Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Социальный институт науки в современном мире




Наука как социальный институт в наше время – объект междисциплинарного исследования, в котором участвуют теоретическое науковедение, социология науки, философия науки, наукометрия, комплекс психологических, экономических и политических дисциплин. Задача такого исследования в том, чтобы выявить общие закономерности существования и развития науки в современном мире, выработать основные подходы к оптимальной стратегии такого развития, определить место науки в системе социальных институтов современнности.

Согласно Т. Парсонсу (1902-1979), социальный институт – это система отношений, норм и правил поведения его членов, а также набор ценностей, которыми руководствуются участники этой системы[7]. Социология науки выясняет, соответственно, какими нормами и правилами регулируются отношения людей в рамках социального института науки, в какие отношения они вступают, какими ценностями направляются их институциональные действия.

Следует подчеркнуть, что эти характеристики имеют конкретный культурно-исторический характер и подвержены изменениям, соответствующим переменам в общественном устройстве и культуре. Поэтому выводы социологов, изучающих особенности социального института науки, должны быть соотнесены с философским, культурологическим и историческим анализом.

 

Наука как профессия

 

Современная наука – особая форма профессиональной деятельности. Научный профессионализм имеет ряд аспектов, в который входят:

1. Обладание знаниями и навыками научно-исследовательской работы, получаемое в процессе специальной образовательной подготовки. Без такой подготовки эффективное участие в современном научном исследовании практически невозможно. Эту подготовку обеспечивает широко разветвленная система образовательных учреждений, ряд которых специально предназначен для подготовки научных работников, различающихся по уровню профессиональной квалификации. Современные научные институты привлекают к своей работе быстро возрастающее число специалистов-профессионалов. Можно говорить о современной науке как о массовой профессии, что подтверждается статистическими исследованиями. Например, если в начале ХХ века общая численность ученых-профессионалов в мире примерно составляла около 100 000 человек, то к концу этого столетия – уже около 5 миллионов[8]. Тенденция ускоренного роста сохраняется и в начале нынешнего века.

2. Профессиональная квалификация ученых и научных работников носит специализированный характер. Существует дифференцированная номенклатура научных специальностей и в каждой из них - многообразие тем и направлений. Специалист в одной из исследовательских областей редко является профессионалом в других областях. Отсюда - углубляющееся разделение научного труда и необходимость в системе «опосредующих звеньев» между различными участками «научного производства».

3. Профессиональные исследования в современной науке в подавляющем большинстве случаев имеют коллективный характер. Существует большое многообразие научных коллективных организаций – от лабораторий и исследовательских групп до крупных международных объединений, работающих в рамках масштабных проектов (например, в проектировании, строительстве и последующей эксплуатации Международного экспериментального термоядерного реактора одновременно участвует 5 тысяч ученых, инженеров, квалифицированных рабочих и администраторов из 35 стран, в том числе России; сравнимые по масштабу проекты – Большой адронный коллайдер, Международная космическая станция и др.).

4. Одновременно с углублением дифференциации растут интегративные тенденции: ученые разных специальностей объединяются в междисциплинарных и трансдисциплинарных исследованиях, когда речь идет об изучении сложных, системных, развивающихся природных и социальных объектах[9]. При наличии благоприятных условий, ученые объединяются в так называемые «невидимые колледжи» - сообщества, занятые исследованиями в определенной области и обменивающиеся информацией с помощью публикаций.

5. Особая профессиональная деятельность в науке – научный менеджмент. Профессионализм в этой сфере включает в себя глубокое понимание исследовательских проблем, какими занимаются ученые, принципов организации и управления исследовательскими коллективами, психологии научного творчества, экономики науки и научной политики. Работа научного менеджмента тесно связана с организацией разветвленной системы научной экспертизы.

6. Необходимую степень профессиональной подготовки определяет само научное сообщество. Оно же разрабатывает критерии, по которым судят о готовности ученого или научного коллектива к выполнению своей работы (уровень образования, наличие навыков и способностей, опыт, моральные качества и т. п.). Решения научного сообщества учитываются и поддерживаются законодательством. То же самое относится к образовательным учреждениям, непосредственно связанным с социальными институтами науки. Уровень профессиональной квалификации ученого определяется формальными (ученые степени, звания, специальные призы и премии) и неформальными признаками (опыт экспериментальной и теоретической работы, признание результатов научным сообществом, авторитет). Экспертное сообщество, состоящее из авторитетных и опытных ученых, устанавливает наличие или отсутствие таких признаков, что учитывается при определении уровня материального стимулирования, распределения специальных грантов для решения исследовательских задач. Важную роль играет система непрерывного повышения квалификационного уровня (обмен опытом, международные конференции, стажировки и др.).

7. Необходимым условием успешной исследовательской работы в науке является выполнение требований профессионального этоса (ценностных установок, которыми руководствуются как отдельные ученые, так и научные коллективы). Р. Мертон (1910-2003) предположил, что такими установками являются универсализм, коллективизм, организованный скептицизм и бескорыстие. Универсализм – установка на независимость научных суждений от личных предпочтений, мнений и вкусов отдельных личностей; научное знание объективно; все, кто работают в науке, равноправны в своих научных убеждениях, единственный полномочный «судья» – опыт, обязывающий всех ученых признавать его результаты. Коллективизм – требование, согласно которому все результаты научного исследования должны стать достоянием всех его участников; знание принадлежит всем, за отдельными учеными или коллективами признается только приоритет (открытия, изобретения, разработки), позволяющий справедливо распределять моральные и материальные вознаграждения. Организованный скептицизм – установка на критическое отношение к любым, в том числе фундаментальным, научным суждениям; решающим условием принятия таких суждений является их строгое опытное и теоретическое доказательство, но не авторитет ученого или его руководящее положение в научном коллективе. Бескорыстие – высшей ценностью является научная истина, никакие другие (карьерные, денежные, престижные и т.п.) интересы не могут приниматься в расчет, если они противоречат этой установке. Основываясь на своем предположении, подкрепленном социологическими исследованиями, Р. Мертон сделал вывод, что эти установки стали одним из решающих условий гигантского взлета науки во время научных революций XVII-XVIII веков и первой половины ХХ века. Последующие социологические, исторические и философские исследования показали, что концепция научного этоса, разработанная Мертоном, вступает в ряд противоречий с реалиями современной науки и нуждается в уточнениях. Тем не менее, главная идея этой концепции, состоящая в том, что принципы научного этоса являются важнейшим фактором работы науки как социального института, сохраняет свое значение[10].

8. Профессия ученого предполагает статус наемного работника со всеми вытекающими из этого правовыми последствиями. Условия научного труда регулируются законодательством, определяющим размеры и характер вознаграждения, охраны труда, ответственность научного работника и работодателя. Дифференцированные системы материального поощрения и вознаграждения ученых стимулируют повышенную производительность научного труда. Отсутствие или недостаточность развития такой системы влечет за собой размывание научных коллективов, снижение их эффективности и, в конечном счете, к распаду. Для защиты интересов работников науки создаются профессиональные союзы, выступающие представителями научных коллективов в конфликтных ситуациях, возможных при изменениях условий труда, реорганизации научных институтов, определении оптимальных размеров финансирования исследований, оплаты труда и т. д.

 

Наука и власть

 

В современном обществе между социальными институтами власти и науки существует тесная взаимосвязь. Ни одно решение власти, касающееся важнейших сфер общественной жизни – внешней и внутренней политики, экономики, права, обороны, образования и т.д. – не будет эффективным, если оно не обоснованно специальными научными исследованиями. Отсюда расстановка приоритетов финансирования научных исследований, осуществляемого властью: в первую очередь и в больших масштабах ресурсы направляются в те исследования, которые в наибольшей степени отвечают запросам и интересам власти. То же самое относится и к взаимосвязи науки и бизнеса: выбор направлений исследований и его характер во многом определяются интересами финансирующих корпораций, промышленных и торгово-финансовых объединений и т.п.

Имеет место и обратное влияние: выбор политических или экономических решений власти зависит от прогнозов и рекомендаций научных институтов. Ярким примером может служить ограничение гонки ядерных вооружений после публикации в начале 80-х гг. прошлого века исследований советских и американских ученых (К. Саган, Н.Н. Моисеев и др.) о последствиях ядерной войны («ядерная зима»), которые могли бы сделать невозможным дальнейшее существование человечества.

Существует опасность того, что под давлением со стороны власти научные институты могут «подгонять» свои прогнозы и рекомендации под те или иные властные решения, жертвуя «установкой на истину» ради конъюнктурных или корыстных целей (нарушая тем самым мертоновские принципы научного этоса). Противодействием такой опасности является демократизация общества в целом и социального института науки в частности. Взаимодействие науки и власти должно находиться под реальным контролем со стороны общества через демократические процедуры и институты гражданского общества. Важно также предотвращать монополизацию научных исследований отдельными группами или научными коллективами. Как и в бизнесе, в науке двигателем прогресса является свободная конкуренция идей, методов, возможность их критического обсуждения. На институтах власти лежит ответственность за обеспечение такой возможности. При этом следует считаться с неизбежным увеличением расходов, границы которого также должны определяться в сотрудничестве ученых и властных структур.

Власть определяет характер научной политики и стратегию образования, отвечающую потребностям общества и обеспечивающую нормальное функционирование научных институтов. Решения в этой сфере также должны быть научно обоснованными, что предполагает непосредственное и мотивированное участие ученых в подготовке и реализации таких решений. Научная политика включает не только выбор приоритетных направлений исследований, но и оптимизацию численности научных сообществ, их возрастного состава, профессионального уровня кадров, разработку законодательных рамок их деятельности.

В условиях международной конкуренции (политической, экономической, военной) научные сообщества вынуждены идти на определенные (поддержанные законодательством) ограничения «академической свободы» (обмена информацией, методами, техническими новациями и пр.). Такие ограничения, соответствующие интересам государства или финансово-промышленных корпораций, имеют относительный, условный характер. Они вводятся или отменяются в зависимости от характера политических, экономических и культурных отношений, преобладающих в данный период времени.

Наука и бизнес

 

Современное предпринимательство, особенно в сфере высоких технологий, связано с непрерывным внедрением новаций, без которых бизнес лишается важных конкурентных преимуществ. Это предполагает объединение, а зачастую и сращивание предпринимательских и научно-исследовательских структур (наиболее яркие примеры: транснациональная компания Microsoft, американская компания Apple, американский Технологический центр Silicon Valley и др.). Такое сращивание обеспечивает концентрированное финансирование перспективных научных и технологических проектов, быстрое внедрение их результатов, высокую маневренность при выборе рыночных стратегий. Для научного персонала это означает необходимость непрерывной оптимизации исследовательских процессов, протекающих в условиях конкуренции. Так социальный институт науки приобретает характерные черты бизнес-структуры, что сказывается на работе научного менеджмента и экспертных групп, которые берут на себя разработку экономически целесообразных стратегий научного исследования. В свою очередь, бизнес-структуры разрабатывают долгосрочные планы специальной подготовки научных и инженерных кадров для собственных нужд, финансируют как работу отдельных исследовательских коллективов, так и создание специализированных научных институтов, а также создают систему фондов, финансирующих индивидуальные и коллективные научные исследования.

Слияние науки с бизнесом связано с определенными рисками. Прежде всего, это ограничение свободы научных исследований, когда риски неудачи превышают приемлемые размеры и грозят спадом производства или проигрышем в конкурентной борьбе. В условиях повышенного риска приходится работать научным коллективам, которые сливаются со структурами «малого бизнеса», более подверженного колебаниям рынка. Для снижения рисков (утрата работы, устаревание научных квалификаций, падение уровня зарплат и пр.) ученым приходится повышать уровень своей социальной мобильности, быть готовыми к быстрой перемене мест работы и проживания, вхождению в новые коллективы, переквалификации и т.п.

Эффективность слияния научных и предпринимательских структур прямо зависит от уровня экономического развития той или иной страны. Создавая «прорывные исследовательские группы», бизнес-структуры заявляют о своих амбициях, претендуют на лидерство в конкретных областях производства товаров и услуг. Если они не мотивированы этими задачами, например, когда инвестиционный климат оказывается неблагоприятным или слишком рискованным, интерес к использованию собственных научных разработок падает, а вместе с ним ухудшается ситуация на рынке научного труда.

Взаимодействие научных и предпринимательских институтов – один из факторов общей экономической и политической ситуации, который необходимо должен учитываться при определении стратегий внутренней и внешней политики государства.

 

Наука и культура

 

Социальные институты науки – один из важнейших элементов культуры общества, его цивилизационной структуры. В современном мире само существование культуры зависит от успешности этих институтов. Верно и обратное: социальный институт науки порождается культурой, а его успешная деятельность зависит от ее уровня. Можно сказать, что эта взаимозависимость является одной из наиболее важных черт современности.

Культурная функция научных институтов выглядит очевидной: наука производит знания, которые расширяют пространство свободы, совершенствуют и обогащают духовный мир человечества. Поиск истины направляется идеалами красоты и гармонии, он служит человеческой потребности в понимании мира. Добываемые наукой истины участвуют в создании материальных благ, создают возможность использования природных сил и ресурсов, позволяют рационализировать важнейшие экономические, политические и социальные процессы.

Однако в современном мире эти функции вступают в сложные отношения. Наука в первую очередь стремится к тем истинам, которые непосредственно могут быть использованы - в той мере, в какой это соответствует уровню технологии и системе потребностей общества (экономических, политических, социальных и военных). Так ценность истины, в конечном счете, подчиняется утилитарным ценностям. Поэтому и прогресс науки все чаще определяется тем, возрастает ли ее способность решать конкретные теоретические и практические задачи. Этим во многом определяется изменение соотношения между «фундаментальной» и «прикладной» наукой. Рост числа научных разработок и размеры финансирования прикладных исследований все чаще опережает темпы развития фундаментальных исследований, которые, в свою очередь, разделяются на «перспективные», т.е. обещающие дать толчок прикладной науке и инженерии, и те, практическая применимость которых выглядит проблематичной[11]. Это создает дополнительные риски для долгосрочных стратегий научного развития (отставание фундаментальных исследований чревато снижением эффективности научных исследований в целом) и, кроме того, создает «перекосы» в комплектовании и организации работы научных коллективов. Оптимизация рисков такого рода – важнейшая задача научной политики государства и научно-экспертного сообщества.

Социальные институты науки являются центрами, в которых сосредоточиваются важнейшие культурные ресурсы общества. Они оказывают влияние на уровень культурного развития страны и ее регионов. Поэтому неверна односторонняя оценка таких институтов с точки зрения их непосредственной практической эффективности. Необходимо учитывать их культурную функцию, которую трудно оценить с помощью одних только экономических или наукометрических критериев.

Научные институты как фактор культуры находятся в сложных, а иногда и противоречивых отношениях с другими социальными институтами (искусством, религией, системой образования и воспитания). Например, существуют видимые противоречия между наукой и религией, особенно в том, что относится к вопросам мировоззрения. Разрешение этих противоречий в рамках общей стратегии сохранения целостности и многообразия культуры – важная проблема, стоящая перед системой социальных институтов в целом.

 

Наука и мораль

 

Современность обостряет старую философскую проблему: подчинен ли познающий разум требованиям морали? Или, напротив, допустимо ли отступление морали перед его требованиями? В наше время эта проблема получает новую формулировку: существует ли и в чем состоит нравственная ответственность ученых за результаты своей деятельности? Пока познание истины почиталось в высшей степени нравственным занятием, такой вопрос мог казаться недоразумением. Моральному суду подлежали поступки людей, так или иначе использовавших научные знания, но не сама наука. Й. Хейзинга (1872—1945) писал в 1935 году: «Но как можно дойти до того, что люди с помощью науки станут бороться друг против друга теми средствами, которые всеми предшествующими культурами, от самой высокой до самой низкой, почитались за кару Господа, Рока, Демона или Природы; это было бы таким сатанинским глумлением над самим мирозданием, что для виновного человечества лучше сгинуть в собственном грехопадении»[12]. После атомных бомбардировок и газовых атак человечество уже как будто свыклось с мыслью о возможности именно такого применения научных знаний. Разумеется, ответственность за это несут те, кто отдает приказы и выполняет их. Но не разделяют ли ученые эту ответственность? Ведь они, как никто другой, сознают возможные последствия своих открытий и изобретений. Не подлежат ли они моральному осуждению за то, что обладая этим сознанием, они не ограничивают свою деятельность моральными рамками? Во всяком случае, обвинения в нравственной индиферентности звучат часто, и они относятся не только к отдельным ученым, но к науке как социальному институту в целом. Ученые, отмечает С. Яки (1924-2009), не возвысились над средним уровнем нравственности общества, которое готово приветствовать «увеличение уровня жизни благодаря технологии, которая одновременно составляет угрозу»[13]. Речь идет о том, что наука, как социальный институт, не явила собой источник роста общественной нравственности, не оправдав тем самым возлагаемых на нее надежд.

Справедливы ли эти обвинения? Необходимо заметить, что моральные требования, выдвигаемые культурой, могут тормозить и даже останавливать рост научного знания. Например, в недавнем прошлом считалась морально неприемлемой пересадка сердца от мертвого донора живому человеку. Сегодня уже тысячи людей живут благодаря такой пересадке. Еще ранее морально и законодательно запрещалось анатомирование человеческих трупов, что сдерживало развитие физиологии, медицины и других наук о человеческом теле. В наши дни идут напряженные дискуссии о моральной допустимости клонирования человека или пересадки донорского мозга. Эти и другие примеры показывают, что вопрос о том, что важнее, мораль или истина, не может ставиться абстрактно, в отрыве от исторических и культурных реалий. На каждом витке культурного развития он приобретает новые смыслы и должен решаться конкретно.

Нравственная ответственность ученых и науки в целом вполне очевидна, когда речь идет о сознательной подтасовке научных данных, используемых для принятия важных экономических, экологических, демографических и иных социально значимых решений. Существует ряд моральных требований, игнорирование или сознательное нарушение которых считается несовместимым с профессией ученого. К ним относятся плагиат, фальсификация экспериментальных данных, прямое или косвенное использование административного «ресурса» для преувеличения или преуменьшения вклада того или иного научного работника в полученный научный результат, для подавления профессиональной критики в свой адрес. В последнее время получила распространение практика недобросовестного «раздутия» своих наукометрических показателей за счет «корпоративного цитирования», что также является нарушением этических принципов. В современных научных институтах распространена практика принятия специальных «кодексов» морального поведения, имеющих особое значение для участников этих институтов и престижа научных коллективов.

Этические проблемы в науке не могут окончательно решаться введением каких-то непреложных кодексов. В любом случае ученый стоит перед личным нравственным выбором. На этот выбор может и должна оказывать влияние общественная (культурная, политическая и др.) ситуация. Она предлагает человеку науки спектр возможных решений, шкалу моральных и правовых оценок его поведения. Если между личным выбором ученого и тем, что предлагает ему профессиональная этика, возникает конфликт, это свидетельствует не только о его личной «аморальности», но и о том, что в культурной среде, в которой он находится, имеет место какое-то глубинное неблагополучие. Например, когда ученому приходится выбирать между гражданским долгом и профессиональной обязанностью, между стереотипами социального успеха и нравственной самооценкой. Максимально возможная информированность общества о таких ситуациях, о трудных проблемах, перед которыми стоит нравственное сознание ученого, открытость дискуссий, влияние общественности, включая ученых, на принятие социально значимых решений — все это создает условия для разрешения моральных и правовых вопросов, не допуская их перерастания в трагические конфликты.

Наука и псевдонаука

 

Псевдонаука – распространенная в современной культуре «пародия» на науку, деятельность, имеющая внешние признаки науки, но извращающая суть последней. Псевдонаука имитирует научные методы, основные ценностные установки и принципы научного этоса, размывает границы между научной рациональностью и софистическими способами аргументации. Для псевдонауки характерно преувеличение самоценности новых, не получивших достаточной апробации и проверки идей и методов, нечувствительность к опровержению ее утверждений, демагогическая апелляция к «свободе суждений», к «смелому творчеству, раздвигающему горизонты познания».

Для псевдонауки характерна также имитация признаков социального института. У нее есть формальные и неформальные объединения, которые транслируют псевдонаучные образцы деятельности, включающие ссылки на сверхъестественные формы опыта (ясновидение, пророчества, верования и пр.). В отличие от профессиональных норм научного этоса, в таких имитированных институтах игнорируется рациональный критицизм («организованный скептицизм»), считается допустимой широкая самореклама с привлечением безответственных СМИ, возбуждение интереса и симпатий общественности к своей деятельности и «результатам» через «педалирование» определенных трудностей и нерешенных проблем в науке, а также обещания быстрого и радикального решения этих проблем. Псевдонаучные институты пользуются популярностью не только у населения, но и у властных структур, когда те грешат популизмом и ищут быстрых и дешевых решений там, где требуется длительная и тщательная научная проработка, имеющая достаточно затратный характер. Для псевдонаучных институтов характерна авантюрная коммерциализация их деятельности, стремление к быстрой и легкой наживе, недобросовестная реклама и апелляция к неподготовленному массовому читателю, ждущему от науки немедленных избавлений от трудностей жизни (болезней, психологического дискомфорта, технологического дефицита и т. п.). Примерами таких институтов могут служить различные астрологические, парамедицинские, уфологические, нумерологические группы, которые являются, по сути, формами недобросовестного бизнеса.

Псевдонаука паразитирует на социальном престиже науки, копируя ее формы организации, квалификационные степени, практику популяризации результатов. Существуют псевдонаучные академии и институты, профессора и доктора неких сверхъестественных (оккультных, магических и других) «наук».

Одной из задач науки является борьба с псевдонаукой, с ее разрушительными для культуры амбициями и проявлениями. Эта борьба имеет не только конкурентный, но и культурный смысл. Однако следует считаться с тем, что в самой науке, в ее социальных институтах встречаются проявления псевдонаучности, обычно связанные с нарушением ее профессиональных и этических норм. Одним из стимулов саморазвития институциальной науки является ее отталкивание от псевдонаучности, профессиональное, этическое и методологическое очищение.

 

 

Контрольные вопросы:

1. В чем состоит специфика науки как социального института?

2. Каковы основные этапы становления социального института науки?

3. Каковы основные характеристики научного профессионализма?

4. Что такое «организованный скептицизм» как принцип научного этоса?

5. В чем сходство и различие между научными институтами и бизнес-структурами?

6. На каких принципах строится отношение между социальным институтом науки и институтами власти?

7. В чем состоит нравственная ответственность ученого в современном мире?

8. Что такое «псевдонаука»?

 

Темы рефератов:

1. Р. Мертон о принципах этоса науки.

2. Наука и власть в современную эпоху

3. Роль науки в современной культуре

4. Нравственная ответственность ученого в современном мире

 

Список литературы:

 

1. Степин В.С. Философия науки. Общие проблемы. М., 2006.

2. Основы философии науки (под ред. проф. С. А. Лебедева). М., 2005.

3. Пружинин Б. И. Ratio serviens? Контуры культурно-исторической эпистемологии. М., 2009.

4. Этос науки. М., 2008.

5. Научная деятельность: структуры и институты. М., 1980

 

 

Тема 3

А.Л. Никифоров





Рекомендуемые страницы:


Последнее изменение этой страницы: 2019-05-18; Просмотров: 5; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2019 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.024 с.) Главная | Обратная связь