Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Историческая мысль первой половины XIX в. о средних веках




Ранний романтизм

Романтизм не только в историографии, но и в философии, праве, экономике, литературе во многом стал последствием политической реакции, наступившей после Французской буржуазной революции. Наиболее характерным для нового течения в общественных науках стало отрицание и осуждение всего, что было создано творческой мыслью предшествующего века. Мнением большинства было то, что Французская революция показала полное банкротство породившего её Просвещения.

Часто стали противопоставлять религию и культуру, средние века и новое время, отдавая предпочтение религии и средневековью. История средних веков из предмета насмешки или резкой критики превратилась в объект идеализации. В средних веках стали видеть источник всех благ – «золотой век человечества».

XVI и последующие века, по мнению деятелей раннего романтизма, принесли королевский абсолютизм, который в итоге привёл Карла I и Людовика XVI на эшафот, а эпоха Реформации и революций принесла крайнюю нетерпимость к инакомыслящим, насилие, деспотизм.

Поэтому в конце XVIII – начале XIX вв. правительства, особенно в Германии, начали оказывать покровительство изучению истории, пытаясь использовать её на службе реакции. История стала противопоставляться революционным доктринам как неисторическим. Целью истории стало показать, что ничего нельзя достигнуть путём переворотов. Появилась теория органичного развития каждого отдельного народа, чтобы доказать невозможность влияния на него тех идей или тех учреждений, которые выработались у других народов. Всё это сделало обязательным изучение прежде всего родной истории. В Германии этот интерес подпитывался необходимостью борьбы с французским господством.

Наиболее характерным представителем раннего романтизма был Фридрих Шлегель (1772-1829) – «Философия истории». По его мнению, римский мир гнил заживо и приходил к полному распаду. Появление германцев означало возрождение гибнущей античности, слияние выродившегося римского населения со свободными северными народами. В дальнейшем мысли Шлегеля представляли полную противоположность взглядам просветителей. Если те враждебно относились к христианству, то Шлегель именно христианство положил в основу исторического процесса, если гуманисты и просветители превозносили Римскую империю как государство высокой культуры, то Шлегель осуждал империю и восхвалял возникший на её развалинах феодализм; если раньше отрицали средние века, то теперь преклонялись перед средними веками, если ранее на германцев смотрели как на варваров, низкую культуру германских народов раннего средневековья противопоставляли высокой культуре арабов, то Шлегель превозносил варварство германцев, а культурная роль арабов полностью отрицалась.

Возрождение теперь стало рассматриваться как эпоха, возвеличившая языческую «антикварную культуру», стремившаяся воскресить «мёртвые сокровища прошлого». Возрождение испортило всё историческое развитие, повернуло его на новую, неверную дорогу, т. к. произошёл разрыв со средними веками. Именно тогда появились первые ростки революционного духа, отрицавшего всё средневековье.

Наряду с отрицанием наследия Просветителей на образование романтической школы в историографии оказала «историческая школа права».

Её основателем считается знаменитый историк права Карл-Фридрих Савиньи (1779-1861). Основные положения исторической школы права были впервые сформулированы им в 1815 г. в работе «О призвании нашего времени к законодательству». По его мнению всякое право, как и всякая государственная форма не создаётся волей законодателя или действиями правительства, а является результатом общественного развития, которое идёт медленно и незаметно. Поэтому нельзя ни создать новое право, ни ликвидировать уже существующее. Право, как язык и обычаи, должно иметь свои провинциализмы, т. е. быть местным, национальным, проникнутым «народным» духом. Всеобщее право - такая же химера, как и всеобщий язык.

Чтобы обосновать своё положение о медленном, постепенном, независимом от каких-либо катастроф развитии права, Савиньи написал основное своё исследование «История римского права в средние века» (1815-1831, 6 тт.), где доказывал, что с исчезновением Римской империи римское право всё же продолжало существовать, подвергаясь медленным изменениям в соответствии с «духом народа» и потребностями эпохи. Т. е. римское право не исчезло, а жило в основе всякого существовавшего в средние века права. Т. е. Савиньи был романистом, отрицавшим разрыв между древним миром и средними веками.



Другим представителем исторической школы права был Карл-Фридрих Эйхгорн (1781-1854), но он поставил задачей показать не развитие римского права, а историю чисто германского права – «История немецкого права и государства» (1808-1818). Каждый исторический период начинался обзором политической истории, затем излагалось государственное право, частное право, права различных сословий, каноническое право, суд, военный строй, финансы и администрация. Т. о. освещаются все стороны общественной жизни.

Т. е. главными положениями исторической школы права были идеи развития и идея народного духа. И если значение второй несколько спорно, то идея исторического развития, намеченная ещё писателями XVIII в., стала в первой половине XIX в., достоянием всей исторической науки. Начиная с XIX в. нет ни одного произведения, которое, изучая какое-либо явление общественной жизни, не ставило бы перед собой задачи выяснить его исторические корни и развитие.

В исторической школе права снова была опора на источники, зато очень мало делали обобщений.

В развитии романтической историографии значительную роль сыграли и успехи филологических наук, особенно знаменитые языковеды и фольклористы братья Гримм, особенно старший из них Яков (1785-1863) – его труд «Памятники древностей немецкого права». Он считал, что изучение языка необходимо в его историческом развитии. Гримм собирал фольклорный материал – поговорки, пословицы, песни, легенды, мифы, саги и вместе с братом опубликовал сборник «Сказок» и труд по древней германской мифологии. Просветители, презирая всё, что было создано средневековьем, исторические песни и народные сказания считали продуктом невежественной фантазии. Всё чудесное, нелепое, несовместимое с разумом, изгонялось из истории. Поэтому считали, что лучше целые столетия первоначальной истории народов оставить без внимания, чем пользоваться подобным материалом. Только со времени Гримма и под его влиянием историки уяснили, что в саге заключено историческое зерно, что её нужно изучать, чтобы проникнуть в глубь веков, от которых не дошло никаких письменных свидетельств.

От Гримма берёт начало то течение в истории культуры, которое стремится всесторонне охватить развитие народа путём изучения его быта, нравов, верований и суеверий, в противоположность вольтеровской концепции истории культуры, видевший в ней только развитие науки, литературы, искусства и т. д.

На основе изучения всех проявлений народного творчества Гримм сделал вывод о самобытности народа, о своеобразии его психических черт, делающих невозможным перенесение к нему извне учреждений, присущих какому-либо другому народу. Отсюда исследователи часто делали вывод о невозможности всемирной истории, т. к. человечество как субъект истории представляет абстракцию, следовательно нет и единого исторического процесса. Каждой нации свойствен свой путь развития, значит возможна только национальная или локальная история.

Все рассмотренные выше явления в области идеологии относятся в основном к первой четверти XIX в. Литераторы, историки, философы, правоведы и экономисты этого периода являются представителями раннего романтизма, более всего характеризуемого своей реакционностью и отражающего интересы дворянства и верхушки консервативной буржуазии, напуганных французской революцией.

Какие черты отличали романтическую историографию от историографии просвещения?

1. Вместо «разума» как господствующего принципа и критерия оценок просветительской идеологии, вместо интеллектуализма и прагматизма просветительской идеологии, романтизм выдвинул идею «народного духа», веру в фатум, т. е. в иррациональное развитие истории, постижение «души эпохи», и интуиции – как цель и метод познания.

2. Свободомыслию и неверию историографии XVIII века, романтизм противопоставил религиозность и культ католической церкви.

3. Космополитизму просветителей был противопоставлен крайний национализм, превознесение своей нации перед всеми другими народами.

4. Вместо веры просветителей в творческую роль революций, в неизменную прогрессивность развития, романтизм противопоставил возвышение сословного неравенства; вражда Просветителей к феодализму сменилась у романтиков подлинным культом средневековья.

Т. о., идеи романтизма раннего периода сложились как прямая противоположность, как отрицание всего мировоззрения XVIII века. К своим даже наиболее оригинальным взглядам романтики приходили, главным образом отталкиваясь от взглядов Просвещения, хотя сами отвергали всякую преемственность между собой и просветителями. Своё наиболее законченное выражение романтизм раннего периода получил в Германии, а своими наиболее классическими формулировками он обязан немецкой исторической школе права.

Однако в 20-е гг. XIX в. Европа снова вступила в полосу революционной борьбы, вновь обострились противоречия между вернувшим себе позиции дворянством и либеральной буржуазией. В этой обстановке романтизм утратил свою реакционную однородность, в нём всё сильнее стала пробиваться либерально-буржуазная струя, стремящаяся синтезировать идеи раннего романтизма с идеями Просвещения. Средние века начали уже выступать не как эпоха идеального общественного строя, а как эпоха зарождения современных европейских наций и современной европейской буржуазии.

Попытка этого синтеза была сделана Георгом Гегелем (1770-1831) в «Философии истории» (курс лекций – с 1822 по 1830 гг.), где он с философских позиций дал общий обзор всей истории человечества. Сама постановка проблемы свидетельствует о зависимости Гегеля от идей XVIII в.: в то время как романтики утверждали, что всемирная история невозможна, Гегель, подобно просветителям признавал всемирный характер исторического процесса. Но в том, как он понимал этот всемирно-исторический процесс в его построении есть и элемент раннего романтизма.

Всемирно-исторический процесс Гегель рассматривал абстрактно, как саморазвитие абсолютного духа или абсолютного разума, как процесс развития сознания свободы. Несмотря на то, что Гегель не ограничивался европейскими народами, а затрагивал историю внеевропейских стран, но Индия по его мнению истории не имела, а история Китая настолько оторвана от европейской истории, что рассматривать её не стоит. В Византии христианство попало в руки черни, следовательно тут он схож с мнением Шлёцера. Только в Западной Европе «свет духа» получил своё развитие. Т. о. Гегель, в отличие от просветителей, вновь вернулся к европоцентризму. Средние века он в целом рассматривал в духе Просветителей (отрицательно), но в отличие от них, считал средние века и феодализм необходимой ступенью в истории человечества. По мнению Гегеля, только германцы были носителями начала свободы. Наивысшей точки, апогея процесс поднятия абсолютного духа к полному самопознанию достиг в прусском государстве.

 





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:



Последнее изменение этой страницы: 2016-03-25; Просмотров: 899; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2022 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.012 с.) Главная | Обратная связь