Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Фокусы терапевтического процесса



Базовые конструкты КЦПТ

Тенденция к актуализации — врожденная тенденция организма к развитию всех способностей с целью самоподдержания и самосовершенствования.

Тенденция к самоактуализации — проявление общей тенденции к актуализации в той части переживаний организма, которая символизируется в «Я».

Опыт — все происходящее в организме в данное время, осознаваемое или потенциально осознаваемое, имеющее психологическую природу.

Чувство, переживание чувства — эмоционально окрашенное переживание в сочетании с его личностным смыслом.

Осознание, символизация, сознание — репрезентация части переживаний.

Воспринимать, восприятие — гипотеза или прогноз действия, которые осознаются при воздействии на организм стимулов. Восприятие есть осознавание стимулов.

Переживание себя — любое событие или сущность в феноменальном поле, определяемое человеком как Я, «меня», «сам» или имеющее отношение к Я.

Я, Я-концепция, Я-структура — организованный, устойчивый концептуальный гештальт, составленный из восприятия характеристик Я и взаимоотношений Я с другими людьми и различными аспектами жизни, наряду с ценностями, связанными с этими ощущениями.

Психологическая дезадаптация — состояние, при котором организм отвергает или искажает значимое переживание в осознании, что ведет к неконгруэнтности между Я и переживанием; неконгруэнтность.

Конгруэнтность, конгруэнтность Я и переживания — состояние, при котором Я-переживания точно представлены в Я-концепции, — интегрированное, целостное, подлинное.

Открытость опыту — отсутствие угрозы; противоположность защитам.

Позитивное самоуважение — позитивная установка к Я, прямо не зависящая от установок других.

Локус оценки — источник доказательства ценности, внутренний / внешний.

Ключевые качества терапевта:

· Искренность. Терапевт должен делиться своими чувствами. Демонстрируя такое поведение, терапевт может помочь клиенту развить это важное качество.

· Безусловное положительное отношение. Терапевт должен принять клиента таким, какой он есть — независимо от того, с чем клиент сталкивается или что испытывает. В созданной терапевтом атмосфере безусловного положительного отношения клиент чувствует себя в состоянии выразить свои эмоции, не опасаясь того, что его оттолкнут.

· Чуткость. Терапевт должен действовать как зеркало — отражая чувства и мысли клиента. Цель – позволить клиенту получить четкое представление о его собственных мыслях, ощущениях и эмоциях.

Основные последовательные шаги психотерапевтической помощи по Роджерсу:

1. Клиент обращается к психотерапевту за помощью.

2. Психотерапевт уточняет причину обращения, т.е. «определяет ситуацию».

3. Психотерапевт создает атмосферу, располагающую к свободному самовыражению клиента.

4. Психотерапевт принимает клиента таким, какой он есть, и помогает лучше понять самого себя.

5. Постепенно выражение позитивных чувств становится более частым и стабильным.

6. Психотерапевт выявляет движущие силы (истинные причины, импульсы) положительных реакций клиента.

7. Клиент ненасильственно (а за счет создания благоприятной атмосферы искреннего общения) подводится к инсайту (озарению, догадке об истинных причинах своей проблемы).

8. Клиент сознательно приходит к выбору правильной стратегии поведения (психотерапевт лишь помогает точнее осознать этот выбор).

9. Клиент начинает совершать реальные действия, направленные на осуществление выбранной стратегии.

10. По мере убеждения клиента в успешности предпринимаемых действий у него возрастает способность инсайта (озарений, открытий своих резервных возможностей и путей их реализации).

11. Это (п.10) способствует обретению уверенности в себе и чувству независимости (способности к самостоятельному решению своих проблем); растет независимость.

12. А это (п.11) постепенно снижает потребность в посторонней помощи и подкрепляет возрастающее чувство независимости конкретными самостоятельными решениями и действиями.

Основные положения в клиент центрированной терапии Роджерса сводятся к следующему.

1. Сам клиент всегда стремится к выздоровлению. Роль терапевта заключается в том, чтобы использовать это стремление и направить клиента по нужному пути.

2. Терапия акцентируется больше на эмоциональных аспектах, нежели на интеллектуальных.

3. Терапия больше опирается на непосредственную конкретную ситуацию (по принципу здесь и теперь), а не на прошлый опыт индивида.

4. Терапия ориентирована на инициативу самого клиента и помогает человеку разрешить свою проблему с минимумом участия со стороны терапевта.

Фундаментом лечения Роджерса является создание отношения, характеризуемого тремя позициями (" триада Роджерса" ): безусловное позитивное отношение, эмпатия, конгруэнтность.

Безусловное позитивное отношение. Терапевт должен показать, что он искренне заботится о клиенте, принимает его как человека и доверяет его способности изменяться. Это не только требует готовности слушать клиента, не прерывая его, но также и принятия того, о чем говорится, без суждения и оценки, невзирая на то, каким бы " плохим" или " странным" это не казалось. Терапевту не нужно одобрять все, что говорит клиент, но он должен принять это как реальную часть оцениваемого человека. Терапевт должен также доверять клиентам в самостоятельном решении их собственных проблем, следовательно, он не дает советов. Совет несет скрытое сообщение о том, что клиент некомпетентен или неадекватен, - это делает его менее уверенным и более зависимым от помощи.

Эмпатия. Эмпатия требует внутреннего взгляда, сосредоточения на том, что пациент может думать и чувствовать. Клиент-центрированный терапевт действует не как сторонний наблюдатель, который стремится наклеить диагностический ярлык на клиента, а как человек, который хочет понять, как выглядит мир с точки зрения клиента.

Об эмпатии нельзя сообщить: " Я понимаю" или: " Я знаю, что вы сейчас чувствуете". Терапевт передает эмпатию, показывая, что он активно слушает клиента. Клиент-центрированные терапевты вступают в контакт с клиентом с помощью глаз, кивают головой, когда пациент говорит, оказывают другие знаки внимания. Используется техника отражения (рефлексией). Отражение показывает, что терапевт активно слушает, а также помогает клиенту осознать те мысли и чувства, которые он переживает.

Конгруэнтность - это согласованность между тем, что терапевт чувствует, и тем, как он ведет себя по отношению к клиенту. Это значит, что безусловное позитивное отношение терапевта позволяет клиенту увидеть, что открытость и честность могут быть основой человеческих отношений.

Роджерс замечал, что в процессе клиент-центрированной терапии клиенты становятся не только более уверенными в себе, но они начинают лучше осознавать свои подлинные чувства, принимать себя, держаться более комфортно и естественно с другими людьми, в большей степени полагаться на собственную оценку, чем на мнения других, становятся более продуктивными и спокойными.

Терапевт, центрированный на клиенте, должен уметь поддержать в клиенте уверенность в его внутренних силах, утвердить в нем веру в свои способности к самосовершенствованию. А для этого, утверждал Роджерс, нужно чувствовать внутренний мир клиента, как свой собственный.

Основные понятия клиент-центрированного подхода

" Поле опыта", " самость", " Я" -реальное, " Я" -идеальное, " тенденция к самоактуализации".

Поле опыта - то, что потенциально доступно сознанию, воспринимаемая часть внутреннего мира (используемые слова, символы, отражающие реальность). Поле опыта - это " карта" территории, которой является реальность. Большое значение имеет то, что осознается, т.е. человек воспринимает внешнюю реальность через свой внутренний мир, через свое поле опыта, которое может ограничивать его восприятие реальности (внешнего мира).

" Самость" - это целостность, включающая в себя телесный (на уровне организма) и символический, духовный (на уровне сознания) опыт. Когда все переживания ассимилируются по отношению к " самости" и становятся частью ее структуры, появляется тенденция к уменьшению того, что можно назвать самосознанием. Поведение становится спонтанным, выражение отношений - менее охраняемым, т.к. " самость" принимает эти отношения и само поведение как часть себя. «Самость" - это система внутренних отношений, связанных с внешним миром и явленных человеку в его " Я".

" Я" -реальное - система представлений о самом себе, которая формируется на основе опыта общения человека с другими и их поведения по отношению к нему и изменяется в соответствии с возникающими перед ним ситуациями и его собственными действиями в них.

" Я" -идеальное - представление о себе как об идеале, о таком, каким бы человеку хотелось стать в результате реализации своих возможностей.

Согласно К. Роджерсу, принятие себя таким, каким ты являешься в действительности - признак душевного здоровья.

В работах К. Роджерса выделяется семь этапов коррекционного процесса:

1. Заблокированностъ внутренней коммуникации (отсутствуют " Я-сообщения" ) или сообщения личностных смыслов, отрицается наличие проблем, отсутствует желание к изменениям.

2. Стадия самовыражения, когда клиент начинает в атмосфере принятия приоткрывает свои чувства, проблемы, со всеми своими ограничениями и последствиями.

3-4. Развитие процесса самораскрытия и принятия себя клиентом во всей своей сложности, противоречивости, ограниченности и незавершенности. Формирование отношения к своему феноменологическому миру как к своему, т.е. преодолевается отчужденность от своего " Я" и, как следствие, возрастает потребность быть собой.

5. Развитие конгруэнтности, самопринятия и ответственности, установление свободной внутренней коммуникации. Поведение и самоощущения " Я" становятся органичными, спонтанными, происходит интегрирование всего личностного опыта в единое целое.

6. Личностные изменения, открытость себе и миру. Психолог уже становится ненужным, т.к. достигнута основная цель психокоррекционной работы. Клиент находится в состоянии конгруэнтности с собой и миром, открыт новому опыту, существует реалистический баланс между " Я" - реальным и " Я" -идеальным.

Основные компоненты роджеровской психотехники: установление конгруэнтности, вербализация, отражение эмоций.

1. Вербализация. Прием заключается в пересказе психологом сообщения клиента. Цель такого перефразирования - выделение в высказывании клиента наиболее существенного, " острых углов". Клиент также получает подтверждение тому, что его не только слушают, но и слышат.

2. Отражение эмоций. Суть приема заключается в назывании психологом тех эмоций, которые клиент проявляет во время рассказа о себе, событиях своей жизни.

КЦПТ осуществляется в индивидуальной и групповой формах. Терапевтическое интервью представляет собой индивидуальную форму, в рамках которой встречаются психотерапевт и клиент. Групповая форма представлена группами встреч.

Сначала Роджерс сделал акцент на рефлексивной технике – психотерапевт как зеркало, отражает переживание клиента, что позволяет ему осознать свой внутренний опыт, несогласованность опыта с Я–концепцией, искажение в Я–концепции. В последние годы в работе Роджерса возросла доля метафор и интуиции. Метафора – средство терапевтической регрессии, т.к. освобождает клиента от взрослой определенности мира, его причинно–следственной взаимосвязанности. Важной техникой служат эмпатические ответы терапевта. Например: «Вы чувствуете, что весь мир против вас». Эмпатический ответ – это вербализация терапевтом миро– и самоощущения клиента. Возможна техника повторов, т.е. психотерапевт просто пересказывает то, что сказал клиент

Продолжительность. Сессии обычно назначаются раз в неделю, хотя они могут быть частыми. Продолжительность терапии определяет клиент. Ближе к концу терапии сессии могут проводиться реже, раз в две недели. Однако это не значит, что клиент-центрированная терапия не имеет конца; в действительности это краткосрочное лечение.

Область применения. Принято считать, что КЦПТ подходит только клиентам, имеющим уровень интеллекта выше среднего, в частности студентам колледжей или людям с относительно простыми проблемами. Вместе с тем метод хорошо зарекомендовал себя при работе с разными клиентами, имеющими широкий спектр проблем, включая пациентов психиатрических больниц.

Показания к применению

Клиент-центрированный подход помогает тем, кому не хватает понимания, сочувствия, участия и тепла. Он может применяться во всех областях, где необходимо взаимопонимание. Безусловное принятие другого человека, сопереживание, открытость своим чувствам способствуют и успешному ходу переговоров, и лечению неврозов, и разрешению социальных и семейных конфликтов. В форме недирективной игровой терапии метод эффективен и для решения проблем личностного развития ребенка.

 

Концепции

Сознание – осознание, мысли, чувства и переживания, которые известны и доступны индивиду. « Что касается сознания, важно представлять себе, что не может быть сознания без Эго, к которому оно относится» (Jung, 1968).

Эго. Эго – сложное образование, состоящее: 1), из общего осознания своего тела, своего существования и 2) из содержащейся в памяти информации; т.е. человек представляет себе свое прошлое в виде череды воспоминаний. «Вот две составляющие того, что мы называем Эго» (Jung, 1968). Эго – это то, что «дает жизнь сознанию»; это центр сознания.

Личное бессознательное. В области личного бессознательного находятся все воспоминания и переживания, которые были забыты или подавлены (Jung, 1936/1968); когда-то они были осознаны, при определенных обстоятельствах они вновь могут быть осознаны (например, если что-то заставляет вспоминать о прошлых событиях). «Личное (бессознательное) уходит в ранние младенческие воспоминания...» (Jung, 1956). В рамках личного бессознательного обнаруживаются комплексы. «Комплекс – сгусток ассоциаций – картина сложной психологической природы – иногда травмирующего, болезненного характера» (Jung, 1968). Например, индивид может иметь «материнский» или «отцовский» комплекс, т.е. отличаться повышенной восприимчивостью к материнским или отцовским стимулам, что отражает некоторые неразрешенные вопросы во взаимоотношениях с родителями. Поскольку мы имеем свои комплексы, наши комплексы еще в большей степени имеют нас. Основная задача юнгианской психотерапии – помощь пациентам в разрешении проблемных, травматических комплексов.

Коллективное бессознательное. « Содержание коллективного бессознательного никогда не доходит до сознания и, следовательно, никогда не приобретается индивидуально; своим существованием оно обязано наследственности» (Jung, 1936/1968). Содержание коллективного бессознательного представляет собой образы, потенциальные возможности и склонности, которые унаследованы от предков (например, страхи, влечения, символические значения) – наше расовое, эволюционное и родовое наследие. Коллективное бессознательное является «универсальным», «извечным», «идентичным у всех индивидов», «составленным из архетипов».

Чтобы лучше разобраться в том, что такое коллективное бессознательное, С. Паттерсон поясняет, что представляют собой архетипы.

«Архетип (typos, отпечаток) – это образование архаичного характера, продолжающее по форме и содержанию, мифологические мотивы. В чистом виде мифологические мотивы проявляются в сказках, мифах, легендах и фольклоре. К некоторым известным мотивам относятся фигуры Героя, Спасителя, Дракона (последний всегда связан с Героем, который должен его победить), Кита или Монстра, который проглатывает Героя» (Jung, 1968).

Архетипы относятся к «первобытным образам»; они не являются идеями, поскольку «лишены языковой структуры, обязательной для идей... они вызываются к жизни обстоятельствами» (Rychlak, 1973).

«Архетипы нельзя считать полностью оформленными картинами, подобными мысленным образам прошлых переживаний из жизни индивида. Архетип матери, например, не имеет ничего общего с фотографическим изображением матери или женщины вообще. Он подобен негативу, который проявляется под действием переживаний» (Hall & Nordby, 1973).

Архетипов существует великое множество, включая архетипы Героя, Матери, Отца, Семьи, Души, Хитреца (Jung, 1936/1968, 1968). Наибольшее значение имеют архетипы персоны, анимы и анимуса, тени и «Я».

Персона (persona) обозначает «маску, которую надевает актер и которая соответствует исполняемой им роли» (Jung, 1956); назначение персоны «в том, чтобы: 1) произвести впечатление на других и 2) скрыть истинную сущность индивида» (Jung, 1956). Можно представить себе персону как «публичную личность», задача которой состоит в соответствии требованиям общества; за этой публичной личностью скрывается наша «частная личность» (Hall & Lindzey, 1970). В идеале персона должна быть гибкой, что дает возможность вести себя по-разному в зависимости от обстоятельств. Если персона становится ригидной, адаптивность нарушается.

Юнг дает следующее определение анимы (anima).

«Каждый мужчина несет в себе извечный образ женщины, который не соответствует какой-либо конкретной женщине, хотя это определенный женский образ. Этот образ относится к бессознательному, является наследственным фактором первобытной природы, присущим органической системе мужчины, отпечатком или архетипом всех связанных с женщиной переживаний предков, хранилищем всех впечатлений, когда-либо произведенных женщиной» (Jung, 1925/1954).

Этот извечный бессознательный образ лежит в основе сродства, близких отношений, влечения и отвращения. Если анима недостаточно интегрирована в личность индивида, сродство может быть нарушено. Таким образом, анима представляет собой женскую составляющую личности мужчины и может отражаться в отдельных снах, видениях, фантазиях и символических женских образах (например, Матери, Колдуньи).

«Поскольку анима представляет собой архетип и обнаруживается у мужчин, резонно предположить наличие равнозначного архетипа у женщин; подобно тому как мужчина уравновешивается женским элементом, женщина уравновешивается мужским» (Jung, 1968). Мужской архетип у женщины называется анимус (animus). «Подобно тому, как анима привносит сродство и влечение в сознание мужчины, анимус дает сознанию женщины способность к рефлексии, раскрепощению и самопознанию» (Jung, 1968). Если анимус недостаточно интегрирован в личность, эта способность может быть нарушена. Анимус отражается в отдельных снах, видениях, фантазиях и символических мужских образах (например, Отца, Дьявола).

Тень (shadow) относится к «темной стороне» личности, животным инстинктам. В ней содержатся низменные побуждения, аспекты, которые мы предпочли бы скрывать, которых стыдимся (Singer, 1973). Это «та скрытая, подавленная, низменная и отягощенная виной часть личности, которая тянется к животным предкам, составляет исторический аспект бессознательного... (Она включает) не одобряемые моралью склонности, а также хорошие качества, например здоровые инстинкты, адекватные реакции, реалистичные озарения, творческие импульсы и т.д.» (Jung, 1968).

Поскольку тень относится к сфере бессознательного, а также содержит личные аспекты, которые нам не нравятся и которые хотелось бы скрыть, ее содержание часто проецируется на других (например, отношение к кому-либо как к тщеславному и самонадеянному человеку).

«Я» (self) – центральный архетип, центр личности. «Я» не только является центром, но и целой окружностью, в границах которой заключены сознательное и бессознательное» (Jung, 1944/1968). «Я» обеспечивает единство, организацию и стабильность функционирования личности. Оно отражается в символе мандалы, круге, Христе.

Индивидуация – это «процесс, посредством которого человек становится психологическим «индивидом», то есть самостоятельной, неделимой единицей, или «целым»» (Jung, 1939/1968).

Аттитюды. Это интроверсия и экстраверсия. «Первая установка проявляется в неуверенности, рефлексивности, привычке к уединению, склонности пускать все на самотек, защитной позиции и желании спрятаться за подозрительностью и недоверчивостью. Вторая установка проявляется открытостью, искренностью, хорошей приспособляемостью к конкретной ситуации, быстрым формированием привязанностей и граничит с избыточной доверчивостью и готовностью ввязаться в авантюрные предприятия» (Jung, 1956). Каждый из нас обладает обеими этими установками, но чаще всего одна из них доминирует.

Четыре функции. Это мышление, чувствование, ощущение и интуиция.

«Важная функция ощущения – установить, что нечто существует, мышление говорит нам о значении этого существующего предмета или явления, чувствование подсказывает, какова его ценность, интуиция позволяет сориентироваться в источниках происхождения и перспективах. Ощущение и интуицию я называю иррациональными функциями, поскольку они имеют дело просто с тем, что происходит, с актуальной или потенциальной действительностью. Мышление и чувствование, будучи дискриминативными функциями, рациональны» (Jung, 1921/1971).

Типы. Возможные сочетания двух аттитюдов и четырех функций лежат в основе теории психологических типов: всего их насчитывается восемь (например, экстравертированный ощущающий тип, интровертированный чувствующий тип и т.д.). Определив тип человека, можно судить о присущих ему характерных подходах и функционированию в окружающем мире (Jung, 1921/1966). (Этот типологический подход лег в основу одного из популярных в настоящее время объективных личностных опросников – Определитель типов Майерс-Бриггс, Myers- Briggs Type Indicator.)

Таким образом, аналитическая психология включает такие концепции, как «комплекс», «архетип», «личное бессознательное», «коллективное бессознательное», «психологический тип», «индивидуация». Комплексы, эти «сгустки ассоциаций», являют собой вещество, из которого состоит личное бессознательное. Архетипы, наши «первобытные образы», составляют коллективное бессознательное. К важным архетипам относятся персона, анима, анимус, тень и «Я». В процессе терапии происходит понимание архетипической информации и разрешение комплексов.

Цели и задачи аналитической психотерапии

Цель терапии в том, чтобы «позволить чистым переживаниям определить терапевтические цели. Это может показаться странным, поскольку принято считать, что у психотерапевта всегда есть цель. Однако, по моему мнению, в психотерапии целесообразно не слишком фиксироваться на конкретной цели» (Jung, 1931/1966).

По Юнгу, «задачей анализа бессознательного... является достижение состояния, при котором бессознательное содержание прекращает быть бессознательным и больше не проявляет себя косвенно, как феномен анимус и анима; иначе говоря, в этом состоянии анимус и анима выполняют функцию связи с бессознательным. Пока этого не произошло, они являются автономными комплексами, возмущающими факторами, нарушают сознательный контроль и выступают в роли «возмутителей спокойствия»» (Jung, 1956).

Кроме того, «моя цель – вызвать психическое состояние, в котором мой пациент начинает экспериментировать с собственной природой, - состояние текучести, изменения, роста, в котором нет ничего фиксированного, безнадежно застывшего» (Jung, 1931/1966). Таким образом, бессознательное осознается, а процесс индивидуации ускоряется.

Цели терапии зависят от возраста пациента, психотерапевт обязан это учитывать при проведении анализа: «мне представляется, что возраст пациента является важнейшим признаком. Я полагаю, что основные особенности души претерпевают значительные изменения в течение жизни, настолько сильные, что мы имеем право говорить о психологии утра жизни (у более молодых пациентов) и послеполуденной психологии (у более старших пациентов)» (Jung, 1931/1966).

Что касается пациентов старшего возраста, заметное влияние на терапию оказывает кризис середины жизни (вероятно, обусловленный архетипически).

«Как правило, жизнь молодого человека характеризуется общей экспансией и стремлением достичь конкретных целей; невроз в этом случае будет обусловлен сомнениями или отступлением от этой необходимости. Вместе с тем жизнь человека старшего возраста характеризуется ограничением сил, закреплением уже достигнутого, приостановкой дальнейшего роста. Корни невроза в этом случае лежат в юношеских установках, которые уже не соответствует возрасту» (Jung, 1931/1966).

Особенности терапевтического процесса аналитической психотерапии

Разнообразие и диалектика. Все пациенты разные и требуют разных, гибких подходов к вмешательству: «метод вмешательства определяется природой случая... Жесткое применение отдельной теории или метода следует считать ошибочным» (Jung, 1926/1954). Например, некоторым пациентам подходят «здравый смысл и добрый совет», «глубокая исповедь, или «абреакция»», «редукционный анализ... в духе Фрейда или... Адлера» (Jung, 1935/1966).

«Если терапия становится монотонной, вы начинаете повторяться и интуиция подсказывает, что достигнут предел, или возникают мифологические или архетипические проявления, значит, настало время отказаться от (фрейдистского или адлерианского) аналитико-редукционного метода и перейти к анализу символов по аналогии или комплексно, что равнозначно (юнгианской) диалектической процедуре и пути к индивидуации» (Jung, 1935/1966).

В этих ситуациях юнгианский анализ наиболее показан.

Терапия – это диалектический процесс, обсуждение или диалог между психоаналитиком и пациентом, при котором обе стороны взаимно влияют друг на друга. «(Диалектика) – это не столько разработка и усовершенствование предшествующих теорий и практик, сколько полный отказ от них в пользу максимально непредвзятой установки. Другими словами, терапевт более не организатор терапии, а равноправный участник процесса индивидуального развития» (Jung, 1935/1966а).

Характеристики психотерапевта. Терапевт – это человек, гуманный участник терапевтического процесса, уважающий пациентов и их взгляды: «Врач обязан передать бразды правления природе, а самому сделать все, чтобы избежать влияния на пациента со стороны своих собственных философских, социальных и политических склонностей» (Jung, 1935/1966). Кроме того, важнейшим качеством терапевта является заботливое, внимательное отношение к пациенту. «Эти качества врача... я... называю его человеческим интересом и личной симпатией. Они не являются атрибутами какого-либо метода и сами не могут стать методом; это моральные качества, которые важны во всех методах психотерапии» (Jung, 1921/1966). В аналитической терапии подчеркивается большое значение личных качеств психоаналитика для успеха вмешательства.

Этапы. Вмешательство можно разделить на четыре этапа, которые не обязательно следуют один за другим или исключают друг друга (Adler, 1967): исповедь (катарсис), толкование (достижение понимания или инсайта), обучение (переучивание) и трансформация (на пути к целостности и индивидуации). «Первооснова аналитической терапии... обнаруживается в ее прототипе, исповеди» (Jung, 1929/ 1966).

«Поговорка «отдай что имеешь и обретешь» (является) девизом первого этапа психотерапевтического вмешательства». «Исповедь» важна, т.к. «складывается впечатление, что общественное сознание сурово наказывает всякого, кто хотя бы иногда... не признается в своих прегрешениях и человеческих слабостях. Пока он этого не сделает, непреодолимая преграда отделяет его от ощущения своей причастности к человечеству». Вместе с тем «вмешательство врача абсолютно необходимо. Нетрудно заметить, какое влияние на пациента оказывает возможность поделиться своими переживаниями с понимающим и сочувствующим врачом. Сознательный разум пациента находит во враче моральную поддержку в борьбе с неуправляемым влиянием травматического комплекса. Индивид больше не одинок в борьбе с этими стихийными силами, ему протягивает руку помощи заслуживающий доверия человек, наделяя моральной силой для противодействия тирании бесконтрольных эмоций. Благодаря этому подкрепляются объединяющие усилия сознательного разума пациента, пока он не обретает власть над мятежными эмоциями» (Jung, 1921/1966). Абреакция, катарсис, исповедь, таким образом, выполняют функцию поддержки пациента в его борьбе с сильными эмоциями.

В рамках второго этапа, толкования, проявляются регрессия и перенос. «Терапия должна поддерживать регрессию до достижения «пренатального» этапа. Следует помнить, что «мать» в действительности – это имаго, просто психический образ, имеющий различное, но всегда важное бессознательное содержание. «Мать» представляет собой первую инкарнацию архетипа анимы и отражает бессознательное в целом. Поэтому регрессия только внешне приводит к матери; в действительности это ворота в бессознательное, в «царство Матерей». Каждый, кто вступает в это царство, подвергает свою сознательную Эго-личность контролирующему влиянию бессознательного; если человек вовремя заметит свою ошибку или решит, что с ним сыграли злую шутку, он станет защищаться, хотя это сопротивление к добру не приведет. Если регрессию не остановить, она продолжается дальше за «мать» и приводит в пренатальное царство «Извечной женственности», в древний мир архетипических возможностей, в котором «окруженное образами всего сущего» дремлет «божественное дитя», терпеливо ожидающее своей сознательной реализации. Это зародыш целостности, о чем можно судить по его специфическим символам» (Jung, 1912/1967). За счет регрессии в терапии появляется возможность роста.

Перенос, перенесение прошлых неразрешенных переживаний (особенно в отношении собственных родителей) на терапевта может быть важной частью терапии. «Все случаи, где требуется длительная терапия, вращаются вокруг явления переноса, и... успех или неудача вмешательства тесно с ним связаны» (Jung, 1946/1966). Для разрешения аспектов переноса требуется предпринять четыре шага: 1) «помочь пациенту осознать субъективную значимость личных и безличных содержательных элементов переноса»; 2) «установление различия между личными и безличными содержательными элементам»; 3) «разграничить личное отношение к психоаналитику от безличных факторов» и 4) «объективизация безличных образов» (Jung, 1968). Во время вмешательства может проявиться еще одна форма переноса – архетипический перенос (т.е. перенесение архетипических, древних элементов на психоаналитика), который требует анализа.

После толкования переходят к третьему этапу, обучению. Это период переучивания. «Извилистые тропки невроза ведут ко множеству стойких привычек, которые не поддаются инсайту, а исчезают только при замещении их другими привычками. Привычки можно победить только с помощью упражнений, и адекватное обучение является единственным средством для достижения этой цели» (Jung, 1929/1966). Однако, как указывал Райхлак (Rychlak, 1973): «Юнг не предложил готовых рецептов тренировки на этом этапе». В связи с тем, что Юнг связывал обучение с Альфредом Адлером, он пользовался его техниками, которые подходили для этого этапа вмешательства.

Последним идет этап трансформации. Это больше, чем исповедь, толкование или обучение. Трансформация – процесс более высокого уровня, это самореализация, движение по пути индивидуации. Этот этап – заслуга Юнга, здесь проявились его идеи и мысли о личности и терапии (Adler, 1967). Работа на этом этапе строится на предшествующих терапевтических усилиях. Терапевты продолжают применять некоторые из ранее использованных техник (например, катарсис, работа со сновидениями).

Хотя в процессе вмешательства можно выделить четыре этапа, этапы эти не обязательно идут один за другим, они могут проходить одновременно.

«Три этапа аналитической психологии (исповедь, толкование, обучение) таковы, что последний не может заменить первый или второй. Все три этапа могут проходить одновременно и являются важными аспектами одной и той же проблемы; они сосуществуют, подобно исповеди и отпущению грехов. То же самое можно сказать и о четвертом этапе трансформации: он не претендует на исключительность и истину. Его задача устранить недостатки, оставшиеся после предыдущих этапов; он призван удовлетворить дополнительные и все еще не удовлетворенные потребности» (Jung, 1933).

Техники аналитической психотерапии

«Ход вмешательства... подобен беседе с бессознательным» (Jung, 1956). Однако, как говорит Дегинг (Dehing, 1992): «К.Г. Юнг редко высказывался о своей аналитической практике; он всегда отказывался изложить технические правила, и мало что известно о проведенных им психотерапевтических вмешательствах».

Анализ переноса. Частично об этом шла речь выше, при описании второго этапа терапевтического процесса, толкования. Анализ переноса включает 1) осознание и интеграцию комплексов и 2) осознание и ассимиляцию собственной тени (Mattoon, 1986).

Анализ сновидений. Психотерапевт занимается анализом сновидений, т.к. «сновидение – выражение бессознательного» (Jung, 1934/1966), «сновидение описывает внутреннее состояние спящего», «сновидения дают информацию о скрытой внутренней жизни, показывают пациенту компоненты его личности, которые проявляются в виде невротических симптомов». Анализ сновидений служит «методом проникновения в патогенетические конфликты» (Jung, 1956). «Т.к. бессознательное имеет этиологическую значимость, а сновидения являются проявлением бессознательной психической активности, попытка анализировать и интерпретировать сновидения теоретически оправдана» (Jung, 1934/1966).

Далее Юнг заявляет: «У меня нет теории сновидений. Я не знаю, как сновидения возникают. Я даже не уверен в том, что мой подход к анализу сновидений заслуживает названия «метода»» (Jung, 1934/1966). Вместе с тем психотерапевты-юнгианцы владеют методом или стратегией анализа сновидений. Согласно Хендерсону (Henderson, 1980), имеется четыре подхода к анализу сновидений: свободные ассоциации (пациенты произвольно подбирают ассоциации к собственным сновидениям); прямые ассоциации (пациенты подбирают ассоциации к определенным аспектам своих сновидений); амплификация пациентом (разработка и прояснение содержания сновидений); амплификация психотерапевтом. При использовании амплификации пациентам предлагают подобрать множественные ассоциации к определенному аспекту сновидений. «Амплификация обогащает образ сновидения значением этого образа или мотива в мифах, религии, сказках, искусстве и литературе» (Whitmont, 1978). Юнг был склонен проводить серийный анализ сновидений (т.е. анализировал серию сновидений своих пациентов), а не фокусировался на одном из них.

Что касается валидности интерпретации сновидений, Юнг отмечал: «Я позволяю себе использовать единственный критерий результативности своих усилий: работает ли (интерпретация)? » (Jung, 1931/1966). Интерпретация работает, согласно Маттуну (Mattoon, 1978), если можно утвердительно ответить на один из вопросов.

1. Находит ли интерпретация отклик у пациента?

2. Представляется ли интерпретация сновидения самому пациенту осмысленной?

3. Подтверждается (или опровергается) ли интерпретация последующими сновидениями?

4. Происходят ли в реальной жизни индивида события, предвосхищенные интерпретацией?


Поделиться:



Популярное:

  1. I. Фаза накопления отклонений объекта от нормального протекания процесса.
  2. II.4. Особенности процесса социализации в маргинальный переходный период.
  3. VII.3. Социально-педагогическая превенция процесса криминализации неформальных подростковых групп.
  4. XVII ВЕК В ИСТОРИИ ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЫ И РОССИИ. ОСОБЕННОСТИ РОССИЙСКОГО ИСТОРИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА И ЕГО ФАКТОРЫ
  5. А. В процессе плавления. Б. В процессе отвердевания. В. Одинакова в обоих процессах.
  6. АВТОМАТИКА И АВТОМАТИЗИРОВАННЫЕ СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИМИ ПРОЦЕССАМИ
  7. Адаптация или разработка системы непрерывного контроля и улучшения процесса. Реинжиниринг процессов
  8. Анализ процесса подачи баланса и силовые факторы при рубке древесины в рубительной машине.
  9. АСР процесса газовой абсорбции.
  10. АСУ технологическими процессами и производством
  11. Безопасная среда для участников лечебно-диагностического процесса
  12. Взаимоотношения следователя с участниками процесса


Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 1045; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2024 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.066 с.)
Главная | Случайная страница | Обратная связь