Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Законодательные памятники конца XV-XVII веков




Политическое объединение русских земель вокруг Москвы породило новые отношения не только между формирующимися сословиями служилого и неслужилого населения, между властью и обществом, но также между центром и территориями, входившими в состав Московской Руси. Поэтому важную роль в становлении законодательства молодого единого государства на начальном этапе играли уставные грамоты, содержавшие распоряжения верховной власти относительно организации местного управления (наместничьи, губные, таможенные). Известны 16 таких грамот. Их содержание значительно разнообразнее содержания других актов, выходивших из великокняжеской канцелярии. Имея форму актов, они выполняли несколько функций, в том числе и законодательную. В них часто формулировались нормы материального, гражданского и уголовного права. Кроме того, они фиксировали новые нормы отношений государства и его отдельных территорий, создавая тем самым прецеденты для решения подобных вопросов в дальнейшем. Наиболее интересны две самые ранние уставные грамоты такого рода - Двинская и Белозерская.

Двинская уставная грамота (последние годы XIV в.), исходившая из великокняжеской канцелярии, определяла порядок взаимодействия и разделение сфер компетенции представителей центральных и местных властей. Полагают, что она стала результатом переговоров между восставшими двинянами и Москвой, стремившейся присоединить северные земли. Двинскую уставную грамоту можно рассматривать как начальный этап формирования законодательства единого Российского государства. Важно отметить, что расширение вмешательства центра в дела Двинской земли сопровождалось выдачей ряда привилегий ее жителям. В частности, в Двинской уставной грамоте предусматривались льготы двинским купцам на территории Московского княжества, их неподсудность великокняжеским судебно-админи-стративным органам на Устюге, Вологде, Костроме и др. Источниками Двинской уставной грамоты послужили Русская Правда, великокняжеские жалованные грамоты, нормы обычного и письменного права Пскова и Новгорода.

Белозерскую уставную грамоту 1488 г, часто называют непосредственной предшественницей Судебника 1497 г. Основное внимание в ней уделено регламентации деятельности органов административного управления, соотношению функций местных властей и великокняжеских наместников, а также разделению юрисдикции между местным наместничьим судом и центральным - великокняжеским.

Первым опытом кодификации общерусских правовых норм стал Судебник 1497 г. Его принятие составило целую эпоху в истории русского законодательства. Долгое время текст Судебника был известен историкам лишь в выдержках, которые привел в своих записках (1549) Сигизмунд Герберштейн. Только в 1817 г. был обнаружен единственный список Судебника. История его происхождения, источники, место в жизни Московской Руси XV - первой половины XVI в. пока изучены неудовлетворительно. Между тем значение этого юридического кодекса выходит далеко за рамки истории правовой мысли древней Руси, поскольку в Западной Европе того времени подобного свода законодательных норм не существовало.

Судя по записи, сохранившейся в тексте самого Судебника, он был составлен в 1497 г. Однако многие исследователи полагают, что работа над ним продолжалась и позже, а сам кодекс начал практически использоваться только после восхождения на престол в 1498 г, великого князя Дмитрия Ивановича.

Точно установлено, что источниками для первого Судебника послужили Русская Правда (к ней восходят 25 из 68 статей), Псковская судная (с ней связаны 9 статей Судебника) и уставные грамоты (10 статей). Некоторые специалисты считают, что составители нового свода законов могли опираться на существовавшие судебные прецеденты, а также нормы обычного права. Последнее предположение, правда, вызывает возражение со стороны историков права. Основываясь на прямых упоминаниях и косвенных данных, исследователи Судебника высказывали предположение, что в его основе могли лежать также особые великокняжеские "наказы", направлявшиеся на места при решении важных судебных вопросов, а также какие-то сборники процессуального права, которыми руководствовались в своих действиях представители власти на местах. Кроме того, целый ряд статей Судебника был сформулирован заново. Вероятно, при этом использовались тексты Номоканона (Моисеева и Византийского законодательства). Совершенно не решен вопрос о степени прямого и косвенного влияния ветхозаветных юридических норм на новые формулировки, составленные для Судебника 1497 г.



По составу Судебник принято делить на три части: 1) постановления о центральном суде (ст. 1-36); 2) постановления о местном суде (ст. 37-45); 3) постановления по материальному гражданскому и уголовному праву (ст. 46-66). Иногда выделяются две заключительные статьи (67 и (58), имеющие дополнительный характер: о запрещении давать посулы судьям и о правилах судебных поединков. Небольшое количество норм гражданского права объясняется крайней сложностью, с которой сталкивались кодификаторы при попытке согласовать противоречивые нормы обычного права, бытовавшие в разных русских землях.

Судебник 1497 г. на протяжении почти всего XV в. являлся памятником действующего права. В последующие годы он постоянно дорабатывался. По мнению С.В. Юшкова, принципиально нового законодательного кодекса ни Василий III, ни Иван Грозный, ни Федор не создали. Судебник Василия III, так называемый Царский Судебник 1550 г., и так называемый Судебник Федора Иоанновича в значительной степени были новым изданием Судебника 1497 г., исправленным и дополненным.

Судебник 1550 г. в подлиннике не сохранился. Известно 40 списков Судебника, в том числе 13 - XVI в. В июне 1550 г. его текст был принят при участии Боярской думы. В следующем, 1551 г. Судебник был утвержден Стоглавым собором, созванным по инициативе царя. В отличие от уже рассмотренных законодательных памятников многие списки Царского Судебника имеют оглавление, предшествующее основному тексту. Обычно указываются 99 или 100 статей. Отсутствующая в ряде списков последняя статья, видимо, была добавлена позже и направлена на ограничение судебных прав удельных князей. Появление нового Судебника (или, как считает С.В. Юшков, новой редакции старого, великокняжеского) объяснялось, во-первых, изменением официального статуса государя, венчанного на царство и одновременно принявшего на себя, как можно считать, некоторые дополнительные сакральные функции. Вместе с тем требовали разрешения новые социальные противоречия, которые, накопившись, привели к городским восстаниям середины XVI в. В этих условиях правительство Ивана Грозного серьезное внимание уделило составлению нового Судебника.

В статьях нового Судебника получили развитие намеченные еще Судебником 1497 г. тенденции дальнейшей централизации управления и судопроизводства в государстве. Так, ограничивалась власть наместников и волостелей: дела "о ведомых разбойниках" были переданы под юрисдикцию губных старост. Тем самым расширялись рамки проведения губной реформы, охватывавшей ранее лишь северные уезды, а она сама получала юридическое обоснование. Судебником вводились приказы. Однако перестройка центральных ведомств и учреждений, подчиненных им на местах, только начиналась.

В целях укрепления социальной базы центральной власти расширялись права служилого сословия. В частности, запрещался переход служилых людей в кабальное холопство, ограничивалось право перехода крестьян, более детально регламентировались взаимоотношения между феодалами и зависимыми крестьянами. Одновременно из-за неразвитости государственного аппарата правительство еще не могло пойти на полное закрепощение крестьян.

Положения Судебника 1550 г. получили свое развитие в разнообразных указах, грамотах, постановлениях, уложениях, фиксировавшихся в специальных указных книгах, которые велись при центральных учреждениях. В числе подобных указов были постановления сначала о временном, а затем и полном запрете крестьянского выхода в Юрьев день (с 1581 г.), что стало важной вехой на пути окончательного закрепощения крестьян. Впоследствии эта норма была подтверждена указами о введении так называемых урочных лет - срока хранения дворянских челобитных по поводу сыска беглых крестьян.

В конце XVI в. была сделана попытка создать особый Судебник для русского черносошного Севера (Судебник 1589 г.). Около 1606-1607 гг. в одном из московских правительственных учреждений был создан Сводный Судебник. В его основу положены Судебник 1550 г., указы о княжеских вотчинах, приговор о служилых холопах и ряд других законодательных памятников. Фактически он стал проектом нового кодекса феодального права.

Важнейшим законодательным источником ХУЛ в. является Соборное Уложение 1649 г. Обстоятельства, этапы и детали его появления известны по многочисленным русским и зарубежным источникам. Принятию нового кодекса предшествовала серия городских бунтов 1648-1640 гг., среди которых центральное место занимало московское восстание, вспыхнувшее, по свидетельству Адама Олеария, "из-за больших тягот и невыносимых притеснений". Еще в начале его, 2 июня 1648 г., царю была передана коллективная челобитная "от всяких чинов людей и всего простого народа". В ней говорилось о необходимости реорганизации государственного аппарата, в первую очередь судебных преобразований. За ней последовали другие челобитные. В середине июня 1648 г. в Москве собрался земский собор, который обратился к царю с челобитной о составлении "Судебника и Уложенной книги, чтоб вперед по той Уложенной книге всякие дела делать и вершить". Уложенную книгу, по совместному решению царя, освященного собора и боярской думы, было поручено составить "приказу бояр": князьям Н.И. Одоевскому и С.B. Прозоровскому, окольничему князю Ф.Ф. Волконскому, а также дьякам Г. Леонтьеву и Ф. Грибоедову. 1 сентября 1648 г. новый Земский Собор должен был начать слушание проекта Уложения. Когда и в каком составе на самом деле открылся собор - неизвестно. К началу его Н.И. Одоевский "с товарыщи" подготовили корпус источников, на которые должно было опираться новое законодательство: Кормчие книги, Литовский статут, судебники, царские указы и боярские приговоры, челобитья дворян, посадских людей и "выборных" участников собора, материалы практического судопроизводства и многие другие. С 3 октября началось чтение и утверждение составленного "приказом" текста. Как полагают, Уложение было утверждено Земским Собором 29 января 1649 г. После этого царь приказал "то все Уложенье на-писати на список", "закрепить тот список" рукоприкладствами участников собора и "списати" текст "слово в слово" в книгу. Последняя должна была быть заверена подписями дьяков Г. Леонтьева и Ф. Грибоедова, а затем "с тое книги" следовало "напечатать многие книги" - для рассылки в московские приказы и на места.

Оригинал Соборного Уложения представляет столбец длиной в 309 м. из 959 отдельных составов. На его лицевой стороне расположен текст Соборного Уложения, написанный несколькими писцами. На обороте - подписи участников Собора (патриарха, двух митрополитов, пяти архимандритов, игумена, благовещенского протопопа, 15 бояр, 10 окольничих, казначея, думного дворянина, печатника, думного дьяка, пяти московских дворян, 148 дворян городовых, трех гостей, 12 выборных от московских сотен и слобод, 89 представителей посадов, 15 стрельцов: всего 315 подписей). По склейкам лицевой стороны стоит скрепа думного дьяка И. Гавренева. По склейкам же, по на обороте - скрепы думных дьяков Ф. Елизарьева и М. Волошенинова, а также дьяков Г. Леонтьева и Ф. Грибоедова. Пометы на столбце указывают источники той или иной статьи. В рукописи имеются поправки, пропущенные при переписке места восстановлены. Они сведены в "Опись поправкам", приложенную к Уложению. На практике указанным столбцом не пользовались. Для этого, как уже говорилось, существовали печатные экземпляры Уложения, около 1 200 книг. Число сохранившихся экземпляров этого издания неизвестно.

От предшествовавших законодательных актов Соборное Уложение отличается не только большим объемом (25 глав, разделенных на 967 статей), но и более сложной структурой. В кратком введении излагаются мотивы и история составления Уложения. Главы построены по рассматриваемому объекту правонарушения, тематически выделяются своеобразными заголовками "О богохульниках и церковных мятежниках" (гл. 1), "О государь-ской чести и как его государьское здоровье оберегать" (гл. 2), "О денежных мастерех, которые учнут делати воровские денги" (гл.5), "О проезжих грамотах в иные государьства" (гл.6), "О службе всяких ратных людей Московского государства" (гл. 7), "О мытах и о перевозах, и о мостах" (гл. 9), "О суде" (гл. 10); "О посадских людях" (гл. 19), "Суд о холопех" (гл. 20), "О разбойных и о татиных делех" (гл. 21), "О стрельцах" (гл. 23), "Указ о корчмах" (гл. 25). Это позволяло составителям придерживаться обычной для того времени последовательности изложения: от возбуждения дела до исполнения судебного решения. Такая структура серьезно затрудняет анализ Уложения, поскольку почти каждый предмет изучения разбросан по нескольким главам.

Соборное Уложение 1649 г. было завершающим этапом становления законодательства единого Российского государства. Этим определяется его значение как исторического источника. Оно дает историку важную информацию по социально-экономической и политической истории России ХУЛ в. В Уложении отразился переход от сословно-представительной монархии к абсолютизму, была зафиксирована роль церкви в государстве; определены понятия государственного суверенитета, безопасности, подданства, военного долга, государственных политических преступлений; разработаны вопросы материального и процессуального права и судопроизводства.

При изучении Соборного Уложения 1649 г. особое внимание традиционно уделяется главе 11 ("Суд о крестьянах"), юридически окончательно оформившей крепостное право в России.

Ее 9-я статья установила бессрочный сыск крестьян и прикрепила их к определенному месту: "А которые крестьяне и бобыли за кем записаны в переписных книгах прошлых годов... и после тех переписных книг из-за тех людей, за кем они в переписных книгах записаны, збежали, или впредь учнут бегати: и тех беглых крестьян и бобылей, и их братью, и детей, и племянников, и внучат з женами и з детьми и со всеми животы, и с хлебом стоячим и с молоченым отдавать из бегов тем людям, из-за кого они вы-бежат по переписным книгам, без урочных лет, а впредь отнюд никому чюжих крестьян не принимать, и за собою не держать". Писцовые книги в 1646-1647 гг. зафиксировали прикрепление крестьян.

Созданное в середине XVII в., Соборное Уложение на протяжении длительного времени оставалось основным кодексом российских законов. Во второй половине XVII - начале XIX в. оно обросло множеством дополнений, уточнений, изменений.





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-10; Просмотров: 1378; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2021 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.013 с.) Главная | Обратная связь