам некоторых европейских держав значительно большие права и свободы, нежели своим собственным гражданам” [6, с. 308-309].

Таким образом, сказанное выше дает возможность сделать некоторые выводы.

Категория правового режима иностранцев и лиц без гражданства имеет общеправовой характер, то есть распространяется на все области правовых отношений и соответственно позволяет характеризовать положение иностранцев и лиц без гражданства в той или иной стране. Но также данная категория может использоваться и для характеристики правового статуса иностранцев и лиц без гражданства в отдельных областях правового регулирования [6, с. 12-13].

Каждое государство само устанавливает правовой статус иностранцев и лиц без гражданства и поэтому он в различных государствах не одинаков по своему объему. Но, тем не менее, его правовая регламентация имеет и сходные черты, позволяющие выделить основные вышеназванные виды правового режима иностранцев и лиц без гражданства.

Анализ основных положений законодательства Республики Беларусь позволяет охарактеризовать правовой режим иностранцев и лиц без гражданства в нашей стране в целом как национальный, но не исключаются элементы иных правовых режимов (режима наибольшего благоприятствования, специального режима) для отдельных категорий данных лиц.

Переходя к характеристике правового статуса иностранцев и лиц без гражданства, следует отметить, что понятие “статус” используется для определения роли и места субъекта (человека, гражданина, юридического лица) в системе правовых отношений, существующих в обществе и государстве. Нередко используется другое по сути тождественное правовому статус} понятие - “правовое положение” [7, с. 87].

Некоторые ученые различают понятия правового положения и правового статуса личности. Однако, на наш взгляд, такого рода позиция является не совсем удачной, так как слово “статус” в переводе с латинского и означает положение, состояние кого-либо или чего-либо.

В этой связи для нас является более приемлемой иная точка зрения, согласно которой термины ‘‘правовой статус” и “правовое положение” целесообразнее классифицировать как идентичные. [7, с. 3].

В литературе чаще правовой статус отождествляют с правами, свободами и обязанностями граждан (человека) [3, с. 87]. Так, например, С.Г. Дробязко под правовым статусом личности понимает “совокупность всех принадлежащих ей прав, свобод и обязанностей, определяющих ее правовое положение в обществе” [7, с. 5-6]. Нам представляется более предпочтительной иная точка зрения, согласно которой понятие правового статуса “по своему содержанию не сводится к совокупности прав, свобод и обязанностей, так как сами по себе они еще не дают полной картины правового положения человека” [3, с. 87]. Сходная позиция у Л.Д. Воеводина, согласно которой “правовое положение (статус) рассматривается как комплексный государственно-правовой институт, составной частью которого являются основные права, свободы и обязанности граждан” [78, с. 13].

М.Ф. Чудаков отмечает, что “институт правового статуса иностранцев нельзя полностью отнести к международному частному праву. Основные, принципиальные положения, определяющие статус личности, и в рамках его статус иностранца, — закреплены в Конституционных нормах, а затем развиваются и конкретизируются в отдельных отраслях советского права” [9, с. 112]. По мнению Н.И. Марышевой “правовой статус иностранных граждан и лиц без гражданства формируется в целом на основе общепризнанных принципов и норм международного права, международных договоров, права страны гражданства (страны места жительства) лица, права страны его пребывания” [7, с. 56]. В целом, разделяя позиции обоих ученых, мы приходим к выводу, что наибольшее правовое закрепление статус иностранцев и лиц без гражданства в Республике Беларусь находит в Конституции, которая с учетом общепризнанных принципов и норм международного права, определяет правовой статус данной категории лиц в нашей стране. “Правовой статус, являясь ключевой и наиболее широкой обобщающей категорией, преломляет в себе сложный комплекс различных социальных связей, отношений, интересов, фокусирует совокупность тесно взаимосвязанных и в то же время относительно самостоятельных цоридических и общесоциологических явлений, чем объясняется определенная трудность исследования данной категории, недостаточная ее разработанность, наличие в ней спорных моментов” [8, с. 58]. В данной работе мы рассматриваем лишь некоторые теоретические вопросы этой проблемы. Их круг предопределен состоянием нашей науки в данной области, где теория еще разработана не в достаточной степени.

По итогам данной главы можно сделать следующие выводы:

1.Термины “иностранец” и “иностранный гражданин” идентичны и неотделимы друг от друга. Они не охватывают лиц без гражданства, поскольку уже в самом содержании понятия “лицо без гражданства” заложен смысл, что данный индивид вообще нс имеет гражданства какого-либо государства. В этом аспекте данное понятие должно рассматриваться как имеющее самостоятельное, отличное от понятий “иностранный гражданин” и “иностранец” правовое положение и иное закрепление законодательного регулирования.

Иначе говоря, под иностранцем (иностранным гражданином) мы понимаем - любое физическое лицо, пребывающее на территории Республики Беларусь и находящееся в правовой связи с белорусским государством, не являющееся его гражданином и имеющее достоверное подтверждение своей принадлежности к гражданству другого государства.

2. Анализ основных положений законодательства Республики Беларусь позволяет охарактеризовать правовой режим иностранцев и лиц без гражданства в нашей стране в целом как национальный, но не исключаются элементы иных правовых режимов (режима наибольшего благоприятствования, специального режима) для отдельных категорий данных лиц.

 

 

 

 





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-10; Просмотров: 779; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2021 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.052 с.) Главная | Обратная связь