Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Персоналистская концепция познания. Знание и вера




Методология рационализма является господствующей в теории позна­ния. В русле рационализма решает проблемы гносеологии и диалекти­ческий материализм. Однако в современной философии существует и иной подход к проблемам познания, который отвергает методологию рационализма. Этот подход представлен рядом школ современного ир­рационализма. Представители иррационализма критикуют основные установки гносеологии рационализма за их абстрактный, по своей сущности, антигуманный характер. Они утверждают, что в рационалистической модели познания предмет познания выступает как нечто чуждое сознанию исследователя, а мыслительная деятельность по­знающего субъекта принимается во внимание лишь как методика, спо­соб оперирования с объектами, от которого можно отвлечься, как толь­ко получен результат. Причем познающему субъекту — ученому, не­важно какое применение найдет этот результат. Это выходит за рамки интереса исследователя. Важен сам процесс познания, поиск объек­тивной истины. Термин «объективный» вих интерпретации принимает оттенок антисубъективности, античеловечности, бездушного отношения к действительности. Представители иррационализма требуют коренного пересмотра основных принципов традиционной рационалистической гносеологии. Они выступают против произведенной рационалистической традици­ей разрыва познавательного акта на субъектно-объектные отношения.

Поэтому усилия иррационалистов направлены на то, чтобы преодолеть эту традиционную поляризацию познавательного акта. Примером реализации этой идеи служит персоналистическаякон­цепция познания как «вовлечения». Познание с этих позиций, рас­сматривается как всеохватывающее движение, которое объединяет субъект со всем окружающим миром. Оно выступает одновременно и как непосредственное существование «Я», и как его действие, и как познание этого действия. «Познающий субъект при таком подходе, считает основоположник французского персонализма Э. Мунье, уже не выступает как чистое сознание или безличностное бытие, а как человек, который живет и действует: я мыслю с моим телом, с мо­ими руками, с моей страной, с моим временем. «Я» начинает свое мы­шление не от абстрактных идей, изолированных символов, а от опы­та, пронизывающего всю жизнь личности. Познание больше не вы­ступает как нечто "объективное", а как нечто такое, куда я глубоко вовлечен, где объект ощущается и объясняется в той мере, насколь­ко включен я в него. Такая форма познания непосредственно органи­зует мою жизнь и мой быт». В процессе вовлечения, считают персо­налисты устанавливаются новые отношения между познающим и познаваемым — это больше не отношения безличности и безразли­чия, а отношения заинтересованности.

Преодоление традиционной концепции познания, основанной на объектно-субъективных отношениях и реализацию теории по­знания с позиции субъективно-субъектных отношений персонализм связывает с включением в теорию познания в качестве главного по­знавательного средства — эмоционально-чувственных и эмоцио­нально-волевых факторов любви и веры. «Современная психология, — писал другой видный персоналист Ж. Лакруа, — открыла в любви наиболее совершенный инструмент познания. Любовь утверждает ценность того, на кого направлено это чувство. Она дорожит проявле­нием индивидуального и не стремится превратить его в объект обла­дания».

Любовь, с точки зрения персоналистов, наиболее адекватно раскрывается ввере. Поэтому вере принадлежит важнейшая роль в познавательном процессе. «Вовлеченное познание, — подчеркивает Ж. Лакруа, — имеет старое и прекрасное имя — вера». Персоналис­ты стремятся доказать, что вера входит необходимым составным компонентом во всякий познавательный акт. Она предшествует зна­нию, является движущей причиной и конечной целью познания. Та­ким образом, в персонализме осуществляется подмена гносеологи­ческого субъекта психологическим.

При разработке теории верований персоналисты подчеркива­ют личностные, эмоционально-психологические моменты познания, наличие в самом познавательном акте момента волевого выбора, удовлетворения и т. д. Вера в этой концепции предстает как некая психологическая установка, как форма принятия решения без достаточного экспериментального и логического обоснования. По характеристике М. Недонселя, «вера выражает утвердительную сил духа. Она является отправной точкой всякого познания, помогая преодолеть разрыв между знанием и незнанием, служит средство их интеграции». Для доказательства этих положений персоналист используют тот факт, что в жизни людей, в том числе и в познавательной деятельности, немаловажное значение имеют такие моменты как вера, уверенность, убеждение.



Действительно, следует признать, истина никогда не выступает в абсолютно законченном и завершенном виде: какая-то часть нашего знания получила свое подтверждение общественной практикой и стала объективной истиной, другая же часть еще не проверен и вызывает сомнение. И то, что в процессе познания человек непременно ставится перед выбором между более убедительным и мене убедительным объяснением процессов действительности является объективным основанием необходимости веры как определенного этапа в процессе познания. Вера необходима человеку для мобилизации его духовных и физических сил при недостатке информации или отсутствии достаточных доказательств. Она играет компенсаторную функцию: в качестве положительной эмоции вера позволяет человеку двигаться дальше в сфере неизвестного.

Но персонализм неоправданно расширяет область применения веры. Он, по сути дела, размывает границы между рационально-обоснованным знанием и субъективным выбором человека. Эта тенденция отчетливо проявляется, когда персоналисты проводят пол­ное отождествление веры и убеждения. «Всякая уверенность, — заявляет Ж. Лакруа, — есть вера, поскольку она содержит акт выбо­ра». Постараемся же более внимательно разобраться в том, какую роль играет вера в познавательном процессе и как соотносятся друг с другомзнания, вера и убеждение.

Проблема роли веры и убеждения в познании может рассма­триваться прежде всего с позиций места в познавательном процес­сесубъективно-личностных факторов. Огромное значение этих факторов в познавательном процессе, по-видимому, не отвергает ни одна гносеологическая теория. В гносеологии признается особо важная роль субъективного фактора в достижении нового знания, Для дальнейшего развития научного познания, принятие практи­ческих решений исследователю необходима определенная уверен­ность в достоверности своих знаний. Особенно возрастает роль субъективного фактора в познании в случае принятия принципи­ально новых решений. Перед исследователем остро встает вопрос о выборе тех или иных мировоззренческих и методологических по­сылок. Поэтому для мобилизации духовных и физических сил, об­ретения психологической стабильности исследователь на различ­ных этапах творческого процесса может использовать как веру, так и убеждение.

Убеждение и вера с психологической точки зрения проявляет­ся одинаково. Они представляют собой субъективно-личностное отношение человека к объективно неоднородному знанию. Из всех сведений, которыми располагает человек, предметом веры или убеждения, становятся те из них, которые имеют знание для его по­вседневной жизни. Круг таких сведений определяется особенностя­ми самой деятельности человека, его практическими и духовными интересами. Вера и убеждение предполагают определенное эмоцио­нально-волевое отношение к познаваемому объекту: в каждойизэтих форм наличествует момент волевого выбора, преодоление со­мнения, обретения состояния психологической стабильности. Это проявляется, например, в готовности человека отстаивать свои убеждения, принимать практические решения.

Но наряду с общими психологическими характеристиками убеждение и вера различаются как по предмету применения, так и по основаниям принятия решения.Убеждение — это выражение внутренней уверенности субъекта в истинности идеи. Предметом убеждения являются логически обоснованное и практически под­твержденное знание о действительности. Знание и убеждение — однопорядковые явления. Знание в теоретической форме выражает объект действительности. Убеждение же переводит этот объект в практическую сферу. Оно служит необходимым средством реали­зации знаний, создает целеустремленность, эмоциональное возбуж­дение, которое необходимо для практической реализации идеи. В случае убеждения объективно истинное знание переходит во вну­треннюю уверенность человека, которая толкает, психологически настраивает его на практическое действие. Таким образом, убежде­ние можно истолковать как объективную истину, оплодотворенную волей, чувствами и стремлениями человека.

Предметом же веры могут быть только те идеи, которые еще не получили достаточного логического обоснования и не подтверждены практикой, т. е. не имеют значения объективных истин. В той ситуа­ции, когда однозначно обоснованных и проверенных на практике знаний оказывается недостаточно при формировании той или иной гипотезы, при принятии практических решений исследователю приходится руководствоваться верой в правильность избранного пути, верности выбранных исходных посылок. Таким образом,верав отличие от убеждения,имеет в качестве своего предмета гипоте­тические положения. Эти положения формируются на основе по­знания и практической деятельности человека. Но содержание веры нельзя непосредственно вывести из этих предпосылок. Между логи­ческими и эмпирическими предпосылками веры и содержанием са­мой веры имеется разрыв, преодоление этого разрыва осуществля­ется на основе волевого выбора, интуиции и других нерациональных форм познания. Проблема состоит в том, как объяснить основание этого выбора, дать ему естественное или сверхъестественное толкование. С точки зрения персонализма, основание веры носит не гносеологический, а этико-религиозный характер. Каждое частное верование возможно лишь в силу приобщения человека к фундаментальной вере — вере в Бога.

Рационализм, не отрицая присутствия в познавательном процессе нерациональных моментов, интуиции веры, — считает необходимым дать им естественное объяснение на основе взаимодействие общественной и индивидуальной сторон познающего субъекта. Реальный познающий субъект — это индивид, освоивший достижения человечества, культуру, превративший их в свои силы и способнос­ти. Интуиция — это и есть действие развитого на основе освоения ма­териальной и духовной культуры творческого воображения субъек­та, или, как выражается ростовский философ В. Дубровин, «дейст­вие чужого, общественного «Я» во мне». Следовательно, реальной базой интуитивных прозрений выступает интериоризованная, то есть освоенная индивидом общественная культура. Но эта культура начинает «говорить» в индивиде в какие-то особенные моменты, «мо­менты прозрения». Каковы конкретные предпосылки возникнове­ния этих моментов, раскрывается в учении о роли воображения в по­знании.

Таким образом,основные направления современной филосо­фии признают принципиальную возможность познания действи­тельности. Однако они существенно расходятся во мнении при ре­шении вопросов о характере процесса познания и наиболее эффек­тивных познавательных средствах. У каждой школы, течения есть свои серьезные аргументы и с ними надо считаться в своей теорети­ческой и практической деятельности.

 

Лекция 14





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:



Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 1075; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2021 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.019 с.) Главная | Обратная связь