Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Теория дифференциальной ассоциации



Теория дифференциальной ассоциации раскрывает механизмы, посредством которых социальная дезорганизация криминализирует население. Ее основоположником является профессор Иллинойского университета Эдвин Сатерленд (1883-1950).

В 1939 году в объемной монографии «Принципы криминологии» Сатерленд сформулировал свою идею в виде развернутой концепции, включающей несколько пунктов. Суть теории Э.Сатерленда заключалась в следующем:

- преступное поведение ничем принципиально не отличается от других форм человеческой деятельности, человек становится преступником лишь в силу своей способности к обучению;

- преступное обучение включает восприятие криминогенных взглядов, привычек и умений. Именно эти отрицательные качества личности, которые формируются в результате негативных социальных влияний (подражания плохому примеру), и только они лежат в основе преступного поведения;

- и последний пункт, который собственно и дал название его теории, заключается в том, что человек обучается преступному поведению не потому, что имеет к этому особые преступные задатки, а потому, что криминальные образцы чаще попадаются ему на глаза и у него устанавливается более тесная связь с такими людьми, у которых он может перенять криминогенные взгляды и умения. Если бы тот же самый подросток с детства был включен в другой круг общения, он вырос бы совсем другим человеком.

Дифференцированные, различные социальные связи определяют направление воспитания ребенка: если он вращается в респектабельном обществе, то усваивает стандарты правопослушного поведения. Если же он поддерживает связь с преступными элементами, то и усваивает соответствующие стандарты мышления и поступков.

Э.Сатерленд ввел два психологических элемента в свою теорию. Первый заключался в том, что преступные взгляды, ориентации и умения усваиваются в группе при личном неформальном общении. Формальный подход воспитателей в школе, а также родителей, не имеющих психологического контакта с детьми, часто бьет мимо цели, и воспитательные усилия этих лиц нередко имеют нулевой эффект. Подлинным воспитателем такого подростка оказываются участники неформального общения в группе правонарушителей. В большинстве случае правонарушители и не думают никого воспитывать, но их авторитет оказывается решающим фактором подражания.

Сущность второго элемента заключается в теоретическом положении очень похожем на постулат И.Бентама: лицо становится преступником в результате преобладания у него взглядов, благоприятствующих нарушению закона, над взглядами, не благоприятствующими этому.

В последующих изданиях монографии «Принципы криминологии» Сатерленд отказался от того, что его теория предназначена для объяснения систематического преступного поведения. Этот отказ был обусловлен стремлением сделать теорию всеобщей и самодостаточной, однако это привело к утрате ею многих аспектов практической ценности и сделало ее более уязвимой для критики.

Бихевиористы Р.Бюргесс и Р.Акерс дополнили теорию Э.Сатерленда концепцией оперантного поведения. На основании объяснения поведения по схеме «стимул-реакция» эти ученые модифицировали основные положения Э.Сатерленда следующим образом: преступному поведению обучаются в результате того, что эти формы поведения приводят подростка и тех, у кого он учится, к полезным и приятным для них результатам. Научение преступному поведению происходит тогда, когда оно подкрепляется более сильно, чем непреступное.[394]

Виктимология

Виктимология исследует аспекты преступности, связанные с жертвой. Виктимность — особый феномен. С одной стороны — это специфические качества людей, повышающие их вероятность стать жертвой. С другой — это как бы зеркальное отражение преступности (все, что связано с ее отрицательными последствиями). Теория виктимологии очень тесно связана с теорией стигмы и интеракционистским подходом. Во-первых, поведение жертвы попало в сферу внимания криминологов во многом благодаря интерационистскому подходу, нацеливающему криминологов на исследование всего, что каким-либо образом связано с преступлениями. Во-вторых, воздействие на виктимность — одна из идеальных форм реализации предложений авторов теории стигмы: не драматизировать зло и свести к минимуму негативные воздействия на самих преступников. Реализация виктимологических разработок должна способствовать развитию социальной гармонии и уменьшению социальной дезорганизации.

Архитектурная криминология

Виктимология ориентирует криминологию на решение мини- и микропроблем. Аналогичным образом (на уровне решения частных проблем) пытаются внести свой вклад в воздействие на преступность авторы архитектурной криминологической теории (и соответствующей практики).

В 1978 году в Висбадене состоялся первый международный симпозиум по вопросам планирования городского строительства и связи между архитектурой жилых районов и ростом преступности. В 80-х и 90-х годах исследования в этом направлении продолжались.

Психологи установили, что высотные дома нередко оказываются источниками депрессии горожан. В научный оборот вошли такие понятия, как визуальная среда. Например, визуальная среда на лоне природы создает ощущение комфорта, способствует релаксации — в такой обстановке человек становится добрее. Напротив, монотонная визуальная среда (характерная для промышленных городов) травмирует психику, вызывает агрессию. Возникло новое экологическое направление — видеоэкология.

Городские жилища, в которых концентрируется огромное количество людей (в одном доме подчас можно поселить жителей нескольких деревень) меняют стиль отношений между ними. Такой тип жилищ продуцирует эмоциональную разобщенность людей, способствует развитию безличных, холодных контактов между людьми. В этом мире (который стали называть каменными джунглями), несмотря на многолюдность, человек начинает чувствовать себя одиноким и беззащитным. По данным виктимологических исследований в различных странах мира в среднем 45% потерпевших становятся жертвами преступлений около дома, 37% — вдали от дома, но в закрытых, недоступных визуальному наблюдению окружающих местах.[395] Местная община — коллектив соседей, которые готовы оказывать поддержку друг другу, чьим мнением люди могли бы дорожить и взаимоотношения с которыми (одобрение-осуждение) могли бы оказаться эффективным механизмом социального контроля — практически нежизнеспособна в каменных джунглях. Исследования криминологов архитектурного направления установили, что нередко образование общины соседей зависит от того, огорожен ли жилой массив забором, имеется ли непроходной двор. В замкнутых жилых зонах люди привыкают друг к другу, и появление там чужака не проходит незамеченным. Преступники стараются избегать таких жилых комплексов.

Растущее сосредоточение людских масс в промышленных центрах значительно снижало эффективность деятельности полиции, возможности предупреждения преступлений и оперативного реагирования на них. Нередко проходят многие недели, прежде чем одинокие люди, умершие или убитые в своей квартире будут обнаружены. В высотных жилых домах регистрируется в семь раз больше преступлений, чем в малоэтажных жилищах. Причем, чем выше этажность дома, тем больше вероятность преступлений. Дома выше семи этажей в четыре раза чаще подвергаются разбойным нападениям и ограблениям, чем дома с шестью и менее этажами. 32% всех разбойных нападений в домах совершаются в лифтах. В этой связи в ряде стран лифты стали оснащать телекамерами, с помощью которых портье может видеть, что происходит в кабине.[396] Оказалось, что архитектурный стиль больших городов нередко инициирует преступления и облегчает их совершение. Эти аспекты стали учитывать в практике градостроительства: при проектировании новых районов (приоритет стал отдаваться малоэтажным коттеджам) и реконструкции старых. Например, в одном из районов Лондона (Стоунбрижде) особенности застройки весьма затрудняли действия полицейских по задержанию преступников: узкие улочки исключали использование автомобилей, наличие большого количества тупиков, закоулков, проходных дворов, подвалов и подземных проходов делали неуязвимыми преступников, и полицейские погони всегда оканчивались неудачно. Там открыто торговали наркотиками, кражи со взломом стали практически нормальным явлением, прохожий, случайно оказавшийся в этом районе, почти гарантированно подвергался нападению. В целях избавления английской столицы от этого рассадника преступности по ходатайству правоохранительных органов муниципалитет принял решение о сносе ряда домов и перепланировке Стоунбриджа. Архитектурные особенности, создававшие криминогенный ландшафт, были устранены. Жителям Стоунбриджа министерство жилищного строительства выделило по 1 тыс. фунтов стерлингов для оборудования каждой квартиры этого квартала системой сигнализации и иными средствами защиты (бронированными дверьми с полицейскими замками, оконными решетками и т.п.).[397]

Радикальная криминология

Ученые, занимающиеся исследованиями в русле радикальной криминологии, исходят из фундаментального теоретического положения: «Социальная дезорганизация — неотъемлемое свойство социальной системы, без радикального изменения последней ни избавиться от преступности, ни даже уменьшить ее уровень не удастся.

Радикальное направление в криминологии развивается тем интенсивнее, чем меньше представители государственных структур прислушиваются к рекомендациям криминологов, чем чаще они на деле отказываются внедрять их предложения в социальную практику. В этих условиях у ученых не остается выбора. Им приходится самим становиться организаторами эффективного воздействия на преступность: организаторами и исполнителями при реализации собственных криминологических концепций.

Радикализм криминологов проявляется в следующем:

- их ведущей установкой является коренное переустройство социальной жизни, исключение из нее всего, что противоречит справедливости, что генерирует несправедливость;

- они отрицают способность государства и властных структур добиться существенных положительных результатов в воздействии на преступность. Они смело критикуют пороки государственного устройства и отдельных представителей власти;

- они отрицают целесообразность разработки и принятия микро- и мини- мер воздействия на преступность, которые, по их мнению, являются бесполезной тратой общественных средств (только коренное переустройство мира сулит успех);

- в качестве основного субъекта реализации радикальных мер воздействия на преступность они рассматривают общественные организации, весь народ (общество отдельной страны) и все человечество. Возможно, в этом они правы. Для достижения положительного результата каждому нужно сделать свой шаг.

Литература по теме

Ферри Э. Уголовная социология. М., 1908; Решетников Ф.М. Современная американская криминология. М., 1965; Социология преступности. М., 1966; Кузнецова Н.Ф. Современная буржуазная криминология. М., 1974; Кларк Р. Преступность в США. М., 1975; Анденес И. Наказание и предупреждение преступлений. М., 1979; Кайзер Г. Криминология. М., 1979; Фокс В. Введение в криминологию. М., 1980; Там Х. Преступность и уровень жизни. М., 1982; Кузнецова Н.Ф. Проблемы криминологической детерминации. М., 1984; Курс советской криминологии. М., 1985; Яковлев А.М. Теория криминологии и социальная практика. М., 1985; Карпец И.И. Преступность: иллюзии и реальность. М., 1992; Криминология. С.-Пб., 1992; Шнайдер Г. Криминология. М., 1994; Криминология. Учебник (под ред. Долговой А.И.). М., 1997; Лунеев В.В. Преступность ХХ века. М., 1997.

 


Поделиться:



Популярное:

Последнее изменение этой страницы: 2016-04-10; Просмотров: 1593; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2024 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.015 с.)
Главная | Случайная страница | Обратная связь