Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Новая социоэкономическая реальность: сущность, смыслы, значения




В историческом плавне новая социоэкономическая реальность появляется на стадии постиндустриального общества, когда оно все больше превращается в информационно-сетевое общество. В этой связи необходимо отметить, что понятия «постиндустриальное общество», «информационное общество» и «сетевое общество», по нашему мнению, представляют сой единый континуум. И информационное, и сетевое общество - это не традиционное, не индустриальное, а это постиндустриальное общество, которое со временем становится все более информационным и вместе с тем сетевым. Сеть является формой социальной организации постиндустриального общества.  Поэтому вполне можно употреблять понятие «постиндустриальное информационно-сетевое общество». Таким образом, «информационно-сетевое общество» — это термин, применяемый для обозначе­ния состояния современного постиндустриального общества. Поэтому если мы хотимподчеркнутьстадию развития общества в историческом плане, логика социальной истории будет такова: доиндустриальное, индустриальное, постиндустриальное общество. Если мы хотим обратить внимание на качество современного общества, лучше говорить о информационно-сетевом обществе.  Если же мы хотим объединить оба этих аспекта рассмотрения, то лучше говорить постиндустриальное информационно-сетевое общество. Его основным содержанием выступает новая социально-экономическая реальность.

Для объяснения этого понятия, прежде всего, выясним, что такое новая экономика.  По мнению исследователей этой проблемы, понятие «новая экономика» соотносится с понятием старая, промышленная, индустриальная экономика. Так, М. Кастельс полагает, что старая, индустриальная экономика исчерпала свои возможности, поэтому ее необходимо трансформировать в новую или, как он ее называет, «информациональную» экономику. При этом новая экономика уже существует и связана «с изменением форм и процессов деятельности во всех сферах бизнеса за счет использования знаний, коммуникационных технологий и сетей в качестве базовой организационной формы»[120]. Главное в новой экономике – не промышленность, не накопленный капитал, а человеческий капитал, мозги, креативное мышление. Можно сказать, что новая экономика - это экономика знаний, старая экономика - это товарно-производственная экономика. Ключевым фактором в новой экономике в качестве ресурса, услуг, товара, источника добавленной стоимости и занятости выступает информация. Э.Тоффлер, например, говорит об информации как о важнейшем сырье для экономики: «Для цивилизации Третьей волны одним из главных видов сырья, причем неисчерпаемым, будет информация, включая воображение»[121].

Еще одна ключевая характеристика новой экономики связана с тем, что она возникает на основе новых коммуникационных технологий и сетей. Важнейшим базисом развития и функционирования новой социоэкономической реальности выступает интернет, который является ключевой технологией информационной эпохи. 

Важнейшая характеристика новой экономики – основанное на креативности новое разделение труда . Как пишет Кастельс, наиболее фундаментальное разделение труда в сетевом обществе — между «самопрограммируемым трудом» и «общим трудом». Самопрограммируемый труд - обладает способностью находить релевантную информацию, перерабатывать ее в знания и применять их к сформулированным задачам, направленным на достижение целей. Общий труд или универсальный труд - призван решать более простые задачи и, в конечном счете, выполняется машинами. Подавляющая масса работающих на планете людей и все еще заняты универсальным трудом. Самопрограммируемый же труд – это труд характерный для новой экономики и для его выполнения «необходимы соответствующее образование и опыт, но не в смысле практических навыков, а в виде креативных способностей, а также стремление к самосовершенствованию как в связи с организационными и технологическими изменениями, так и в процессе получения знаний»[122]. Самопрограммируемый труд может выполнятся только самопрограммируемым сотрудником.  Таким образом, новая экономика необходимо требует нового типа работника - креативной личности.

   Все названные характеристики новой экономики в первую очередь и обусловили переход к новой социоэкономической реальности и повлияли на ее базисные харакктеристики, выражающие наиболее важные смыслы и значения этой реальности. Рассмотрим основные из них.

«Социальную морфологию» новой социоэкономической реальности составляют сети.   По мнению М. Кастельса, именно сети составляют социальную структуру, «социальную морфологию» нового общества. Вместе с тем в таком обществе все компоненты социоэкономической реальности: стандарты жизни, формы труда и отдыха, система образования, рынок и т.д. находятся под влиянием достижений в сфере информации и знания. Свое концентрированное выражение новая социоэкономическая реальность находит в сетевом обществе и соответствующей социальной структуре. «Сетевое общество — это общество, социальная структура которого выстраивается вокруг сетей, активируемых с помощью переведенной в цифровую форму информации и основанных на микроэлектронике коммуникационных технологий. Я понимаю социальные структуры как организационные упорядоченности людей в сферах производства, потребления, воспроизводства, опыта и власти, выраженных в осмысленной, закодированной культурой коммуникации»[123].

Глобальный характер новой социоэкономической реальности. Новая экономика, основная экономическая деятельность как и все сетевое общество организованы на основе глобальных сетей. Поэтому вся новая социоэкономическая реальность также носит глобальный характер. Это касается всех основных компонентов новой реальности: финансовых рынков; транснационального производства; науки и технологий; культуры; криминальной теневой экономики; транснациональных общественных организаций и социальных движений и т.д. Широкое распространение информационных сетей приводит к радикальным сдвигам в новой социоэкономической реальности, в частности, к тому, что утрачивают свое былое значение вертикальные связи управления, зато необычайно интенсивно развиваются горизонтальные социальные связи. Следствием этого является интернализация не только социальной, но и обыденной жизни.

  Сообщение (месседж) является основной единицей социальности новой реальности. Важный смысл новой реальности состоит в том, что в информационно-сетевом обществе социальная реальность выступает как реальность коммуникативная. Поэтому ее следует рассматривать сквозь призму коммуникации и видеть в сообщении основную единицу социальности. То есть здесь вся социальная реальность строится из сообщений и сводиться к ним.

        В иртуализация новой социоэкономической реальности. Следующий философский смысл новой социоэкономической реальности состоит в ее в иртуализации, в которой симулятивная деятельность принимает такие масштабы, что позволяет говорить об утрате устойчивости социальных структур и появлении ощущения иллюзорности и нестабильности социального бытия в ситуации постмодерна. Термин «виртуальное общество» все чаще применяется для описания общества современного типа, сложившегося и развивающегося под воздействием сетей и информационных технологий, прежде всего интернет технологий. Виртуальный социальный мир стал новой реальностью вследствие массового и повсеместного использования компьютера. Виртуализация (замещение реальности ее симуляцией) реальности, отмечают исследователи, является тотальной, так как все элементы, составляющие общество, виртуализируются, существенно меняя свой облик, свой статус и роль.

  Формирование новых качеств и ценностей человека. Виртуализация современной социально- экономической реальности порождает и новые характеристики и ценности человека. Индивид в виртуальном мире все чаще живет во имя ценностей общества потребления. Жизненные ориентиры современного человека структурированы текстом рекламы, определяющим ведущую мотивацию. Реальность заменяется «гиперреальностью», которая подавляет реальность, ускользающую от человека, становящейся виртуальной, относительной, условной. Все переворачивается с ног на голову - виртуальная реальность выступает как истинная реальность, а объективная реальность замещается симулякрами и призрачным миром. Широкое распространение виртуальной реальности породило целый ряд принципиально новых проблем. Среди них: обезличенность общения в сети, деиндивидуализация человека, бессмысленное и бесконечное «зависание» в виртуальном мире, в котором преимущественно превалируют ценности общества потребления и т.д.

  Сетевой индивидуализм - новая модель социальности. Новая доминирующая модель социальности в новой реальности характеризуется сетевым индивидуализмом, материальной основой которого является интернет. При этом следует иметь в виду следующее важное замечание М. Кастельса: «Сетевой индивидуализм - это социальная структура, а не собрание изолированных индивидуумов. Именно индивидуумы строят свои сети, онлайновые и оффлайновые, основываясь на своих интересах, ценностях, склонностях и проектах»[124].

Формирование новой модели трудовой деятельности. Как полагал Э.Тоффлер, в обществе «Третей волны» работа в основном будет осуществляться в «электронном коттедже», в котором все члены семьи будут работать дома за компьютером. На самом деле оказалось, что в связи с быстрым распространением беспроводного доступа к Интернету работники все больше времени проводят «в поле», контактируя со своими клиентами и партнерами, перемещаясь по мегаполису, по стране и по всему миру. Таким образом, в основе новой модели трудовой деятельности находится не надомный работник, а кочующий работник и «передвижной офис». Многие работники трудятся в автомобилях, поездах и самолетах, отелях, во время отпуска и по ночам. Отрыв деятельности от определенного места и способность объединять сетью все эти виды деятельности являются предвестниками возникновения нового урбанизированного пространства - пространства безграничной мобильности, состоящего из информационных и коммуникационных потоков.

  Возникновение новых социальных форм времени и пространства.    В информационно-сетевом обществе социальное пространство измеряется не расстояниями, а потоками, а время отсчитывается не часами, а событиями. Таким образом, под влиянием информационных технологий происходит трансформация категорий пространства и времени. Как пишет Кастельс: «Две вновь возникшие социальные формы времени и пространства характеризуют сетевое общество, сосуществуя при этом с предшествующими формами. Это пространство потоков и мгновенное время.  Пространство и время связаны в природе, как и в обществе. В социальной теории пространство может быть определено как материальная основа разделенных во времени социальных практик… Используемое в социальном контексте время определяется как последовательность практик»[125].

  П оявление новой культуры: культуры реальной виртуальности. Под сильнейшим воздействием информационных технологий в современном обществе появляется новая культура: культура реальной виртуальности. Под ней понимается система, в которой материальное и символическое существование людей полностью погружено в «установку виртуальных образов». Эта виртуальность и есть новая реальность. Культура является виртуальной, поскольку строится, главным образом, на виртуальных процессах коммуникации. Кроме того, культура нового общества характеризуется сетевым принципом функционирования и распространения, спонтанной, "клиповой" формой подачи информации. Таким образом, культура старого общества с его линейной логикой и причинно-следственными связями, с господством в нем принципов объективности, детерминизма и системности уступает место культуре нового общества, где господствует нелинейность, антииерархичность, аксиологический плюрализм. Эти  изменения позволяют рассматривать культуру новой реальности как постмодернистскую культуру.

Креативное мышление как высшая ценность новой социокультурной реальности. Информационно-сетевое общество основано на знании и информации. Поэтому человеческий капитал, уровень квалификации и компетенции личности выдвигается на первый план при рассмотрении основных факторов развития общества. Вместе с тем образование и непрерывное обучение становятся тем фундаментом, который способствует карьерному росту и развитию личности. В основе же всех этих процессов лежит формирование креативного мышления личности, которое выступает главной производительной силой новой реальности. Именно в этом смысле следует понимать взятое нами в качестве эпиграфа к главе высказывание М.Кастельса: «Я думаю - следовательно, я произвожу»[126].

 

  1. Актуальные проблемы новой социоэкономической реальности

Постиндустриальная реальность, естественно, имеет огромные преимущества в сравнении с любым предшествующем укладом. Вместе с тем нельзя забывать, что: «Капитализм не исчез. На деле он более распространен, чем когда-либо», и новая экономика, как и вся новая социоэкономическая реальность, остается «определенно капиталистической»[127]. Она не только воспроизводит и усугубляет старые проблемы, но порождает новые противоречия и трудности. Остановимся на наиболее острых и актуальных из них, имеющих философский смысл и значение.

Проблема неравенства.  В новой социально-экономической реальности продолжают действовать законы рынка, которые проникают во все ее поры. Сама информация как базисный элемент информационно-сетевого общества превращается в товар и функционирует в соответствии с законами рынка. Необходимым следствием расширения сферы действия рыночных критериев является углубление классового неравенства. Далее, помимо традиционного имущественного неравенства возникает неравенство информационное или, вернее сказать - цифровое. Цифровое неравенство определяет способность стран, отдельных слоев населения или индивидов в соответствующих пределах получать, генерировать и распространять информацию. Причем разрыв в сфере развития и использования информационных технологий между развитыми странами и остальным миром, а также между различными слоями населения внутри стран постоянно увеличивается и принимает устрашающие формы: разные страны и люди разного социального положения буквально живут в разных мирах.

  В связи с проблемой неравенства нельзя не обратить внимание на выводы весьма авторитетного исследователя современной рыночной экономики Т. Пикетти, который заявил: «Давно пора вновь сделать проблему неравенства центральной в экономическом анализе и вернуться к тем вопросам, которые были поставлены еще в XIX веке»[128]. Причем не только заявил, но и реально сделал это. После выхода книги «Капитал в XXI веке» (опубликована в 2014 году) Пикетти иногда называют «современным Марксом». Центральный тезис книги — ужасающее неравенство в доходах и имуществе между очень богатыми и остальным обществом, которое является нормой капитализма.

Как пишет автор, на протяжении XX века многие как либеральные, так и консервативные экономисты стремились доказать, что капитализм изжил себя, что имущественное неравенство и классовое общество ушли в прошлое и наша цивилизация не держится больше на наследуемом капитале, а процветает благодаря талантам и работоспособности отдельных личностей. Однако многочисленные исследования указывают на несоответствие этих взглядов реальности. Пикетти показывает, что новый рост имущественного неравенства стал наблюдаться уже с 1970–1980 годов, продолжается в настоящее время и будет продолжаться по крайней мере до конца XXI столетия. И если подобная тенденция продолжится, то через 30 лет одна тысячная населения планеты будет контролировать 60% глобального богатства. Автор делает неутешительный вывод о том, что в ближайшие десятилетия, судя по всему, возобладают силы социального расхождения, а не силы конвергенции[129].

Возможность тотального контроля. Конец свободы и приватности.  Современные информационные технологии по мере расширения сферы их применения создают потенциальную возможность несанкционированного доступа к личным данным, тотального контроля за частной жизнью и манипулятивного воздействия на личность. Становясь анонимными, властные отношения все более бесконтрольно вторгаются в жизнь не только отдельных людей, но и целых наций, размывая и подрывая механизмы, гарантирующие законные права граждан. Дело в том, что в нынешних условиях значительная часть нашей жизни, включая работу, отдых и личные контакты, протекают внутри Сети. Таким образом, оказывается, что человек живет в «электронном паноптиконе», в условиях постоянного контроля. Надзор и слежка за индивидами охватывает все сферы жизни и все уровни социальной системы. Прежде всего, речь идет о контроле за поведением человека на рабочем месте. «Поскольку работники в процессе трудовой деятельности оказываются во все большей зависимости от компьютерных сетей, большинство компаний пришли к выводу, что они вправе контролировать использование сетей своими сотрудниками. Как показали результаты исследования, проведенного в США в апреле 2000 года, 73,5% американских фирм в той или иной степени осуществляют регулярный надзор за использованием Интернета их сотрудниками»[130]. А вообще, контроль за личностью в принципе может быть тотальным. Достаточно сказать, что в некоторых развитых  странах уже эксплуатируют системы, которые позволяют отслеживать передвижения человека, имеющего при себе сотовый телефон, не зависимо от того, включен он или нет.  Если эта система надзора и контроля получит дальнейшее развитие, вполне вероятно, что мы лишимся своей свободы, и у нас не останется места, где бы можно было укрыться.

  Манипулятивное воздействие на личность.  Социальная среда современного общества представлена информационной парадигмой, в которой реальность тождественна информации. В рамках такой парадигмы человеческая личность сводится к заключенной в ней сумме информации. Информационно-коммуникативные процессы активно воздействуют на индивидуальное, групповое и массовое сознание. Трансформация и изменение информации могут используется некоторыми социальными субъектами для оказания воздействия на психику людей и изменения их поведения. Очевидно, что с развитием информационно-сетевого общества, современных медиатехнологий и расширением пространства Интернета появятся всё более мощные факторы влияния на сознание индивида и новые возможности манипулирования им.

  Проблема разрыва между технологической переразвитостью и социальной недоразвитостью. По поводу этой проблемы М.Кастельс пишет: «Мечта Просвещения - что разум и наука решат проблемы человечества - в пределах досягаемости. Однако существует экстраординарный разрыв между нашей технологической переразвитостью и нашей социальной недоразвитостью. Наши экономика, общество и культура построены на интересах, ценностях, институтах и системах представлений, которые в общем ограничивают коллективную креативность, конфискуют плоды информационной технологии и отклоняют нашу энергию в русло самоуничтожающей конфронтации»[131]. Автор называет указанный разрыв наиболее значимым противоречием сетевого общества. Действительно, вторжение электронных коммуникативных систем во все сферы жизни, сетевая структура общества вызывают необходимость новых, адекватных форм организации человеческих отношений. Высокая технология требует соответственно высокой подготовленности индивида, его духовной зрелости и ответственности. Нарушение баланса в пользу технологии (опережающее развитие технологии по отношению к нравственно-идеологическим ресурсам общества) является одной из важных причин таких явлений, как дегуманизация различных аспектов жизни. Справиться с этим противоречием и этой проблемой мы сможем только в том случае, если каждый из нас, будучи информированным человеком, сознающим свои обязанности, будет кровно чувствовать свою личную ответственность за это.

 





Рекомендуемые страницы:


Последнее изменение этой страницы: 2019-05-18; Просмотров: 34; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2020 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.009 с.) Главная | Обратная связь