Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Исторические корни института несостоятельности




 

Хотя само слово «банкротство» появилось в российском праве значительно позднее, положения, касающиеся несостоятельности, имеются уже в Русской правде (одном из первых русских законодательных актов, действовавшем в Древнем Руси в IX-XII вв.)[1].

Законодателем того времени выделяются два вида несостоятельности, а именно:

1) несчастная (невиновная) несостоятельность, возникшая не по вине должника (имела место в случае наступления различного рода форс-мажорных обстоятельств: пожара, стихийного бедствия);

2) злонамеренная (виновная) несостоятельность, которая могла наступить, к примеру, в случае легкомысленного поведения купца (растрата вверенных средств, потеря товара в результате пьянства и других предосудительных действий).

При этом как виновная, так и невиновная несостоятельность были видами коммерческой несостоятельности.

Подход к несостоятельности, обозначенный в Русской правде, сохранился и более в позднем российской законодательстве. Так, в Вексельном уставе 1729г. понятие несостоятельности связывалось с процедурой акцепта векселя. «Когда приниматель векселя по слухам в народе банкротом учинился (т.е. в неисправу и убожество впал) и за тем от биржи или публичного места, где торговые люди сходятся, отлучается, то может подаватель через публичного нотариуса, а где оного нет, то в таможенном суде просить и взять от него добрых порук, хотя срок того векселя и не пришел; а ежели в поруках откажет, то надлежит за тем протестовать в недаче порук». Таким образом, закон дает четкие признаки банкротства: нарушение сроков внесения платежей, отсутствие имущества и попытка должника скрыться от кредиторов.

Важной вехой в развитии института несостоятельности стало принятие 19 декабря 1800 г. Банкротского устава. Это была первая попытка комплексного регулирования несостоятельности путем принятия единого кодифицированного акта.

Данный устав ввел множество новелл в институт банкротства. В Банкротском уставе виден переход законодателя к более современным понятиям критериев несостоятельности, отказ от категории неоплатности, свойственной Русской правду. Банкротом законодатель того времени признавала лицо, которое не сполна заплатить своих долгов.

Под несостоятельностью понималось такое имущественное положение лица (физического или юридического), при котором последнее не в состоянии удовлетворить требования своих кредиторов. Оно явилось следствием или очевидности недостаточности имущества, или стечения таких обстоятельств временного расстройства дел, которые дают основание предполагать недостаточность у должника средств и невозможность полной расплаты с кредиторами.

В отличие от Русской правды Банкротский устав выделяет три вида несостоятельности:[2].

1) несостоятельность несчастная, которая может быть признана лишь при наличии непредвиденных обстоятельств, нисколько не зависящих от действий должника (пожар, наводнение и т.д.);

2) несостоятельность неосторожная, происходившая от вины самого должника;

3) несостоятельность злостная, иначе, злонамеренное банкротство (так, злостным банкротом мог быть признан, в том числе должник, пришедший к такому положении в силу своей неопытности, но по открытии конкурсного производства предпринявший попытка к сокрытии части или всей конкурсной массы).

После объявления о несостоятельности все имущество должника составляло конкурсную массу, за исключением имущества, сданного должнику на хранение, находящегося у должника по договору комиссии, относящегося к личным вещам и находящегося в залоге [3].

Об открытии несостоятельности производилась троекратная публикация в газетах, а также вывешивались объявления на рынках, ярмарках и иных людных местах. Все обнаруженное имущество должника, за исключение вещей первой необходимости, включалось в конкурсную массы и опечатывалось кредиторами, а сам он в случае отсутствия удовлетворяющего кредиторов поручительства третьих лиц, арестовывался.

23 июня 1832 г. был принят новый Устав о несостоятельности. Однако он оказался менее удачным, чем Банкротский устав 1800 г. Новый устав установил сложную систему родов и разрядов долгов, в частности, преимущественное положение имели церкви и монастыри. Во вторую очередь удовлетворялись требования по оплате труда рабочих и лишь затем требования казны и конкурсных кредиторов. В уставе 1832 г. не указаны также точные сроки начала и окончания конкурсного производства [4].



Дальнейшая эволюция законодательства о банкротстве характеризуется выходом в свет ряда указов Сената. Так, Указом Сената 1806 г. устанавливался запрет выбора кураторов из посторонних лиц, т.е. лиц, не являющихся кредиторами должника. Указом Сената 1809 г. закреплялось положение, согласно которому конкурсное производство прекращалось при наличии у должника одного кредитора, но требования кредитора при этом удовлетворялись в порядке, предусмотренном законом.

В 1846 г. действие норм о торговой несостоятельности было распространен на дворянство. В связи с проведение судебной реформы и появлением нескольких разновидностей судов возникла потребность в регламентации вопросов подсудности дел о несостоятельности. Данные вопросы нашли решение в Указе Сената 1868 г.

Революция 1917 г. внесла коррективы в законотворческий процесс. Основные преобразования происходили в области государственного права. Тем не менее даже в реформировании правоотношений, регулируемых государственным правом, находили отражение вопросы несостоятельности. Так, например, в Положении о выборах в Учредительное собрание (2 октября 1917 г.) указывалось, что «права участия в выборах лишаются несостоятельные должники, признанные на основании вступивших в законную силу судебных определений банкротами злонамеренными,- до истечения трех лет по таковом признании».

Следующим этапом в развитии института несостоятельности (банкротства) было принятие в 1922 г. Гражданского кодекса РСФСР, в 1923 г. – Гражданского процессуального кодекса РСФСР (в 1927 г. в него были введены соответствующие главы, предназначенные для регулирования вопросов несостоятельности).

С 1930-х гг. в России правоотношения, связанные с несостоятельностью предприятий, практически не регулировались. Официальная доктрина не признавала институт банкротства, поскольку при плановой социалистической экономике, как утверждалось, нет места несостоятельности. Более того, в начале 1960-х гг. нормы о банкротстве вообще были исключены из законодательства СССР.

В законодательстве Российской Федерации институт банкротства получил правовое закрепление в 1992 г. в Законе РФ от 19 ноября 1992 г. №3929-1 «О несостоятельности (банкротстве) предприятий», а затем в ст. 61 и 65 ГК РФ[5].

Между тем следует заметить, что с принятием первой части Гражданского Кодекса Российской Федерации многие положения Закона о банкротстве 1992 г., устарели, что не могло, в свою очередь, не сказаться на правоприменительной практике: в 1993-1994 гг. федеральное законодательство о несостоятельности (банкротстве) широко применялось широко не применялось. Так, достаточно сказать, что в 1994 г. во всех арбитражных судах России было рассмотрено около 100 дел о признании предприятий несостоятельными.

Таким образом, главными причинами необходимости реформирования законодательства о банкротстве в России явилось отсутствие опыта его применения и нецелесообразность заимствования практики у более развитых в экономическом и политическом плане стран без учета российской специфики. За шесть лет применения Закона о банкротстве 1992 г. в нашей стране выявился ряд объективных снований, способствовавших принятию в 1998 г. нового закона о банкротстве, учитывающегося как опыт ведущих зарубежных стран, так и специфику российской действительности. В результате этого была создана российского правовая система регулирования несостоятельности (банкротства), не уступающая мировым аналогам. Вместе с тем следует заметить, что данный закон не смог в полной мере обеспечить эффективную правовую защиту интересов субъектов гражданского оборота в области несостоятельности. Федеральный закон от 8 января 1998 г. №6-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» был в большей степени направлен на защиту интересов кредиторов. В результате он из средства оздоровления экономики превратился в источник конфликтов, привел к разорению многих платежеспособных предприятий.

Это и многие обстоятельства вызвали необходимость разработки и принятия нового Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» 2002 г [6].

 





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:

  1. II. Исторические источники современного кризиса и перспективы на будущее
  2. Вопрос 2. Исторические аспекты возникновения аудита. Место аудита в системе финансового контроля. (12.02.2016)
  3. Г л а в а I ВОЗНИКНОВЕНИЕ И РАЗВИТИЕ НАУКИ О РЕЛИГИИ 1. Сравнительно-исторические исследования.
  4. ГЕНЕЗИС ДИДАКТИЧЕСКИХ СИСТЕМ В РАЗЛИЧНЫЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ ПЕРИОДЫ
  5. Глава 1 Теоретические основы банкротства (несостоятельности) предприятий
  6. Глава 15 Судебно-бухгалтерская экспертиза материалов дела по несостоятельности в части отражения на счетах бухгалтерского учета процедур банкротства
  7. Глава 40. Корни мира и пути к нему
  8. ГЛАВА II. СТАНОВЛЕНИЕ ШКОЛЫ В РОССИИ КАК ОБЩЕСТВЕННОГО ИНСТИТУТА В ЭПОХУ ПРАВЛЕНИЯ ПЕТРА I
  9. Глава пятая. Реклама: факт, корни и власть
  10. Директор института филологии и языковой коммуникации
  11. Духовные корни территориального сокращения России
  12. Законодательство о несостоятельности (банкротстве).




Последнее изменение этой страницы: 2016-04-10; Просмотров: 670; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2022 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.013 с.) Главная | Обратная связь