Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


ДРУГОЙ ЖИЗНИ НЕТ. Общее изложение главы восьмой




 

Вы будете нищими, бродягами, вы будете унижены. Но тот, кто любит отца или мать, сына или дочь больше меня, тот не понял моего учения. Кто не готов на все плотские страдания и лишения, тот не понял меня.

Кто приобретет все лучшее для жизни плотской, тот погубит истинную жизнь. А кто погубит свою плотскую жизнь, исполняя мое учение, тот получит жизнь истинную.

И на эти слова сказал ему Петр: это все так, верно, и мы послушали тебя, отбросили все заботы, все имущество, стали бродяги и пошли за тобой; какая нам будет за это награда?

Иисус говорит ему: ты сам знаешь, что бросил, и всякий, кто бросит семью, сестер, братьев, отца, мать, жену, детей, имущество и будет следовать моему учению истинного блага, разве не получит в сто раз больше даже в этой жизни, теперь, и сестер, и братьев, и полей, и всего, что нужно, и, кроме того, еще в этой жизни получает жизнь вне времени. А насчет того, что ты полагаешь, что зато, что вы сделали, вам будет награда, то ты ошибаешься. Наград в царстве Бога не бывает. Царство Бога есть цель и награда. В царстве Бога все равны, нет ни первых, ни последних.

Царство Бога вот на что похоже. Хозяин один пошел с утра нанимать рабочих в сад. Нанял рабочих по гривне вдень и привел в сад, заставил работать.

И опять пошел в обед, и еще нанял, и послал в сад работать; и ввечеру еще нанял и послал работать. И со всеми уговорился по гривне.

Пришло время к расчету, хозяин и велел всех рассчитать поровну. Прежде тем, которые пришли последними, а после и первым.

Вот увидели первые, что последним дают по гривне, и подумали, что им больше дадут. Вот дали и первым тоже по гривне. Они взяли, да и говорят: что же, те только одну упряжку работали, а мы все четыре; как же нам поровну дано? Это несправедливо. — А хозяин подошел и говорит одному из них: что ты ворчишь? разве я обидел тебя? За что нанял, то и отдал. Ведь у нас за гривну уговор был. Возьми свое и иди. А если я последнему хочу дать то же, что и тебе, разве я не властен в своем? Или оттого, что видишь, что я добр, тебе так завидно стало?

В царстве Бога нет ни первых, ни последних, — всем одно. Тот, кто исполняет волю Бога и отдает плотскую жизнь, тот имеет жизнь духа, тот в воле Бога. И никто другой не может приблизить человека к воле Бога. Царство Бога берется усилием.

Подошли раз к Иисусу два ученика его: Иаков и Иоанн, и говорят: учитель, обещай нам, что ты сделаешь нам то, о чем мы попросим тебя.

Он говорит: чего вы хотите? Они говорят: чтобы мы были такие, как ты.

И Иисус сказал им: вы просите того, что не в моей власти. Жить вы можете так же, как и я, и переродиться духом так же можете, как и я, но сделать вас такими же, как я, не в моей власти. Все люди различно рождены, и каждому дана различная степень разумения, но исполнять волю Бога и получить жизнь все могут одинаково.

Услыхав это, другие ученики рассердились на двух братьев, что они хотели быть такими же, как учитель, и старшими из учеников.

Иисус же подозвал их и сказал: если вы, братья, Иоанн и Иаков, просили меня сделать вас такими же, как я, для того, чтобы быть старшими учениками, то вы ошиблись; если и вы, другие ученики, сердитесь на них зато, что эти двое хотят быть старше вас, то и вы ошибаетесь. Только в мире считаются, цари и начальники, кто старше, чтобы им управлять народами; а между вами не может быть ни старших, ни младших. Между вами для того, чтобы быть большим другого, надо быть всем слугою, потому что в том учение о сыне человеческом, что он не затем живет, чтобы ему служили, но чтобы он всем служил и чтобы отдавать свою жизнь плотскую, как выкуп за жизнь духа. Дух-Бог ищет спасения того, что гибнет. Бог желает спасения людей и радуется этому так же, как радуется пастух, когда найдет одну пропавшую овцу. И когда пропадет одна, он оставляет 99 и идет спасать пропавшую. И если пропадет копейка у бабы, то ведь всю избу выметет и ищет пока найдет. Бог любит то, что гибнет, и зовет его к себе.

И сказал им еще притчу о том, что нельзя возвыситься тем, кто живет в воле Божией. Он сказал: если тебя позовут на обед, то не садись в первый угол, придет кто почетнее тебя, хозяин и скажет: выдь оттуда и пусти того, кто получше тебя, тогда хуже постыдишься. А ты лучше сядь на самое последнее место, тогда хозяин найдет тебя и позовет на почетное, тогда тебе честь будет.



Так и в царстве Бога нет места гордости. Кто себя возвышает, тот этим самым себя роняет, а кто себя принижает, считает себя недостойным, тот этим самым себя поднимает в царстве Бога.

Было у одного человека два сына. Меньшой и говорит: батюшка, отдели меня. И отец отделил его.

Взял меньшой свою часть, пошел на чужую сторону, промотал все имение и стал бедствовать. И попал он на чужой стороне в свинопасы. И так голодал, что со свиньями желуди ел. И раздумался он раз о своем житье и говорит себе: зачем я отделился и ушел от отца. У отца всего было много; у отца и работники сыто едят. А я со свиньями один корм ем. Дай-ка пойду к отцу, паду ему в ноги и скажу: виноват, батюшка, перед тобою, и не стою тебе сыном быть. Возьми меня хоть в батраки.

Подумал и пошел к отцу. И как он только подходить стал, тотчас издали узнал его отец и сам навстречу побежал к нему, обнял его и стал целовать.

Сын и говорит: батюшка, виноват я перед тобой, не стою тебе сыном быть. А отец и слушать не стал, говорит работникам: несите скорее одежду самую лучшую и сапоги самые хорошие, оденьте и обуйте его. И бегите, ловите теленка поеного и убейте; будем веселиться о том, что сын мой этот был мертвый, а теперь живой стал, пропадал, а теперь нашелся.

Пришел большой брат с поля и, как стал подходить, — слышит: дома песни играют. Он подозвал парнишку и говорит: что это у нас веселье идет? А парнишка и говорит: разве ты не слыхал, брат твой вернулся? И отец твой радуется и велел теленка поеного убить на радости, что сын вернулся.

Большой брат разобиделся и не пошел в дом. А отец вышел к нему и зовет его. А он сказал отцу: вот, батюшка, я сколько лет на тебя работаю и приказа твоего не ослушиваюсь, а ты для меня никогда теленка поеного не резал. А меньшой брат ушел из дома да все имение прогулял с пьяницами, а ты ему теперь теленка поеного зарезал. Отец и говорит: ты ведь всегда со мной, и все мое — твое. И как же мне не радоваться, что брат твой в мертвых был и живой стал, пропадал и нашелся.

Так-то и Отец ваш на небесах хочет, чтобы ни один человек, самый негодный, и тот бы не пропал, а был бы жив.

Жизнь людей, не понимающих того, что они живут на этом свете не для того, чтобы пить, есть и веселиться, а для того, чтобы всею жизнью своею работать Богу, — жизнь этих людей подобна вот чему: хозяин насадил сад, обделал, устроил его, все сделал для того, чтобы сад как можно больше давал плодов. И послал в этот сад работников, чтобы они работали — собирали плоды и по уговору платили бы ему за сад.

Хозяин — это Бог. Сад—это мир. Работники — это люди. Бог только затем сотворил мир и послал в него людей, чтобы люди отдавали Богу божье, разумение жизни, которое он вложил в них. Пришел срок, хозяин послал работника за оброком. Бог, в душе людей, не переставая говорит им о том, что они должны делать для него, и не переставая зовет их.

Работники отогнали посланца хозяина ни с чем и продолжали жить, воображая, что сад их собственный и что они сами по своей милости сидят в нем. Люди отогнали от себя напоминание воли Божией и продолжали жить каждый для себя, воображая, что они живут для радостей плотской жизни.

Тогда хозяин послал еще и еще любимцев своих, — сына своего, чтобы напомнить работникам их долг. Но работники совсем одурели и вообразили себе, что если они убьют хозяйского сына, который напоминал им о том, что сад не ихний, то их совсем оставят в покое. Они и убили его. Люди не любят и напоминания о том духе, который живет в них и показывает им на то, что он вечен, а они не вечны, и они убили, насколько могли, сознание духа; завернули в платок и зарыли гривну, данную им.

Что же делать хозяину? Больше ничего, как изгнать тех работников и прислать других. Что же делать Богу? Сеять, пока будет плод. Он то и делает. Люди не понимали и не понимают, что то сознание духа, которое есть в них и которое они прячут, потому что оно мешает им, что это-то самое разумение и есть одна основа жизни. Они выбрасывают тот камень, на котором все держится. И те, кто не возьмет за основу жизнь духа, те не входят в царство Бога и не получают жизни. Чтобы получить жизнь и царство Бога, надо помнить свое положение, не ждать наград, а чувствовать себя в долгу.

Тогда ученики сказали Иисусу: умножь в нас веру. Скажи нам такое, чтобы мы сильнее верили в жизнь духа и не жалели бы жизни плотской. Вот сколько надо отдать, и все надо отдавать для жизни духа. А награды, ты сам говоришь, нет.

И на это Иисус сказал им: если бы у вас была вера такая же, как вера в то, что из зерна березового вырастет большое дерево, то вы бы верили в то, что в вас есть единственный зародыш жизни духа, из которого вырастет жизнь истинная. Вера не в том, чтобы поверить во что-нибудь удивительное, а вера в том, чтобы понимать свое положение и то, в чем спасение. Если ты понимаешь свое положение, то ты не будешь ждать награды, а будешь трудиться над тем, чтобы сохранить то, что дано тебе. Если ты с работником придешь с поля, то ведь не посадишь его за стол, а велишь убрать скотину да приготовить тебе поужинать, а уже потом скажешь ему: пей и ешь. Ведь ты не благодаришь работника, что он сделал, что должно. И работник не обижается, а работает и ждет то, что ему следует.

Так-то и вы делайте, что должно, и думайте, что мы негодные работники, только что должно было, то и сделали, и не ждите награды. Не в том забота, чтобы была награда, а в том, чтобы получить ее, не быть виноватым дурным работником. Не об этом надо заботиться, чтобы верить в то, что будет награда и будет жизнь: это не может быть иначе; но заботиться надо о том, чтобы не погубить эту жизнь, не забыть то, что она дана нам для того, чтобы принести плоды ее и исполнить волю Бога, а не думать о том, что мы исполнили и что нам следует награда.

Тогда только вы поймете, что есть царство Божие, про которое я говорю вам, и что это царство Бога есть единственное спасение от смерти и что оно не явится так, чтобы его можно было видеть. Про царство Бога, спасающее от смерти, нельзя сказать: вот оно пришло или вот оно придет, вот оно тут или вот оно там. Оно внутри вас, в душе вашей. Потому, если, когда придет время и вы захотите найти спасение в жизни, будете искать его и вы не найдете его нигде и никогда. Если будут вам говорить: спасение здесь, спасение там, —не ищите нигде спасения, кроме как в самих себе. Потому, что спасение, как молния, мгновенно и везде, и для него нет времени, и нет места: оно внутри вас.

И как спасение было для Ноя, как оно было для Лота, таково оно всегда и для сына человеческого. Жизнь вся остается та же для всех людей: все едят, пьют, женятся — но когда приходит потоп и дождь с неба, когда приходит плотская смерть, одни погибают, другие спасаются. Когда наступит для вас царство Бога внутри вас, тогда каждый из вас не будет уже думать о плотском, и не оглядывайтесь назад, как жена Лота. Нельзя пахать, если глядишь назад. Помни только о настоящем.

Ученики еще спрашивали: по чему узнать, что это случилось, что пришел день спасения и что мы достигли вечной жизни?

И Иисус отвечал им: никто не может знать, когда и где случится это с человеком. И показать и доказать этого нельзя. Одно, что вы можете знать, это то, что, когда это совершится в вас, вы почувствуете в себе жизнь настоящую. С вами сделается то, что делается с деревом весною: то оно было мертво, а то вы видите, как ветки начнут мякнуть, почки надуваться и листья расти. Это-то вы и почуете в себе. Почуете в себе жизнь, и жизнь, исходящую из вас. Когда почуете это, то знайте, что царство Бога и день спасения близок. Поэтому не заботьтесь о жизни плотской. Ищите только того, чтобы быть в воле Бога; все остальное будет само собой.

И сказал им, что надо всегда желать одного этого и не унывать.

И сказали ему ученики: научи нас молиться.

И он сказал: ваша молитва вся только в том: Отец! будь твой дух свят в нас, твоя воля чтобы была в нас. И дай нам питаться плотской жизнью для жизни духа. Не взыскивай с нас строго того, что мы должны тебе и мы не будем взыскивать с тех, кто нам должен; не считайся с нами.

Ведь если сын просит у отца хлеба, отец не даст ему камня и не даст змею вместо рыбы. Если же мы, злые люди, даем детям нашим то, что им добро, а не зло, то как же Отец наш, тот, от кого мы изошли, Отец духа, не даст нам того духа, которого одного мы просим у него. Не только отец, но всякий чужой человек не может отказать другому, если упорно просят его. Если ты и в полночь придешь к соседу просить хлеба, чтобы покормить гостя, ведь знаешь, что хоть не по дружбе, а из совести все-таки даст, что нужно, если ты очень просить будешь. Если будешь просить, то и получишь, — будешь стучать, то и отворят. Нельзя же ожидать, чтобы Бог дал вам духа, спасающего от смерти, когда вы и не ищите, не просите его.

И сказал Иисус: был судья злой, и ни Бога, ни людей не боялся. И бедная вдова просила его. Судья не рассужал ее. Но вдова приставала к судье и день и ночь просила его. Судья и говорит: что делать, рассужу вдову, как ей хочется, а то она мне покоя не дает.

Поймите, что неправедный судья и тот это сделает. Как же Бог-то не сделает того, о чем день и ночь не переставая молят его? Если есть Бог, то он сделает это. Если нет Бога, и вместо Бога неправедный судья, то все-таки есть сын человеческий, ищущий правды, и в него нельзя не верить. Ищите царства Бога и правды его всегда, во всякое время; остальное все само собой будет. Не заботьтесь о будущем, а старайтесь только избегать зла настоящего.

Будьте всегда готовы, как слуги, ожидающие хозяина, чтобы тотчас же, когда он придет, отворить ему. Слуги не знают, когда он вернется, рано или поздно, и всегда должны быть готовы. И если они встретят хозяина, то исполнили волю его, и им хорошо. То же самое и в жизни: всегда, всякую минуту настоящего надо жить жизнью духа, не думая о прошедшем и будущем и не говоря себе: тогда-то я сделаю то-то. Если бы хозяин знал, когда придет вор, то он не спал бы; так и вы не спите никогда, потому что для жизни сына человеческого нет времени; он живет только в настоящем и не знает, когда начало и конец его жизни. Жизнь наша то же, что жизнь раба, которого хозяин оставил старшим в своем доме. И хорошо рабу тому, если он делает волю хозяина всегда. Но если он скажет: хозяин не скоро придет, и забудет дело хозяина, то хозяин вернется врасплох и прогонит его.

Итак, не унывайте, а всегда в настоящем живите духом. Для жизни духа нет времени. Смотрите за собой, чтобы не отягчать себя и не отуманивать пьянством, объедением, заботами, — чтобы не пропустить время спасения. Время спасения как сеть накинуто на всех: оно всегда. И потому всегда живите жизнью сына человеческого.

Царство небесное вот на что похоже: пошли десять девиц с плошками встречать жениха. Пять было умных, а пять глупых. Глупые взяли плошки, да не взяли масла на запас. А умные взяли плошки и на запас масла. Пока ждали жениха, они задремали.

Когда подходил жених, глупые увидели, что у них мало масла, и стали просить, и пошли купить, а пока они ходили, жених вошел, и умные девицы, у которых было масло, вошли с ним, и двери затворились. Только на то и нужно было ходить девицам, чтобы встретить жениха с плошками, а они забыли про то, что не то дорого, чтобы горели плошки, но чтобы они горели во время. А для того, чтобы они горели, надо было им гореть не переставая. Жизнь только затем, чтобы возвысить сына человеческого, а сын человеческий всегда: он не во времени, и потому, служа ему, надо жить вне времени, в одном настоящем. И потому делайте усилия, делайте дела настоящего, чтобы войти в жизнь духа; если не будете делать усилия, не войдете.

Будете говорить: мы то-то говорили, но не будет добрых дел и не будет всей жизни. Потому что сын человеческий в своей силе каждому даст то, что он сделал.

Люди все разделяются тем, как они служат сыну человеческому. И своими делами они разделятся надвое, как делят в стаде овец и козлов. Одни будут живы, другие погибнут. Те, которые служили сыну человеческому, те и получат то, что принадлежало им от начала мира — жизнь, ту, которую они сохранили. Сохранили же они жизнь тем, что служили сыну человеческому: голодного кормили, голого одевали, странника принимали, заключенного посещали. Они жили сыном человеческим, чувствовали, что он один во всех людях и потому любили его. Он один во всех. Те же, которые не жили сыном человеческим, те не служили ему, не понимали, что он один во всех, и потому не соединились с ним и потеряли жизнь в нем и погибли.

 

 

Глава девятая. СОБЛАЗНЫ

 

БУДЬТЕ КАК ДЕТИ

 

Человеку дана жизнь духа. Жизнь эта выражается в жизни плоти. Если человек будет жить одной плотской жизнью, он погибнет, как всякая плоть.

Одно спасение его в том, чтобы жить духом. Если человек сознал в себе дух, то он живет им и этим спасается от смерти.

Всякий человек знает это, но жизнь плотская соблазняет каждого человека и отводит от жизни духа.

В чем соблазны плоти и как избегнуть их?

(Мр. X, 13-15)

И приводили к Иисусу детей, чтобы и они подходили к нему. Но ученики не позволяли тем, кто приносил детей.

И Иисус увидал это, огорчился и сказал им: оставьте детей подходить ко мне и не мешайте им, потому что такие, как они, в царстве Бога.

Вы сами знаете, что если царство Бога не поймется так, как понимает его дитя, — не войдете в него.

Смысл места совершенно потерян. Место же это должно быть важно, если оно два раза, — в этом отделе и в отделе гл. XVIII Мф. (IX Мр. и IX Лк.), повторено согласно. Я ставлю это место прежде XVIII гл. Мф. потому, что оно общее, а между тем выражает ту же мысль. В гл. XVIII Мф. мысль эта уже разъясняется. Для церковников весь смысл этого места сосредоточился на том, что Иисус благословлял детей, накладывая руки, и они толкуют, зачем он накладывал руки, и дальше они ничего не видят. Но именно накладывание рук-то и не имеет ничего интересного; это только рассказ о поводе, по которому Иисус высказал важные учительные слова. Накладывание рук здесь занимает то же место, какое в других местах слова: «в то время», «после этого» и т.п. Важно то, что он выразил по случаю детей. Выразил же он следующее: во-первых, он огорчился тем, что ученики могли счесть какое бы то ни было существо недостойным и неспособным соединиться с ним. Во-вторых, он по этому случаю сказал людям, что они не должны мешать детям соединяться с ним. В-третьих, он сказал, что это тем более дурно, что дети, пока они не испорчены людьми, сами собою находятся в том царстве Бога, которое он проповедует, и что потому не отделять их надо от него, а напротив, самим учиться у них тому, как понимать царство Бога.

Все эти мысли разъясняются в главе XVIII Мф.

(Мф. XVIII, 2, 3, 5/Мр. IX, 37; Лк. IX, 48/; Мр. IX, 37)

И подозвал Иисус мальчишку и поставил его промеж учеников.

И сказал: истинно говорю вам: если не вернетесь назад и не станете как малые дети, не войдете в царство небесное.

И если кто понимает такого одного ребенка так же, как меня, тот понимает мое учение.

А кто меня понимает, тот понимает пославшего меня.

ОБЩЕЕ ПРИМЕЧАНИЕ

Чтобы войти в царство Бога, надо быть как ребенок. Если не вернетесь назад к своему детству и не будете как дети, то не можете быть в воле Бога.

Прежде сказано: будьте бродяги, но бродяги не невольно, а сознательно, теперь говорится: будьте как дети. Будьте бродяги-нищие, как дети, не потому, что вы не умели приобрести отечества, имущества, семьи, а как дети, которые и не знают ни про отечество, ни про государство, ни про суды, ни про собственность, ни про блуд, ни про клятву, — будьте как дети. Словам этим так же, как и блуднице, побиваемой камнями, особенно посчастливилось, и бесчисленное количество рассуждений, чувствительных фраз и картин написано на эту тему, но смысл этих много раз повторенных слов остается не только туманным, но совсем непонятным.

Слова же эти вовсе не чувствительные и туманные фразы, а очень определенные и ясные, строгие слова, такие же значительные, строгие и ясные слова, как слова о том, что если не будете как бродяги, нищие, не войдете в царство Бога. И так же часто повторено и то и другое, и так же выражено: если не будете бродяги и не будете как дети, не войдете в царство Бога.

Что же значит быть как дети?

Быть глупым, как дети, этого не мог сказать Иисус, увещевавший людей к разумению. Быть слабым, как дети, это ни к чему не нужно. Быть не злобным, как дети, это неправда, дети бывают очень злы. Быть готовым на все, любить Бога и ближнего, — дети уже никак не могут, дети — самые эгоистические существа. Так в чем же надо быть похожими на детей? Тем, которые скрали пять заповедей Нагорной проповеди, никак нельзя угадать этого. Только тем, кто понял эти заповеди, ответ самый простой и ясный. В пяти правилах сказано:

1) Не сердиться и прощать обиды, сделать так, чтобы никто не имел гнева на тебя, — дети делают это всегда, никто не сердится на детей.

2) Не блудить — дети не блудят.

3) Не клясться — дети не понимают, что такое клятва.

4) Не судить — они только боятся суда.

5) Не иметь врагов государственных — они и не понимают этого.

Так вот что значит быть как дети: не иметь веры в те людские учреждения, которые породили зло — вражду, блуд, обещания, суды, насилие и войны. У Мф. в гл. XVIII, ст. 6, тут же, после указания на то, что надо быть как дети, чтобы войти в царство Бога, сказано: и горе тому, кто соблазнит, обманет, введет во зло этих невинных. Только понимая это, можно понять и значение слов: кто поймет, что такое ребенок по моему учению, тот поймет все мое учение и волю Отца. Понять надо то, что ребенок — это душа Божия, сын Бога, только знающий Отца и не знающий еще заблуждений плоти; что все учение Иисуса состоит в том, чтобы не делать зла, а ребенок еще не делает его.

(Мф. XVIII, 10)

Смотрите же, не презирайте ни одного ребенка, потому что, говорю вам, души их всегда видят Отца своего, Бога.

Стих этот, перенесенный за несколько стихов после, явно относится к определению отношения детей к царству Бога. Прежде сказано, что надо сделаться таким же, как ребенок, чтобы быть в царстве Бога. Надо смирить себя и понимать жизнь так же, как понимают ее дети. И он говорит: поэтому не презирать надо детей, а учиться надо у них. Дети — те, которые не испорчены злом людей: это души, которые всегда живут по воле Отца.

(Мф. XVIII, 14)

Так что ни один ребенок не погибает по воле Отца вашего Бога.

Стих этот, опять оторванный от речи вставкой притчи о потерянной овце, продолжает ту же речь. Он говорит: дети все в воле Бога и, не имея еще своей воли, всегда в царстве Бога; души их не разъединены с Отцом, так что разъединение их от Отца происходит не по воле Отца, а по воле людей.

(Мф. XVIII, 6)

И тот, кто отманит от истины хоть одного из таких детей, верующих в меня, тот готовит ему то, чтобы надеть жернов на шею и потонул бы он в море.

Верующий в меня: дети, маленькие дети, те, которые и ничего не понимают и близко не подходили к Иисусу, эти дети верят в Иисуса или в его учение; что это значит? А это одинаково сказано и у Мф. и у Марка. Дети верят в Иисуса. Верить в то, что он второе лицо троицы — нельзя. Верить в его учение — им тоже нельзя. Одно, во что могут верить дети и во что они верят, это: что жизнь — добро. Вот это — и больше ничто — есть учение Иисуса. Тот, кто не соблазнен, тот верит в Иисуса.

Короткий стих XVIII, 6 по Матфею: И тот, кто отманит от истины одного из таких детей (IX, 42 по Марку), есть разгадка всего евангелия. Надо выбросить его или понимать все евангелие так, что Иисус не учил никакой вере, кроме веры в жизнь.

Соблазненный ребенок, лишенный жизни, подобен человеку с жерновом, брошенному в море. Жернов — это соблазн. Но почему соблазнивший подобен человеку, брошенному в море, остается мало что непонятным, но грубым и глупым. Перевод этого места церковью есть один из многих примеров не одной злонамеренности перевода, но и обычной неряшливости, легкомысленности.

(Мф. XVIII, 7-9)

Мир людей несчастен от обманов, потому что нельзя не быть обманам; но несчастен человек, кто делается обманщиком.

Если рука твоя или нога вводит тебя в обман, отсеки их и брось, потому что хорошо жить хоть безрукому или хромому, а не с двумя ногами и двумя руками пропасть.

И если глаз твой вводит тебя в обман, вырви его и брось. Хорошо жить хоть кривому, а не с двумя глазами пропасть.

 

ОБЩЕЕ ПРИМЕЧАНИЕ

Сказано, что дети родятся верующими в учение Иисуса, что они в царстве Бога и что погибают они только оттого, что взрослые люди отманивают их от царства Бога и соблазняют.

Соблазны есть и будут, но надо бояться их, потому что они губят и детей и тех, которые сами соблазн для других. Соблазн — это то, что отманивает от добра и истины, это зло и ложь, которые кажутся добром и правдой, это та привада в западню, которая кажется птице и зверю добром до тех пор, пока обманутый не попадется в нее. Такие-то ловушки, обманы, составляют несчастие мира. Люди добры, но эти обманы губят их. Они есть в мире и не могут не быть, как не может не быть тьмы, если есть свет; не может не быть заблуждения, если есть истина. Но надо знать их, потому что в них главная беда людей. Берегитесь и того, чтобы не попасть в них, и того, чтобы, попавшись, не быть участниками в них. Есть же соблазны против пяти правил Нагорной проповеди:

Соблазн гнева — тот, который приводит человека к убийству, к обиде.

Соблазн блуда — который приводит человека к нечистоте телесной и раздору с ближними.

Соблазн клятвы — вовлекающий человека в поступки, противные воле Божией, под предлогом обещания.

Соблазн насилия — вызывающий человека к возмездию таким же злом, каково то зло, которое он потерпел от другого.

Соблазн различия — между своим народом и чужим и признания необходимости защищать своих и вредить чужим.

Против этих правил расставлены западни по всему миру, и против них-то теперь остерегает Иисус Христос. Это соблазны того, что всеми принято, всеми считается хорошим и важным, то, что высоко перед людьми, но мерзость перед Богом. Он не называет их злом, но он называет их западнями,, через которые зло входит в мир, и которых должны бояться люди. Разрушать их не нужно, они не важны, они ни зло, ни добро, но не надо в них участвовать.

 

ПОНЯТИЕ ВИНЫ

 

(Лк. XVII, 3)

Берегитесь же. Если обидит тебя брат твой, то выговори ему, а повинится — прости ему.

Место это стоит у Луки непосредственно после слов о том, что необходимо быть соблазнам, но беда тому, через кого они входят в мир. У Матфея точно так же место о прощении брата следует за словами о соблазнах, но вопрос Петра перенесен к концу. Для ясности речи я переношу вопрос Петра (стих 21-й Матфея) к началу и соединяю со стихом 3-м Луки, с которым он и связан по смыслу.

(Мф. XVIII, 21, 22)

Тогда подошел к нему Петр и говорит: сколько бы раз ни обидел меня брат, я все буду прощать его до семи раз.

И говорит ему Иисус: я говорю не семь раз прощать, а семьдесят раз семь.

ОБЩЕЕ ПРИМЕЧАНИЕ

Петр выставляет соблазн рассуждения о том что месть есть противодействие злу. Он говорит: положим, простить можно один раз, но если я прощу один раз, он сделает непременно еще раз то же потому именно, что я простил его. Если прощать, то придется прощать беспрестанно, и люди беспрестанно будут обижать тебя. И Иисус предостерегает от этого обмана и отвода от истины и говорит: прощать не раз надо, не семь раз, а столько раз, сколько обидит, и не рассуждать о том, что это будет или не будет поощрять обидчика.

(Мф. XVIII, 23-35).

Поэтому царство Бога вот на что похоже. Человек богатый хотел счесться со своими приказчиками.

Только начал он считаться, привели ему приказчика одного. Должен он был десять тысяч денег.

Не было у него чем заплатить, и велел хозяин продать жену, детей и все, что у него было, чтобы заплатить.

И вот пал тот приказчик в ноги хозяину, стал кланяться

и говорил: хозяин, потерпи на мне, все заплачу.

И сжалился хозяин на служителя этого, и отпустил его, и долг простил ему.

И вышел приказчик и нашел своего работника, такого, который должен был ему сто копеек. И, позвавши его, стал душить и говорил: заплати, что должен.

И вот пал тот работник в ноги и просил, говоря: сжалься надо мною, все тебе заплачу.

Но тот не согласился, отвел его и отдал в тюрьму пока тот не заплатит ему долг.

И увидели то, что случилось, другие работники и очень опечалились и пошли открыли хозяину все, что случилось.

Тогда призвал хозяин приказчика и говорит: злой раб, весь долг тот простил тебе за то, что ты просил.

И тебе должно было помиловать раба твоего, как я тебя помиловал.

И, прогневавшись, хозяин отдал его истязателям, пока не отдаст всего, что был должен ему.

Так и Отец мой небесный сделает с вами, если каждый не простит брату своему от всего сердца его погрешностей.

Представление о том, что кто-нибудь из людей может быть виноват перед нами, есть обман. Если мы считаем других виноватыми перед собой, должными, то только потому, что мы забываем все вины наши, что мы забываем все то, что мы должны были сделать и что мы не сделали. И потому не только не удивительно прощать 70x7 раз, но удивительно думать о том, чтобы кто-нибудь мог быть должным перед нами. Вина чья бы то ни было есть обман — отвод от истины. Чтобы не впасть в этот соблазн, надо исполнять первое правило Нагорной проповеди: не иметь гнева на брата и мириться со всеми.

(Мф. XVIII, 15-18)

Если обидит тебя брат твой, поди и уличи его с глазу на глаз. Если послушает тебя, то ты в барышах, ты добыл себе брата.

Если не послушает, то возьми с собою, еще одного или двух, чтобы двое или трое уговорили его.

Если не послушает и их, скажи сходке; если же и сходки не послушает, так пусть будет он для тебя такой же, как чужой или как откупщик.

Истинно говорю вам; все то, что завяжете на земле, завязано будет и у Бога, и все то, что развяжете на земле, все то развязано будет и у Бога.

Иисус говорит Петру (Мф. XVI, 19): «я тебе дам ключ к царству небесному», точно так же, как и теперь мы говорим: «я дам тебе ключ к тому, чтобы понять это», и тотчас же говорит, в чем состоит ключ: ключ в том, чтобы развязываться со всеми враждами здесь на земле, — то самое, что сказано много и много раз: притча двух должников, притча идущего на суд с соперником, — то, чем проникнуто все Евангелие: прощать всем, не иметь врагов, — то, о чем идет речь теперь в главе XVIII Мф. Речь эта начинается с наставления о том, как развязываться с врагами в случае вражды и обид, и кончается правилом о том, чтобы прощать не семь раз, а семьдесят раз семь. В этом ключ. И вдруг оказывается, что Иисус этими словами попам велит исповедовать и собирать за это яйца. Это было бы смешно, если бы не было так ужасно.

И, как всегда, кощунственное, глупое перетолкование этой речи утвердилось, несмотря на то, что оно только в одном толковании Евангелия Матфея, несмотря на явную ошибку и против смысла и против языка. На самом деле, место это у Матфея следует непосредственно за увещанием о том, чтобы не участвовать в соблазнах: это есть разъяснение того, как избежать соблазна.

(Мф. XVIII, 19, 20)

Опять же вы знаете, что если двое или трое сошлись на земле во всех делах, то кого они будут просить, исполнить им пред Отцом моим на небе.

Потому что там, где двое или трое соединены моим учением, то я перед ними.

Смысл всего тот, что если двое или трое сойдутся, то, очевидно, всякий сделает то, что будет просить другой. Т.е. мое учение перед ними всегда, и потому не может быть раздора.

 

ОБЩЕЕ ПРИМЕЧАНИЕ

Это одно из главных и яснейших мест Евангелия совершенно потеряно по непостижимо нелепому толкованию церкви.

Сказав о том, что понятие вины есть обман, Иисус Христос учит о том, что для исполняющих его учение не может и представляться случая вины и наказаний, прощения, — что для исполняющих его учение не может быть раздора. Он говорит: если тебя обидели, один на один уговори брата, чтобы сойтись с ним; не послушает — других позови, их не послушает — всех жителей возьми в судьи; и их не послушает — оставь его, терпи обиду свою и не ссорься с ним, потому что всякое земное дело, в которое вы ввяжетесь, связывает и вашу душу и ваше отношение к Богу, и потому всякая развязка в земном деле — развязка и для души.

И вы сами знаете: если вы соединяетесь здесь на земле, во всем согласны, любовны, то тогда всякий отдает, что у него просят; потому что когда двое или трое соединены моим учением, то мое учение любви и правды и будет среди их, т.е. основанием их отношений между собою.

 

О БРАКЕ И РАЗВОДЕ

 

(Мф. XIX, 3-11)

И подошли к нему фарисеи и, выпытывая его, сказали ему: можно ли человеку развестись с женою по всякой вине?

Иисус отвечал им: разве не знаете, что тот, кто сделал сначала, самцом и самкой сделал их?

И сказал: оттого оставит муж отца и мать и слепится с женою своею, и станут два тела одно.

Так что уже не два, а одно тело. Так то, что Бог связал, того человеку не разделять.

И сказали ему: как же Моисей сказал давать разводную книгу и развязываться с женой?

Он сказал им: Моисей же по грубости вашей приказал вам разводиться с женами; по началу же не так сделано.

Говорю вам, что если кто бросит жену, кроме распутства, и ее заставляет блудить. И всякий, кто женится на разведенной, — блудит.

И говорят ему ученики его: если такова обязанность мужа к жене своей, так выгоднее не жениться.

Он же сказал им: не все держатся в сердце разумения этого, но только те, которым дано.

Ученики говорят: лучше не жениться, что бы не иметь этих грехов. Он отвечает: да, лучше, — это легко сказать, но не легко выполнить, т.е. воздержаться совсем от женщин.

(Мф. XIX, 12)

Потому что есть люди девственные, без блудной страсти, которые такими из чрева матери родились; есть люди без блудной страсти, которые людьми лишены похоти, и есть люди, которые сделали себя девственниками через царство Божие. Кто может принять в сердце разумение это, тот пусть примет.

Фарисеи, учредившие соблазн развода, спрашивают у Иисуса, можно ли прогнать жену, если она не угодила, и взять другую, и указывают ему на то, что это можно по закону Моисея.

Он говорит, что значение брака есть соединение мужа и жены в одно тело, что это естественно и что потому людям нельзя мешаться в это, и потому нарушение этого естественного закона есть грех. И потому, кто бросает свою жену, тот делает соблазн тем, что сам блудит и производит блуд. Ученики и говорят: так лучше и вовсе не жениться. Он говорит: разумеется, лучше: только уже надо быть совершенно чистым. Кто может, тот пусть выполнит. Ведь есть же люди воздержанные от природы, от обстоятельств, почему же и не быть таким для того, чтобы быть в царстве Божием. Кто может — пусть делает. Но соблазнять других не должно. И потому всякая мысль о возможности переменить жену есть соблазн и распространение зла, — соблазн, который надо отрубить, как руку.

 

О ПОДАТЯХ

 

(Мф. XVII, 24)

Когда они пришли в Капернаум, подошли к Петру те, что собирали дидрахмы, и сказали ему: учитель ваш не выплачивает дидрахмы.

Я выпускаю вопросительный знак. Конструкция фразы не вопросительная, глагол в настоящем. Сборщики не требуют, а говорят: учитель ваш не плательщик.





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:

  1. I. Общее понятие о целях, содержании, средствах и видах общения
  2. I. Предание своей жизни в распоряжение воли Божественной.
  3. II. НЕ «ДРУГОЙ», А «НЕ ТАКОЙ»
  4. IV. АНАМНЕЗ ЖИЗНИ (ANAMNESIS VITAE)
  5. А прилежный человек, увидев льва на улице, не станет кричать об этом, а пойдет к своей цели другим путем, той дорогой, где льва нет.
  6. Активируйте интуитивный интеллект, и все перемены в вашей жизни будут только счастливыми
  7. Анализ результатов развития речи детей 4 года жизни.
  8. Анамнез жизни. ( Anamnesis vitae ).
  9. Архитектурный стиль: византийский одноглавый, кубического типа, четырёхстолпный, трёхапсидный храм
  10. Банизацию и рационализм современной жизни, кажутся довольно убедительны-
  11. Бесперебойное снабжение войска имеет решающее значение. Если нет обоза, провианта, запасов, войско гибнет. Умный полководец, по словам Сунь-цзы, старается кормиться за счет противника.
  12. Бессознательный обзор Главы 2




Последнее изменение этой страницы: 2016-05-30; Просмотров: 350; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2021 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.05 с.) Главная | Обратная связь