Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


I. ЗАРОЖДЕНИЕ СРАВНИТЕЛЬНО-ИСТОРИЧЕСКОГО ЯЗЫКОЗНАНИЯ




Впервой четверти XIX в. в разных странах почти одновременно публикуются работы, заложившие основы сравнительно-исторического языкознания.

В 1816 г. вышла первая работа Франца Боппа (1791 — 1867) — «О системе спряжения санскритского языка в сравнении с таковым греческого, латинского, персидского и германского языков». (Первое издание основной работы Ф. Боппа в трех томах «Сравнительная грамматика санскрита, зенда, армянского, греческого, латинского, литовского, старославянского, готского и немецкого» было опубликовано в 1833 — 1852 гг.; второе, значительно переработанное, — в 1857 — 1861 гг. В 1866 — 1874 гг. появился французский перевод этой работы с предисловием М. Бреаля, в котором дается наиболее полное изложение теоретических взглядов Ф. Боппа.)

В 1818 г. появилась работа датчанина Расмуса Раска (1787 — 1832) «Исследование в области древнесеверного языка, или происхождение исландского языка». (Собрание его сочинений — Udvalgte afhandlinger — вышло в трех томах в Копенгагене в 1932 — 1935 гг.)

В 1819 г. — первый том «Немецкой грамматики» Якоба Гримма (1785 — 1863). (Второе, совершенно переработанное издание — в 1822 г. Все четыре тома были закончены к 1837 г. В 1840 г. Я. Гримм начал готовить третье издание своего труда, значительно его перерабатывая, но успел закончить лишь первую часть первого тома. Общетеоретические работы Я. Гримма по языкознанию собраны в первом томе «Мелких сочинений», вышедшем в 1864 г.)

В 1820 г. — работа А. X. Востокова (1781 — 1864) «Рассуждение о славянском языке». (Из позднейших работ наибольшее значение имеет опубликованная в 1831 г. «Русская грамматика Александра Востокова, по начертанию его же сокращенной грамматики полнее изложенная».)

Названные работы широко используют опыт предыдущих исследований и частично некоторые ранее высказанные теории. (Это, в частности, относится к Ф. Боппу и Я. Гримму.) Именно поэтому содержащиеся в них чрезвычайно скупые и редкие общетеоретические рассуждения кажутся несколько наивными, а у Я. Гримма к тому же сильно затуманенными манерой изложения, в которой находит отражение его принадлежность к романтической школе. Но о научных заслугах перечисленных выше языковедов нельзя судить только на основании их теоретических суждений, так как они не отражают Достаточно адекватно их подлинных достижений. Главная ценность их работы заключается в практике научного исследования, образцы которого,

однако, не могут быть включены в настоящую книгу. Эти работы положительно характеризуются тем качеством, что они стремятся покончить с голым теоретизированием, которое было столь характерно для предыдущих эпох, и в частности для XVIII в. В них привлечен для научного исследования огромный и разнообразный материал. Но главная их заслуга заключается в том, что по примеру других наук они вводят в языкознание сравнительный и исторический подход к изучению языковых фактов, а вместе с тем вырабатывают новые конкретные методы научного исследования. Сравнительно-историческое изучение языков, которое проводится в перечисленных работах на разном материале (у А. X. Востокова на материале славянских языков, у Я. Гримма — германских языков) и с разной широтой охвата (наиболее широко у Ф. Боппа), было тесно связано с формированием идеи о генетических отношениях индоевропейских языков. Применение новых методов научного исследования сопровождалось также конкретными открытиями в области структуры и форм развития индоевропейских языков; некоторые из них (например, сформулированный Я. Гриммом закон германского передвижения согласных или предложенный А. X. Востоковым способ определения звукового значения юсов и прослеживание судьбы в славянских языках древних сочетаний tj, dj и kt в позиции перед е, i) имеют общеметодическое значение и выходят тем самым за пределы изучения данных конкретных языков.

Ф. Бопп в первой из своих работ («О системе спряжения санскритского языка»).рассматривает в сравнительном плане грамматические формы названных в заглавии языков, опираясь по преимуществу на санскрит, который в его работе впервые был привлечен для лингвистического исследования.



Он высказывает мнение, что на основе сравнения засвидетельствованных языков можно установить их «первобытное состояние». Выполнение этой задачи он поставил целью основной своей работы «Сравнительная грамматика». Опираясь также на санскрит, Ф. Бопп стремится здесь проследить развитие отдельных грамматических форм и по возможности найти их первоисточник.

Для последующего развития языкознания огромное значение имели не столько наблюдения Ф. Боппа над строем индоевропейских языков и его генетические построения (эта часть его трудов сравнительно быстро устарела), сколько выработанный им метод исследования. Сам Ф. Бопп указывал, что исследование родства языков есть не самоцель, а орудие проникновения в секреты развития языка. «Бопп задался целью открыть конечный первоисточник флективных форм, а вместо этого создал сравнительное языкознание» (О. Есперсен).

Р. Раек не ставил перед собой таких широких задач, как Ф. Бопп: он исследовал главным образом скандинавские языки, устанавливая родственные связи их с рядом индоевропейских языков, но не стремясь при этом к восстановлению первоначальных форм сравниваемых языков. Он, в отличие от Ф. Боппа, не привлекает санскрите значительное внимание уделяет как грамматическим, так и лексическим сопоставлениям, указывая при этом на необходимость учета в первую очередь лексики, связанной с самыми необходимыми понятиями, явлениями и предметами.

«Рассуждение о славянском языке» А. X. Востокова является фактически первой работой по исторической фонетике одной из групп индоевропейских языков. Ее значение заключается как в тех конкретных выводах, которые делаются в отношении славянских языков (периодизация истории славянского и русского языков, отношение древнерусского языка к церковнославянскому, польскому и сербскому), так и в определении методов исторического изучения близкородственных языков.

В этом же направлении, хотя и в гораздо более широком масштабе, проводит свою работу в области германских языков Я. Гримм (название его работы — «Немецкая грамматика» — не отражает действительного ее содержания). Он не занимается никакими реконструкциями и не выдвигает никаких глоттогонических теорий (подобные теории он выдвигал позднее), но делает упор на исторический подход к изучению родственных языков и дает тща-

тельное и подробное описание всех грамматических форм германских языков в их историческом развитии.

«Немецкая грамматика» Гримма «...была первым описанием целой группы диалектов, начиная с самых древних засвидетельствованных форм, и тем самым послужила образцом для последующих исследований других групп диалектов, засвидетельствованных древними документами; самые мелкие подробности отмечаются в ней со старанием, или, лучше сказать, с благоговением; но тонкая и сложная игра действий и воздействий, которыми разъясняются языковые явления, еще полностью не освещена; это скорее собрание наблюдений, а не объяснений» (А. Мейе).

Следует отметить, что не все указанные работы оказали одинаковое влияние на дальнейшее развитие науки о языке. Написанные на языках, недостаточно известных за пределами их стран, работы А. X. Востокова и Р. Раска1 не получили того научного резонанса, на который они были вправе рассчитывать, в то время как работы Ф. Боппа и Я. Гримма послужили отправной точкой для дальнейшего развития сравнительно-исторического изучения индоевропейских языков.

ЛИТЕРАТУРА

Б. Дельбрюк, Введение в изучение языка, Петербург, 1904. Опубликована в «Трудах Петербургского университета» совместно с работой С. Булича «Очерк истории языкознания в России».

В. Томсен, История языковедения до конца XIX века, Учпедгиз, М., 1938.

А. В. Десницкая, Вопросы изучения родства индоевропейских языков, изд. АН СССР, М. — Л., 1955.

А. Мейе. Введение в сравнительное изучение индоевропейских языков (приложение: «Очерк развития сравнительной грамматики»), ОГИЗ, М., 1938.

Д. Н. Овсянико-Куликовский, Бопп и Шлейхер, «Жизнь», 1900, № XI.

1 В 1822 г. И. С. Фатер опубликовал на немецком языке вторую часть работы Р. Раска под названием «О фракийском языковом классе».


I. ЗАРОЖДЕНИЕ СРАВНИТЕЛЬНО-ИСТОРИЧЕСКОГО ЯЗЫКОЗНАНИЯ

Ф. БОПП О СИСТЕМЕ СПРЯЖЕНИЯ САНСКРИТСКОГО ЯЗЫКА В СРАВНЕНИИ С ТАКОВЫМ ГРЕЧЕСКОГО, ЛАТИНСКОГО, ПЕРСИДСКОГО И ГЕРМАНСКОГО ЯЗЫКОВ1

(ПРЕДИСЛОВИЕ)

Под глаголом, или verbum, в собственном смысле слова следует понимать ту часть речи, которая выражает соединение предмета с качеством и их отношения друг к другу.

В соответствии с этим определением глагол не имеет никакого реального значения, но есть только грамматическая связка между субъектом и предикатом, посредством внутреннего изменения которой обозначаются указанные существенные отношения.

Под это понятие подходит только один-единственный глагол и именно так называемый verbum abstractum — быть, esse. Но и у этого глагола, поскольку его функцией является выражение отношений между субъектом и предикатом, мы должны отделить понятие существования, которое он включает в себя; в своей грамматической функции ему не надлежит выражать существование субъекта, поскольку оно выражается вступающим в связь субъектом. Так, в предложении homo est mortalis (буквально: человек есть смертен) существование субъекта homo выражает не глагол est (есть); понятие существования содержится в качестве первого и основного признака в понятии, выражаемом словом homo, и к нему, так же как и к другим признакам, связываемым с понятием homo, присоединяется посредством связки est признак mortalis. В предложении der Gott ist seynd (бог есть существующий) слово seyn2 выполняет две различные функции. В соответствии с первой оно в качестве грамматической связки обозначает только отношение между субъектом и предикатом; в соответствии со второй оно выражает качество, которое соединяется с субъектом.

Мне кажется, что только ввиду отсутствия полностью абстракт-

1 Franz Ворр, Über das Conjugationssystem der Sanskritsprache in Vergleichung mit jenem der griechischen, lateinischen, persischen und germanischen Sprache, Frankfurt am Main, 1816.

2 Seyn — архаическое написание немецкого глагола sein (быть), одной из форм которого является ist. (Примечание составителя.)

ного глагола в роли грамматической связки используется глагол, которому присуще понятие существования. Можно легко себе представить существование языка, имеющего лишенную всякого значения связку, посредством изменения которой выражаются отношения между субъектом и предикатом... Соединение субъекта со своим предикатом не всегда выражается посредством особой части речи, но может только подразумеваться; в этом случае отношения и дополнительные определения значения обозначаются посредством внутреннего изменения и флексией самого слова, выражающего атрибут. Изменяемые таким образом прилагательные составляют область глагола в обычном смысле.

Среди всех известных нам языков священный язык индийцев обладает наибольшими способностями к передаче самых различных отношений совершенно органическим образом — посредством внутренней флексии и изменения основы. Но несмотря на эту поразительную гибкость, он иногда присоединяет к корню verbum abstractum, вследствие чего основа и присоединенный verbum abstractum различаются в грамматических функциях глагола.

Среди языков общего с древнеиндийским происхождения нас должен удивлять прежде всего греческий той же способностью выражать различные отношения посредством флексии. В спряжении глагола он следует не только тому же принципу, что и санскрит, но употребляет те же самые флексии, которыми выражает те же самые отношения; он объединяет их в одинаковые tempora и соединяет тем же способом verbum abstractum с основой.

Латинский язык сходствует с индийским не меньше, чем греческий; в нем едва ли можно найти хоть одну выражающую отношение флексию, которая не была бы общей с санскритом. Однако в спряжении глагола соединение корня с вспомогательным глаголом является у него господствующим принципом. При этом соединении часть подлежащего определению отношения он выражает не посредством флексии основы, как это имеет место в индийском и греческом, но оставляет корень совершенно неизменным.

Целью настоящего исследования является показать, как в спряжении древнеиндийского глагола определения отношений выражаются соответствующими видоизменениями корня и как иногда verbum abstractum сливается с основой в одно слово, а основа и вспомогательный глагол различаются в грамматических функциях глагола; показать, далее, что в греческом мы имеем аналогичное положение, а в латинском стала господствующей система соединения корня с вспомогательным глаголом, и вследствие этого возникло кажущееся различие латинского спряжения от спряжения в санскрите и греческом, наконец, доказать, что во всех языках, которые произошли от санскрита или вместе с ним от общего предка, ни одно определение отношения не обозначается такой флексией, которая не была бы у них общей с упомянутым праязыком, а мнимые своеобразия возникают или вследствие слияния основы с вспомогательными словами в одно слово, или же в резуль-

тате производства из причастий tempora derivativa, употреблявшихся уже в санскрите, способом, которым в санскрите, греческом и многих других языках образуются verba derivativa.

Под языками, находящимися в близком родстве с санскритом, понимаю я главным образом греческий, латинский, германский и персидский. Поразительно, что бенгальский, который среди прочих новоиндийских наречий меньше всего пострадал от чуждых примесей, в грамматическом отношении обнаруживает меньше совпадений с санскритом, чем упомянутые языки, хотя он при этом сохранил значительное количество древнеиндийских слов. Процесса замены новыми органическими видоизменениями древнеиндийских флексий не происходило, но после того, как постепенно вымер смысл и дух этих последних, постепенно прекратилось и их употребление и tempora participialia (под которыми я понимаю отнюдь не описательные времена, как лат. amatus est) заменили времена, образовывавшиеся в санскрите посредством внутреннего изменения основы. Так, в новогерманских языках многие отношения выражаются описательно, тогда как в готском они обозначались флексией, так же как в санскрите и греческом.

Чтобы показать в полном свете истинность этого положения, в высшей степени важного для истории языка, необходимо прежде всего познакомиться с системой спряжения древнеиндийских языков, затем сравнительно рассмотреть спряжение в греческом, латинском, германском и персидском языках, устанавливая их тождественность и познавая одновременно постепенное и ступенчатообразное разрушение простого языкового организма, а также стремление заменить его механическими соединениями, вследствие чего создается впечатление нового организма, хотя в действительности наличествуют старые, но не узнаваемые нами элементы.


I. ЗАРОЖДЕНИЕ СРАВНИТЕЛЬНО-ИСТОРИЧЕСКОГО ЯЗЫКОЗНАНИЯ





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-05; Просмотров: 758; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2021 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.009 с.) Главная | Обратная связь