Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Публ. Н. А. Соколовой и Ек.  Ю. Лебедевой



Сетевая публикация:

Предисловие

Часть 1. Довоенная переписка. 1799 – 1805 гг. Письма в Москву

Часть 1. Довоенная переписка. 1805 – 1808 гг. Письма в Германию

Часть 1. Довоенная переписка. 1809 – 1811 гг. Между: письма в Москву и Петербург

Часть 2. Письма в действующую армию. 1812 г.

Часть 2. Письма в действующую армию. 1812 - 1814 гг.

* Внимание! комментарии находятся в процессе редактирования по мере поступления к авторам новых материалов. Просьба учитывать это при использовании и перепечатке и сверяться с сетевой публикацией, текст который может быть дополнен. С авторами публикации можно связаться по адресу nsokoloffa@mail.ru .

Ч. 1. Письма в действующую армию

Г.

 

Ехал всадник на коне

Артиллерия орала.

Танк стрелял. Душа сгорала.

Виселица на гумне...

Иллюстрация к войне.

Б. Окуджава

 

Письма этого времени охватывают период с мая 1813 по май 1814 г. (Исключение составляет письмо Я.П. Щировского, лечившего Павла Пестеля несколькими месяцами раньше в Калуге – оно адресовано в Петербург еще до того, как молодой человек снова уехал в армию.) Письма эти освещают события перемирия, летне-осенней компании 1813 г. в Саксонии и кампании 1814 г. во Франции – весеннюю кампанию 1813 года в Пруссии Павел пропустил, находясь на излечении в Петербурге. Так он снова попадает в места, где учился несколькими годами раньше. События кампании 1814 г. в переписке освещены не полностью: в начале марта Павел Пестель, сопровождая генерала П.Х. Витгенштейна, покинул действующую армию (причиной был конфликт Витгенштейна с главнокомандующим К. Шварценбергом, поводом – полученное им ранение), и вернулся к ней в Париже, уже после завершения кампании.

Это снова письма на войну, но война эта становится другой - она выходит за границы России. Таких войн в истории России прошедшего столетия было немало, они были привычной частью окружающего мира для старшего поколения - в отличие от кампании 1812-го года, когда армия противника вступила на территорию центральных областей России и опасно приблизилась к столице. Теперь, годом позже, как бы ни складывались события на полях сражений, никакой непосредственной опасности для тех, кто пишет в действующую армию, нет. Гораздо больше порядка в организации сообщения с армией – письма почти не теряются, курьеры из главной квартиры приезжают регулярно, и нет ничего сложного в том, чтобы отправить письмо именно через главную квартиру. А с началом 1814 г. становится ясно, что война уже неизбежно идет к своему завершению.

Здесь играет роль и то, что изменился сам характер службы Павла Пестеля - он уезжает в армию к новой должности. С этого времени и до 1820 года он – адъютант генерала Петра Христиановича Витгенштейна. Судя по письмам И.Б. Пестеля А.А. Аракчееву (РГВИА, фонд Аракчеева), первоначально вопрос о каком-либо новом назначении для Павла был обговорен еще до отъезда Аракчеева вместе с императором к армии (в начале декабря 1812 г.). Окончательно же вопрос был решен уже весной 1813 г., когда Петр Христианович недолгое время после смерти М.И. Кутузова был главнокомандующим русскими войсками. При этом сам он обычно выбирал себе адъютантов из полков кавалерии, преимущественно гусарских – а не из пехотного полка, в котором числился в это время Павел. С конца весенней кампании и далее, вплоть до конца войны П.Х. Витгенштейн, как и ранее, командует двумя корпусами. В это время складывается и тот круг общения Павла, который сохранится в ближайшие несколько лет, а то и дольше, часть его представителей начинает упоминаться в письмах (П.Н. Чагин, И.П. Новосильцев, как и сам П.Пестель, адъютанты).

В отличие от писем прошлого года, переписка 1813-1814 гг. дает представление о ходе самой кампании, об участии в ней Павла Пестеля – и в целом о его жизни в продолжении этого года.

Именно ввиду частых упоминаний военных событий и мест отправления писем (это зачастую маленькие городки, где армия останавливалась на один день) в процессе комментирования мы часто обращались к нескольким изданиям, на которые нет ссылок в дальнейшем тексте, поэтому они будут перечислены здесь:

1. Журнал военных движений и действий Российско-императорских и королевско-прусских армий со времени прекращения последнего ими и армиями французскими перемирия, т.е. с 5/17 августа 1813 года [по 17 марта 1814 г.]. Печатан в Военно-Походной типографии, при главной квартире состоящей 1813 года. Б.м., 1813-1814.

http://dlib.rsl.ru/viewer/01002988752#?page=1

2. Подмазо А.А. Большая Европейская война 1812-1815 годов: Хроника событий. М., 2003.

3. Богданович М.И. История войны 1813 года за независимость Германии, по достоверным источникам. СПб, 1863.



http://elib.shpl.ru/ru/nodes/10505#page/1/mode/grid/zoom/1

Я. Щировский (*1) - Павлу Пестелю[1].

Калуга, 13 апр[еля] 1813 года

Христос воскресе!

 

Милостивый государь

Павел Иванович!

 

Почтеннейшее письмо ваше, ознаменовавшее истинное ко мне благорасположение ваше, Милостивый Государь, я имел честь получить. Жалею искренно, что здравие ваше по сие время не приведено в надлежащее совершенство. Надобно надеяться, что употребляемые вами теперь средства, о которых вы мне, милостивый государь, упомянули, и теплая погода восстановят оное в настоящем виде. Наступаете ли вы ею довольно твердо? Не чувствуете ли некоторой боли в кости, против коей была рана? Желательно бы знать подробно отделившуюся частичку кости? Тонка ли она наподобие бляшечки или толста? бела ли или черновата? Впрочем, я поистине вам скажу, что из сего не надобно вам выводить дальних заключений(*2). Ваши лета лучшим могут быть помогающим средством к излечению.

27 сего апреля[2] я имел честь писать к достопочтеннейшему вашему батюшке по предмету занятия мною при нем должности(*3). Не знаю, как сие будет принято. Я имел предположением то, что к душе великой, на благоразумии основывающейся, откровенности вход в свое время не возбраняется. Просил Константина Афонасьевича(*4) об уведомлении меня, когда намерен принять путь его высокопревосходительство Иван Борисович во вверенный его управлению край? Надолго ли? Один ли? и т.д. Я очень рад, что Яков Васильевич Виллие(*5) получил награждение орденом с[вятой] Анны 1-ой Степени. Сим может быть много доставлено будет пользы обществу.

Воспоминание обо мне г[осподи]на Самбурского(*6) есть знак его чувствительной и благородной души. Мои услуги ему были весьма малы и кратки. Если вам, милостивый государь Павел Иванович, не будет в тягость, то прошу вас усерднейше засвидетельствовать от меня ему почтение и пожелать совершенного здоровья и славы. Первое – необходимость, а вторая – принадлежность воина. Должно надеяться, что его ревматизм не будет продолжителен. Теперь идет к лучшему времени – а между тем нога укрепится. Читая иногда в Калуге книжки под названием Сына Отечества, Русского вестника и Русского Инвалида(*7), я всегда, кроме прочего времени, вспоминаю об вас. Вы, Милостивый государь, унесли с собою из Калуги лучшее от меня удовольствие – но я за сие не могу негодовать – сия ваша принадлежность есть дань от вас вашему достопочтеннейшему семейству.

Позвольте мне повторить здесь уверение в чувствовании отличного моего к вам почитания и совершеннейшей преданности, с коими и всегда имею честь быть

вашим,

милостивый государь,

покорнейшим слугою

Яков Щировский.

Милостивым государям братцам вашим Борису Ивановичу, Владимиру Ивановичу и Александру Ивановичу прошу вас принять труд засвидетельствовать мое истинное почтение при выражении сих слов Christus resurrexit[3]!

Находящееся при сем письмо прошу покорнейше вручить ее высокопревосходительству матушке вашей Елисавете Ивановне.

 

ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 478. Лл. 40 – 41 об.

_________________________

(*1) Щировский Яков Дмитриевич (1768, Смоленск – 1842, Калуга) – врач, сын смоленского дьячка. С 1790 г. – военный медик, начиная с 1806 г. в гражданской службе, был инспектором различных врачебных управ, также некоторое время служил в Киевском, Санкт-Петербургском и Московском военных госпиталях. Автор нескольких сочинений по медицине. В 1812 г. служил инспектором Калужской врачебной управы.

В переписке И.С. Койленского, находившегося в сентябре 1812 г. в Калуге, с А.А. Аракчеевым, упоминается, что Павел Пестель был поручен «самому лучшему по искусству и по сердцу врачу». (А.Г. Тартаковский. Неразгаданный Барклай. М., 1996. С. 290.)

В первых числах января 1813 г., согласно сведениям «Санкт-Петербургских Ведомостей», Щировский приехал из Калуги в Петербург – по-видимому, по каким-то своим служебным или личным делам (Павел, скорее всего, был отправлен в Петербург раньше). Судя по письму, он мог увидеться во время этой поездки с семейством Пестелей.

В дальнейшем, по-видимому, он еще неоднократно писал Пестелям: Иван Борисович упоминает о передаче письма сыну еще в 1819 г.

(*2) Щировский, судя по его вопросам, подозревает, что с раной Павла не все так благополучно. Боль в кости спустя 8 месяцев от ранения и полгода от операции с большой долей вероятности говорит о том, что кость не восстановилась полностью, скорее всего, за счет имеющегося воспаления. Просьба описать отделившуюся частичку кости также выглядит достаточно характерно: Щировский пытается понять, просто ли это оставшийся в ране и не вычищенный вовремя осколок кости ("бела"), возможно, отслоившийся кусок надкостницы, также могущий быть результатом ранения (тонка наподобие бляшечки) или это уже признак имеющегося патологического процесса, сейчас известного как остеомиелит. Собственно, под толстой и черноватой частичкой кости врач с немалой вероятностью подозревает так называемый "секвестр" - некротизированный (омертвевший) фрагмент кости. Впрочем, Щировский, как и многие другие врачи, похоже, более всего надеется на то, что "молодой, пройдет", то есть что 19-летний организм сам справится с болезнью.

(*3) Иван Борисович не дал Щировскому места в своей канцелярии. Он еще раз обращался к нему весной 1819 г. и также не получил его.

(*4) Случевский Константин Афанасьевич – служащий канцелярии И.Б. Пестеля. См. о нем примечание 2 к письму от 26 сентября 1812 г.

(*5) Виллие Яков Васильевич (1768 - 1854) – военный медик на русской службе, шотландец по происхождению. Служил в России с 1790 г. К 1812 г. – главный медицинский инспектор армии, директор медицинского департамента Военного министерства. Организатор военно-медицинской службы в действующей армии, участвовал в Бородинском сражении, под его руководством был составлен список раненых офицеров гвардейских полков.

(*6) Самбурский Аким Петрович – капитан лейб-гвардии Литовского полка, также раненый в Бородинском сражении. См. о нем примечание 4 к письму от 5 ноября 1812 г. Из данного письма понятно, что Самбурский также находился на излечении в Калуге у Щировского.

(*7) «Сын Отечества» - один из влиятельных русских журналов, выходивший с 1812 г. в Санкт-Петербурге. Издавался Н.И. Гречем, выходил еженедельно. Был первоначально посвящен прежде всего исторической и политической тематике, в нем печатались и стихотворения на актуальные политические и военные темы, а также карикатуры.

«Русский вестник» - журнал, издававшийся С.Н. Глинкой с 1808 г. в Москве, выходил раз в месяц. Отличался патриотической ориентацией (что неудивительно, поскольку издавался на деньги Ф.В. Ростопчина), особенно популярна была тема борьбы с французским влиянием.

«Русский инвалид» - газета, первый номер вышел 1 февраля 1813 г. Название было связано с тем, что доход от издания газеты предназначался на помощь инвалидам Отечественной войны 1812 г., солдатским вдовам и сиротам. Издатель газеты – П.П. Пезаровиус, служащий Юстиц-коллегии, по происхождению из прибалтийских немцев (сын известного лютеранского богослова). Газета действительно приносила доход с первых номеров, поскольку сведения о военных действиях помещались в ней раньше, чем в других изданиях.

 

 







Последнее изменение этой страницы: 2019-04-01; Просмотров: 206; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2022 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.014 с.) Главная | Обратная связь