Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Семейные культуры в Новом Свете




 

Брак – и не рай, и не ад;

это просто чистилище.

(Авраам Линкольн)

 

Покидая Старый Свет и начиная жить в Новом времени, мигранты мечтали участвовать в сотворении новой земли и нового неба. Восстав из ветхого человека, новый человек сотворил в Новом Свете такие формы семьи, которые казались достойными тысячелетнего царства Христа.

Дева-Америка.Любовный акт лежит в основании американской истории. В романе “Арфа и тень” кубинский писатель А. Карпентьер описал, как Изабелла Кастильская дарит Колумбу любовь незадолго до его отплытия в экспедицию. Сверхнормативная любовь католической королевы и простолюдина еврейского происхождения символически открывает путь в Америку, – путь в “священную зону” ее девственных пространств, покорение которой осмыслялось в образах изнасилования девственницы.

Девственность является стойкой характеристикой восприятия американского континента: “Боги насилуют девственниц в каждом растении” (М. А. Астуриас: “Легенды Гватемалы”). История Америки началась с насилия и насилием же продолжалась. В европейской культуре изнасилование обычно предстает как злодейство со стороны мужчины и тяжелая, подчас непереносимая психическая травма для женщины. В американской культуре, начинавшейся с изнасилования индеанок конкистадорами, женщина сдается и покоряется мужчине-богу, и тот, не чувствуя вины, вступает в законное владение своей “священной областью”. Акт изнасилования не разъединяет, а, наоборот, соединяет мужчину и женщину и нередко становится прологом совместной жизни, любви, основания семьи и рода. Изнасилование предстает как космогонический акт

Сливаясь в любовном объятии, люди переносятся в начало времен, и оказываются в центре (и центром) рождения мира: мир рождается, когда двое целуются. В любовном соитии извергается самое первозданное и сокровенное, и люди тоже обращаются в первозданное состояние. Они теряют дар слова: любовный лепет, хрипы, вздохи, стоны, вопли... В любовном акте происходит преображение в первочеловека – Адама, а чаще – в зверя. Женщина-самка возбуждает мужчину как зверя – запахом, а не видом, и отдается ему по-звериному – на лоне природы, без предварительных слов и объяснений, без ласк, а после короткой напряженной борьбы.

Это любовь необузданная, не сдерживаемая барьерами регламентов, безудержная, беспредельная стихия, переполняющая все сферы бытия, растворяющая в его первоэлементах – земле, реке, сельве, луне. Земля источает запахи женского тела, лицо женщины светит в ночи, голос ее слышится в рокоте воды; в тоже время ее тело вбирает в себя дыхание ночи, струение вод, благоговейную тишину пещер. Женщина в себе несет Америку.

Система “амиго”.Специфику мексиканской семьи определяют два фактора: 1) относительно низкий статус института семьи и брака; 2 значительная разница в статусе полов в браке. Невысокий престиж супружества обусловлен традиционно низким социальным статусом женщины, а также существованием системы амиго – участия мужчин в неформальной группе сверстников-друзей.

Амиго – мощный механизм социального контроля и эффективного влияния на мексиканских мужчин в течение всей жизни. В системе амиго участвуют 24% мужчин среднего класса и 41% – низшего. Среди амиго (друзей) бытует формула: “больше, чем брат”. Отношения между близкими друзьями являются высшей ценностью культуры.

Юноша, опасающийся, что забеременевшая от него девушка обратится в суд, уверен, что друзья поддержат его, помогут поставить под сомнение его отцовство и избежать наказания. Мужская солидарность доходит до того, что друзья вынуждают истицу к половой близости с ними.

Установки амиго подвержены влиянию мачизма. Мачо (букв. – “самец”, переносное “настоящий мужчина”) – это безоглядная приверженность к насилию без тормозов и управления. Это полная замкнутость, одиночество, пожирающее себя самое и все, к чему оно прикоснется. Мачизм делает упор на независимость, вулканическую импульсивность, физическую силу как единственный способ разрешения разногласий, жестокость и грубость в отношении с женщиной, насилие по отношению к слабым. Для мачо цель жизни сводится к смене женщин, к бесконечному повторению акта победы над женщиной и овладению ее телом. Вступление мужчины в брак оценивается как принесение себя в жертву. Хотя женитьба приносит лично ему немало благ, ощущение потери престижа холостяка достаточно велико. С точки зрения системы амиго ее член, женившись, теряет свою независимость и высокий социальный статус.



Исследователи семейно-брачных отношений в Мексике определяют супружеские отношения некоторых пар как “одиночество в компании двоих”. По сообщениям жен, мужья предпочитают проводить свободное время с друзьями, а не с женой и детьми; тратят много денег с друзьями или так, что это не приносит пользы семье; часто не ночуют и не бывают дома по независящим от работы причинам. Женщины указывают на феномен “отсутствующего отца” в мексиканской семье. Для мальчиков улица и друзья становятся главными институтами социализации. Лояльность к друзьям ценится выше родственных связей.

В критический момент супружеской жизни муж обычно не ищет поддержки у своей жены (в силу ее низкого социального статуса) и стремится заполнить “вакуум статуса” возвращением в систему амиго. Однако жена открыто или тайно пытается противостоять этой системе. Такая борьба, особенно острая в первые годы супружеской жизни, не прекращается на протяжении всей жизни в различных формах и масштабах.

У мексиканцев сложилось отрицательное отношение к разводу. При раздорах между супругами посредническую роль берут на себя сородичи обеих сторон. Женщина после развода не вправе вступать в брак, пока не пройдет 300 дней со дня расторжения предшествующего брака.

Мужчина, покидая семью, средства на содержание детей перечисляет в банк на счет, открытый на их имя. Если бывшая жена не в состоянии прокормить себя, покинувший ее супруг выплачивает ей незначительное содержание. После смерти отца все имущество семьи переходит в собственность детей, включая внебрачных, между которыми оно будет поделено по их первому требованию при условии достижения ими совершеннолетия. В сельской местности женщина после развода или смерти мужа чаще всего возвращается к родителям только с лично принадлежащим ей имуществом и в очень редких случаях наследует землю супруга.

Многочисленные в Мексике праздники становятся едва ли не единственной связующей нитью между родственниками. В День матери (10 мая) все члены семьи поздравляют мать и преподносят ей подарки, дочери организуют стол, либо все идут в ресторан.

Принято отмечать 15-летие девушки. Для этого торжества крестные родители покупают ей вечерний туалет и оплачивают расходы за службу в церкви. Затем родители устраивают в своем доме бал, который начинается поздно вечером. В полночь подается торт с 15 свечами, после чего начинаются танцы и веселье до утра. Отныне девушка уже считается взрослой и выходит “в свет”. Ей разрешается носить туфли на высоком каблуке, ходить на балы, заводить знакомства с молодыми людьми, принимать от них подарки.

Мексиканская склонность к экзальтации в выражении чувств придает романтизм добрачному ухаживанию весьма. Серенады под окном избранницы в исполнении “марьячи” (певцы-музыканты, исполнители национальных песен, от французского слова “марьяж” – брак, свадьба), проводы “холостяка” или “холостячки”, которые устраивают жених и невеста, – характерные атрибуты сватовства средних городских слоев. Подражая светским правилам американских высших слоев, состоятельные семьи дают объявления в газете с указанием места и дня свадьбы, часто с публикацией фотографии жениха и невесты.

“Маммизм”. Отношения между мужчинами и женщинами в Новом свете определяли законы рынка: чего менее, тем более дорожат. Приобрести жену удалось немногим счастливцам, а при уединенном образе жизни первых поселенцев женитьба была хозяйственной необходимостью: для дома нужна работница. Каждая женщина имела множество обожателей.

Строившиеся дома отражали викторианскую приверженность уединенности (отдельная спальня для каждого ре­бенка и тщательное разделение семейного пространства в гос­тиных, где можно принимать людей). Профессионализация женской сферы предусматривала отдельные комнаты для шитья, музыки, завтра­ка, обеда и сна. Комната прислуги была скрыта черной лестницей и прямо сообщалась с кухней.

Настоящая домохозяйка должна иметь слуг, которые бы все делали за нее. На 16 мужчин и женщин, населявших СШ, согласно переписи 1841 г., приходился один человек домашней прислуги. Десять лет спустя из 3 млн. женщин от 10 лет и старше, зарабатывавших себе на жизнь, одна из четырех рабо­тали служанками. На протяжении XIX века работа домашней прислуги была самой распространенной среди эмигранток.

В США женщин к XVIII в. было примерно столько же, сколько мужчин, но юноши покидали поселения, отправляясь на поиски новых земель, и тогда в некоторых общинах перевес оказывался на стороне женщин (приблизительно на 15%). Вследствие этого браки стали заключаться в более зрелом возрасте, а вдовы теперь реже стали выходить второй раз замуж. Большинство одиноких женщин шли в домашнее услужение или занимались традиционной женской торговлей (продавали дамские шляпки). Некоторые вдовы осваивали ремесло своих мужей. Иные становились владелицами таверн или гостиниц, а также открывали “дамские школы” в надежде привлечь молодых любознательных учениц.

Отец в американской семье – величина переменная, мать – постоянная. Географическая рассеянность, миграция, смена занятий, непрерывная погоня за своим шансом в жизни бросает американца из конца в конец страны. Как писал один из наблюдателей, молодые семейные пары в США не страдают склонностью к веде­нию домашнего хозяйства. Муж­чины здесь не так скованы работой по найму,как у нас. Если юный Бенедикт не пристроился адвокатом в Сейлеме, он вынырнет процветающим сапожником в Фермо­пилах. Джефферсон Джонсон потерпел неудачу со своей лесопилкой в Элеутерии, но, прослышав о вакансии баптистского проповедника в Биг-Мад-Крике, в течение недели сорвался с места с женой и тремя детьми. Эминадаб Уиггз устраивается клерком в контору пароходной компании на реке Понгоуонга с твердым убеждением, что через полгода будет уже за­рабатывать себе на хлеб совсем в другом месте. При такой жизни даже большой гардероб в обузу, а мебельный гарнитур, – что стадо слонов. Молодые мужчины и женщины вступают в брак, не имея за душой никаких накоплений для начала совместной жизни. Они довольствуются своими надеждами и уверены, что средства придут. Так живет вся страна: если человек чего-то стоит, работа обязательно найдет его сама. А человек, имеющий хорошую страховку, всегда имеет возможность выкарабкаться из несчастья.

Согласно вик­торианским представлениям о домашнем очаге, материнство реализуется в “материнском содружестве” движений за трезвость, женских клубов, союзов девушек. Американская мать распоряжается расходами, она читает книги и журналы и изучает тайны детской психики; именно она становится для детей воспитателем, авторитетом и цензором. Ее власть основана на умении управлять детьми.

Большинство американских детей рождается только после того, как родители тщательно взвесили, могут ли они позволить себе иметь детей как с точки зрения “первоначальных капитальных затрат”, так и с точки зрения будущего их “содержания”. Смогут ли они дать ребенку хорошее образование, обеспечить его проживание в “пристойном окружении” и общении с “подходящими людьми”?

Идеал семьи – взаим­ность: общие суждения, взаимная дружба и взаимное доверие, но, прежде всего, взаимная терпимость. Правила суще­ствуют для всех, им и следуют все вместе. Сэкономленные день­ги тратятся на путешествия и развлечения для всей семьи. Се­мейные обычаи, против которых решительно возражает хотя бы один член семьи, исчезают, и никакой родительской властью их не сохранить, если для детей они утратили ценность. Идет постоянное сравнение с правила­ми и решениями, принятыми в других семьях, что стимулирует демократи­ческий процесс в семейных отношениях, но генерирует невротические отклонения. Выросшие дети, даже не вступившие в брак, покидают родительский дом и селятся отдельно. В большинстве случаев живут отдельно и старики.

“Богатые тоже плачут”. В 80-е гг. ХХ в. в зажиточных городских семьях Бразилии большинство женщин не работали, занимаясь исключительно домашним хозяйством и детьми. Каждая женщина, желающая пользоваться уважением в обществе, должна была быть сначала непорочной невестой, потом хорошей хозяйкой и примерной женой, и, наконец, матерью нескольких детей.

Достаточно пунктуально соблюдается внутрисемейный этикет. Все члены зажиточной семьи обращаются друг к другу только на “Вы”. Распоряжения матери и отца выполняются детьми, в первую очередь дочерьми, беспрекословно. К дочерям семейная этика особенно строга. Незамужние девушки из зажиточных семей не посещают одни те места, пребывание в которых может повредить их репутации – бары, рестораны. Девушке запрещается разговаривать с незнакомыми мужчинами. Плохая репутация девушки чернит всю семью и затрудняет замужество ее младших сестер.

Обвинение жены в потере невинности до брака считается основанием для немедленного расторжения брака. Разведенные женщины не могут рассчитывать на повторный брак с человеком из хорошего общества. Двери «порядочных» домов для них будут закрыты.

По законодательству брак признается действительным только в том случае, если супруги совместно прожили не менее 10 месяцев. Если после этого брак распадается, то мужчина обязан выплачивать жене оговоренную в контракте сумму пожизненно или до тех пор, пока она снова не вступит в брак. Дети получают алименты до совершеннолетия.

Общественное положение жениха, родословная его семьи тщательно проверяются. Предпочтение отдается браку с человеком из той же среды, и, конечно, белым. Так в 70-е гг. ХХ в. 98% союзов среди белых заключались с белыми. Брак белой девушки с зажиточным, даже богатым мулатом или негром, считался мезальянсом.

Особенно строгая эндогамия существует среди богатых аристократических семей, где сохраняются кросс-кузенные браки. Вследствие этого некоторые прославленные бразильские роды находятся на грани вырождения. В этих семьях процедуры сватовства, помолвки и, наконец, самой свадьбы остаются особенно сложными и длятся иногда несколько лет,

Задания и упражнения:

1) Какие особенности жизненного стиля североамериканцев вам импонируют?

2) Обсудите целесообразность празднования Дня матери в России.

3) Выучите наизусть стихотворение о любви какого-либо латиноамериканского поэта (на испанском языке или в переводе).

4) Изучите жизненный стиль американского киноактера С. Сигала. Какие признаки мачизма присутствуют в его жизни и в жизни его героев? Посетите с экскурсией ресторан «Мачо».

5) Возьмите интервью у человека, побывавшего в Америке. Попросите его рассказать об особенностях семейной культуры, взаимоотношений полов.

 

Рекомендуемая литература:

1. АнтоновА.И. “Действительно ли небо упало на землю? (Комментарий к дискуссии американских социологов об упадке семьи в США)” // Вестник Моск. ун-та. Сер. 18. Социология и политология. 1996. № 3.

2. Земсков В. Метаморфозы любви на рубеже тысячелетий: латиноамериканский вариант // Латинская Америка. 1990. №№ 10–11.

3. ЗолотухинаМ.В. Мир американской семьи. М., 1999.

4. Карлсон А. Сквозь десятилетия: тревожный путь семьи. 1945 – 1990. И дальше, дальше // Вестник Моск. ун-та. Сер. 18. Социология и политология. 1997. № 3.

5. Кофман А.Ф. Латиноамериканский художественный образ мира. М., 1997.

6. Морган Л.Г. Дома и домашняя жизнь американских туземцев. Л., 1934.

7. Народы Америки. В 2-х т. М., 1959.

8. Нитобург Э.Л. Негритянская семья в США глазами американских этносоциологов // Советская этнография. 1991. № 5.

9. Североамериканские индейцы. М., 1978.

10. Семья у народов Америки. М., 1991.

11. Семья у народов Северной Америки. М., 1991.

Семейная культура украинцев

 

Добрые дети – батькам венец,

злые дети – батькам конец.

(Украинская пословица)

Первую гендерную революцию лица мужского пола у древних русичей успешно проиграли. А тем самым стратегически выиграли. Высокое и ответственное положение женщины-славянки в семье ко многому ее обязывало.

Родина. Украинское название семьи – родина – ключ к пониманию истоков ее происхождения: принадлежность к роду. В Западной Европе социальная структура общества выстраивается вокруг семьи. На Руси – вокруг рода.

Род – первое мужское божество среди славянских божеств. Никаких изображений и следов культа Рода не сохранилось. Только в языке есть много слов, имеющих корень “род”: роды, родинка, родители, родственник, природа, урожай, родник. Корень “род” содержали также слова, которые ныне не употребляются: родиа – молния и плод граната, родрый – красный (отсюда слово “рдеть”). “Род” был повсюду, смотрел на человека и сверху, и снизу, и сбоку, и из каждого угла. Из поколения в поколение у человека формировалось родовое мышление. Каждый человек, который входил в сообщество Рода, пользовался его защитой

Для украинцев была характерна братская семья задружного типа, то есть союз индивидуальных семей, объединенных родством по мужской линии вплоть до пятого колена. Каждая братская семья, как и задруга, имела патронимическое имя – собирательное от имени предка, основателя семьи (например, Иванковичи). Жили эти семьи в отдельных жилищах, расположенных вокруг дома главы семьи (домачина). Средний размер братской семьи – 20 человек, иногда до 50–60 человек. Глава семьи был выборным – обычно старший в семье, хотя им мог быть и молодой и даже женщина. Глава семьи руководил хозяйственными делами, но решения по важнейшим вопросам принимали сообща.

В украинской семье женщина (особенно мать) традиционно играла большую роль. Со смертью мужа она становилась главой семьи. Вдова передавала хозяйство сыну лишь по старости. И при жизни мужа жена принимала участие в его делах. Хотя традиционным было подчинение мужу: “Жинка небита, як хата невкрита”.

Расходились мирно. В соответствии с принятым бракоразводным ритуалом обращались друг к другу с просьбой о прощении, благодарили за совместно прожитые годы, желали счастья в новом браке и в знак расставания разрезали пополам краюху хлеба или пояс, забирая каждый по половине.

Весьма ограниченные права детей в семье варьировались в зависимости от возраста и положения детей в семье. Дети разного возраста имели определенное традицией положение в семье, соответствующий ему круг обязанностей и прав, а также особые наименования для каждой половозрастной группы.

Девочку до 10 лет звали дивча, от 10 до 13 лет – дивчина, в 14–16 лет – дивчище, старше 16 лет – дивка, (в Среднем Поднепровье и на Подолье – дивка в заплитках, а на Слобожанщине – дивка на выданье). Мальчик до 10 лет – хлопец (он пас гусей, кур или телят), от 10 до 12 лет – хлопчишко (он уже во всем помогал отцу), от 13 до 16–17 лет – подпарубок (работал наравне с отцом, но под его присмотром), старше16–17 лет – парубок (он уже работал самостоятельно).

Принадлежность к семье, а тем более главенство в ней повышали авторитет человека, одновременно расширяя его права (от детства к парубоцтву). Права парубка расширялись после того, как он выбирал себе суженую и еще больше после обручения. Полноправным же членом общества парубок становился только после женитьбы. Неженатый человек, какого бы возраста он ни был, считался парубком.

Создание семьи было не личным делом брачующихся. Это было заботой всей общины. Влияние общества на подбор брачных пар и создание семьи осуществлялось через сельскую общину, возрастные объединения молодежи (парубоцьки и дивоцьки громади), церковь.

Громади – молодежные общины, организующие досуг молодежи и регулирующие ее добрачные отношения. Они помогали упорядочивать отношения молодых с местной властью, разрешали конфликты среди молодежи и молодежи с жителями села, помогали в организации пиршеств. Эти объединения включали только неженатую молодежь, направляли свою деятельнось на организацию парубкования и женитьбы.

В Галиции парубковання начинался в 15–16 лет, а дивування в 14–16 лет, в Среднем Поднепровье – соответственно в 16–17 лет и 16 лет. Обусловлено это было ранней женитьбой, что в свою очередь объясняется нуждой в дополнительных рабочих руках в хозяйстве. Чем более развиты были формы земледелия в различных областях, тем более поздние были сроки вступления в эти общины. Вступая в громади, молодежь приобретала право на создание семьи, участие в семейных советах, а в определенных условиях – и в сельских сходах, а также на свободное распоряжение заработанными деньгами.

Вступление детей в молодежную общину отмечалось торжественно, сопровождалось обрядовыми действиями, символизировавшими наступление зрелости. Главной из них была ритуальная смена прически: парней подстригали определенным образом, девушкам впервые заплетали косы. Парубков подвергали также испытаниям, в которых они показывали свои трудовые навыки, находчивость и смелость. Парня сажали на коня, обычно белого, пока он гарцевал, члены общины приветствовали его песнями и аплодисментами. Это называлось обрядом коруновання. Девушки при вступлении в общину вносили деньги, парни деньги и угощение.

В ХIХ в. местом добрачного знакомства и общения молодежи, заключения брачных договоров (згоди, угоди) на Украине становятся ярмарки, на которые съезжались жители окрестных сел. Главы хозяйств нередко специально привозили туда своих взрослых сыновей и дочерей на выданье, выставляли изготовленные ими вещи. Трудолюбие и хозяйственные навыки были главными критериями в оценке брачного партнера.

Вечерницы. Основным местом общения молодежи были вечерницы, которые устраивались в домах вдов или бездетных пожилых супругов. На вечерницы собирались вечером, после окончания домашних работ. Девушки приходили с работой, которая чередовалась с развлечениями: танцами, пением, шутками, играми, рассказами. Эти вечера посещали и парни. Здесь завязывались знакомства.

Общественное мнение не одобряло позднее возвращение с вечерниц: “Как солнце сядет на маковку, девушка должна быть дома”. Девушек, задержавшихся там допоздна, называли «гулящими». Парубки могли задерживаться до часа ночи, организуя вторые вечерницы – парубоцьки.

Провожать девушку с вечерницы парень мог лишь после объяснения в любви и получения разрешения на проводы у родителей избранницы. Он имел право провожать девушку, держа ее за руку. О девушке в таких случаях говорили: “Вона вже веде парубка”.Это означало общественное признание будущей брачной пары. С этого момента парубок был обязан заботиться о своей суженой, оберегать ее целомудрие, честность (венок).

На защиту девичьей чести выступало все парубоцтво села, нередко выбирая с этой целью побратима-охранника. К побратимству прибегали девушки-сироты или те, кто еще не имел суженых. Девушка и побратим присягали в церкви на верность дружбе. За потерю венка (целомудрия) девушку и побратима строго наказывали.

Потеря венка и рождение внебрачных детей воспринимались как позор всей общины. По поверью “нечестное” поведение девушки приводит к неурожаям и мору. Поэтому таких старались изгнать из села. Практиковался также “вывод с танца”. Девушку, которая плохо себя вела, один из парубков выводил во время танцев из круга, либо заставлял ее танцевать “под голый бубен”.

Украинские вечерницы сочетали элементы развлечений, женихання (ухаживания), пробного брака. Отголоски пробного брака можно увидеть в обычае. Повсеместным был обычай оставаться на ночь у невесты. После сватовства жених мог проводить с нареченной не только дни, но и ночи наедине, обязуясь не делать ничего, что противоречило бы целомудрию,

Брачный договор.Условия брачного договора родители жениха и невесты обсуждали во время сговора, нередко с участием молодой пары. Одним из условий брачного договора было выделение молодым земли. По обычаю ее получал жених при условии отделения от родителей. Невесту также старались наделить землей, но это не был обязательный пункт договора. Невесте предоставлялся небольшой участок земли, передававшейся в наследство по женской линии. Эта земля оставалась ее собственностью. Обязательным условием договора было наличие посага, который одновременно являлся приданым невесты и ее свадебным подарком. Это скриння – постель, белье, рушники, одежда. Без договора выделяли скот и немного денег.

Оставаться с родителями после женитьбы мог только сын. Дочери после замужества оставались в родительском доме крайне редко. Мужчин, которые жили в доме тестя, называли примаками. В основе примачества по принуждению лежалот желание родителей жениха поправить свое материальное положение с помощью богатого свата. Попав в дом тестя, примак становился фактически рабом. В Прикарпатье примака 10 лет считали чужим, и только через 10 лет он получал право на определенную долю домашнего имущества. В районе с более развитым земледелием бытовало примачество по приглашению. Зятя приглашали в примаки, если родители невесты не имели сыновей или они были малы, или если теща была вдова. В таком случае зять становился главой семьи.

В народе законным считали только брак, заключенный по договору и закрепленный свадебным обрядом. Брак с венчанием, но без свадьбы считался недействительным. Был также брак “на веру” – без венчания, но со свадьбой. Брак “на веру” заключали тогда, когда канонические преграды препятствовали легализации брака, а экономические условия вынуждали к совместной жизни. Например, необходимость ведения общего хозяйства разведенными или вдовыми, которые в соответствии с законодательством не имели права венчаться вновь. Брак “на совесть” заключался также с “покрыткой” – девушкой, не соблювшей невинность до брака.

Обычное право признавало законным и вынужденный приход обесчещенной девушки в дом соблазнителя. Незаметно проникнув в дом парубка, забеременевшая девушка забиралась на печь и находилась там до рождения ребенка, после чего она получала право стать женой своего избранника.

Существовал обычай сватовства девушки к парню. “Когда-то, – писал известный украинский писатель и этнограф И.С. Нечуй-Левицкий, – девчата сами сватались за парубков: говорят, что девушка придет, бывало, в дом, где она заприметит себе парня, положит хлеб на столе и сядет на лавке. То был знак, что она хочет заручиться с хозяйским сыном. Если хозяин не проронил и слова, то был знак, что его сын не хочет на ней жениться, но, говорят, люди считали грехом давать гарбуза девушке”.

Любопытно, что у кавказских народов девушка была вправе требовать брака с молодым человеком, если, согласно ее показаниям, он случайно или намеренно загородил ей дорогу либо дотронулся до нее. Случалось, девушки сгущали краски или обманывали.

Традиции выбора суженого девушкой объясняются оторванностью мужчин от дома из-за казацкой службы, ухода на длительное время на заработки. Эти обстоятельства повышали роль женщины в обществе, расширяли ее права и уверенность в себе.

Задания и упражнения:

1) Какие характерные черты украинской семейной культуры отражены в произведениях Н.В. Гоголя?

2) Проанализируйте и оцените положение примака в современной семье.

3) Попросите компетентное лицо рассказать об известных ему из личного жизненного опыта особенностях семейного быта украинцев.

4) Какие элементы традиционной семейной культуры украинцев представляют интерес и могут быть введены в быт современной молодежи?

5) Организуйте и проведите вечерницы. За помощью обратитесь в имеющееся в вашем городе общество украинской культуры.

 

Рекомендуемая литература:

1. Аргудяева Ю.В. Крестьянская семья украинцев в Приморье (80-е гг. ХIХ – начало XX вв.). М., 1993.

2. Гаврилюк Н.К. Картографирование явлений духовной культуры (По материалам родильной обрядности украинцев). Киев, 1981.

3. Пономарев А.П. Развитие семьи и брачно-семейных отношений на Украине: (этносоциальные проблемы). Киев, 1989.

4. Украинцы. М., 2000.

Семейная культура русских

 

Бабы маются, девки замуж собираются

(Русская поговорка)

На просторах Русской равнины матриархат крепчал и ширился. Кошмар всех матерей и юношей последних лет Советской власти – «дедовщина» – не идет ни в какое сравнение с ужасами традиционной русской «бабовщины». Ее жертвами были дочери, снохи, не уделявшие достаточного внимания обожаемым сынам и внукам.

Отцы и дети. Древнерусское государство управлялось одной большой семейной общиной Рюриковичей. Как и водится в семейных отношениях, братья непрерывно воевали. Из-за многочисленности потомства младшие члены семьи получали в княжение не уделы, а одни слезы, так что бытовала поговорка “На семь князей – один воин”.

Андрей Боголюбский сделал первый шаг к служилому государству. Он отменил систему уделов, княжил единовластно и не давал городов ­ни братьям, ни сыновьям. Северорусская колонизация обеспечивала свободный фонд земель, которые предоставлялись на условиях службы. Служилые отношения стимулировали присоединение новых территорий и подчинили себе родовые отношения князей.

Важную роль в трансформации семейно-родовых отношений сыграл институт духовных отцов и детей. В древнерусских семьях преобладало “любовное небрежение к детям”. Духовные отцы, возглавлявшие покаянные семьи, проповедовали идеалы многочадия, благочестивого родительства, материнской любви. За попытку матери избавиться от детей духовные отцы давали от 5 до 15 лет поста и покаяния. Неустанная регламентация интимной жизни супругов со стороны духовников привела к тому, что отсутствие детей стало считаться большим горем.

Подлинным горем отсутствие детей стало в служилом государст­ве. По вотчинному праву вотчина передавалась от отца к сыну. И отсутствие по какой-либо причине престолонаследника ставило служилое государство на грань смуты, которая каждый раз отбрасывала служилое государство назад, так как родовые интересы и счеты выходили на первый план.

Если детей у служилого человека было много, то проблема их содер­жания решалась испомещением, т. е. поступлением на государеву службу с предоставлением поместья для кормления. Поместье отлича­лось от вотчины примерно так же, как служебная квартира отличается от частного дома. Поскольку слу­жить приходилось в различных зем­лях, то и поместья предоставлялись по текущему месту службы.

На государевой службе зависимость от физическо­го отца ослаблялась, так как корм­ление предоставлял государь. По обычному праву, кто окормляет, тот и считается отцом — соци­альным отцом. Для служилого че­ловека настоящим социальным и духовным отцом был государь: он и кормил и прощал повинившихся и покаявшихся. Уже в XII в. Дани­ил Заточник называл великого князя отцом. В 1721 г. в Троицком соборе Петр I официально прини­мает титул Отца Отечества.

Почему Иванушка плачет.А как же ему не плакать? Сын он младший.Слезы – детское состояние души. В бескрайних просторах русских равнин все мужчины становятся как малые дети. Невольно приходится ребячиться, чтобы безграничные пространства не давили, не сводили с ума.

Поэтому заплакал Иванушка, запечалился, сел на камень и уснул. В сказках других народов мужчины не плачут. На Руси плачут иванушки-дурачки, царевичи, солдаты, богатыри, видные государственные деятели. Плачут, когда ума не хватает. Плачут, пока не появляется волшебный помощник. По большей части сказочная женщина (т. е. Баба-Яга), которая никогда не плачет. Плакать ей просто некогда.

Укладывает сказочная женщина своего богатыря спать. Засыпает герой доверчиво сном младенца, нисколько не сомневаясь, что его суженая не подведет, потрудится всю ночь. Девушке не могла себе позволить себе полениться или даже просто чуть-чуть разнежиться: так в девках останешься. Замужем та, кто работает, не покладая рук.

За кого бы ни выйти, лишь бы выйти. Суженого русская женщина любит за его недостатки. Она жалеет своего Иванушку, постоянного жалуется на него, чтобы завистницы на добро ее не позарились.

Старуха-процентщица или золотая рыбка? Забота о малолетнем наследнике вела к по­вышению роли женщины в семье служилого человека. Из-за длительных служебных от­лучек мужей хозяйство оставалось на бабушках, матерях, старших сес­трах, женах, которые занимались также устройством слу­жебных дел своих мужчин.

У истоков русской государственности стоит княгиня Ольга, которая, занимаясь делами своего мужа, ввела административно-территориальное деление, сформировала стабильную финансовую систему, назначила сборщиков дани, начала строительство крепостей, установила охрану границ. Она вела переговоры с византийским императором Константином, но не приняла его руку. От него приняла христианство. “Предание нарекло Ольгу Хитрою, церковь – Святою, история – Мудрою” (Н.К. Карамзин).

Так, в служилом государстве устано­вился не всегда заметный матримони­альный контроль, открытым прояв­лением которого был российский матриархат XVIII века. Мужчину почитали, но слова не давали. В сказочной паре «старик и старуха» нет у старика своих желаний, он ничего не хочет. Все желания – только у старухи (женщины в статусе). Сила и влияние бабки – не только в сказке. “Теперь все будет как при бабке”, – первый указ Александра I.

Оборотной стороной женского влияния на различные стороны общественности стала забота женщины о всестороннем развитии собствен­ной личности. Необходимость осваиваться в незнакомой обстановке, необхо­димость учить язык, изучать нравы и обычаи русского народа, необхо­димость принимать решения в от­сутствие мужа стимулировала ду­ховный рост иноземных царевен. Молодая Екатерина II – нагляд­ный пример потребности учиться, учиться и учиться.

Баба-яга, амазонка сарматского происхождения и инвалид неведомых войн, настолько образованна, что руководит возмужанием Иванушек, по-матерински поучает, карает, помогает, дает сложнейшие задания. Баба-яга владеет табунами коней, у нее целая дюжина дочек, все “ягишны”, воинственны и отважны. Вместе они готовы как сокрушить, так и любить все и вся на своем пути. Поэтому эмансипация женщин в России опередила эмансипацию мужчин.

Дворянки освободились от затвор­ничества раньше, чем дворяне до­бились освобождения от обязатель­ной службы по указу 1762 г. о вольностях дворянства. Женская свобода материализовалась в мире изменчивой моды, распростране­ние которой среди низших сосло­вий имело последствием бурное раз­витие мануфактурного производст­ва в России.

Роман Н. Г. Чернышевского “Что делать?” своему ошеломляющему успеху во многом обязан тем, что в нем доказан следующий тезис: женщина по многим признакам является более высоким, развитым человеческим типом. Жизнестойкость, адаптивность, желание красоты выгодно отличают женщин от мужчин. Поэтому только женская красота спасет мир.

“Четвертый сон Веры Павловны” содержит картину всемирно-исторического развития отношений половых классов. Равноправие женщин устанавливается в процессе обожествления их красоты. Ответ на вопрос “Что делать?” лишь в последнюю очередь касается товарищеской организации труда. Главное для мужчины: “Смотри на жену, как смотрел на невесту, знай, что она каждую минуту имеет право сказать: “Я недовольна тобою, прочь от меня...”





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:



Последнее изменение этой страницы: 2016-05-30; Просмотров: 475; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2021 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.03 с.) Главная | Обратная связь