Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


А. Вежбицкая. Из книги «Язык. Культура. Познание» (М., 1996)




Анна ВЕЖБИЦКАЯ (р. 1937; Польша, Австралия). Как отмечают редакторы первой переведенной на русский язык книги А.Вежбицкой «Язык. Культура. Познание», она – «одна из самых читаемых и цитируемых (и любимых!) в России западных лингвистов». Однако первая книга на русском языке появилась только в 1996 г. Летом этого же года А. Вежбицкая давала лекции в московских вузах, и мне довелось побывать на одной из них. Небольшой зал Института языкознания был переполнен. Люди сидели в проходах и на «сцене», окружая Вежбицкую плотным кольцом, стояли в коридоре. Трудно представить другого ученого, пользующегося такой популярностью в среде молодых ученых. Одним из достоинств А. Вежбицкой является простота изложения своих мыслей, в чем, я думаю, вы убедитесь, прочитав отрывок из книги польской исследовательницы.

Русское авось

В русском языке имеется огромное количество частиц, передающих оценки и чувства говорящего. <…>

Однако среди русских частиц есть одна, о которой сами носители языка говорят, что она очень точно отражает ряд особенностей русской культуры и русского национального характера. Речь идет о частице авось.

Согласно данным толковых словарей (см., например, Ахманова и др. 1969) авось означает просто ‘возможно, может быть’, а связанное с этим словом выражение на авось имеет значение ‘в надежде на ничтожно малый шанс’.

Чтобы у читателя сложилось представление о том, как употребляется слово авось, приведу вначале два примера, взятые из Академического словаря (АН СССР 1957 – 1961):

У меня голова болит; я вышла на воздух – авось пройдет (Тургенев)

Дороги [через реку] нечего было искать; ее вовсе не было видно; следовало идти на авось: где лед держит пока ногу, туда и ступай (Григорович).

То, что частица авось занимает важное место в русской культуре, и в частности, в русском способе мышления, отражается в ее способности аккумулировать вокруг себя целую семью родственных слов и выражений. Так, имеется, например, наречное сочетание на авось, означающее «действовать в соответствии с отношением, выраженным в слове авось»; есть существительное авось, обозначающее то же самое отношение, о котором идет речь (так сказать, авось-отношение); есть глагол авоськать со значением ‘иметь обыкновение говорить авось’ (ср. Даль 1955 [1882]: 4); есть существительное авоська, обозначающее сетчатую сумку (которая могла бы, возможно, окажись она под рукой, пригодиться), и др. <…>

Об огромной роли, которую «авось-отношение» играет в русской культуре, говорит бесчисленное количество передаваемых из поколения в поколение народных пословиц и поговорок (часто даже рифмованных). Даль (1955 [1882]) приводит (среди многих других) следующие примеры:

Авось, небось, да третий как-нибудь.

Держись за авось, поколь не сорвалось.

Авосьевы города не горожены, авоськины дети не рожены.

Кто авосьничает, тот и постничает.

Так что же все-таки означает «русское авось»? По существу это отношение, трактующее жизнь как вещь непредсказуемую: «нет смысла строить какие-то планы и пытаться их осуществлять; невозможно рационально организовать свою жизнь, поскольку жизнь нами не контролируется; самое лучшее, что остается делать, это положиться на удачу». Предлагаю следующее толкование частицы авось:

я бы хотел этого: X случится со мной

поэтому я сделаю Y

я не могу думать: «я знаю, что если я сделаю это, случится X»

никто не может думать: «я знаю, что случится со мной»

Таким образом, русская частица авось подводит краткий итог теме, пронизывающий насквозь русский язык и русскую культуру, - теме судьбы, неконтролируемости событий, существованию в непознаваемом и не контролируемом рациональным сознанием мире. Если у нас все хорошо, то это лишь потому, что нам просто повезло, а вовсе не потому, что мы овладели какими-то знаниями или умениями и подчинили себе окружающий нас мир. Жизнь непредсказуема и неуправляема, и не нужно чересчур полагаться на силы разума, логики или на свои рациональные действия.

Послетекстовые задания

1. На каком основании А. Вежбицкая делает вывод о том, что слово авось является значимым в русской культуре и русском способе мышления?

2. Как вы понимаете предложенное А. Вежбицкой толкование частицы авось? Приведите ситуативный пример использования этого слова, отражающий ваше понимание толкования.

3. Какое общефилософское осмысление частицы авось предлагает автор?

4. Сравните толкование, предложенное А. Вежбицкой, и толкования, созданные Ю.Д. Апресяном? Похожи ли они между собой? Можно ли их сопоставить с толкованиями словаря (для этого найдите соответствующие статьи в толковом словаре С.И. Ожегова).

Практическое занятие № 6

Тема:Полисемия.

Терминология.

Эпидигматика, внутренняя форма слова, полисемия, метафорический перенос, метонимический перенос, синекдоха, радиальная полисемия, цепочечная полисемия.

Повторить:типы лексических значений по В.В. Виноградову.

Подготовиться к терминологическому диктанту(терминология практических занятий 1-4).

Вопросы для подготовки

1. Полисемия как явление. Стороны изучения полисемии.

2. Прямое и переносное значение слова. Типы переноса.

3. Радиальная, цепочечная, радиально-цепочечная полисемия; ассоциативная и ассоциативно-смысловая полисемия.

Домашнее практическое задание (все задания выполнять письменно).

1. Прочитать статью Д.Н. Шмелева, сделать на нее аннотацию, выполнить послетекстовые задания.

2. По сб. упражнений под ред. В.А. Белошапковой (М., 1990) (взять в 7 каб.!) выполните упражнения 222, 233, 235 (I), 236 (I, II), 242, 244.

3. Чем отличается метафора как троп от языкового метафорического переноса (ср. дождь идет и возделывать пустыню письменного стола (В. Набоков))? Проведите лексический анализ подчеркнутых слов, используя толковый словарь. Противопоставьте эти явления по признакам: узуальный/окказиональный, образный/необразный, степени связности слов и т.д.. Подберите другие примеры тропов.

 

Ход занятия:

Моделирование в полисемии.

 

Приложение

 

Шмелев Д.Н. О переносных значениях слов(Русская речь. 1978. № 3).

Дмитрий Николаевич ШМЕЛЕВ (1926-93) – крупнейший российский языковед, с 1984 года член-корреспондент Академии наук СССР, с 1987 – действительный член Академии.

Основные труды Дмитрия Николаевича посвящены русской лексикологии, синтаксису, общей семантике, истории русского языка. Он автор более ста научных работ, каждая из которых стала бестселлером в среде лингвистов. Вот несколько наиболее известных из них: «Очерки по семасиологии русского языка» (1964), «Проблемы семантического анализа лексики» (1973), «Слово и образ» (1964), «Русский язык в его функциональных разновидностях» (1977). Студентам-филологам Д.Н. Шмелев известен прежде всего по учебнику «Современный русский язык. Лексика». Изданный в 1977 году, он не потерял актуальность и в наши дни, несмотря на то, что именно в области лексикологии за последние тридцать лет произошли наибольшие изменения.

В течение последних двадцати с лишним лет своей жизни Д.Н. Шмелев руководил отделом современного русского языка в одноименном академическом институте. В память о Дмитрии Николаевиче в Институте русского языка проходят ежегодные Шмелевские чтения.

 

Разграничение многозначности и омонимии представляет собой не только теоретическую проблему, но имеет и существенное практическое значение. Любая фиксация лексического материала (прежде всего в словарях) требует распределения значений слов, а для этого необходимо предварительно решить, когда перед нами одно слово с несколькими значениями, а когда эти значения должны быть отнесены к разным словам.

В общем плане ответить на этот вопрос можно достаточно определенно. Если между лексическими значениями, выражаемыми один звуковым комплексом, существует определенная смысловая связь, которая непосредственно ощущается говорящими, мы имеем дело с многозначным словом. В случае же, когда между значениями нет никакой связи и они не имеют каких-либо общих элементов смысла, речь должна идти об омонимии.

Однако во многих случаях решение вопроса о том, следует ли те или иные значения рассматривать как значения одного слова или же как значения слов-омонимов, вызывает у лингвистов сомнения и разногласия. Об этом свидетельствуют хотя бы данные современных толковых словарей русского языка, в которых значения целого ряда слов трактуются в этом отношении по-разному. Причина таких расхождений заключается прежде всего в том, что сама связь между значениями может иметь различный характер. Поскольку одним из основных источников омонимии признается «распад», «расщепление» многозначности, то нет оснований ожидать, что перед нами не будет промежуточных случаев, то есть возможно, что разрыв между значениями слова в данный период развития языка только лишь намечается или не осуществился полностью.

Вместе с тем и связь между значениями слова (когда она безусловна) может иметь различный характер, и это дает основание выделить различные типы и виды многозначности. На краткой характеристике одного из них мы и остановимся.

Разграничение явлений многозначности и омонимии основано на понятии смысловой связи в значениях многозначных слов (и отсутствия таковой в значениях слов-омонимов). Между тем при обращении к конкретному материалу толковых словарей неизбежно встает вопрос, как же расценивать, исходя из этого критерия, многие значения, выделенные в словарях с пометой «переносные», но в толкованиях которых не содержится ничего общего с толкованиями предшествующих им, то есть основных, значений тех же слов. Например:

Деревянный 1. Сделанный из дерева. 2. перен. Лишенный естественной подвижности, маловыразительный, бесчувственный; Кислый. 1. Обладающий своеобразным острым вкусом (например, вкусом лимона, уксуса). Закисший вследствие брожения. 3. перен. Уныло-тоскливый, выражающий неудовольствие, без всякого подъема, воодушевления; Гроза. 1. Атмосферное явление – бурное ненастье с громом и молнией. 2. перен. О ком-, чем-н., наводящем ужас, внушающем сильный страх; … Таять. 1. Обращаться в жидкое состояние под влиянием тепла. 2. перен. Исчезать, постепенно сокращаясь, прекращаясь. 3. перен. Приходить в умиленное, томное состояние (шутл. и ирон.) [толкования даны по «Словарю русского языка» С.И. Ожегова. 9-е изд. М., 1972].

То, что во всех этих примерах значения, выделенные как «переносные», как-то связаны с основными значениями соответствующих слов, кажется несомненным. Более того, помета «переносное» недвусмысленно указывает на известную несамостоятельность, их зависимость от тех значений, которые представлены первыми в приведенных словарных статьях. Это, конечно, соответствует и непосредственному восприятию, языковому сознанию носителей языка. Выделение этих значений как значений отдельных слов-омонимов вряд ли показалось бы естественным. В то же время никаких общих семантических признаков, которые связывали бы переносные значения с основными, в приведенных толкованиях не отмечено. … Однако связь есть, и основана она на ассоциациях, обусловленных представлением о самих предметах, называемых словом.

В зависимости от различных условий одни и те же предметы и явления действительности могут вызывать у говорящих самые разнообразные ассоциации. Когда эти ассоциации оказываются индивидуальными, они влияют только на восприятие и употребление соответствующего наименования данным отдельным лицом. Но они могут быть и более общими, в значительной мере устойчивыми, предопределенными социальным опытом коллектива. В таком случае они так или иначе сказываются на семантике, экспрессивной и стилистической окраске, сочетаемости соответствующего слова с другими словами. Именно такого рода устойчивыми ассоциациями определяются возможности переносного употребления слова. Когда употребление слова в переносном значении оказывается достаточно устойчивым, обычно говорят о выделении особого переносного значения, которое и фиксируется словарями. Тем самым внеязыковые по существу ассоциации закрепляются, становятся фактом языка.

Существенно отметить, что активность такого рода переносных значений поддерживается аналогичными или близкими, соотносительными переносными значениями других слов, образующих по основным значениям тематические ряды. Так, древнее символическое противопоставление света и тьмы пронизывает обширные группы современной русской лексики, предопределяя метафорическое значение многих входящих в эти группы слов: светлый – темный; солнце, ночь, мрачный, утро, восход, светить, блестеть, сверкать и другие. Здесь легко обнаружить и перекрещивающиеся ряды, связанные с этим изначальным противопоставлением: свет – огонь, пламя – гореть – тепло, жар, горячий, теплый, холодный, лед и т.д. В том же метафорическом плане воспринимается и переносное значение соприкасающихся с этими семантическими линиями слов, в том числе и глагола таять. <…>

Поскольку с одними и теми же предметами и явлениями реальной действительности могут быть связаны различные ассоциации, они могут закрепляться за словом в его отдельных значениях. Семантическая структура слова получает тогда более сложный вид. Например, в основное значение глагола гореть – ‘поддаваться действию огня, уничтожаться огнем’ - не входят признаки яркого света, сильного нагрева, красного цвета, интенсивности обозначаемого глаголом процесса (ср. пылать). Приписав такие признаки основному значению слова, мы исказили бы его смысловую характеристику, так как вполне возможны фразы, в которых названное действие явно не допускает подобного осмысления: В углу тускло горела лучина; В печке вяло, почти не давая тепла, горели поленья и т.п. (здесь очевидна неуместность глагола пылать, для значения которого признак интенсивности действия существен). Но возможны фразы: Уши горят; Лицо горело, а также «Штыки горят под солнцем юга» (Лермонтов. Валерик); «Пока свободою горим, Пока сердца для чести живы, Мой друг, отчизне посвятим Души прекрасные порывы!» (Пушкин. К Чаадаеву); «Инсаров давно кончил все свои сборы и горел желанием поскорее вырваться из Москвы» (Тургенев. Накануне) и т.д. Употребление глагола гореть в этих примерах связано с тем, что указанные ассоциативные признаки попеременно выступают на первый план, обусловливая своеобразную многогранность его значения.

«Ассоциативная мотивированность» значений далеко не всегда соответствует логической оценке явлений, но «алогичность» внутренней формы языковых единиц отмечается и в ряде других случаев (ср. синие чернила, цветное белье), что не препятствует их нормальному функционированию.

Например, наименования многих животных употребляются для характеристики человека: ворона, лиса, осел и т.п. Толковые словари отмечают у этих слов соответствующие значения: Ворона. 1. Всеядная птица, серая с черным или черная, родственная ворону. 2. перен. Зевака, ротозей (разг.); Лиса. 1. То же, что лисица. 2. перен. Хитрый, льстивый человек (разг.); Лисица – хищное млекопитающее из семейства собачьих с длинным пушистым хвостом, а также мех его; Осел. 1. Родственное лошади животное невысокого роста, с большой мордой и длинными ушами. 2. перен. О тупом упрямце (просторечное, бранное).

Как видим, в толкованиях основных значений нет и намека на те качества, которые закреплены за ними при их применении к людям. Да и вряд ли нам показалось бы уместным, если бы соответствующие качества были отмечены как отличительные признаки самих животных, то есть были введены в толкование основных значений. Между тем эти признаки устойчиво закреплены за соответствующими словами, что и отражено в словарях в выделении переносных значений. Как правило, такого рода признаки связаны не с понятием об определенном явлении, а с вызванным теми или иными обстоятельствами представлением о нем, ассоциациями, которые во многих случаях перестают быть непосредственно живыми для говорящих, но которые диктуются им сложившейся семантикой слов.

Так, наше представление о том, что «собака – друг человека», существует наряду с бранным значением слова, а нелестное применение слов осел или ворона остается фактом языка, невзирая на возможное несоответствие реального и языкового представления о поведении этих животных. Ср. у Куприна: «И никогда не верь тому, что тебе говорят дурного о животных. Тебе скажут: осел глуп. Когда человеку хотят намекнуть, что он недалек умом, упрям и ленив, - его деликатно называют ослом. Запомни же, что, наоборот, осел – животное не только умное, но и послушное, и приветливое, и трудолюбивое. Но если его перегрузить свыше его сил и вообразить, что он скаковая лошадь, то он просто останавливается и говорит: «Этого я не могу. Делай со мной что хочешь». И можно бить его сколько угодно – он не тронется с места. Желал бы я знать, кто в этом случае глупее и упрямее: осел или человек?» (Куприн. Ю-ю).

Закрепление ассоциативных признаков в значении слова, как и формирование других элементов слова, - процесс исторический. Поэтому многие ассоциации, объективно закрепленные в словах, могут казаться не мотивированными с точки зрения современного восприятия соответствующих предметов и явлений. Однако, будучи фактом словаря, они уже даны говорящим и в общем неподвластны субъективному вмешательству. Ср., например, значения глагола каркать, которые в «Словаре русского языка» С.И. Ожегова описаны так: 1. О вороне: кричать, издавать звуки, похожие на «кар-кар». 2. перен. Говорить, предвещая что-нибудь неприятное (просторечное, неодобрительное).

Это не значит, конечно, что ассоциативные признаки не разрушаются и не видоизменяются. Подобно тому, как может быть видоизменена или переосмыслена словообразовательная форма слова, могут преобразовываться и ассоциативные связи, существующие между отдельными значениями слов.

Послетекстовые задания

1. Какой из путей возникновения омонимии является наиболее проблемным для разграничения омонимии и полисемии? Вспомните, какие еще пути возникновения омонимии существуют.

2. Какой из критериев разграничения омонимии и полисемии обсуждается в статье?

3. Всегда ли соответствует ассоциативная мотивированность логической оценке предметов? Обоснуйте свой ответ.

4. В чем суть лексикографической стороны проблемы разграничения полисемии и омонимии? Всегда ли различные словари одинаково классифицируют слова с этой точки зрения? Приведите примеры словарных статей, подтверждающих ваш ответ.

5. Попробуйте разрешить поставленную Д.Н. Шмелевым проблему, используя понятия «эксплицитные» (выраженные в дефиниции словаря) и «имплицитные» (не выраженные в дефиниции словаря) семы.

6. Как текст Д.Н. Шмелева связан с темами «слово как единица языка» и «лексическое значение слова, его структура»?

Практическое занятие № 7

Тема:Омонимия. Паронимия.

Терминология.

Омонимия, полная омонимия, частичная омонимия, омофоны, омографы, омоформы, паронимы.

Вопросы для подготовки

1. Омонимия как явление.

2. Типы омонимов. Явления, сходные с омонимией.

3. Пути возникновения омонимов.

4. Критерии разграничения полисемии и омонимии.

5. Использование многозначных слов и омонимов в тексте.

Домашнее практическое задание (все задания выполнять письменно).

1. Определите значения слов, укажите разновидности полисемии и разновидности омонимии: крыло, стекло, бронза, клуб, парить, мотать, жать, стол, круг, орган, орел.

2. Используя известные вам методы дифференциации омонимии и полисемии (наличие общей семы; сочетаемость; членение, производные), докажите, что а) воля1 – способность осуществлять свои желания, поставленные перед собой цели; воля2 – свобода в проявлении чего-н.; б) язык1 – подвижный мышечный орган в полости рта, являющийся органом вкуса; язык2 – система звуковых, словарных и грамматических средств… - омонимы.

3. Существуют ли окказиональные омонимы? Если да, приведите примеры; если нет, то почему?

4. Подберите примеры языковой игры (например, в анекдотах), основанной на явлениях полисемии и омонимии.

Практическое занятие № 8

Тема:Синонимия. Антонимия.

Терминология.

Синонимы, синонимический ряд, доминанта, дублетные формы, идеографические синонимы, стилистические синонимы, семантико-стилистические синонимы, антонимы, градуальные антонимы, дополнительные антонимы, векторные антонимы, конверсивы, эвфемизмы, оксюморон, энантиосемия.

Вопросы для подготовки

1. Синонимия как универсальное явление. Стороны изучения синонимии.

2. Синонимический ряд, его доминанта.

3. Структурная и семантическая классификации синонимов.

4. Функции синонимов в тексте. Типы контекстов.

5. Антонимия как явление.

6. Структурная и семантическая классификация антонимов.

7. Функции антонимов в тексте.

Домашнее практическое задание (все задания выполнять письменно).

1. Укажите отношения, в которых находятся пары слов, их подтип: сооружение дома – красивое сооружение, все – никто, вратарьголкипер, земляной пол – мужской пол, спать – дрыхнуть, ветер стих – читать стих, красивый – безобразный, абонент – абонемент, протянуть руку – есть рука в министерстве, вливать – выливать, автобус – такси, высыпать муку – терпеть муку, пугать – бояться, вершина горы – вершина просмотра, грустить – скорбеть, огонь погас – ветер улегся – дождь прекратился, стакан водывыпить стакан, он дурак – он неумен, высокий юноша – высокий голос, красивый тенор – известный тенор, разинуть пасть – пасть смертью храбрых, добровольный – принудительный, размолвка – ссора.

Например, все – никто – антонимы, разнокоренные, градуальные (промежуточные члены – некоторые, большинство).

2. Дайте полный анализ слов мягкий, подниматься: используя соответствующие словари, составьте для этого слова полисемическую парадигму; к каждому ЛСВ подберите синонимы и антонимы.

3. Для неполных синонимов подберите предложения, которые подчеркивали бы различие в значениях этих слов.

1) наивность, бесхитростность, простодушие, легковерность, доверчивость;

2) башковитый, умный, толковый, сообразительный, сметливый, смышленый;

3) неразговорчивый, молчаливый, безгласный, бессловесный, тихий, безглагольный;

4) черствый, сухой, бездушный, бессердечный, равнодушный, бесчувственный, холодный;

5) фарисейство, лицемерие, криводушие, иезуитизм, двоедушие, двурушничество, фальшивость, коварство.

4. По сб. упражнений под ред. В.А. Белошапковой (М., 1990) выполните упражнения 251, 252, 253.

5. Проанализируйте перечисленные ниже лексические явления и художественные тропы с точки зрения проявления в них отношений полисемии, омонимии, синонимии, антонимии. Приведите примеры этих явлений.

Метафора, энантиосемия, оксюморон, символ, аллегория, конверсивы, эвфемизмы, паронимы.

Например, весы – аллегория правосудия. Аллегории основаны на метафорическом переносе. В данном случае – перенос по функции (‘взвешивать’).





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-22; Просмотров: 1172; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2020 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.035 с.) Главная | Обратная связь