Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Особенности деятельности человека в современной




Системе управления

 

 

Деятельность человека-оператора сложной системы «человек—машина» характеризуется рядом специфических особенностей. Отметим главные из них.

1. С усложнением систем управления и расширением сферы разрешаемых ими задач расширились и функции оператора в этих системах. В настоящее время человеку-оператору вменяется в обязанность выполнение ряда разнообразных и часто несходных между собой функций (наблюдение, управление, запись показателей работы системы в журналы, переговоры по телефону и тд.). В такой деятельности особенно высоки требования к ее организации, планированию, распределению внимания, контролю.

2. В сложной системе управления между человеком и управ­ляемым объектом «вклиниваются» системы дистанционной пере­дачи: по одной линии оператор получает информацию о состоя­нии объекта и системы управления, по другой с помощью орга­нов управления воздействует на систему, на объект. В таких условиях человек может судить о состоянии управляемого объ­екта, основываясь главным образом на тех ограниченных дан­ных, которые он получает по дистанционной передаче, к тому же в закодированной форме; возможности его воздействия на объ­ект также ограничены выведенными к нему органами дистанци­онного управления,

3. В современной сложной системе управления нагрузка на различные сенсорные каналы восприятия человека распределяется неравномерно. Если при непосредственном контакте с предметом труда человек может воспринимать и оценивать его по зрительному, слуховому, тактильному и другим каналам вос­приятия, то при дистанционном управлении он лишается воз­можности такого полного много модального восприятия. Здесь основная нагрузка ложится обычно на зрение, и этот канал за­частую оказывается перегруженным.

4. Во многих сложных системах человеку приходится рабо­тать в условиях жестких ограничений по своевременности и точ­ности действий, когда даже минимальное запаздывание с ответ­ным действием или его недостаточная точность ведет к не дости­жению заданной цели. Для таких систем характерна высока! цена ошибки — здесь неправильные действия человека часто влекут за собой тяжелые последствия, большой ущерб. В по­добных системах возможны резкие изменения условий труда — от расслабляющей монотонности до ситуаций, требующих эк­стренных решительных действий для спасения людей, техники. Поэтому деятельность оператора в сложной системе управления оказывается порой весьма ответственной, а следовательно, и эмо­ционально напряженной.

5. Операторам некоторых сложных систем «человек—ма­шина» приходится находиться и работать в совершенно необыч­ных условиях жизнедеятельности. Наиболее ярким примером здесь может служить деятельность оператора космического ко­рабля, который работает в ограниченном жизненном простран­стве в состоянии невесомости или при больших перегрузках, сен­сорной изоляции и многих других необычных факторах.

В инженерной психологии при анализе структуры системы «человек—машина» удобно рассматривать человека как компо­нент системы управления. При этом действия человека анализи­руются совместно с работой технических устройств системы. Такое рассмотрение следует расценивать как чисто условное — как искусственный метод, позволяющий соотносить столь раз­нородные составляющие данной системы, какими являются человек и машина. Здесь мы исходим из основной предпо­сылки данного курса о том, что человек является центральным компонентом этой системы, а машина — лишь орудием его дея­тельности. Именно с таких позиций и будет вестись дальнейшее сопоставление этих компонентов. В связи с рассмотрением че­ловека как компонента системы может возникнуть целый ряд принципиально важных вопросов. Допустимо ли рассматривать на одном уровне две такие разные по своей природе, по дейст­виям, по возможностям, по характеристикам составляющие системы «человек—машина»? Допустимо ли применять для оценки человека те же критерии, которые используются для оценки технических устройств?



Остановимся последовательно на отдельных возражениях, которые могут возникнуть по этому поводу.

а) Первое возражение заключается в следующем: при рассмотрении человека как компонента системы «человек—машина» мы как бы «вырываем» его из социальной среды и включаем в искусственные рамки отдельной технической системы.

Однако в системе рассматривается не абстрактный оператор, а человек, сформировавшийся под воздействием социальной среды, которая, естественно, будет отражаться на его поведении в системе и управляющей деятельности. Здесь оператор рас­сматривается как человек, использующий технические компо­ненты системы — машину и ее оборудование — в качестве ору­дий труда и выполняющий таким образом свои социальные функции. Эти особенности человека-оператора принимаются во внимание при анализе его действий как компонента системы.

б) Техническое устройство действует по вполне определенной, заранее заданной однозначной схеме, и его действие можно всегда описать алгоритмом. Управляющие же операции человека оказываются весьма неопределенными — одна и та же цель, в зависимости от условий деятельности, здесь может достигаться с помощью различных операций. Возникает сомнение, можно ли
столь по-разному действующие компоненты ставить в один ряд и рассматривать совместно?

Ответ на это возражение мог бы быть следующим. Действие человека движимо целью, т. е. соответствующим представлением, сформировавшимся в его сознании и определяющим направленность и программу его поведения. Но направленностью действия обладают и технические устройства — автоматы, которые также действуют по определенной программе (правда, заданной им заранее человеком). В наше время уже существуют такие автоматы, которые способны не только ретранслировать поступающую к ним информацию, но и разносторонне оценивать ситуацию и выбирать из многих вариантов оптимальный способ действия, внося тем самым дополнительную информацию в систему. Если не вдаваться в принципиальное различие физической природы направленности человека и автомата (которое в данном рассмотрении не является решающим), то можно заключить, что указанное замечание также не может
служить препятствием к совместному рассмотрению в единой схеме человека и машины.

в) Техническое устройство в системе управления реагирует только на определенный комплекс сигналов, и на его выходе существует некоторый конкретный набор ответных действий. Человек же воспринимает бесконечное множество сигналов и располагает бесконечным числом вариантов ответных действий.

Такая разнородность действий может препятствовать их совме­стному рассмотрению.

Однако при этом не принимается во внимание тот факт, что оператор в сложной системе управления получает дистанционно от индикаторных приборов весьма ограниченный набор сигна­лов и его возможности воздействия на управляемый объект также технически лимитированы. Если к тому же учесть, что оператор в своих управляющих действиях ограничен инструк­циями и правилами, то легко заключить, что и это возражение может быть опровергнуто.

г) И последнее, наиболее существенное возражение против рассмотрения человека как компонента системы управления заключается в следующем. Каждое техническое устройство в данный момент имеет вполне определенную передаточную функ­цию, связывающую его входной и выходной сигналы. Если это устройство заменить любым другим исправным устройством той же марки, то передаточная функция этого компонента си­стемы сохранится. Передаточная же функция у каждого чело­века своя. Она зависит от особенностей его высшей нервной деятельности, от его профессиональных, личностных качеств и существенно изменяется в зависимости от отношения человека к задаче, от степени его мотивации к ее разрешению, от его пси­хического и физического состояния и других трудно учитываемых факторов. Такая большая изменчивость «передаточной функ­ции» человека делает этот компонент столь неопределенным, столь отличным от остальных, технических компонентов, что может утратиться смысл их совместного рассмотрения.

Чтобы ответить на этот вопрос, следует обратиться к теории индивидуального стиля, развиваемой в советской психологии В. С. Мерлиным, Е. А. Климовым и их последователями. Сущность этой теории состоит в следующем: в большинстве видов деятельности (к которым человек пригоден) люди с разными свойствами нервной системы оказываются способными достигать достаточно высоких результатов за счет выработки своих индивидуальных стилей деятельности. У человека обычно имеются определенные природные качества, которые полезны для данной деятельности, и какие-то качества, которые препятствуют ее успешности.

В процессе тренировки могут быть выработаны способности компенсации отрицательных для данной деятельности природных качеств и более полного использования положительных природных качеств.

Так, например, высокая лабильность нервных процессов является положительным качеством оператора, но в то же время это качество порой порождает поспешность действий, а следовательно, и дополнительные ошибки, что уже; является его недостатком. Люди с малой лабильностью нервной системы имеют худшие скоростные качества, но зато реже допускают ошибки за счет поспешности.

В процессе тренировки в данной деятельности происходит формирование индивидуального стиля, что способствует умень­шению различий в результатах деятельности людей того или другого типа. Операторы с малой лабильностью вырабатывают соответствующие компенсаторные качества (повышенную чув­ствительность к сигналам, большую внимательность и др.), ко­торые позволяют им действовать так же своевременно, как и операторам с высокой лабильностью. Люди же с высокой ла­бильностью, благодаря тренировкам, становятся более сдер­жанными, научаются быстро обнаруживать и исправлять свои ошибки и действовать не только своевременно, но также доста­точно правильно и точно.

Благодаря такой направленности человека на активное ис­пользование своих преимуществ в данной деятельности и выра­ботку компенсаторных механизмов для парирования свойствен­ных ему недостатков, происходит нивелирование на высоком уровне результатов работы людей с различными особенностями нервной системы. Таким образом, выработка индивидуального стиля является процессом адаптации человека к машине, иду­щим навстречу тенденции приспособления машины к человеку. Следует отметить, что теория индивидуального стиля разрабо­тана главным образом применительно к таким видам действия, где существующие ограничения не препятствуют формированию индивидуального стиля. И хотя деятельность человека-опера­тора является довольно детерминированной, у людей, пригод­ных к данной профессии, обычно остаются достаточно широкие возможности для приспособления к этой деятельности в соот­ветствии с их индивидуальными особенностями.

Итак, внутренние различия операторов, пригодных и подго­товленных к данной деятельности, при положительной мотива­ции к ее выполнению будут сравнительно мало отражаться на их выходных показателях. Следовательно, и возражение, осно­вывающееся на неопределенности «передаточной функции» че­ловека и различии его выходных результатов, также является несостоятельным. Многочисленные эксперименты, проведенные с различными операторами в естественных и лабораторных условиях, свидетельствуют о значительной общности их выход­ных характеристик деятельности. Этому обстоятельству в нема­лой степени способствует также единство существующих мето­дов обучения и тренировки операторов. Поэтому выходные характеристики компонента «человек» системы управления оказываются достаточно сходными и могут описываться и ана­лизироваться теми же статистическими методами, которые ис­пользуются для оценки технических устройств. Статистические показатели работы человека-оператора представляется возможным апроксимировать и выражать их функциональные связи в виде графиков и алгоритмов.

Итак, проведенный анализ показывает, что человека можно рассматривать как компонент системы управления. Однако при этом всегда следует помнить, что это компонент совсем иного рода, который отличается от ее технических компонентов не только по своей природе, но и по тем возможностям, по тем за­дачам, которые он оказывается способным разрешать.

Теперь рассмотрим пример функционирования оператора в системе «человек—машина». Подобные системы могут быть незамкнутыми и замкнутыми. В незамкнутой си­стеме человек только запускает машину, и этим его функция завершается (например, артиллерист произвел расчеты, прице­лился, выстрелил — и таким образом завершил свою деятель­ность). В замкнутых же системах «человек—машина», которые изучаются в инженерной психологии, деятельность человека организуется на основе информации, поступающей по линии обратной связи; здесь человек обычно выступает и как прием­ник информации, и как ее преобразователь, и как регулятор системы. Разберем управляющую деятельность человека-опе­ратора в замкнутой системе.

Рис. 1. Схема обмена информацией в системе “человек - машина”

 

О состоянии управляемого объекта и показателях выходного продукта оператор судит по индикаторным приборам.
Пока показания приборов находятся в норме и свидетельствуют
о том, что управляемый объект функционирует в соответствии
с заданной программой, оператор осуществляет только контроль за работой системы. Отклонение показаний одного или нескольких индикаторных приборов от нормы является сигналом о появлении в работе системы отклонения от заданной программы и необходимости вмешательства оператора в управление. Чтобы устранить возникшее нарушение оптимальным способом, оператор должен соотнести показания о нарушении с показаниями остальных индикаторов и, исходя из их связи, сделать вывод о состоянии управляемого объекта и динамике его изменения, затем актуализировать в памяти возможные спо­собы устранения подобных нарушений и выбрать из них вари­ант, наиболее подходящий для сложившейся ситуации. Этот вариант оператор реализует! соответствующим перемещением органов управления и по индикаторным приборам! Контроли­рует процесс устранения нарушения и приведения системы к заданному программой состоянию. Если введенное управляю­щее воздействие не дает желаемых результатов, то оператор анализирует отклонение фактического процесса от ожидаемого и изыскивает другие пути согласования управляемого процесса с заданной программой и так далее, вплоть до приведения па­раметров системы к установленной норме.

При описании рассматриваемой блок-схемы мы расчленили управляющую деятельность человека-оператора на процессы контроля, восприятия нарушения, поиска способа его устране­ния, моторных действий по реализации избранного способа действий и контроля за их результатами. Если оператор будет выполнять все эти действия поочередно, развернуто во времени, то его реакция на возникшее нарушение, очевидно, будет отсроченной. Подобным образом оператор действует в тех слу­чаях, когда возникает совершенно необычное, незнакомое ему нарушение, для устранения которого у него не выработаны на­выки управления. Для большинства же нарушений, возникаю­щих в системе управления, у оператора выработаны соответст­вующие автоматизмы их обнаружения и устранения. Поэтому перечисленные действия оператора чаще всего оказываются свернутыми во времени и сжатыми в едином управляющем акте, что проявляется в его немедленном реагировании на об­наруживаемые нарушения.

Вывод: Рассмотренный пример иллюстрирует такую деятельность оператора, которую можно определить как деятельность по устранению нарушений, возникающих в управляемом объекте, в системе. Подобная деятельность присуща многим оператор­ским профессиям: операторам по управлению технологическими процессами, операторам водительского профиля (летчикам, шо­ферам) и др. Однако данный пример можно трактовать и шире — не просто как деятельность по устранению отдельных рассогласований, но и как деятельность по выдерживанию за­данной программы работы системы. В таком случае принцип действия изложенной схемы будет охватывать еще более широ­кий круг операторских профессий — он может быть применен также к операторам, осуществляющим руководство движением, операторам по обнаружению сигналов и пр. Все они управляют системой, перестраивают ее и фактически устраняют отклоне­ния ее режима работы от заданной программы.





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:

  1. A. достойную жизнь человека и свободное развитие человека
  2. C. Благодать в действии – Божийметод оправдания человека.
  3. E) Способ взаимосвязанной деятельности педагога и учащихся, при помощи которого достигается усвоение знаний, умений и навыков, развитие познавательных процессов, личных качеств учащихся.
  4. I. СУЩНОСТЬ И ЦЕЛИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ФИРМЫ
  5. II. Особенности организации метакогнитивного опыта
  6. II. ЦЕЛИ, ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И ЗАДАЧИ ПРОФСОЮЗА
  7. II.2 Проблемы организации подросткового досуга и творческой деятельности (по результатам социологического исследования в КДЦ «Рассвет»)
  8. II.3. Развитие подвижности суставов в современной хореографии
  9. III. Организация деятельности службы
  10. IV.5. Особенности опробования тормозов у пересылаемого мотор-вагонного подвижного состава
  11. Peculiarities of Passive Voice Особенности пассивных конструкций
  12. V. ПОРЯДОК ФОРМИРОВАНИЯ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ ПРОФСОЮЗА




Последнее изменение этой страницы: 2016-04-10; Просмотров: 589; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2021 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.017 с.) Главная | Обратная связь