Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Отграничение состава преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ, от смежных и иных составов преступлений




 

В уголовно-правовой доктрине и судебной практике известные трудности представляет решение проблемы отграничения рассматриваемого преступления от смежных составов. Такие трудности возникают, в частности, в процессе квалификации действий лиц, нарушающих правила эксплуатации самоходных машин.

Исходным моментом для правильной квалификации этих действий служит положение о том, что нарушения правил технической эксплуатации транспорта, техники безопасности при производстве различных видов работ (ремонтных, погрузочно-разгрузочных, сельскохозяйственных и т.п.) посягают на другие объекты (жизнь, здоровье человека, безопасные условия труда) и не могут поэтому квалифицироваться по ст. 264 УК. По смыслу нормы лицо, управляющее сельскохозяйственной, специальной или иной самоходной машиной, может нести ответственность по этой статье лишь в том случае, когда преступление связано с нарушением правил безопасности движения и эксплуатации транспорта. Если же указанное лицо нарушило правила производства определенных работ, правила техники безопасности или иные правила охраны труда, хотя эти нарушения и были допущены во время движения машины, то действия виновного подлежат квалификации не по ст. 264, а по ст.143 УК, а в соответствующих случаях - по статьям о преступлениях против жизни и здоровья граждан, уничтожении или повреждении имущества. Некоторые суды, как показывает анализ практики, все же допускают ошибки в квалификации действий лиц, управляющих тракторами и иными самоходными машинами.

Характер преступных действий, предусмотренных в ст. 264 УК РФ, свидетельствует о том, что рассматриваемая норма направлена на охрану безопасности движения или эксплуатации автомобилей, трамваев и других механических транспортных средств. Именно в этом состоит специфика автотранспортных преступлений. Нарушение же правил безопасности технического обслуживания транспорта, нарушение правил безопасности труда во время ремонта, заправки горючим указанных видов транспорта или производства погрузо-разгрузочных работ не может быть квалифицировано по ст. 264 УК РФ, так как в упомянутых случаях отсутствует посягательство на безопасность движения.

Так, если лицо нарушило правила производства определенных работ, правила техники безопасности или иные правила охраны труда, хотя эти нарушения и были допущены во время движения машины, то действия виновного подлежат квалификации по ст.143 УК РФ, а в соответствующих случаях – по статьям о преступлениях против жизни и здоровья граждан, уничтожении или повреждении имущества.

В Правилах учета дорожно-транспортных происшествий содержатся и другие критерии, которые можно использовать для отграничения преступления, предусмотренного ст. 264 УК, от преступлений против личности и нарушений правил охраны труда. Так, в п. 6 указано, что в государственную статистическую отчетность не включаются сведения о дорожно-транспортных происшествиях, возникших во время проведения мероприятий по автомобильному или мотоциклетному спорту (соревнования, тренировки и т. п.), когда пострадали зрители, участники и персонал, обслуживающий спортивные мероприятия; при выполнении транспортными средствами технологических производственных операций, не связанных с перевозкой людей или грузов (прокладка траншей, производство сельскохозяйственных работ), вследствие нарушения правил техники безопасности и эксплуатации транспортных средств (запуск двигателя при включенной передаче, при сцепке-расцепке транспортных средств, механизмов, приспособлений и т. п.).

Материалы судебной практики свидетельствуют о том, что ошибочное определение характера нарушения, допущенного виновным, неизбежно влечет неправильную правовую квалификацию содеянного. Иногда суды применяют ст. 264 УК РФ к тем случаям, когда надо было применить другие статьи УК: о преступлениях против личности, о нарушении правил охраны труда, о должностных преступлениях.

Соответственно, уголовная ответственность по ст. 264 УК РФ исключается в случаях нарушений правил эксплуатации, прямо не связанных с транспортной безопасностью, хотя бы эти нарушения непосредственно касались самого транспорта или были допущены в процессе его движения:



1) использование транспортного средства, создающего угрозу окружающей среде (в частности, когда содержание вредных веществ в отработавших газах и их дымность превышают величины, установленные ГОСТом);

2) использование транспортного средства, не зарегистрированного в установленном порядке, не прошедшего государственный технический осмотр, с нарушением правил установки на нем государственных регистрационных знаков, имеющего скрытые, поддельные, измененные номера узлов и агрегатов, водителем, не имеющим при себе необходимых документов, без медицинской аптечки, огнетушителя, знака аварийной остановки и других специальных средств, предназначенных для устранения или минимизации возможных последствий дорожно-транспортного происшествия или предупреждения об опасности, с установленными без соответствующего разрешения устройствами для подачи специальных световых или звуковых сигналов и т.п.;

3) нарушения, допущенные при ремонте транспортного средства, его хранении, в процессе осуществления погрузочно-разгрузочных работ, при производстве горных, дорожных, промышленных, сельскохозяйственных, строительных и других работ, не имеющих своим основным назначением перемещение (перевозку) пассажиров и грузов.

Нарушение указанных правил эксплуатации транспортных средств, а также связанных с ними правил техники безопасности и иных правил охраны труда либо не образует никакого состава преступления, либо при наличии к тому оснований может квалифицироваться по статьям УК РФ о преступлениях против личности, собственности или общественной безопасности (например, как нарушение правил при производстве определенных работ).

Характер преступных действий (бездействия), предусмотренных в ст. 264 УК РФ, сопоставление указанной нормы с другими смежными (ст.ст. 267, 268 269) и иными статьями (ст.ст.109, 118, 125, 143) Уголовного кодекса свидетельствуют о том, что рассматриваемая норма ст. 264 УК РФ направлена на охрану безопасности дорожного движения. Именно в этом состоит специфика дорожно-транспортных преступлений. Нарушение же правил безопасности технического обслуживания транспорта, нарушение правил безопасности труда во время ремонта, заправки горючим указанных видов транспорта или производства погрузочно-разгрузочных работ, не может быть квалифицировано по ст. 264 УК РФ, так как в этих случаях отсутствует посягательство на безопасность движения.

Поэтому для правильной квалификации преступления и отграничения его от смежных и иных преступлений необходимо верно определить характер происшествия: связано ли оно с дорожным движением или имеет иную природу, выполнялась ли транспортная функция или речь идет о нарушении правил безопасности дорожного движения, или же происшествие связано с производством сельскохозяйственных, строительных работ, выполнением других технологических операций, не связанных с движением транспортного средства, регулируемых правилами техники безопасности, другими нормами. От этого зависит и первичная квалификация преступления, и последующее направление расследования.

Что касается разграничения дорожно-транспортных преступлений от административных проступков, все еще вызывающих затруднение в практике, соответствующий анализ соответствующих норм уголовного и административного законодательства позволяет сделать вывод, что основным разграничительным признаком здесь является степень общественной опасности содеянного, зависящая от ряда моментов, в том числе от наличия или отсутствия последствий в результате допущенных нарушений. Уголовная ответственность за дорожно-транспортное преступление в отличие от административного проступка, возникает не за сам факт нарушения правил дорожного движения, а за такое их нарушение, которое повлекло за собой причинение тяжкого вреда здоровью или гибель людей.

В следственной и судебной практике имеет место неверная квалификация преступных деяний, имеющих внешние (поверхностные) признаки дорожно-транспортных преступлений ст. 264 УК РФ, но по сути являющихся преступлениями против жизни и здоровья ст. 109 и ст. 118 УК РФ; оставлением в опасности ст. 125 УК РФ, нарушением правил охраны труда ст. 143 УК РФ, нарушением правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ ст. 216 УК РФ.

Особыми случаями являются использование транспортного средства в виде орудия совершения преступления, используя которое наносится умышленный тяжкий вред здоровью (ст. 111 УК РФ) или совершается умышленное убийство (ст. 105 УК), нередко маскируя его под дорожно-транспортное преступление (ст. 264 УК).

Основная сложность квалификации обычно заключается в том, что, как правило, дорожно-транспортные преступления совершаются при взаимных действиях не только нескольких лиц, участвующих в дорожном движении, но часто двух или более лиц, управляющих транспортными средствами.

Для того, чтобы правильно квалифицировать преступное деяние, необходимо со всей точностью установить объективные и субъективные признаки преступления. Следователь в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении, а судья - в приговоре обязаны указывать, какие именно правила дорожного движения и эксплуатации транспортных средств были нарушены виновным лицом, в чем конкретно выразилось это нарушение и состоит ли оно в причинной связи с наступившими преступными последствиями.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Проведенное исследование в рамках достижения поставленной цели и решения выделенных задач позволяет сделать следующие ключевые выводы.

Для того, чтобы отграничить состав ст. 264 УК РФ от смежных и иных составов преступлений, необходимо в первую очередь раскрыть и уяснить специфику дорожно-транспортных преступлений.

Непосредственным объектом преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ, является безопасность дорожного движения и эксплуатации транспортных средств.

Предмет преступления - автомобиль, трамвай или другое механическое транспортное средство. Понятие «другое механическое транспортное средство» частично раскрывается в примечании к ст. 264 УК, где говорится о троллейбусах, тракторах и иных самоходных машинах, мотоциклах и различных механических транспортных средствах. Под механическим транспортным средством понимается любое транспортное средство, кроме мопеда, приводимое в движение двигателем; термин распространяется также на любые тракторы и самоходные машины.

Таким образом, нарушения правил безопасности дорожного движения на двух- или трехколесном транспортном средстве, приводимом в движение двигателем с рабочим объемом не более 50 куб. см и имеющем максимальную скорость не более 50 км в час, не охватываются ст. 264 УК РФ, хотя эти средства относятся к транспортным.

К мопедам приравниваются велосипеды с подвесным двигателем и другие транспортные средства с аналогичными характеристиками.

Иными самоходными машинами признаются любые дорожные, строительные, сельскохозяйственные и другие специальные машины (экскаватор, грейдер, автокран, скрепер, автопогрузчик и т.п.).

Объективная сторона преступления выражается:

а) в нарушении правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств;

б) в наступлении тяжкого вреда здоровью человека и иных тяжких последствий;

в) в причинной связи между деянием и наступившими вредными последствиями.

Субъектом преступления является вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста, управляющее транспортным средством. Отсутствие водительского удостоверения, навыков управления транспортным средством не имеет значения для решения вопроса об уголовной ответственности.

Определенные трудности на практике возникают при квалификации действий ученика и инструктора, стажера и водителя-наставника. По общему правилу за аварии, допущенные учеником во время практической езды на автомобиле с двойным управлением, ответственность несет инструктор, а не ученик.

Субъективная сторона преступления состоит только в неосторожном отношении к наступившим последствиям. Но сам факт нарушения правил дорожного движения либо эксплуатации транспортных средств может быть вполне умышленным. В правоприменительной практике при квалификации нарушений Правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств суды не всегда правильно толкуют смысл и содержание формулировок умысла и неосторожности, разработанных наукой уголовного права. Основная ошибка здесь заключается в том, что при квалификации данных деяний органы предварительного расследования и суды не всегда правильно отграничивают косвенный умысел от неосторожности в виде легкомыслия.

Возникает вопрос о целесообразности включения опьянения в качестве квалифицирующего признака ст.264. Кроме этого, непонятна позиция законодателя в части невключения данного признака в однородные составы преступлений, которые также могут повлечь тяжелые последствия.

В соответствии с вышеизложенным, можно сделать вывод, что уголовная ответственность виновного в дорожно-транспортных правонарушениях в какой-то мере зависит сегодня от третьих сил. Подобное положение вещей не в полной мере соответствует принципу справедливости. На наш взгляд, правовой оценке должно подлежать деяние, независимо от реального наступления материализованных в объективной действительности тяжких последствий дорожно-транспортного происшествия. Альтернативным основанием уголовной ответственности за нарушение ПДД или эксплуатации ТС должно стать не реальное наступление последствий транспортного правонарушения, а угроза наступления или отягощения вреда здоровью участников дорожного движения или реальная опасность наступления их смерти. Более того, нарушение правил дорожного движения, не повлекшее в аварийной ситуации тяжких последствий в результате реакции потенциальных пострадавших, на наш взгляд, обладает равной общественной опасностью с нарушением ПДД в результате небрежности, повлекшим реальное причинение тяжкого вреда здоровью. Данный вывод соответствует международной практике в сфере уголовного преследований преступлений в сфере нарушения ПДД и эксплуатации ТС.

В механизме дорожно-транспортного происшествия можно выделить следующие стадии: нормальная ситуация, опасная ситуация, аварийная ситуация и стадия наступления общественно опасных последствий дорожно-транспортного происшествия. Представляется обоснованным тезис И.В. Божко о том, что создание аварийной ситуации характеризуется достаточной степенью общественной опасности для криминализации осознанного нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств.

Наступление тяжких последствий в ДТП может быть не только одномоментным и безальтернативным в плане развития результатом, но и характеризоваться как процесс, состоящий, во-первых, из травмы, причиненной непосредственно в момент столкновения, опрокидывания, наезда и пр., во-вторых, включающий в себя отягощение уже наступивших последствий, в связи с чем представляется необоснованной декриминализация оставления виновным места ДТП. Аварийная обстановка как признак данного деяния, на наш взгляд, должна характеризоваться следующими признаками:

1) наличность угрозы наступления тяжких последствий в аварийной ситуации;

2) действительность (или реальность) такой угрозы;

3) неспособность участников движения предотвратить ДТП или, применительно к оставлению места ДТП, беспомощность пострадавшего;

4) аварийная обстановка, равно, как и обстановка оставления места ДТП, характеризующаяся наличием возможности наступления тяжких последствий, должна сложиться именно в результате дорожно-транспортного, а не какого-либо иного происшествия.





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:



Последнее изменение этой страницы: 2016-05-30; Просмотров: 2108; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2021 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.013 с.) Главная | Обратная связь