Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Итальянская историография эпохи Возрождения




Первым подлинным историком среди гуманистов был Леонардо Бруни (1369/1374-1444). Свою служебную карьеру он начал на службе у римских пап (Бонифация IX и его преемников), а с 1427 г. до смерти являлся государственным секретарём Флорентийской республики.

Его «История Флорентийского народа в 12 книгах» (до 1500 г. уже выдержала 5 изданий) вызвала всеобщее восхищение. Флорентийская сеньория за выполнение этой работы освободила Бруни от налогов и взяла его похороны на государственный счёт. Помимо основного труда он создал историю современной ему Италии, а также биографии Данте и Петрарки, весьма важные для понимания исторических воззрений Бруни. Он же оставил изложение готской войны, составленной по Прокопию.

«История Флорентийского народа» явилась по сути программной работой всей гуманистической школы. Самым существенным, что Бруни внёс по сравнению со средневековыми анналистами было установление факта гибели Римской империи и поворота к новой эпохе в результате этой гибели. Бруни попытался также выяснить причины этого события. Основная – это падение республики и замена её деспотическим правлением императоров. Величие Рима было создано свободным народом, упадок свободы означал и утрату народом его внутренней силы. Наряду с этим, Бруни отмечал значение переноса столицы из Рима в Константинополь. Т. о., все силы Римской империи были сосредоточены на Востоке, вокруг Константинополя, и он выстоял, а брошенный на произвол судьбы Запад, пал.

Бруни – сторонник республиканской формы правления и яростный критик монархизма. Он показывал, что Рим возвысился за счёт всей остальной Италии, подавив и уничтожив свободное развитие других городов. Только с его падением открылись возможности подъёма городских общин, и именно эти общины, спустя 1000 лет после падения Рима, вновь пробудили Италию к новому расцвету государственной и культурной жизни.

Весьма типичным для историка-гуманиста было полное невнимание к экономике. Между тем, Флоренция – крупный центр торговли, банковского дела и промышленности, именно экономической активности была обязана своим могуществом, но это никак не отражено в работе. Бруни дал только военную и дипломатическую историю Флоренции.

Своего расцвета в Италии политико-риторическая школа достигла в произведениях крупнейших историков XVI в. – Макиавелли и Гвиччардини.

Никколо Макиавелли (1469-1527), 13 лет (1499-1512) был секретарём и канцлером Флорентийской республики и играл видную роль в итальянской политической жизни этого времени. С возвращением к власти семьи Медичи он был лишён своей должности, подвергся изгнанию и даже сидел в тюрьме по обвинению в заговоре против одного из членов этой семьи. Из его исторических произведений интересна, главным образом «История Флоренции в 8 книгах» (ок. 1512). Первая книга посвящена обзору истории Италии от завоевания варварами до 1434 г., 2-4 – одной Флоренции этого периода, 5-8 – правлению Лоренцо Медичи Великолепного – до 1492 г. Материал брал у Бьондо (1), Виллани (2-4), Бруни, хроник, переписки, устной традиции (5-8). Значение Макиавелли как историка не в том, что он пустил в оборот какие-то новые материалы или что он дал правильное с фактической стороны изложение событий. Наоборот, Макиавелли историю знал довольно неважно, он многое путал и вообще не придавал большого значения точной передаче фактов. Даже в изложении истории Флоренции у него много ошибок.

Место, занимаемое Макиавелли в историографии определяется не фактическим содержанием его работ, а оценками отдельных явлений и общей исторической концепцией. Впервые была провозглашена и получила осуществление банальная сейчас, а в XVI в. абсолютно новая мысль, что между явлениями внутренней и внешней политики существует тесная связь. Его особенно интересовали принципы и последствия социальной борьбы.

Сила Макиавелли не просто в описании существующих явлений, а в умении устанавливать между ними глубокую внутреннюю связь. Он построил довольно жёсткую структуру причинно-следственных связей в истории социальной и политической борьбы во Флоренции XIII – XIV вв. (борьбу вели аристократия; они и пополаны; пополаны и простонародье-плебс), т. е. выделяет этапы развития Флоренции. При выделении каждого этапа он давал ему политическую оценку, т. е. превратил историю в прикладную науку, наставницу политических деятелей. Он отмечал, что благосостояние Италии всегда зависело от существования сильной власти (Теодорих Великий Остготский). Смена же власти всегда ослабляла страну. Это превознесение сильной власти, даже в форме монархии, что симптоматично в устах убеждённого республиканца Макиавелли, ещё с большей силой проявилось в его знаменитом трактате «Государь», посвящённом Лоренцо Медичи.



Первопричину политической раздробленности Италии Макиавелли видел в политике папства, постоянно приглашавшего на родину врагов. Враждебным отношением к папству проникнуты очень многие места его работы («ИФ»).

Наивысшим достижением гуманистической историографии часто считают «Историю Италии» Франческо Гвиччардини (1483-1540). Причём в XVII – XIX вв. его произведение подвергалось резкому осуждению. Однако с конца XIX отношение к нему резко меняется – и источники у него хорошие, и не искажал он их.

«История Италии в 20 книгах» охватывает период с 1494 по 1534 гг. – наиболее бурный и трагический период жизни страны, когда на неё нападают Франция, Испания, угнетают свои тираны. Изложение Гвиччардини вёл погодно, но часто делал отступления в прошлое, необходимые для понимания изображаемых им событий. Помимо истории Италии, Гвиччардини много внимания уделял и другим странам, и всем важнейшим событиям этого времени – великим географическим открытиям, немецкой реформации, завоеваниям турок в Европе. Гвиччардини был послом Флорентийской республики в Испании, затем агентом папской курии, т. е. имел доступ к информации из первых рук.

Однако, т. к. Гвиччардини был крупным флорентийским магнатом, то к демократическому образу правления и к народу относился с презрением, не упоминая лидеров народных движений, даже во Флоренции, Жанну д′Арк (все победы в последний период Столетней войны он приписывал Карлу VII). Как и другие историки-гуманисты, Гвиччардини часто вкладывал в уста военных и политических деятелей речи, причём часто специально для тенденциозного освещения событий.

Историческая концепция Гвиччардини в определённой степени шаг назад по сравнению с «Историей Флоренции» Макиавелли. Важнейшие исторические события часто объяснялись довольно примитивно – интригами отдельных лиц или политических групп из корыстных интересов – жажды денег, власти и т. д. Т. е. движущие силы истории – правители, мотивы их действий – честолюбие, мимолётные желания, исход зависит от случая, фортуны. По сравнению с причинно-следственными связями у Макиавелли, всё это выглядит довольно убого.

Достоинство же работы лежат в богатстве материала, широте исторического полотна, меткости портретов политических деятелей, обилии конкретных данных, вниманию к экономической жизни.

Другая историческая школа заложила основы научной критики источников. Основателем этой школы можно считать Флавио Бьондо (1388/92-1463). Большую часть жизни он провёл в Риме, где работал на одной из низших должностей в папской курии (нечто вроде писца). Он создал несколько исследований по истории Древнего Рима («Восстановленный Рим»)(1446), а также большую работу по истории средних веков «Декады истории со времени падения римской империи» (1440-1452). Он начинает изложение с 410 г., со взятия Рима Аларихом – и заканчивает 1440 г., т. о. его можно считать первым историком-гуманистом, установившим хронологические рамки средневековья. Эта гуманистическая периодизация постепенно вошла в употребление с конца XVII в., когда профессор из Галле Христофор Целлариус (иначе – Келлер, 1637-1707) популяризовал её с помощью своего учебника Historia tripartita (из 3 частей: античная – до Константина Великого, средние века – до 1453 г., падения Константинополя, и новая).

Хотя Бьондо не употреблял термин «средние века», но он дал всё содержание развития Западной Европы в этот период. Хотя на первый план он и выдвигал историю Италии, но одновременно рассматривал и историю других стран Европы.

Бьондо дал первые образцы нового отношения к источникам. При освещении какого-либо вопроса он не довольствовался одним источником, а привлекал все доступные ему источники и систематически их сопоставлял. Причём он стремился восходить к наиболее достоверным источникам, которыми он считал наиболее древние. Если в источнике были какие-либо факты, отсутствующие в более древнем источнике, то Бьондо считал их недостоверными. Он же подверг критике всю средневековую историографию. Хотя эта критика и была ещё довольно грубая, но она дала возможность опровергнуть ряд средневековых легенд, например, о крестовом походе Карла Великого.

Бьондо давал чисто хронологическое изложение, т. е. не стремился группировать факты, относящиеся к разным эпохам и делать из сопоставления далеко идущие выводы, как Макиавелли и Гвиччардини. Для него главное – установить факт, а не извлечь из него какой-либо политический урок. Бьондо также отбрасывал все легенды и чудеса, даже если они содержались в достоверном источнике.

Новым в отношении задач историка было у Бьондо стремление познакомиться с теми местами, где разворачивались исторические события. Поэтому он был неплохо знаком с вещественными памятниками, использовал документальные материалы, письма. Это была первая работа с научным аппаратом – сносками, примечаниями, выделением цитат из текста. Всё это сделало «Декады» Бьондо незаменимой работой для других историков-гуманистов, которые замалчивали его и бессовестно обкрадывали.

В связи со школой Флавио Бьондо необходимо упомянуть знаменитого гуманиста Лоренцо Валлу (1407-1457), хотя он историком не был – всего одна чисто историческая работа «История Фердинанда I Арагонского» – это не столько история, сколько хроника скандальных событий при неаполитанском дворе. Большое значение имел его трактат «О мнимом и лживом дарении Константина» (1440) – который распространялся в нескольких рукописных копиях, а опубликован был в 1517 г. Ульрихом фон Гуттеном. Трактат подрывал значение одной из фальшивок, обосновывавших светскую власть папы (документ: якобы, Константин, отправляясь на Восток, в Византий, завещал римскому папе властвовать над всей Западной Римской империей. Составлен по указу одного из пап в VIII или IX в. его канцелярией). Критика была троякая: а) моральная – в уста папы Сильвестра была вложена речь, где он обосновывал, что не может принять подобный дар; б) историческая – папы никогда не были цезарями, нет монет с их изображением, по свидетельству Евтропия Константин передал государство своим сыновьям; в) филологическая (дипломатическая) – о невозможности во времена Константина писать такой грубой латынью (это самая слабая часть аргументации, т. к. при Константине латынь уже была достаточно варваризированной)

Ещё одним видом исторических сочинений, культивировавшихся гуманистами были биографии – следует назвать «О знаменитых мужах» Франческо Петрарки (1304-1374) (21 биография римлян – от Ромула до Цезаря), «О славных женщинах» и «Биографию Данте» Джованни Боккаччо (1313-1375), серию биографий знаменитых флорентийцев Филиппо Виллани (1325-1405), «Биографии знаменитых художников, скульпторов и архитекторов» Джорджио Вазари (1511-1574). Вазари совершенно не признавал средневекового искусства до эпохи Возрождения, называя его варварским, «готическим». В эпоху романтизма, в связи с полной переоценкой взглядов на классическое средневековье, термин «готический» изменил своё содержание – это стало не нечто грубое, низкое, варварское, а так стал называться определённый стиль изобразительного искусства.

Расцвет биографического жанра в гуманистической историографии обусловлен, с одной стороны, влиянием античной литературы, с другой – отражением того факта, что эпоха Возрождения была эпохой развития индивидуализма; не было средневекового корпоративизма, ему противостоял культ личности, жажда личной славы, интерес к деятельности выдающегося человека. Отсюда – успех биографических произведений в эту эпоху.

Подводя итоги обзору итальянской гуманистической историографии, необходимо ещё раз подчеркнуть, что она, при всех её недостатках и слабостях, представляла огромный шаг вперёд по сравнению с анналистикой средневековья. Именно с этой эпохи история начинает становиться наукой; её заслуги – секуляризация исторической мысли, зарождение критики источников и рационального объяснения фактов, выработка представления об истории как о процессе естественного развития общества, независимом от вмешательства божественных сил.

В течение XVI-XVII вв. и вплоть до XVIII в. западноевропейская историография развивалась под влиянием итальянских образцов; даже тогда, когда гуманизм и породившее его движение Ренессанса сошли с исторической сцены.

 

3. Историческая мысль Франции, Англии и Германии в XVI – нач. XVII вв.

Первые опыты в истории отдельных стран также принадлежали итальянцам, которых приглашали, как и итальянских архитекторов и художников. Так, историю Франции обработал в гуманистическом духе Павел Эмилий из Вероны, историю Англии – Полидор Вергилий и т. д. Все они принадлежали к политико-риторической школе. С появлением в странах Европы своих отечественных гуманистов потребность в услугах итальянцев отпала и везде возникает национальная гуманистическая историография.

Её особенности:

а) итальянские историки (кроме Макиавелли) были настроены космополитически, или подвергнуты локальному патриотизму. У неитальянцев произведения проникнуты сильным национальным чувством;

б) для итальянских гуманистов характерно равнодушие к религиозным вопросам, к церкви и её роли в истории, что стало оборотной стороной секуляризации; у неитальянцев – эпоха Реформации и религиозных войн, поэтому на церковь они обращали преувеличенное внимание;

в) независимость Италии в XV – XVI вв. зависела от дипломатических комбинаций, поэтому в итальянской историографии основное значение уделялось внешней политике; в крупных же государствах Европы, наоборот, больше внимания уделяли государственным и общественным учреждениям и «внутренней» истории.

В Германии в XVI в. в связи с Реформацией история вышла на передовые позиции, в качестве одного из орудий пропаганды. Главными вопросами стали национальные – прославление немецкой нации, защита её политического единства, историческое обоснование тех или иных притязаний Германии. Немецкие историки существенно разошлись с итальянскими в тематике сочинений. Их влекло больше изучение средневекового прошлого Германии, нежели история древнего мира. Некоторые даже ставили средние века выше античности, что для итальянских гуманистов было сущей ересью. Чисто средневековая империя (Оттонов, Штауфенов) представлялась им совершенной государственной организацией, а её восстановление – предпосылкой национально-политического единства. Поэтому немецкие историки, в отличие от итальянских, в своих произведениях стремились возвеличить империю.

В связи с углублёнными занятиями немецким средневековьем в Германии рано проявилась забота о сборе и публикации средневековых источников. В то время как итальянские эрудиты, даже используя эти источники, считали литературные их достоинства очень низкими, и не задумывались над необходимостью их издания, немецкие гуманисты развили в этом направлении широкую деятельность. Уже в XVI в. появились в Германии такие важные источники как законы вестготов, капитулярии Карла Великого, «История готов» Иордана, «История лангобардов» Павла Диакона, «Всемирная хроника» и «История Фридриха I» Оттона Фрейзингенского, источники по истории крестовых походов и многие другие.

В годы Реформации некоторые произведения находились под влиянием протестантских идей, сильно отклоняясь от гуманистической историографии. Наиболее известное – «Магдебургские центурии» (1556, второе издание-1562) – монументальное произведение, плод коллективного труда. Всего вышло 13 томов, каждый том посвящён одному столетию истории церкви – с I по XIII в. Это предприятие было создано по инициативе одного человека, гуманистически образованного богослова, славянина по происхождению – Матвея Власича из Иллирии.

М. Власич (1520-1575) был профессором еврейского языка в Виттенберге, потом уехал в Магдебург, где стал собирать материалы, подкреплявшие богословскую атаку Лютера против католической церкви. Он собрал единомышленников, поставил задачи, разослал их по городам. Особенно много материала дала борьба папства с империей. В результате соответствующего подбора, папы неизменно выступали в «Магдебургских центуриях» как исчадия ада (Григорий VII – отцеубийца, клятвопреступник), а императоры – люди добродетельные, наделённые «всеми достоинствами, свойственными немецкой нации». Главная задача труда – доказать, что с VI-VII вв., со времени возвышения папства, церковь отклонилась от первоначального христианства. Вместе с тем, применяя приёмы строгой исторической критики, Власич разоблачил множество папских фальшивок и легенд, созданных для возвеличения папства (например, подложность «Лжеисидоровых декреталиев» – сборника, сфабрикованного, по-видимому, в IX в. и приписываемого святому IV в. Исидору). В этом - несомненное научное значение «Центурий».

Деятельность Власича наносила значительный удар по католической церкви. Поэтому в Риме, в руководящих кругах церкви решили ответить на «Магдебургские центурии» аналогичной работы, но построенной на других источниках, которые позволили бы опровергнуть выводы протестантских историков.

Эту работу проделал кардинал Цезарь (Чезаре) Бароний (1538-1607), бывший директором Ватиканской библиотеки. Между 1588 и 1607 гг. Бароний выпустил «Церковные анналы», которые до сих пор не утратили научного значения. Бароний имел доступ к Ватиканскому архиву и мог использовать такие документы, которые впоследствии исчезли (другие учёные смогли попасть в Ватиканский архив лишь спустя несколько столетий). Т. е. важны и копии документов, которые теперь играют роль оригиналов, и то, как Бароний разоблачал фальсификации и односторонний подбор материалов в работе протестантских историков. Но и Бароний включал в свой труд не все источники, а лишь выгодные для католической церкви.

Но было в Германии и чисто гуманистическое направление. Наиболее ярким исследователем эрудитской школы в Германии был Беат Ренан (1485-1547). В центре его внимания – древние германцы и история Германии в раннее средневековье. Главный его труд – «три книги германской истории»: 1 – о древней Германии и великом переселении народов; 2 – о франках; 3 – этюды культурно-исторического и источниковедческого характера.

Ренан изображал древних германцев чистыми варварами, занимавшимися грабежами и разрушавшими римскую цивилизацию. Главным мотивом их вторжений он считал нужду в земле. В отличие от большинства немецких историков он не видел в древних германцах важнейшую нацию Европы. «Восстановление империи» Карлом Великим не имело в его глазах никакого значения, т. к. настоящая империя погибла безвозвратно. Империя же Оттона I представляла собой лишь расширение земель.

Ренан подвергал тщательному исследованию достоверность каждого используемого источника и каждого приводимого ими факта, не шадя никаких авторитетов, что помогло ему разоблачить несколько фальшивок (Бероз – сочинение гуманиста Джованни Нанни). В качестве вспомогательных источников Ренан широко привлекал данные топонимики, географии, лингвистики, особенно для изучения вопроса о передвижениях варварских племён и народов, предвосхитив кое-где выводы современной науки. Но всё же он, скорее, собиратель и знаток материала, нежели историк. Обобщений он не давал.

Бюргерской историографии был свойственен бОльший национализм. Одним из примеров этого является работа Якова Вимпфелинга (1450-1528) «Краткая история Германии до наших времён» (1505), которая была направлена против Франции. Он доказывал, что Карл Великий был немцем, говорил и писал на немецком языке (а он писать почти не умел). Также всегда немецким, по его мнению, был Эльзас, т. к. граница Галлии проходила не по Рейну, а южнее. Карл Великий возродил Римскую империю, и она по сию пору принадлежит немцам.

Более левые воззрения были у Себастьяна Франка (1499-1542). Вначале он был сторонником Лютера, затем занял более независимую позицию по отношению к реформации. Он написал сочинение «Хроника, летопись и историческая библия» длилось на 3 части: 1-древняя история, 2-светская история от зарождения христианства, 3-история церкви. Но, наряду с политической историей, он давал историю учреждений - выяснял происхождение монархической власти, дворянства, городов, крепостного права, крестьянских повинностей, а также картину Крестьянской войны 1525 г., причём, можно сказать, он был на стороне Мюнцера, хотя в то же время осуждал насильственные методы борьбы и не очень одобрительно отзывался о самом Мюнцере. Князей Франк называл «тиранами», «хищниками». Зло он видел уже не в личностях, а в социальном строе. В то же время его отличала терпимость к чужим взглядам и мнениям. У Франка присутствует весьма здравая критика источников – средневековые хроники он считал пристрастными и указывал на их противоречивость друг другу.

Итоги немецкой гуманистической историографии:

1. Был значительно расширен круг источников;

2. Был выдвинут принцип коллективной работы;

3. Немецкая гуманистическая историография обнаружила большое богатство политических и социальных оттенков, в т. ч. крайне левое направление.

Со второй половины XVI в. наступает хозяйственный и политический упадок Италии и Германии, следовательно ведущая роль в области исторической науки переходит к Франции. В XVI в. там как раз происходит укрепление абсолютизма. Поэтому должны были появиться исторические работы, которые в новой, гуманистической оболочке дали бы широкую картину развития Франции и тем содействовали бы величию царствующей династии. Людовик XII поручил итальянскому гуманисту Павлу Эмилию обработать французские средневековые хроники. Последний устранил несколько неправдоподобных легенд, но в основном лишь пересказывал «Большие хроники», которые были составлены при Людовике XI и заново переработаны при Людовике XII, и отражали официальную точку зрения, восхваляя французских королей. Все персонажи в сочинении Павла Эмилия «Десять книг о деянии франков», доведённом до 1488 г. – Хлодвиг, Карл Великий и др. – прописаны на античный манер, к тому же вставлено очень много речей.

Гуманиста Жана Бодена (1530-1596) следует упомянуть в связи с тем, что он в сочинении «Метод лёгкого изучения истории» (1566) он выступил против концепции четырёх монархий.

Французские историки XVI в., как правило, писали свои сочинения или с католических, или с гугенотских позиций. Несколько отличался Жак-Огюст де Ту (1553-1617) – его труд «История моего времени» говорит о периоде с 1544 г. до конца XVI в. Он писал и о политических вопросах, и об истории церкви. Де Ту был противником религиозной борьбы и насильственного навязывания своего мнения противоположной стороне, за соглашение между католиками и гугенотами. Де Ту активно участвовал в составлении Нантского эдикта, который в его глазах был выражением мудрой политики компромисса.

В Англии начало гуманистической историографии также было связано с приглашением итальянца – тут эту роль сыграл Полидор Вергилий (ок. 1470-1555). В 1501 г. он был послан папой Александром VI как помощник сбора денария Св. Петра. В 1507 г. Генрих VII предложил написать ему историю Англии. Он написал «Историю Англии в 27 книгах» (1555) – с древнейших времён до 1538 г. В Англии не было таких хроник, как во Франции, т. е. традиции, с которой автор должен был считаться, зато были очень притязательные и требовательные заказчики, которым трудно было угодить – Генрих VII и Генрих VIII.

Полидор Вергилий скорее собиратель материала, как Бьондо. Небольшое сочинение он писал 26 лет, очень тщательно проверял источники, но всё же, под давлением королей включил в свой труд баснословные истории о древних английских королях – Артуре и др.

Были в Англии и представители политико-риторического направления – Фрэнсис Бэкон (1561-1626). Он был прежде всего историком-политиком, писал для обобщений. Его книга «История царствования короля Генриха VII» – больше о политике и дипломатии. Источниками он пользовался так же свободно, как Макиавелли и Гвиччардини.

Значение историографии эпохи Возрождения:

Несмотря на то, что в то время господствовали риторические сочинения, чисто повествовательные, уровень отражения исторической действительности был событийный, но всё же произошла секуляризация истории (в объяснении исторических событий больше не прибегали к божественному промыслу), а также было положено начало критике источников.

 

 





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:



Последнее изменение этой страницы: 2016-03-25; Просмотров: 1622; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2021 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.069 с.) Главная | Обратная связь