Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Руна роста, целительства, плодовитости




 

"В его усадьбе жизнь идет своим чередом. Здесь все растет и цветет под присмотром доброй хозяйки. Здесь царят покой и счастье. Все, что в других местах порождало бы раздоры и огорчения, здесь не вызывает ни жалоб, ни боли. Все идет, как и должно идти. Что из того, что хозяин дома затосковал и хочет жить с кавалерами в Экебю? Разве можно обижаться на солнце за то, что оно каждый вечер исчезает на западе, погружая землю в темноту?

Кто непобедимее умеющего покоряться? Кто более уверен в победе, чем умеющий ждать?"

(Сельма Лагерлеф "Сага о Йесте Берлинге")

 

История Пера и Соль

 

Жили-были когда-то девушка по имени Соль и парень по имени Пер. Полюбили они друг друга и поженились. Соль стала хозяйкой в доме Пера, и все знала в этом доме, кроме одной маленькой комнатки, всегда закрытой на ключ. С улицы было видно, что окошко комнаты затянуто занавеской, и в ней две дырочки, как будто для глаз. Пер не хотел, чтобы она заходила в эту комнату. Соль любила его, и вскоре забыла думать об этой комнате.

Пер был викингом. Пришло время ему вместе с другими мужчинами собираться в дальний поход. На прощанье он поцеловал Соль и сказал: "Если хочешь, чтобы я вернулся, будь мне верна и не заходи в маленькую комнатку".

Пер уехал и Соль осталась одна. Она ждала Пера и думала о маленькой комнате, в которую ей нельзя заходить. Она подходила к ней и прислушивалась. За дверью сначала было тихо. На второй день за дверью маленькой комнаты послышались какие-то шорохи, а на третий день – шаги. И тут Соль не выдержала и нашла ключ от комнаты. Она открыла дверь. В комнате был Пер, ее муж. Точно такой, какого она знала и любила. Только он был здесь, а не в походе. Он попросил ее принести ему дерево и инструменты, и к вечеру смастерил скамейку, совсем такую, какую ей давно хотелось.

На второй день Пер попросил еды. И Соль накормила его. Пер смастерил замечательный стол.

А на третий день Пер попросил Соль остаться с ним на ночь и лечь в одну постель. Тогда он сможет выходить из комнаты. Услышав это, Соль вышла из комнаты, прикрыв за собой дверь. Она легла спать одна и ночью увидела сон. Ей приснился Пер. Он был в плену у врагов – израненный, едва живой. Тогда Соль встала и закрыла дверь маленькой комнаты на ключ. И больше к ней не подходила. Постепенно звуки из-за двери стихли и вовсе пропали.

Соль ждала Пера. Он вернулся с другими мужчинами, которых ждали их женщины. Пер обнял жену, крепко поцеловал ее и прошел в маленькую комнату. И стал там мастерить самые лучшие вещи, которые только могла представить себе Соль.

***

Женщина-берегиня дожидается своего героя, не поторопившись и не поддавшись соблазну быстрого достижения спокойной и благополучной жизни, таким образом она обретает и хозяина своего дома.

***

Отрывок из "Бесконечной книги" М. Энде

 

" Пробираясь через заросли роз по вьющейся узкой тропинке, Бастиан заметил вдруг нечто удивительное. Такого он еще не встречал на всем пути по Фантазии: дорожный указатель в форме вырезанной руки. На нем было написано: "К Дому Превращений".

Бастиан не спеша пошел в указанном направлении. Он вдыхал аромат роз и чувствовал, что на душе у него становится легко и его ожидает какая-то радость.

Вскоре он вышел на прямую аллею. По обеим сторонам ее росли шарообразные деревья, увешанные краснощекими яблоками. А в самом конце аллеи стоял дом. Он был хорошо виден издали. Подойдя ближе, Бастиан понял, что это самый забавный дом из всех, какие ему когда-либо встречались. Высокая остроугольная крыша, словно шапочка гнома, венчала здание, похожее на огромную тыкву. Оно было тоже почти шарообразным, а на стенах его во многих местах виднелись какие-то выпуклости, как бы "животики", что придавало дому благодушный и уютный вид. Несколько окон и входная дверь располагались как-то вкривь и вкось, словно в тыкве были не очень умело вырезаны отверстия.

Пока Бастиан приближался, он заметил, что с домом то и дело происходят разные изменения с той невозмутимой неторопливостью, с какой улитка выставляет из раковины свои рожки. Вот на одной его стороне появился небольшой нарост, и постепенно он превратился в башенку. А на другой закрылось окошко и понемногу совсем исчезло. Из крыши выросла труба, а над дверью образовался балкончик с решетчатыми перилами. Бастиан остановился и с веселым удивлением стал наблюдать за этими переменами. Теперь он понял, почему такой дом называется Домом Превращений!



И тут он услышал, что там, внутри, нежный женский голос с каким-то удивительным теплом поет песню:

Нам пришлось, о милый гость,

ждать тебя года.

Значит, это ты и есть.

раз пришел сюда.

Для тебя давно готов

дом – твое жилье.

Для тебя очаг и кров,

и еда-питье.

После всех страданий, бед,

будешь принят и согрет –

прав ли был ты или нет,

шел ты много, много лет...

"Ах, какой прекрасный голос, – подумал Бастиан. – Как бы я хотел, чтобы эту песню пели мне!" А песня все продолжалась:

Господин Великий мой,

снова будь самим собой,

встань мальчонкой у дверей

и входи скорей!

все готово, все тут есть,

и тебя заждались здесь!

Этот голос неудержимо влек Бастиана, словно таил в себе какую-то непреодолимую притягательную силу. Он был уверен, что так может петь только очень добрая и радушная женщина. И он постучал в дверь. А голос отозвался:

– Входи, входи, мой дорогой мальчик!

Бастиан открыл дверь и увидел небольшую уютную комнату. В окна ее светило солнце. Посреди комнаты стоял круглый стол, а на нем всякие корзины и вазы с разноцветными плодами – таких Бастиан еще никогда не видел. За столом сидела женщина, сама немного похожая на яблоко, краснощекая и пышущая здоровьем.

В первое мгновение Бастиана охватило желание броситься ей на шею с криком: "Мама! Мама!". Но он овладел собой. Ведь его мама умерла, и, конечно, ее нет здесь, в Фантазии. У этой женщины, правда, такая же милая улыбка и такой же, ну совсем как у мамы, добрый взгляд... Нет, она просто похожа на его маму, словно родная сестра. Только мама была маленькая, а эта женщина большого роста, и вид у нее цветущий и очень нарядный. На голове широкополая шляпа, а на ней цветы и разные фрукты. И платье тоже с ярким узором, в котором бутоны и почки, цветы и плоды переплетаются с листьями.

Только приглядевшись получше, Бастиан заметил, что это вовсе не узор, а самые настоящие цветы, плоды и листья.

И пока он разглядывал эту Цветущую Женщину, его охватило какое-то новое чувство... Нет, так уже бывало с ним когда-то, но где и когда, он никак не мог вспомнить. Может быть, очень-очень давно, когда он был совсем еще маленьким?

– Да садись же, мой хороший! – сказала она, указывая рукой на стул. – Я ведь знаю, ты так проголодался! Ну ешь, ешь скорей!

– Прости, – сказал Бастиан, – но ты ждала какого-то гостя... А я зашел сюда просто так, случайно...

– Правда? – спросила она, лукаво улыбнувшись. – Ну да ничего, ничего... Что ж, теперь и не поесть из-за этого? А я тебе пока одну сказочку расскажу. Да ты ешь, ешь, не стесняйся!

Бастиан снял свой черный плащ, повесил его на спинку стула, сел и нерешительно протянул руку к вазе. Но прежде чем надкусить какой-то невиданный плод, он спросил:

– А ты? Почему ты сама не ешь? Ты не любишь фрукты?

Женщина от души расхохоталась. Но Бастиан не понял, чему она так смеется.

– Ладно, – сказала она, вытирая слезы. – Так и быть, я составлю тебе компанию и тоже подкреплюсь на свой лад. Только не пугайся!

С этими словами она взяла лейку, стоявшую рядом с ней на полу, и, держа ее над головой, стала сама себя поливать.

– Ах, как это освежает! – весело повторяла она. Теперь рассмеялся Бастиан. Он надкусил плод и тут же понял, что никогда не пробовал такой вкусноты. Съев его, он взял из вазы другой фрукт, и тот оказался еще вкуснее.

– Ну как? Вкусно? – спросила женщина, внимательно за ним наблюдая.

Бастиан не мог ей ответить с набитым ртом. Он только жевал и кивал.

– Это меня радует, – сказала она. – Я очень старалась. Ешь, ешь! Ешь, сколько хочешь!

Бастиан принялся за новый фрукт. Ну, таких вообще не бывает!.. Он даже вздыхал от удовольствия.

– А теперь я буду тебе рассказывать, – продолжала она. – Только ты ешь, ешь, не отвлекайся!

Бастиану было немного трудно слушать ее внимательно, потому что каждый следующий плод вызывал у него все больший восторг.

– Много-много лет тому назад, – начала Цветущая Женщина, – наша Девочка Королева была смертельно больна. Чтобы она выздоровела, надо было придумать ей новое имя. А его мог придумать только кто-нибудь из людей. Но люди не приходили больше в Фантазию, и никто не знал почему. Если бы она умерла, пришел бы конец и Фантазии.

Но вот в один прекрасный день, а вернее, однажды ночью, в Фантазии вновь появился человек. Мальчишка. И он дал Девочке Королеве имя Лунита. И тогда она выздоровела. И в благодарность за это пообещала ему, что все его желания будут сбываться здесь, в Фантазии, до тех пор пока он не найдет свое Истинное Желание. И мальчик пустился в путешествие – от одного желания к другому, и каждое из них исполнялось. Но каждое исполнившееся желание вело его к новому желанию. Это были не только добрые желания, а иной раз и дурные. Только Девочка Королева не делает тут различий. Все одинаково важно в Фантазии: и доброе, и недоброе. И так в конце концов рухнула Башня Слоновой Кости. Девочка Королева не сделала ничего, чтобы предотвратить эту беду. Но с каждым исполнившимся желанием этот мальчик терял часть своих воспоминаний о Мире, из которого он пришел. Это не имело для него большого значения – ведь он все равно не хотел возвращаться назад. Так он все желал и желал и понемногу растерял почти все свои воспоминания, а без воспоминаний нельзя уже больше ничего пожелать.

И постепенно он как бы перестал быть человеком, а сделался чуть ли не фантазийцем. Но своего Истинного Желания он все еще так и не знал. И тут возникла опасность, что он растеряет самые последние воспоминания, так и не дойдя до своего единственного настоящего желания. А это значило бы, что он уже никогда больше не вернется в свой Мир. И тогда путь привел его в Дом Превращений, чтобы он оставался здесь до тех пор, пока не найдет свое Истинное Желание. Ведь Дом Превращений называется так не только потому, что все время меняется сам, но и потому, что изменяет тех, кто в нем живет. А это было очень важно для того мальчика – до сих пор он, правда, хотел бы быть не тем, кем был, но не хотел изменяться.

На этом месте она прервала рассказ – гость ее перестал вдруг жевать. Он держал в руке надкусанный плод и смотрел на Цветущую Женщину с открытым ртом.

– Если тебе этот фрукт не нравится, – озабоченно сказала она, – положи его в вазу и возьми другой!

– Что? – переспросил Бастиан, запинаясь. – Ах нет, он очень вкусный...

– Ну, тогда все хорошо, – сказала она радостно. – Но я забыла сказать, как звали этого мальчика – того, кого уже так давно ждут здесь, в Доме Превращений. Многие называли его "Спаситель Фантазии", другие "Рыцарь Свечей", "Великий Всезнай" или "Господин и Повелитель", но настоящее его имя – Бастиан Бальтазар Багс.

Женщина долго смотрела с улыбкой на Бастиана. Он несколько раз сглотнул слюну и тихо сказал:

– Так зовут меня.

– Ну, вот видишь!

Она, казалось, ничуть не удивилась. Почки на ее шляпе и платье дружно распустились, и появились новые листочки, а бутоны вдруг раскрылись.

– Но ведь с тех пор, как я очутился в Фантазии, прошло не так много лет, – неуверенно возразил Бастиан.

– О, мы ждем тебя с незапамятных времен, – сказала она, – еще моя прабабушка и прабабушка моей прабабушки ждали тебя. Вот видишь, теперь я тебе рассказываю сказку совсем новую и все-таки о давних временах.

Бастиан вспомнил слова, сказанные Граограманом в самом начале его путешествия. Ему уже и вправду казалось, что с тех пор прошло сто лет.

– Да ведь я еще не сказала, как меня зовут! – спохватилась она. – Меня зовут Аюола Цветущая.

Бастиан повторил ее имя – выговорить его оказалось не так-то просто. Он надкусил новый фрукт и вдруг понял, что тот фрукт, который ешь сейчас, всегда и есть самый вкусный. Он чуть-чуть огорчился, заметив, что ест уже предпоследний.

– Ты хочешь еще? – спросила Аюола, уловив его грустный взгляд. Бастиан кивнул. И тут она стала срывать плоды со своей шляпы и платья, пока не наполнила ими вазу.

– Эти фрукты растут прямо у вас на шляпе? – с изумлением спросил Бастиан.

– Как так, на шляпе? – Аюола взглянула на него с недоумением и вдруг рассмеялась от всей души. – Так, значит, ты думаешь, что это шляпа? То, что у меня на голове? Да нет, мой хороший! Все это растет прямо на мне. Ну, как у тебя волосы растут. Видишь, как я расцвела? Это от радости, что ты наконец пришел. А когда мне грустно, все увядает. Да что же ты не ешь? Ешь! Ешь!

– Я вот не знаю, – шокировано сказал Бастиан, – можно ли есть то, что на ком-нибудь растет?

– А почему же нельзя? – удивилась Аюола. – Ведь маленькие дети сосут молоко своей матери? И это так прекрасно.

– Да, конечно, – согласился Бастиан, слегка покраснев. – Но только пока они еще совсем маленькие.

– Ну, значит, ты, мой хороший, – просияв, сказала Аюола, – как раз и станешь теперь опять совсем маленьким.

Бастиан взял из вазы еще один фрукт и надкусил его, а Аюола, радуясь этому, расцвела еще сильнее.

Немного помолчав, она заметила:

– Кажется, он хочет, чтобы мы перешли в соседнюю комнату. Наверно, он там что-то для тебя приготовил.

– Кто – он? – спросил Бастиан и огляделся вокруг.

– Дом Превращений, – пояснила Аюола с таким видом, будто тут и так все понятно.

На самом же деле произошло нечто невероятное. Комната изменилась до неузнаваемости, а Бастиан и не заметил, когда это случилось. Потолок стал гораздо выше, стены с трех сторон придвинулись почти вплотную к столу, а дверь на четвертой стене оказалась теперь открытой.

Аюола Цветущая поднялась. Только теперь Бастиан увидел, какого она огромного роста.

– Ладно, давай пойдем. Пусть будет, как он хочет! – предложила она. – Он ведь упрямый. Раз уж задумал удивить, его не переспоришь. А вообще-то, он чаще всего придумывает что-нибудь хорошее. У него добрые намерения.

Она прошла через открытую дверь в другую комнату, и Бастиан последовал за ней, захватив с собой вазу с фруктами.

Комната эта была скорее похожа на большой зал. И все-таки это была столовая, и Бастиану даже показалось, что он когда-то ее уже видел. Странно только, что вся мебель здесь такая громадная – и стол, и стулья. Бастиану даже на стул не взобраться.

– Нет, вы только посмотрите! – весело воскликнула Аюола. – Дому Превращений вечно приходит в голову что-нибудь новое. Теперь он придумал для тебя комнату, какой она представляется маленькому ребенку.

– Как так? – спросил Бастиан. – Разве раньше тут не было зала?

– Конечно, нет. Видишь ли. Дом Превращений очень живо на все откликается. Он принимает участие – конечно, по-своему – в нашей беседе. Мне кажется, он хочет тебе этим что-то сказать, вставить свое слово.

Она села за стол, а Бастиан безуспешно пытался влезть на стул, стоявший с ней рядом. Аюоле пришлось подсадить его, и теперь он едва доставал носом до стола. Он держал вазу с фруктами на коленях и был очень рад, что захватил ее с собой. Ведь если б она стояла на столе, ему бы до нее не дотянуться.

– А тебе часто приходится вот так перебираться из комнаты в комнату? – спросил он.

– Ну, не то чтобы очень часто, – отвечала Аюола, – не больше трех-четырех раз в день. Иногда Дом Превращений вдруг решит подшутить, и в комнатах все перепутается: пол наверху, потолок внизу или еще что-нибудь эдакое. Но это он просто из озорства, для веселья, а потом опять становится благоразумным, особенно если его устыдишь. Он ведь очень милый и добрый, и я чувствую себя в нем очень уютно. Просто он большой весельчак. Нам с ним бывает так весело! Мы так хохочем!

– А разве это не опасно? – осведомился Бастиан. – Ну, например, ночью уснешь, а комната становится все меньше и меньше.

– Да что ты, мой хороший! – воскликнула Аюола чуть ли не с возмущением. – Он ведь любит меня! И тебя он тоже любит. Знаешь, как он тебе обрадовался!

– А если он кого-нибудь невзлюбит?

– Об этом я ничего не знаю. Ну и вопросы ты задаешь! До сих пор здесь никого не было, кроме меня и тебя.

– Так вот оно что! – сказал Бастиан. – Значит, я здесь – первый гость?

– Ну конечно!

Бастиан огляделся в огромном зале.

– Даже не верится, что эта комната умещается в доме. Снаружи он казался куда меньше.

– Дом Превращений, – объяснила Аюола, – внутри больше, чем снаружи.

Спустились сумерки, в комнате становилось все темнее. Бастиан прислонился головой к спинке огромного стула, и его одолела чудесная сонливость.

– А почему, – спросил он, – ты так долго ждала меня, Аюола?

– Я всегда мечтала о ребеночке, – ответила она, – маленьком ребенке, который нуждается в моей нежности и заботе. И ведь его можно баловать! Вот о таком, как ты, мой хороший!

Бастиан зевнул. Он был не в силах побороть дремоту – теплота ее голоса его убаюкивала.

– Но ведь ты сказала, что еще твоя мама, и бабушка, и прабабушка ждали меня.

Лицо Аюолы уже погрузилось во тьму.

– Да, – сказала она. – И моя мама, и бабушка, и прабабушка хотели ребенка, но только мне он достался.

Глаза Бастиана закрывались. Он проговорил с трудом:

– Как же так? Ведь у твоей мамы была ты, когда ты была маленькой. А у твоей бабушки – твоя мама... Ведь у каждой из них был ребенок?..

– Нет, мой хороший мальчик, – прозвучал тихий голос. – У нас это по-другому. Мы не умираем и не рождаемся. Мы всегда остаемся той же самой Аюолой Цветущей и все-таки становимся другой. Это уже не та Аюола. Когда моя мама постарела, она засохла. Все ее листья облетели, как у дерева на осеннем ветру. Она целиком ушла в себя и такой оставалась долгое время. Но в один прекрасный день у нее снова появились почки и бутоны, потом молодые листочки и цветы, а потом плоды. И так возникла я, потому что эта новая Аюола Цветущая была я. И точно так же было с моей бабушкой, когда появилась на свет моя мама. Мы – Аюолы Цветущие – можем завести ребеночка, только если сначала увянем, но тогда ведь мы сами становимся ребенком, а значит, уже не можем быть матерью. Поэтому я так рада, что наконец-то ты здесь, мой дорогой мальчик.

Бастиан ничего не ответил. В сладком полусне он воспринимал ее слова, как убаюкивающий напев. Он слышал, как она встала, подошла к нему, склонилась над ним. Она погладила его по голове и поцеловала в лоб. Потом взяла на руки и куда-то понесла, а он, как маленький, прислонился головой к ее плечу, все глубже и глубже погружаясь в теплую тьму. В полусне он почувствовал, как его раздели и уложили в мягкую благоухающую постель. Он еще слышал, словно издалека, как прекрасный нежный голос тихонько напевает песню:

Спи, мой мальчик, как ты мил,

И так много пережил!

Долго шел, блуждал, страдал.

Был великим – станешь мал.

Будь же снова малышом!

Спи, мой мальчик, сладким сном!

Когда он проснулся утром, ему показалось, будто он выздоровел после тяжелой болезни – так спокойно и радостно было у него на душе. Он огляделся и увидел, что находится в очень маленькой комнатке и лежит... в детской кроватке!".

***

Он прожил у Аюолы еще долго, и все длилось лето. И вскоре Бастиан понял, что в нем растет желание любить самому. Тогда он с благодарностью покинул Дом Превращений.

Этот сюжет напоминает тот отрезок пути Герды, идущей спасать Кая, где она попала в чудесный сад старушки, умеющей колдовать. Оба сюжета представляют собой прекрасный тайм-аут, в котором нокаутированного боксера обмахивают полотенцами и смачивают его разбитые губы, чтобы он восстановил свои силы.

Интересно, что оба писателя – и Г.Х. Андерсен, и М. Энде, имеют прямое отношение к северной духовной Традиции. Многие сказки Андерсена являются пересказами лучших народных сказок. Михаэль Энде – выпускник Вальдорфской школы, основанной Рудольфом Штайнером, антропософия которого во многом базировалась именно на Северном Духовном Пути. В Вальдорфских школах, в частности, детям принято читать сказки братьев Гримм, филологов, тщательно собравших и пересказавших народные сказки германского народа – части древней Традиции.

 

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: РОСТ, РАЗВИТИЕ, БЕРЕЗА.

 

Это женский персонаж, образ взрослой, психологически зрелой женщины, умеющей понимать, заботиться, прощать, а, главное, растить. Неважно, что или кого – ребенка, сад, своего мужа. Это образ плодородной, помогающей женщины. Причем, рост, который вызывает Беркана, не бурный, всем заметный, а медленный, постепенный, бережно целительный – постепенное накопление количества, которое затем перейдет в качество. Ожидание быстрых достижений и результатов неуместно, замечателен сам процесс, его магическая насыщенность. Береза (дерево руны) – очень полезное дерево. В средней полосе России для чего только оно не использовалась: и веники в баньку, и береста на туеса, и сок березовый по весне. Привычное, ничем особым не привлекающее дерево, но как без него обойтись? Беркана соответствует архетипу Великой богини-матери, которая может существовать в разных ипостасях – и супруги верховного бога – Реи, скандинавской Фригг, славянской Макоши, Астарты, Кибелы, Артемиды, которые нередко функционировали не только как богини плодородия, но и как хранительницы домашнего очага, семьи. Как бы ни выглядели женские персонажи, они, в конечном счете, оказывают существенную помощь нашему герою. Ведь в предыдущий рунический период наш герой проявил мужество и одержал победу над своим же страхом ценой принесения жертвы (Тюр теряет руку в пасти Фенрира, королева Анна – свою молодость и красоту, Иван-царевич вкушает в избушке бабы яги пищу мертвых), на всех осталась метка Нави. Теперь они нуждаются в исцелении и помощи, и дальнейшем продвижении.

Психологический смысл этой руны в личностном росте, который происходит сначала незаметно, внутри, какое-то время является нереализованной потенцией, но в нужный момент при наличии всех факторов готовности проявляет себя. Важно не сжечь раньше времени кожу царевны-лягушки, сбрасить Емелю с печки, не требовать от героя и ребенка слишком быстрой утраты зооморфности, даже растительности его существования. Это у него впереди и наступит уже очень скоро. Оборотная сторона медали Беркана – злоупотребление периодом потребления и насыщения, возведение в культ эпикурейства, гедонизма. В современной культуре наиболее всего Беркане соответствует движение хиппи и грин-пис.

С точки зрения рунической возрастной периодизации, возможно, это период роста ребенка между его вторым (6-8 лет) и третьим (12-15) возрастными кризисами. Относительно спокойный период, когда ребенок без особых бурь и ломок тела и характера наслаждается процессом узнавания расширяющегося и удивительного мира. В этом возрасте и мечта о дальних странах, и о том, что хорошо бы стать космонавтом, а на худой конец пожарником. Это в случае прямой, позитивной руны. Если же материнский защитный и стимулирующий фактор недостаточен или деформирован, то тогда мы имеем картину семьи Резо (из одноименного романа Эрве Базена), где сыновья назвали свою безжалостную и муштрующую мать Психиморой, и не росли даже в физическом плане. В современных детских домах и приютах высокий рост детей также является редкостью.

Накопленный багаж знаний и опыта познания мира за период действия руны затем даст качественный скачок тем более существенный, чем позитивнее он прошел.

Интересно, что согласно данному руническому календарю руне Беркана соответствует период примерно от 7 по 22 марта, в т.ч. праздник 8 Марта – женский день, день матерей, жен, бабушек – всех, кто умеет заботиться, давать жизнь и ее растить.

 

Мантика и магия

Сфера действия руны – рост во всех смыслах – и физический и духовный. Она способствует также рождению и возрождению, благоприятна при решении проблем, связанных с воспитанием детей, при бесплодии и для облегчения процесса родов. Она способствует защите организма от инфекции и прочих вредоносных агентов. Кроме того, Беркана, являясь руной пива, бережет человека от обманов и иллюзий. В рунескрипте (ряд последовательно вырезанных или изображенных рун) ее хорошо использовать для обеспечения мира, гармонии и защиты домашнего очага. Для использования руны во внутреннем круге материнской и женской магии достаточно медитировать над образом и содержанием руны, но можно и сделать талисман с ее изображением. Графическое изображение Берканы соответствует и букве "B" латинского алфавита, и у многих рунологов вызывает ассоциации с формой женской груди.

Если при гадании выпадает обратная Беркана, это говорит о том, что в настоящее время имеет место затруднение роста, развития, проблемы питания в самом широком смысле. Она, таким образом, ставит задачу подумать над причинами, могущими вызвать такое нарушение и восстановить процесс правильного питания, абсорбции необходимых факторов роста, которые могут быть чем угодно – как продуктами питания, так и общением с нужными людьми, занятиями, действительно желанными и экологичными внутреннему миру человека.

 

 


19. Эваз.

Руна лошади, прогресса, сдвига с "мертвой" точки, перехода количественных изменений в качественные

  "Умей доверять – это величайшая из наук, потребных нам в жизни; судьба подобна благородной арабской кобылице: она не терпит трусливого всадника, но мужественному – покоряется". (Л. Соловьев "Повесть о Ходже Насреддине")  

Лушка-босоножка

 

Жила-была девица одна – дочь единственная у вдового гражданина. Звали ее все по-простому – Лушка. Была она рукодельница и вообще хозяюшка всем на радость. Пришлось научиться всему после смерти матушки. Решил гражданин этот жениться, и, как это обычно бывает, у его избранницы оказались две свои дочки – мымры первостатейные, надменные и ленивые. В общем, дочек в доме трое, а толку и от одной не дождешься, ведь Лушку жаба задушила – страсть неохота на сестриц названных пахать. А деться некуда – мачеха помыкает и самую тяжелую работу дает. Терпит Лушка год, терпит второй такую жизнь, а на мачеху не угодишь. Что ни сделает Лушка, все не в прок – и не чисто, и не вкусно, и руки у нее не из того места растут! Уж Лушка и нарочно стала соль в еду сыпать без меры, чтобы у сестриц и мачехи рожи перекосило. Батюшка огорчался и Лушку тоже ругал.

Терпит Лушка третий год, а там и четвертый, и уж совсем мачеха озверела – смешала три крупы вместе: гречу, пшено, да рис – и повелела ей разобрать на три отдельные кучи. Начала Лушка перебирать, а мачеха и огня, можно сказать, вовсе не оставила, А у Лушки еще слезы рекой льются, все застят. На ощупь Лушка приспособилась перебирать, а конца и края нет работе. Тогда девушка в отчаянии крикнула: "Где же ты, матушка, на кого ты меня оставила!". И что вы думаете, в углу темнота зыбкой сделалась, стала рассеиваться, и мамин образ светлый появился.

– Что же ты, доченька, раньше-то меня не позвала? Я все эти годы ждала, когда позовешь. Говори, дочка, чем тебе помочь.

– Ах, матушка, морит меня мачеха трудом невыносимым, а свои дочки-белоручки в хоромах сидят, ручками белыми кружева новые перебирают, в зеркала хрустальные на рожи свои налюбоваться не могут. А я ни света белого не вижу, ни парней пригожих.

– Вот что, дочка, пришлю я тебе помощников – муравьев, да жужелиц – они тебе крупу-то переберут, а ты поезжай на бал в дом городского судьи. Там сегодня празднуют день совершеннолетия его сына и устроили смотрины невест. Всех богатых и красивых девушек города ждут сегодня на бал.

– Да в чем же я пойду, матушка? У меня ведь кроме этого платья ничего и нет. Разве то коричневое уродство, в котором я в церковь хожу.

– Не беда, дочка, все сегодня у тебя будет. Как я исчезну, останется здесь платье роскошное со всеми причиндалами, башмачки хрустальные, а на улице будет тебя ждать карета с кучером и форейторами. Одно условие, милая доченька, ты не должна по пути на праздник выходить из кареты.

Сказала так матушка и в тот же миг исчезла, а в том углу осталось сияние от такого красивого платья, каких Лушка и не видывала. И парочка башмачков сияла искристым блеском, как будто морозом-инеем прихваченная. Не растерялась Лушка, чутье женское подсказало, что как на себя одеть. Волосы подняла вверх, заколола, диадемой украсила, в башмачки впрыгнула. Щеки горят – красотка прирожденная изнутри к платью прильнула. И зеркала не надо – без того знала, какова сейчас.

В общем, дальше было все как по писаному. На улице ждала ее карета с кучером и форейторами. Полетела карета с ветерком. У Лушки дух захватывает.

– Гони сначала вокруг города! – кричит она кучеру, – а потом уж на праздник. Хочу раз в жизни с ветерком прокатиться!

И полетела карета вокруг города. А красота ночью, луна полная вышла, лунная дорожка на пруду засеребрилась, задрожала, словно манит к себе. Эх, была – не была!

– Тормози! – кучеру кричит Лушка.

Останавливает кучер карету, выходит оттуда девица, и, надо же такое придумать, стала луну сквозь башмачки хрустальные рассматривать. А та словно ближе сделалась через башмачки. И там на луне вроде человечек, на Лушку смотрит. И вдруг что-то крыльями захлопало, Лушку задело и тьмой луну застило. Девица завизжала от страха, башмачки бросила и деру дала. Сколько бежала и куда – и не помнила. Однако кучер не оплошал и догнал Лушку. Снова она в карету села и раздумывает: "Как теперь без башмачков поеду? И где их сейчас искать?" Может, и можно было их найти, но Лушка решила так, что платье длинное, все равно не видно – кто в башмачках, а кто и без.

Приехала на бал, народ на нее таращится – девица такая нарядная, пригожая, щеки румяные, глаза горят. Сам сын хозяйский глаз на нее положил, приглашает ее танцевать, ухаживает напропалую, пирожными угощает. А той все нравится – и кавалер, и пирожные, и танцевать. Сначала следила, чтобы ножки не были видны из-под платья, а потом на радостях забылась – и тогда хозяйка дома, мать молодого кавалера, заметила, что у прекрасной девицы из-под роскошного платья то и дело мелькают грязные ножки (ведь она неизвестно сколько пробежала по земле и их выпачкала!). В ужасе она сообщила об этом своему супругу, и Лушку потихоньку, под белые ручки с этого бала выдворили, наказав обуться. Нельзя сказать, что она не расстроилась, да и кареты с кучером и форейторами перед домом не оказалось. Пришлось ей пешком возвращаться. Да только домой она не спешила, а пошла опять луну смотреть на берег пруда. А там дорожка все серебрится и к себе зовет. Эх, была – не была – побежала Лушка по лунной дорожке и, говорят, так до луны и добежала, к лунному человеку в гости. А так как ноги у Лушки все же были грязными, то наследила она и на луне – с тех пор на ней пятна.

***

Эваз персонифицируют все волшебные помощники в сказках (эта мысль уже высказана в книге К. Сельченка "Астропсихологическое толкование рун"), полученные от бабы-яги или аналогичного персонажа-дарителя. А период действия Эваз реализует закон диалектики и развития человека: перехода количественных изменений в качественные. Беркана долго и бережно копила силы нашего героя для того, чтобы сейчас быстрым скачком наступило его превращение в героя. Дары этого периода: сапоги-скороходы, шапка-невидимка, ковер-самолет, скатерть-самобранка, волшебная палочка, меч-кладенец, хрустальные башмачки... Получение их является своеобразным итогом предшествующего акта мужества прихода в лес, избушку бабы-яги и вкушения ее пищи мертвых. Ведь ожить обновленным можно только после процедуры умирания чего-то отжившего, освобождающего дорогу новому. Вот так наш герой, едва появившись из пеленок, уже в чем-то умирая, возрождается. Лушка решается позвать из мира мертвых свою маму, решается выйти первый раз из дома. Это большой риск и путь в неизвестность.

 

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: ЛОШАДЬ, ПЕРЕМЕНЫ, ПРОГРЕСС. ЛОШАДЬ ПРЕКРАСНЫЙ ПОМОЩНИК СВОЕМУ ХОЗЯИНУ, ЕСЛИ ОН ЧУВСТВУЕТ И ДОВЕРЯЕТ ЕЙ.

 

Мифологически – непосредственные персонификации: конь Свадильфари, помогавший великану-каменщику строить Асгард – он был так силен, что делал больше самого великана. Слейпнир – быстрейший на свете восьминогий конь Одина, сын Свадильфари и Локи в образе кобылы. Уместно вспомнить о Пегасе из греческих мифов, который уносил своего седока к источнику вдохновения. В русских сказках Ивану-царевичу для того, чтобы достичь своей цели, приходится работать на бабу Ягу, у которой пасется табун лошадей, и один из них обладает волшебными свойствами. В свете этих персонажей незаметно и стремительно меняется сопутствующий женский образ. Великая богиня разворачивается к герою другим своим лицом, как трехликая Геката. И этот лик уже не доброй и терпеливой матери, а той Деметры, которая потеряла свою дочь и в некоторых областях Греции называлась черной Деметрой, будучи злой исстрадавшейся старухой. Это лик матери, теряющей свое дитя, маленького светлого ребенка, и обнаружившей на его месте непокорную девицу с грязными ногами. Мы видим мифологические образы этих матерей: бисексуальный Локи, родивший Слейпнира, ужасная Горгона Медуза, из обезглавленного Персеем тела которой вылетел Пегас, снова баба-яга, владелица волшебного конька. Парадоксально, но именно такая изменившаяся мать способствует процессу трансформации героя, сталкивая его с жесткой реальностью и даруя свою помощь бесстрашному. Добрая матушка покидает Лушку, на смену ей приходит мачеха, которая фактически выталкивает падчерицу в мир, который является самой подходящей средой для человека растущего. И даже бал у городского судьи вовсе не выход в Лушкином положении. Ей надо идти еще дальше, за пределы ее привычного мира. Потому появляется еще одна "мачеха" – судейская жена, выдворяющая Лушку с праздника. Что же касается роли помощника – от Лушки зависит, куда лошадь направить, послать ее в карьер или остановить.

Не только лошадь является помощником. Это еще все атрибуты богов, приумножающие их естественные свойства. Силу Одина увеличивает его копье Гунгнир, силу Тора – молот, пояс и рукавицы, проворность Локи – его крылатые башмаки, Гермеса и Меркурия – крылатые сандалии. У Лушки хрустальные башмачки, которые играет роль линзы восприятия.





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:

  1. Возрастные показатели плодовитости по возрастным интервалам
  2. Глава 7. «Супер» в суперструнах
  3. Какого рода взаимодействие происходит при контакте человека с рунами, посохами, камнями и другими магическими предметами? Можно ли ими управлять или они выбирают нас и управляют нами?
  4. Мать рун, руна разрушения, руна Самайна – праздника мертвых. Сумерки, наступление Нави
  5. РАМАНА МАХАРИШИ оставался в его пещере в горах Арунахал целую жизнь, незатронутый миром. Он просто устал от этого. Конечно, никто не против него.
  6. Руна богов. Руна Посланника.
  7. Руна высшей защиты. Призывание богов. Начало Прави
  8. Руна дороги, пути, объединения, гармонизации, справедливости
  9. Руна защиты и воинского посвящения
  10. Руна интуиции, внутреннего круга магии, того, что ведет
  11. Руна наследства и разделения
  12. Руна Непознаваемого, магического посвящения через прохождение состояния психической смерти




Последнее изменение этой страницы: 2016-05-30; Просмотров: 327; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2021 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.046 с.) Главная | Обратная связь