Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


А как-же мода середины 80-х годов? Какой она была?




Здесь я попробую более подробно рассказать о моде всего периода 80-х годов.

Мода начала 80-х годов привлекает внимание дизайнеров свежестью и новизной реализованных в то время идей. Особенно изобретательными были женщины постсоветского пространства. На этой территории текстильная промышленность находилась в упадочном состоянии и выпускала в основном те вещи, которые физически и морально, лишь уродовали представительниц прекрасного пола. Но именно в эти года в страну начали проникать с помощью фарцовщиков джинсы, новые модели платьев. После просмотра западных фильмов и передач в обществе появлялись новые тренды в области причесок и макияжа. Определенную роль сыграла конечно и «Олимпиада 80», которая собрала стильную молодежь со всего мира. Это было настоящее биеннале модных показов в условиях городских улиц. Поэтому говорить о том, что мода 80-х годов в СССР сильно отличалась от общих мировых тенденций не приходится. В основе всей моды того периода, лежал дух бунтарства, который гулял активно в умах людей, проживающих бурную эпоху постиндустриального периода. Агрессивное стремление привлечь внимание противоположного пола бродило в прекрасной голове любой женщины той эпохи. Яркие краски, смешение стилей, многообразие крупных аксессуаров и пышные прически в виде объемной «химии» — все это атрибуты моды 80-х годов.

Женщины создавали наряды буквально из того, чтобы было под рукой. В ход могли пойти любые отрезы ткани, которые при умелом обращении с ниткой и иголкой и после беглого просмотра, случайно увиденного зарубежного журнала мод «Бурда Моден», превращались чудесным образом в стильные вещи.

Кстати, в Советском Союзе была одна отличительная особенность ношения брендовых импортных вещей. Именно по этой особенности советского человека отличали в любой стране мира. Если удавалось по неимоверной цене купить что-то «из-за бугра» бирка бренда обязательно срезалась и пришивалась на самое видное место.

Итак, модные тенденции конца 70-х плавно перешли в начало 80-х. Джинсовый стиль окончательно закрепился в моде и в последующие годы никогда не терял своей актуальности. Также в начале 80-х в моду вошёл романтический стиль: платья и сарафаны в цветочек с оборочками и рюшами.

Глядя сейчас на свою маму, успешного менеджера или скромную учительницу, детям сложно представить, какой она была в пору своей юности. Фотографий почти нет, а те, что есть — на них она скромная школьница старших классов или образцовая комсомолка, прилежно посещающая лекции в институте.

Но лекции заканчивались, снималась школьная форма, дежурный «белый верх — темный низ», и мама перевоплощалась, как та Золушка из сказки. И становилась совершенно другой, без строгости униформы и комсомольского значка. Так какими они были, Золушки СССР в 80-х годах прошлого века?

Чтобы их понять, нужно окунуться немного в прошлое, и не только в историю одежды. В середине прошлого века советская девушка облачалась в серо-сине-коричневую продукцию отечественной легкой промышленности — она была практична, не пачкалась, и в ней не было ни намека на сексуальность. Советская девушка не имела права привлекать внимание к своей фигуре юбками «мини», или ярким макияжем, потому что «в СССР не было секса»!

Летом все одевались в ситцевые платьица, с неброским рисунком в мелкий цветочек или в горошек противного синего, темно-лилового цвета, а зимой — серое пальто и костюмы из грубой шерсти. Юбка, в обязательном порядке, ниже колен.

В конце 70-х, начале 80-х, женщины многомиллионной советской страны равнялись на тогдашнюю икону стиля и моды, Барбару Брыльску, явившую довольно несоответствующий советскому мышлению образ в фильме «Ирония судьбы или с легким паром».

Учительница русского языка, разведенная, готовая к отношениям «вне брака», полностью противоречила политике Партии и Ленина. Она была необычайно женственна в своем неброском кримпленовом платьице. Определенно, была сексуальна, улыбаясь еле тронутыми блеском губами, и ярко подчеркнутыми глазами. А прическа — мечта любой женщины того времени. Она, экранная Надежда Шевелева, позволила себе искать любовь, не оглядываясь на предрассудки, и поехала за ней из Ленинграда в Москву, несмотря на то, что они были знакомы всего каких-то 10-12 часов. Это никак не вязалось с привычной забитой совковой женщиной, за моральный облик которой отвечал рабочий класс, местком, народ и партия. Так могла поступить только свободная личность, готовая сама строить свою жизнь.



В середине 80-х годов, когда на Западе закончился бум гламурного диско, унося с собой зажигательных «Bonny M», «AВВА» и «холодную войну», наступила новая эра. Она ознаменовалась ярким взрывом цвета в одежде и музыке. Телевидение допустило к себе певцов, пусть и не совсем западных, но и не наших «серых мышек», одетых практически под копирку.

Карел Готт из Чехии, болгар Бисер Киров, итальянские Тото Кутуньо, Рафаела Кара и француженка Мирей Матье — все они стали вестниками того самого образа жизни, из «загнивавшего» капитализма. Французы заняли призовые места, если говорить об утонченности и сексуальности — Джо Дассен, Ален Делон, Катрин Денев и Софи Марсо.

В СССР же, Алла Пугачева пыталась выделяться из общей массы своими воздушными необъятными балахонами, категории «one size», Валерий Леонтьев пугал пожилых бабушек своими жутко узкими брюками с ярко выпирающим мужским достоинством. И только Ирина Понаровская гордо несла звание истинной дивы, эталона красоты и стиля.

Времена стремительно менялись, менялась и мода. В передачах «Утренней почты» изредка допускались видеозаписи «неформатных» певцов. Именно так широкой советской публике стали известны Мадонна, Майкл Джексон, «Modern Talking», «Scorpions» и другие. Они, как никто, повлияли на моду 80-х.

Например, певица Мадонна тех лет — эпатажная девица, этакая бунтарка, напялившая на себя все, что под руку попалось. Она проповедовала свободу во всем, предлагая начать с себя. И юные комсомолки СССР резко пожелали быть похожей на нее, негласно примыкая к лагерю бунтарок.

Типичный «выходной костюм» советской модницы середины 80-х составлял нечто невообразимое — яркие розовые или лазоревые леггинсы, кружевная коротенькая пышная юбчонка, широкий топ с принтом, желательно сползающий с плеча, джинсовая или кожаная курточка до талии, широкий ремень на бедрах и туфли лодочки. Образ завершал большой бант в волосах или повязанная лентой яркая косынка с узлом на макушке либо сбоку. Особый шарм придавали кружевные перчатки, короткие или по локоть, иногда с обрезанными пальцами, тяжелые пластмассовые серьги и браслеты ярких цветов в невероятном количестве. Браслеты могли быть и резиновыми. Верхом мечтаний была кожаная фуражка в стиле «садо-мазо» и тяжелый крест на толстой цепи.

Особого внимания заслуживает мода на прически 80-х годов — здесь видна красота и шик, замешанные на таких понятиях, как блеск и бунтарство. Эпатажность высоких начесов в сочетании с абсолютно непокорной расческам «химией» — это основная черта. Даже простые стрижки прекращались в настоящие колтуны, которые жестко фиксировались лаком. Локоны создавались исключительно с помощью химической завивки мелкими кудряшками, которые уже потом укладывались с помощью начесов. Тренды в области окрашивания в основном находились в зоне использования разнообразных средств для осветления прядей. Именно тогда зародилась мода на балеяж, градиентное осветление, колорирование и мелирование. Особым почетом пользовались разноцветные пряди. Советские женщины использовали для их получения листы копировальной бумаги, которыми натирались волосы. Получался необычный эффект. Прическа напоминала взорвавшийся стог сена. Преобладали мелированные пряди, химическая завивка и высокий начес, в том числе и челки.

Парни тех лет не отставали от девушек и тоже сменили свой привычный стиль правильных ботанов-комсомольцев. Если молодое поколение думает, что это они «неформалы», то глубоко заблуждается. Неформалы родились именно в 80-х годах, когда папы позволили себе плюнуть на декреты съездов КПСС, и на улицах огромной страны появились юноши с «неправильными» прическами и в «неправильной» одежде. Парикмахеры в течение пары месяцев освоили навыки модных стрижек «французский выщип» и «шведский мальчик». К слову, длинная челка «шведского мальчика» очень смахивает на современных «эмо», разве что, нет розовых прядей. А «выщип» претендует на предка сегодняшнего модного «творческого бардака» из волос, столь любимого метросексуалами.

Если добавить немного геля и начесать волосы, получится как раз та прическа, которая преобразила вашего отца в самого крутого парня на районе. Чем выше был начес, тем круче он выглядел в глазах девушек. И не беда, что гель был доступен очень немногим. Молодежь поняла, что мыльная пена, пиво «Жигулевское» или кефир, прекрасно заменяют недостающий элемент.

Агрессивное мышление того периода повлияло не только на прически, но и на одежду. Парни облачились в кожаные косухи. Обилие заклепок, металлических значков, перчатки без пальцев и джинсы — «бананы» стали неотъемлемыми атрибутами любого уважающего себя неформала. А неформалами хотели быть все!

Зимой носились «дутые» куртки и такие же «дутые» сапоги. Особым писком считались те, что были из блестящей ткани, «металлической». Некое веяние техногенной эры, после появления популярного фильма «Новые амазонки».

Еще одним символом «крутизны» в мире моды СССР на всем протяжении 80-х годов стала куртка «Аляска», или парка (Parka) — теплая куртка средней длинны, изначально шилась как летная куртка для летчиков США и НАТО (модель N-3B). Появилась она в 50-х годах, и использовалась в местах с холодным климатом, в том числе и в США на Аляске, откуда и взяла свое название.

По легенде, куртка была практически скопирована с традиционной одежды эскимосов, и исполнена с применением самых передовых швейных технологий того времени. Отличительными особенностями кроя куртки было обязательное наличие капюшона с заходящей на него застежкой — молнией, таким образом, чтобы при полностью застегнутой молнии получалось нечто вроде короткого рукава оставляющего небольшой просвет. Благодаря этому капюшон исключительно хорошо защищал лицо от холодного ветра северных широт. Изнутри и по верх молнии пришивались ветрозащитные клапаны от низа куртки до ворота, наружный на пуговицах застегивающихся на петли из текстильного шнура.

Кроме этого, еще одной «фирменной» особенностью куртки — аляски стала ярко-оранжевая подкладка. Делалось это не случайно, цвет в данном случае нес в себе вполне утилитарную миссию — если пилоту приходилось катапультироваться, то вывернутая и надетая на изнанку куртка могла сильно облегчить его поиск с воздуха.

«Аляска» была «в списке» дефицита и купить в открытой продаже ее было не возможно. Не смотря на свой вполне приличный по меркам моды 30-и летний возраст, куртка выглядела значительно боле прогрессивно и изящно, чем, одежда, производимая тогда советской легкой промышленностью, помимо этого отличаясь «Аляска» еще добротностью пошива и удобством в носке.

Но в список наидефицитнейшего товара стандартное военное обмундирование НАТО смогло попасть не только благодаря потребительским качествам, но и главным образом благодаря культу предметов иностранного производства — в те времена не писанному, но почитаемому символу статуса и успеха советского человека. В результате не дорогая массовая мужская одежда западного мира превратилась в шикарную и экстра модную одежду в СССР.

Что в прочем, во времена развитого социализма можно было отнести к любому предмету одежды, или потребительскому товару, сшитому или изготовленному за границей…

Объективности ради стоит заметить, что и сегодня, та самая модель N-3B, уже вошедшая в историю, может быть отличным выбором для любителей активного отдыха.

Я рассказал немного, какой была молодежная мода 80-х. А как же одевались папы и мамы тех времен?

Очень красиво и элегантно. Взгляните на сегодняшних представителей шоу — бизнеса, и вы увидите своих бабушек и дедушек. Женщины носили свитера-водолазки и длинные юбки, слегка расклешенные книзу, с тоненьким блестящим поясочком в тон туфель и сумочки «клатч» прямоугольной формы, размером с папку. Обувь — с открытым носом, на шпильках или танкетки. А если одевалась рубашка под костюм, то обязательно стоячий воротничок. В моду старших представительниц прекрасного пола вошли «силоны» — тонкие блузки из тканей под бархат ярких расцветок, прекрасно гармонирующие с широкими брюками. Из бижутерии — длинные, до пупка, бусы и кулоны из полудрагоценных камней или кашне, завязанные в замысловатый узел под горло.

Вечерний наряд — отдельная тема. Платья со шнуровкой на плечах или присборенные на лифе, ткань — синтетика «мокрый асфальт» или люрекс нежных тонов. На ногах босоножки из тонких ремешков или танкетки. Туфли лодочки — непременно украшенные какими-нибудь бабочками, сердечками или розочками, и, желательно, тоже ярких цветов.

К одежде, неважно, мужская или женская, добавились «плечики». Верхняя часть рукава — присборенный у плеча, и намеренно завышенный.

Мужчины носили водолазки или классические рубашки, узкие короткие кожаные галстуки, строгие костюмы с закругленными бортами и полами, слегка укороченные брюки или брюки-манжет, остроносые туфли с небольшим каблуком и очки. Контактные линзы в СССР были несбыточной мечтой.

В качестве одежды выходного дня в моду вошли классические джинсы, майки ярких расцветок (подделки Gucci, Armani, Chanel и др.), а сверху — рубашка навыпуск.

Согласно требованиям времени, изменились в эти годы так же макияж, бижутерия, прически. Женщина стала независимой, готовой на решительные шаги, если того требовала ситуация. Если длинные волосы — то с химической завивкой. Если короткие, то обязательно что-то типа ежика. Но в обоих вариантах невозможно было обойтись без ярко-выраженного мелирования. Супермодницы могли себе позволить покраску волос под темную платину и слегка вьющиеся короткие стрижки.

Макияж стал таким же агрессивно выразительным. Глаза — подчеркнутые черным веки по контуру нижнего и верхнего века. Тени — темные, нанесенные жирным штрихом, чтобы глаза напоминали лисьи. Очень добротный слой туши на ресницах, а-ля Буренка могли вызвать дикий восторг всех подруг. Брови не выщипывались в тонкую полоску, скорее наоборот, придавалась всего лишь форма, и готово. И очень много румян, чтобы смотрелись как яркие пятна, подчеркивающие скулы, а не как натуральный румянец.

Губы — любого цвета, но в обязательном порядке перламутровые. И, чем насыщеннее перламутр, тем выше шанс ввергнуть окружающих женщин в завистливый шок. Ногти — в тон губной помаде, перламутр — также был обязателен.

В ушах и на руках — тяжелая бижутерия под золото, с камнями. Предпочтение отдавалось всему, что напоминало формой цепи.

Повседневные сумки должны были соответствовать образу деловой женщины и отвечать этим потребностям. Они были огромные, тряпичные, в ярких принтах. Там должны были помещаться не только косметичка и блокнот, но и буханка хлеба, десяток яиц с бутылкой молока, плюс пару килограммов сосисок.

Ко второй половине 80-х, советский шоу бизнес, находившийся в зачаточном состоянии, смог породить нечто, похожее на западных кумиров. И молодое поколение, дорвавшееся до Пепси-колы и импортных жвачек, приняло решение равняться на своих, родных икон стиля. Зачем нам какая-то Мадонна, когда у нас есть «Мираж» и Овсиенко? Какая разница, на ком кружевная юбка, переделанные из старых джинсов шорты и корсаж? Эта хоть на русском поет, и слова понятные, близкие русскому сердцу.

Парни получили своих кумиров в лице группы «Форум» с солистом Салтыковым. На голове — супермодный «французский выщип», рубашка — черная, синтетическая, желательно блестящая, и чтобы присутствовал воротник «стоечка».

Чуть позже молодежь, да и вся страна, услышала и «Ласковый май», где поголовно все солисты облачились либо в «вареную» джинсу, либо в рубашечки с вышеозначенным воротничком. Но никто из них не выходил на сцену без обязательного начеса с выщипом.

Полным откровением для всех стал выход фильма «Маленькая Вера» на экранах всего СССР, где главная героиня как никто соответствовала внешне требованиям времени. Черт с ним, дома она, конечно, ходила в потертом халатике, но в люди выходила такой супермодной, что во время просмотра от зависти у девочек зубы сводило. Короткая стрижка “каскад”, огромные браслеты и серьги в ушах, полосатая маечка, с обязательным сползанием на одно плечо. Добавьте к этому черную мини юбочку, лодочки на маленьком каблуке, и получите типичную юную красавицу того времени. Да, не забудьте широкий ремень, желательно на резиновой подкладке. Носился ремень на талии, как можно более затянутым, а не на бедрах, как сейчас.

Именно в этот период появилось новое течение в моде, особенно после того, как молодежь увидела фильмы «Асса» и «Игла». В кинотеатры повалил народ, сотнями тысяч. Это было нечто настолько новое, настолько свежее и желанное, и все выходили после просмотра, глядя на мир совершенно другими глазами.

Ну и закончу свой обзор моды концом 80-х. Общество, в первую очередь молодежь, вновь противопоставило государственным стандартам свою манеру одеваться: мини-юбки, лосины, большие бесформенные джемперы с огромными плечами, дутые куртки и пальто, кроссовки и сапоги «луноходы». Мужчины стали носить брюки-бананы, мокасины и разноцветные трикотажные батники. В моду вошли причёски «взрыв на макаронной фабрике» и вызывающий макияж.

Для макияжа используются яркие тени синих, зеленых, фиолетовых оттенков, множество блеска, яркая помада. Впервые появляется цветная тушь для ресниц таких цветов как синий, зеленый, серый. Глаза подводятся жирными черными линиями.

Мода на платья постоянно трансформировалась и мутировала к тренду укорочения юбки и увеличения линии декольте. Открытость и привлекательность для противоположного пола выходили на первый план. Фото нарядов в этом стиле показывают многогранность образов: В костюмах начали появляться модные в то время бананы и спортивные фасоны, поскольку тема спорта была на пике популярности. Отдельного внимания заслуживает спортивная форма тех времен. Впервые появляются боди и леггинсы для занятий фитнесом, который в то время ассоциировался с входящей в моду аэробикой. Кроссовки становятся модной повседневной обувью.

Но с другой стороны под влиянием западных веяний появляются удобные и практичные туфли-лодочки в классическом стиле. Они используются в сочетании с платьями, юбками, брючными костюмами. Осенью и весной дамы начинают использовать ботфорты, которые в массовом сознании плотно ассоциируются с представительницами «нехороших» древнейших профессий. Но время берет свое, и появляются лакированные высокие сапоги, ботинки на шнуровке. На лето было стильно носить босоножки на пробковой платформе, так называемые сабо. Из аксессуаров стоит отметить перчатки из кожи с обрезанными пальцами, чулки в сеточку, разнообразные широкие пояса. В качестве украшений использовалась дешевая пластиковая бижутерия, которая окрашивалась в самые невероятные ядовитые цвета.

«Правильные дети» тоже изменили свой стиль, отдав предпочтение яркой одежде. Девушки носили ситцевые костюмы, верх с вырезом лодочкой и юбкой колокол. В основном, белых, голубых, красных и синих расцветок. «Мыльницы», резиновые лодочки на ногах и тяжелая пластмасса в ушах и на руках были единственными уступками со стороны строгих родителей.

Особо рьяные модники и модницы обшивали свои куртки и свитера сотнями пуговиц разных размеров и цветов, обшивали их пластиковыми стразами и блестками, обкалывали рукава парой десятков огромных булавок, наносили разные надписи на одежде, и проводили ночи, вываривая хлоркой невероятные рисунки на своих только что купленных джинсах. А на какие изощрения шли, чтобы обшить рукава куртки бахромой, и не счесть! Девиз «чем пестрее — тем круче» превалировал почти во всей молодежной моде 80-х годов.

Сегодня этот стиль нам знаком под модным словом «винтаж», а в 80-е так одевались исключительно две категории граждан — те, кто не пугался швейной машинки и те, кто не боялся слить свою зарплату на модный аксессуар. Первые могли неделями не выходить из дома, перешивая бабушкины ночные рубашки или кружевные занавески в юбки и перчатки. Вторые породили настолько высокий спрос на модные шмотки, что «фарцовщики» приравнивались к уровню сегодняшнего крутого драгдилера.

Этот новый год я встречал уже с новой компанией малолетних друзей, точнее они новый год встречали у меня дома. В основном были пацаны с которыми я познакомился прошлой осенью, но было и несколько девчонок со двора. Соседка Лена Цветкова и кто-то из ее подруг, живших в нашем дворе. И встретили мы новый год очень даже не плохо. Вино, закуски, интересные передачи по телевидению, танцы. Моя комната вновь, после расставания с женой, стала больше походить на дискотеку. Вернулись на свои места фонари, колонки, усилители. Все вокруг вновь засверкало разноцветными огнями, на потолке вместо люстры появился новый зеркальный шарик.

К новому году мы готовились заранее и подготовились основательно, уже за неделю начали шерстить все магазины на тему выпивки, — по всем углам моей квартиры было напрятано бутылок двадцать разного портвейна, в основном старались покупать светлое вино, типа «Агдам» или «Колхетти», но не брезговали и «Вермутом», когда больше ничего не было. А прятали все это богатство, чтобы мои мама и бабушка не очень переживали, что я пью с малолетками. Впрочем, в мои дела ни бабушка, ни мама, когда она была дома, а не в больнице, никогда не лезли, за что я им всегда был благодарен. Нет, вру! Тогда я воспринимал это, как должное и лишь спустя много лет понял, что они жертвовали ради меня всем.

Бабушка моя в этот Новый год лежала больная у себя в комнате и уже не выходила. У нее начались какие-то проблемы с желудком, хотя она никогда не жаловалась. Мама ухаживала за ней, а я... Я как всегда, не обращал на это никакого внимания. У меня была своя жизнь и я не задумывался о близких, об их проблемах. О чем сейчас очень сожалею.

Мы с утра с Мишей Огурцовым, Саней Дрогальцевым, Вадимом Каретниковым, и еще с несколькими пацанами, болтались как всегда по магазинам в поисках чего-нибудь дефицитного.

Потом мы вернулись с покупками домой. Девчонки еще с утра собравшись у меня, приготовили закуски, прибрались, как смогли, в моей комнате и разошлись до вечера по домам, а мы с пацанами, до вечера смотрели телевизор, слушали музыку, играли на гитарах. Кто-то приходил в течение дня, кто-то уходил.

У меня все мальчишки и девчонки, собрались где-то к часу ночи, — надо ведь было сначала с родителями для приличия посидеть, а потом уже идти отрываться по полной программе.

Мы пили, ели, танцевали. Потом, часам к двум ночи, вышли немного прогуляться в наш двор, где поздравляли всех подряд с праздником, жгли бенгальские огни, взрывали хлопушки. После прогулки, опять возвратились ко мне, снова пили, ели, танцевали, смотрели по телевизору программы «Голубой огонек» и «Мелодии и ритмы зарубежной эстрады».

Разошлись все уже под утро, но ненадолго. Немного проспавшись, все вновь потянулись ко мне, так как запас вина был закуплен дня на три как минимум. На вине мы никогда не экономили. Опять пили, ели, брякали на гитарах, пели песенки, заигрывали с девчонками. И так продолжалось несколько дней, пока вино не закончилось.

 

 

После нескольких дней празднования нового года, у меня вновь начались трудовые будни на заводе. А по вечерам, вся компания малолеток собиралась у меня дома. Особенно, когда на улице было слишком холодно. Впрочем, и гулять ходили по вечерам, мы тоже довольно часто. У школьников начались зимние каникулы, так что времени на развлечения у моих новых друзей было много. Чаще всего, мы выбирались на горку возле яслей-сада на ул. Раумской. Я заодно выгуливал своего дога Бари. Мы все возились с ним в снегу, запрягали его в санки и катались по очереди по дорожкам парка, катались с горки-ледянки, причем Барюша, тоже катался со всеми. Скатывался с толпой ребят вниз и с радостным лаем бежал опять наверх, и снова со всеми вниз.

Я, в общем-то, мало вспоминаю в этой книге своего любимого дога, но он был всегда полноправным членом моей семьи и нашей компании. Я к нему относился как к ребенку. И как и ребенок, — чем больше с ним общаешься, тем больше он понимает, так и Барюша очень много понимал. Я даже специально его не дрессировал, я просто подмечал в его поведении правильные действия и поощрял их словами или чем-нибудь вкусным. Для всех моих новых друзей он также быстро становился любимцем, — все его баловали, ласкали, играли с ним.

В общем, новая жизнь, вновь вернула меня во времена моей беззаботной юности. Я наверно тогда даже особо и не задумывался, что в соседнем доме у меня подрастает дочка, — мне было как-то не до того. Каюсь! У меня появились десятки новых друзей и подруг, стали возникать в голове новые интересные планы на будущее. Жизнь била ключом! Впрочем, Ольга в дальнейшем стала заходить ко мне с дочкой и мы как бы менялись на пару часов, — она шла гулять с Барюшей, а я занимался с дочкой.

 

В конце января я, как-то идя с работы к станции метро, увидел на афишной тумбе объявление о наборе в рок-балетную студию, и тут же решил записаться. Дело в том, что когда-то еще в школе, в восьмом классе, мы с несколькими одноклассниками были на танцах в колпинском ДПШ, и я увидел парнишку, который танцевал так, что все разошлись в стороны, вдоль стен зала и только смотрели обалдевши, как тот танцует. Когда мой одноклассник Саня Тикин спросил у него, где тот научился так танцевать, он ответил, что занимается в студии рок-балета. Это мне запомнилось надолго, вот я и решил пойти подучиться, чтобы так же танцевать.

Я записал адрес Дома культуры, который находился не далеко от нашего завода и уже на следующий день пошел туда записываться.

В основном, там занимались девушки, желающие не столько научиться танцевать, сколько сбросить вес, но было несколько и стройненьких, симпатичных девчонок. Пацанов, было всего четыре человека, вместе со мной.

Студию вел молодой парень, чем-то похожий на гомика, что в дальнейшем и подтвердилось. Его движения и манера разговора сразу наталкивали на определенные мысли, но поначалу это меня не волновало, — мало ли, кто как ходит и разговаривает.

Началась муштра три раза в неделю, как когда-то в секции бокса, только в боксе, нас заставляли все больше прыгать и бегать, а здесь все упражнения выполнялись на растяжку и требовал от нас руководитель полной самоотдачи. Чуть начинаешь халтурить, можно и палкой по ногам получить! Но, в общем-то, было довольно интересно.

С ребятами и девчонками из студии я быстро подружился и вскоре пригласил двоих ребят к себе в гости, в Колпино. Я тогда, как раз начал коллекционировать заграничные вина, виски, коньяки, которые появились в продаже в те годы в специализированных винных магазинах, один из которых находился недалеко от нашего завода на ул. Алексеева, недалеко от метро «Кировский завод». С каждой получки я что-то там покупал из спиртного. У меня дома был сделан бар с подсветкой и уже довольно большой запас вин. Была даже бутылка коньяка «Наполеон», который только появился у нас в продаже в те годы по 50 руб. за бутылку (это, кстати, треть моей зарплаты в то время!).

Ребята были не прочь бухнуть, и приняли мое предложение на ура, хоть и ехать было далековато. Приехали мы ко мне домой уже поздно вечером, после занятий в рок-балете, и загудели на всю ночь. Впереди были выходные, так что оторвались мы довольно не плохо.

 

 

18 марта у меня умерла бабушка в возрасте 71 год. Моя мама в это время опять находилась в больнице, а я ничем бабушке помочь не мог. Я пытался кормить ее с ложечки кашей, но лишь только она проглатывала немного, как ее тут же рвало какой-то зеленой дрянью. А в больницу ехать она наотрез отказывалась, уж не знаю почему.

Как-то утром, перед тем, как ехать в Питер на работу, у меня в эти годы была трехгодичная практика, после окончания СГПТУ, я заглянул к ней в комнату. Гляжу, вроде спит. Одна рука на сердце лежит. Я уехал, отработал день, а вернувшись домой, заглянул снова к ней в комнату. Тут я увидел, что она лежит все в той же позе и лицо уже приобрело землистый цвет. Я наконец понял, что она отмучилась. Побежал в нашу поликлинику и там мне подсказали, кого вызвать из врачей и что делать дальше.

Приехавшие врачи, по исхудавшему телу и по моим рассказам поняли, что у нее что-то с желудком было, но как они сказали, скорее всего не рак, так как при раковых болях она сама бы в больницу попросилась. Такие боли терпеть невозможно. Или может все-таки возможно?! Силы воли у моей бабушки хватало, и я вполне допускаю, что она молча, стиснув зубы, ждала своего смертного часа. Врач в заключении о смерти написала, что смерть наступила от ишемической болезни сердца, чтобы не делать вскрытие и двое мужиков-медработников, переложив бабушку на носилки, спустили ее к машине и увезли в колпинский морг.

Теперь, вспоминая те дни, я понять не могу, почему ни я, ни моя мама, не отправили бабушку в больницу насильно, пока ей еще помочь можно было. Почему не вызвали скорую помощь раньше, даже не смотря на ее возражения? Может быть, и спасти бы ее удалось, возможно и вылечить.

Бабушка просила нас не отправлять ее в больницу, а моя мама с ней не спорила, ухаживала за ней. Мне же, похоже, вообще тогда все по барабану было. Они спали в маленькой комнатке, мама обмывала бабушку, выносила за ней утку, делала ей клизмы, чтобы хоть как-то очистить неработающий кишечник, а я в их комнату практически никогда и не заходил.

Через пару дней, как бабушку увезли в морг, я поехал к маме в больницу, рассказал ей, что бабушка умерла. Она объяснила все врачам и ее выписали досрочно, в связи с такими обстоятельствами. Потом мы с мамой съездили в Питер к Веселовым (отцу и деду моей сестры Наташи) и попросили их помочь с похоронами. Они приехали на следующий день. К тому времени уже больше недели прошло со смерти бабушки, а она все еще лежала в морге.

Помню, мы с дядей Володей Веселовым пришли в морг за день до похорон, а нам сказал дежуривший там патологоанатом, чтобы мы сами спустились в подвал морга и нашли там нужное нам тело и на носилках подняли его наверх для приготовления к похоронам.

Надолго мне запомнился запах разложения и груда тел, сваленных в подвальном помещении морга, буквально друг на друга, серых, разлагающихся и страшных. Многие тела умерших вообще не забирали и они лежали в морге по нескольку недель.

Мы нашли, наконец тело моей бабушки. В каком оно было состоянии, после недельного пребывания в подвале (не холодильнике!), описывать не буду. Мы подняли тело наверх, обо всем договорились с работающим там мужиком, который готовил тела к погребению, дав ему денег, чтобы он привел тело бабушки в порядок. Затем заказали автобус для похорон и на следующий день с утра, повезли хоронить бабушку на «Южное» кладбище в Питер. На похоронах были человек пять-шесть родственников и все. Гроб перед погребением не открывали… После похорон мы все поехали к Веселовым на проспект Науки, где и справляли поминки.

 

 

Я продолжал заниматься в рок-балете. Где-то в середине апреля, меня пригласил на свой день рождения Сергей, один из парней, которых я приглашал к себе побухать еще зимой. Он был сыном какого-то профессора. Квартира, где жил его отец, со своей гражданской женой, находилась в двух шагах от станции метро «Технологический институт», и была по моим меркам просто огромной. Когда-то, это была коммунальная квартира, но в дальнейшем профессор видно ее всю выкупил. В длинном коридоре с дверями в комнаты, можно было кататься на велосипеде.

Саму пьянку, описывать не буду, да и не помню я почти ничего, — напился сам хорошо. Помню лишь, что уже глубокой ночью, все мальчики-девочки разбрелись по комнатам… Приглашены были почти все, кто занимался в рок-балете, включая и руководителя студии. Вот на этом дне рождения и выяснились сексуальная ориентация нашего руководителя.

Я был без девушки и изрядно поднабравшись, сидел один на кухне с бутылкой и гитарой в обнимку. И вот на кухню заходит наш руководитель, тоже хорошо поддатый (сейчас уже и не вспомню его имя), садится передо мной на корточки и вдруг начинает трепетными ручками расстегивать мне молнию на джинсах, что-то приговаривая о своих чувствах, что, типа я ему сразу приглянулся...

Ну, я конечно в драку не полез, все-таки руководитель, но культурно сказал, что он ошибся адресом и я в такие игры не играю. На том и разошлись по разным комнатам.

После этого случая, отношения с ним в дальнейшем в рок-балете, стали несколько натянутыми, а вначале лета произошло еще одно событие, после которого я вообще решил бросить танцы, но об этом я чуть позже расскажу.

 

 

Где-то в середине мая, у меня случилось радостное событие, — мне наконец-то дали долгожданную ссуду на заводе — тысячу рублей наличными. Ну, это вроде как я у предприятия в долг взял денег с последующей выплатой в течении двух лет. Тогда это было в порядке вещей, как сейчас кредиты берут в банках. Я в принципе и так зарабатывал не плохо, но получить на руки сразу тысячу, это было очень даже здорово.

И вот, получив деньги, я отправился тут же, после работы, в универмаг «Гостиный двор» на Невский проспект, покупать себе стереомагнитоллу, о которой давно уже мечтал. Выбрал самую клеевую, из того, что было. Называлась она «Вега 119», проигрыватель плюс встроенный кассетный магнитофон последнего поколения и две большие, красивые колонки по 25 ватт каждая. Еле-еле дотащился с этим богатством (две огромные тяжелые коробки), из Питера в Колпино.

На следующий день, после работы, уже в Колпино, продолжил покупки, — купил в мебельном магазине на проспекте Ленина: два кресла-качалки по 80 рублей, журнальный столик и столик на колесиках для телевизора, на который я решил поставить стереомагнитоллу.

Потом купил раскладывающийся сервировочный столик на колесиках, новые тюль и шторы в комнату. Не забыл и про новые шмотки для себя. Купил новенькие джинсы, кроссовки, джинсовую куртку и зеркальные очки-«капельки» для полного комплекта, — они тогда в моде были. Вот только про свою маму, как всегда забыл. Себе всего накупил, а ей ничего. Все мы по молодости эгоисты и думаем только о себе и лишь в зрелом возрасте начинаем понимать, как наверно обидно родителям, когда о них забывают!

 

 

Начался июнь. Продолжались мои занятия в рок-балете. Мы всем коллективом ездили на какие-то концерты балетных коллективов, но меня они особо не вдохновляли. А вскоре, у меня закрутился новый романчик с одной из девчонок из нашей танцевальной тусовки. Ее тоже звали Ольга, училась она в каком-то строительном техникуме и жила вместе с подругой в общежитие, недалеко от СКК им. Ленина, что у метро «Площадь победы».

Я стал иногда, после работы заезжать к ним в общагу, сидели болтали, выпивали. Иногда я даже оставался у них ночевать, но до постели у нас дело так и не дошло. Если я оставался у них, девчонки спали вдвоем на одной койке, а я на другой. Хотя временами мы и вместе валялись с Ольгой на ее кровати, перед сном, но лишь обнимались, целовались. Большего она не позволяла.

Как-то, Ольга сказала, что они от своего техникума едут на какой-то тур-слет, и предложила мне съездить с ними. Я согласился, и вот на выходные, я с гитарой, прибыл на место сбора и на автобусах нас повезли куда-то в глухомань лесную. Даже не знаю, где мы были, но места были красивые: сосновый лес, озера.





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:

  1. Cенсуализм и эмпиризм Джона Локка
  2. E) Объем инвестиций зависит от величины национального дохода
  3. E) увеличивается номинальный валютный курс национальной валюты
  4. G) определение путей эффективного вложения капитала, оценка степени рационального его использования
  5. G) первоначальная (восстановительная)
  6. I Межрегионального фестиваля фольклора среди художественных коллективов русской самобытной культуры «Веселая карусель», посвященный Году гостеприимства в Республике Тыва.
  7. I Межрегиональной научно-практической конференции
  8. I этап в развитии учения о причинах речевых нарушений (донаучный)
  9. I. МЫСЛИ О ГРАДОНАЧАЛЬНИЧЕСКОМ ЕДИНОМЫСЛИИ, А ТАКЖЕ О ГРАДОНАЧАЛЬНИЧЕСКОМ ЕДИНОВЛАСТИИ И О ПРОЧЕМ
  10. I. Рациональные и историческая реконструкции
  11. II МЕХАНИЧЕСКОЕ ОБОРУДОВАНИЕ ПАССАЖИРСКОГО ВАГОНА
  12. II. Девиантологический или релятивно-конвенциональный подход (Я.И. Гилинский)




Последнее изменение этой страницы: 2016-07-13; Просмотров: 888; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2021 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.043 с.) Главная | Обратная связь