Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Испания в XIX в. Пять буржуазных революций.



В 1807 г. французские войска были введены в Испанию. Наполеон потребовал от нее подписать пакт о совместных военных действиях против Португалии, которую поддерживала Англия. В течение нескольких недель португальская армия была рабита, а король Португалии со своим двором бежал в Бразилию.

Заняв ряд важных стратегических пунктов на территории Испании, французская армия, несмотря на протесты испанского правительства, не спешила покидать страну. Это обстоятельство способствовало росту недовольства правлением Годоя. В то время как пребывание французских войск на территории страны вызывало страх и смятение правящей верхушки, готовой к компромиссу с Наполеоном, для народных масс это явилось сигналом к действию.

Начало первой буржуазной революции в Испании.

17 марта 1808 г. толпы народа напали на дворец Годоя в загородной королевской резиденции Аранхуэсе. Ненавистному фавориту удалось бежать, но Карл IV должен был отречься от престола в пользу Фердинанда VII. Узнав о событиях в Испании, Наполеон решил использовать их в своих целях. Заманив обманным путем в пограничный французский город Байонну сначала Фердинанда VII, а затем Карла IV, Наполеон заставил их отречься от престола в пользу своего брата Жозефа Бонапарта.

По распоряжению Наполеона в Байонну была направлена депутация представителей испанского дворянства, духовенства, чиновников и купечества. Они составили так называемые Байоннские кортесы, которые выработали конституцию Испании. Власть переходила к Жозефу Бонапарту, провозглашалось проведение некоторых реформ. Эти реформы носили весьма умеренный характер, хотя для отсталой Испании и были известным шагом вперед: ликвидировались наиболее обременительные феодальные повинности, устранялись ограничения экономической деятельности, уничтожались внутренние таможни, вводилось единое законодательство, гласное судопроизводство, отменялись пытки. В то же время не была полностью упразднена инквизиция, провозглашенные избирательные права, по существу, являлись фикцией. Испанцы не приняли конституцию, навязанную иностранными захватчиками. Они ответили на французскую интервенцию всеобщей партизанской войной. «...Наполеон, который — подобно всем людям своего времени — считал Испанию безжизненным трупом, был весьма неприятно поражен, убедившись, что если испанское государство мертво, то испанское общество полно жизни, и в каждой его части бьют через край силы сопротивления»

Сразу же после вступления французов в Мадрид там вспыхнуло восстание: 2 мая 1808 г. жители города вступили в неравный бой с 25-тысячной армией под командованием маршала Мюрата. Более суток шли бои на улицах города, восстание было потоплено в крови. Вслед за тем начались восстания в других частях Испании: Астурии, Галисии, Каталонии. Героические страницы вписали в борьбу за независимость страны защитники столицы Арагона Сарагосы, которую французы в 1808 г. так и не смогли взять и были вынуждены снять осаду.

В июле 1808 г. французская армия была окружена испанскими партизанами и капитулировала у города Байлена. Жозеф Бонапарт и его правительство спешно эвакуировались из Мадрида в Каталонию. Победа при Байлене явилась сигналом к восстанию в Португалии, где в это время высадились английские войска. Французы были вынуждены покинуть Португалию.

В ноябре 1808 г. Наполеон двинул за Пиренеи свои регулярные войска и сам возглавил вторжение 200-тысячной французской армии. Продвигаясь к столице Испании, наполеоновские войска применяли тактику «выжженной земли». Но партизанское движение в это время всколыхнуло всю страну. Народная война — герилья — носила массовый характер. Испанцы действовали небольшими партизанскими отрядами, парализуя французскую регулярную армию, которая привыкла сражаться по всем правилам военного искусства. Многие события этой неравной борьбы вошли в историю. Среди них героическая оборона Сарагосы, в которой принимало участие все население, включая женщин и детей. Вторая осада города длилась с декабря 1808 г. до февраля 1809 г. Французам пришлось штурмовать каждый дом; с крыш в них летели пули, камни, лился кипяток. Жители поджигали дома, чтобы закрыть путь врагу. Только эпидемия помогла французам взять город, и он был полностью разрушен.

Но национально-освободительной борьбе была свойственна известная ограниченность: испанцы верили в «доброго» монарха, и нередко на знаменах патриотов был начертан призыв к восстановлению на троне короля Фердинанда VII.

Это наложило отпечаток и на буржуазно-демократическую революцию 1808—1812 гг., начало которой было положено партизанской войной против Наполеона.

В ходе развернувшейся войны против захватчиков возникли местные органы власти — провинциальные хунты. Они явочным порядком провели в жизнь некоторые революционные меры: налоги на крупную собственность, контрибуции с монастырей и духовенства, ограничение феодальных прав сеньоров и др.

В освободительном движении не было единства. Наряду с «либералами», выдвигавшими требования буржуазных преобразований, существовала группировка «фернандистов», которые были сторонниками сохранения феодально-абсолютистских порядков после изгнания французов и возвращения на трон Фердинанда VII.

В сентябре 1808 г. в результате революции было создано новое правительство страны — Центральная хунта, состоявшая из 35 человек. Это были представители высших слоев общества — аристократии, духовенства, высшего чиновничества и офицерства. Многие из них еще недавно готовы были примириться с властью Жозефа Бонапарта, но по мере роста революционного движения масс и особенно после поражения французов при Байлене поспешили примкнуть к освободительному движению против Наполеона.

В деятельности Центральной хунты нашли отражение противоречия, существовавшие в патриотическом лагере.

Правое крыло ее возглавлял восьмидесятилетний граф Флоридабланка, известный своей реформаторской деятельностью в конце XVIII в. Будучи в прошлом сторонником либеральных реформ, он впоследствии значительно «поправел». Встав во главе Центральной хунты, он стремился ограничить борьбу войной с французами, не допустить антифеодальных преобразований. Выступая как защитник абсолютной монархии, Флоридабланка направлял свою деятельность прежде всего на подавление революционных выступлений масс.

Второе, более радикальное течение возглавлял выдающийся испанский просветитель Гаспар Мельчор Ховельянос, выдвигавший программу буржуазных преобразований, в том числе аграрных.

Для решения стоявших перед страной проблем Центральная хунта должна была «...сочетать решение насущных вопросов и задач национальной обороны с преобразованием испанского общества и с раскрепощением национального духа...»

Фактически руководство Центральной хунты направило всю свою энергию на то, чтобы оторвать освободительное движение от революции. Именно потому, что Центральная хунта не смогла выполнить свою революционную миссию, она не смогла и защитить страну от французской оккупации.

Армия Наполеона захватила большую часть Испании, в том числе и Севилью, где заседала Центральная хунта, которая была вынуждена перебраться в Кадис — последний город, незанятый французами. Однако оккупантам не удалось погасить пламя партизанской войны. Сравнительно небольшие, но многочисленные отряды, состоявшие из крестьян, поддерживали тесную связь с населением; они отличались большой мобильностью, совершали смелые вылазки, быстро передвигались в новые районы, то распадаясь на мелкие группы, то вновь соединяясь. В 1809—1810 гг. эта тактика преобладала и позволяла партизанам-герильерос держать под своим контролем целые провинции, оккупированные французами.

Конституция 1812 г.

В сентябре 1810 г. в городе Кадисе были созваны новые однопалатные кортесы. Подавляющее большинство членов кортесов составляли священники, юристы, высшие чиновники и офицерство. В их составе было немало деятелей и прогрессивной интеллигенции, которые внесли свой вклад в разработку конституции, принятой в 1812 г. Важно отметить, что конституция, была основана на принципах народного суверенитета и разделения властей. Прерогативы монарха были ограничены однопалатными кортесами, которые созывались на основе довольно широкого избирательного права. В голосовании принимали участие мужчины с 25 лет, за исключением домашней прислуги и лиц, лишенных прав по суду.

Кортесам принадлежала высшая законодательная власть в стране. За королем сохранялось лишь право отлагательного вето: если законопроект отклонялся монархом, то он возвращался для обсуждения в кортесы и в случае его подтверждения на двух последующих сессиях окончательно вступал в силу. Король тем не менее сохранял значительную власть: он назначал высших государственных чиновников и высших офицеров, объявлял с санкции кортесов войну и заключал мир. Вслед за конституцией кортесы приняли ряд антифеодальных и антицерковных декретов: были отменены феодальные повинности и упразднены феодальные формы аренды, ликвидирована церковная десятина и другие платежи в пользу церкви, объявлялась распродажа части церковных, монастырских и королевских владений. Одновременно была ликвидирована общинная собственность и началась распродажа общинных земель.

Ряд мероприятий кортесов был направлен на то, чтобы ускорить развитие капитализма в стране. Запрещалась работорговля, отменялись ограничения в области экономической деятельности, вводился прогрессивно-подоходный налог на капитал.

В момент принятия конституции 1812 г. осложнилось положение французских оккупационных войск в стране. В связи с началом завоевательного похода Наполеона в Россию в 1812 г. туда была направлена значительная часть армии, находившейся в Испании. Воспользовавшись этим, испанские войска в 1812 г. нанесли ряд сокрушительных поражений французам, и они вынуждены были сначала отвести свои войска за реку Эбро, а затем в ноябре 1813 г. полностью покинуть территорию Испании.

Однако Наполеон предпринял еще одну попытку удержать страну в своих руках. Он вступил в переговоры с Фердинандом VII, который находился в плену во Франции, и предложил ему вернуться в Испанию и восстановить свои права на престол. Фердинанд VII принял это предложение, обязавшись поддерживать дружественные отношения с Францией. Однако кортесы, собравшиеся в Мадриде, отказались признать Фердинанда королем до тех пор, пока он не присягнет конституции 1812 г.

Началась борьба между кортесами и Фердинандом VII, который, вернувшись в Испанию, собрал вокруг себя сторонников восстановления абсолютизма. Взяв на себя роль главы государства, Фердинанд издал манифест, объявлявший конституцию 1812 г. недействительной, а все декреты кортесов — аннулированными. Кортесы были распущены, а входившие в созданное ими правительство либеральные министры арестованы. В мае 1814 г. Фердинанд VII прибыл в Мадрид и объявил об окончательном восстановлении абсолютной монархии.

Первая испанская революция носила незавершенный характер. После возвращения в страну Фердинанда VII в Испании была реставрирована абсолютная монархия, последовали расправы с активными участниками революции, была снова полностью восстановлена инквизиция, возвращена бывшим владельцам монастырская, церковная и крупная светская земельная собственность.

Буржуазная революция в Испании 1820— 1823 годов

Предпосылки революции.

Реставрация старого порядка в 1814 г. обострила социально-экономические и политические противоречия внутри испанского общества. Развитие капиталистического уклада требовало проведения буржуазных преобразований.

В первые десятилетия XIX в. увеличилась численность хлопчатобумажных, шелковых, суконных, железоделательных мануфактур. Крупнейшим центром мануфактурного производства стала Каталония. В Барселоне встречались предприятия, на которых работало до 600—800 человек. Рабочие, занятые на мануфактурах, трудились как в хозяйских мастерских, так и на дому. Мануфактурное производство пустило корни и в деревне: в Каталонии и Валенсии многие безземельные крестьяне летом батрачили, а зимой работали на суконных мануфактурах.

Важное место в испанской экономике занимала колониальная торговля. С ней были неразрывно связаны интересы купцов и судовладельцев Кадиса, Барселоны и других портовых городов. Колонии в Латинской Америке служили рынком сбыта для испанской текстильной промышленности.

Развитие капиталистических отношений в промышленности сталкивалось с целым рядом препятствий. В Испании сохранялись внутренние таможенные пошлины, алькабала (средневековый налог на торговые сделки), государственные монополии; в городах продолжали существовать многочисленные цехи.

В испанской деревне преобладали феодальные отношения. Более 2/3 обрабатываемой земли находилось в руках дворянства и церкви. Система майоратов гарантировала сохранение монополии феодалов на землю. Многочисленные феодальные повинности, налоги и церковная десятина тяжелым грузом лежали на крестьянских хозяйствах. Держатели выплачивали поземельные повинности в денежной или натуральной форме; феодалы продолжали пользоваться баналитетными правами и другими сеньориальными привилегиями. Примерно половина испанских деревень находилась под юрисдикцией светских сеньоров и церкви.

Рост цен на хлеб и другие продукты в XVIII в. способствовал втягиванию дворянства во внутреннюю и колониальную торговлю. В северных районах Испании, где были распространены различные формы феодального держания и полуфеодальной аренды, этот процесс приводил к усилению натиска сеньоров на крестьян. Дворяне пытались увеличить существующие повинности и ввести новые, сократить сроки держания, что вело к постепенному пре вращению держателей в арендаторов. Участились случаи захвата сеньорами общинных земель. По-другому обстояло дело в Андалусии, Эстремадуре, Новой Кастилии — районах крупного дворянского землевладения. Здесь вовлечение дворян в торговлю вызывало сокращение традиционной мелкокрестьянской аренды и расширение собственного хозяйства сеньоров, основанного на применении труда батраков и малоземельных крестьян. Проникновение капиталистических отношений в сельское хозяйство ускорило расслоение деревни: возрастала численность малоземельных и безземельных крестьян, выделялась зажиточная крестьянская верхушка.

Разбогатевшие купцы и предприниматели, желая упрочить свое положение, приобретали наделы разорившихся крестьян и общинные земли. Многие буржуа брали на откуп феодальные повинности и церковную десятину. Рост буржуазного землевладения и приобщение буржуазии к эксплуатации крестьянства сближали верхушку буржуазии с той частью дворянства, которая была в наибольшей степени связана с торговлей. Поэтому испанская буржуазия, объективно заинтересованная в ликвидации феодализма, в то же время тяготела к компромиссу с дворянством.

Феодально-абсолютистские порядки, восстановленные в 1814 г., вызывали резкое недовольство широких кругов буржуазии, либерального дворянства, военных, интеллигенции. Экономическая слабость испанской буржуазии, отсутствие у нее опыта политической борьбы привели к тому, что особую роль в революционном движении в первые десятилетия XIX в. стала играть армия. Активное участие военных в борьбе против французских захватчиков, взаимодействие армии с партизанскими отрядами способствовали ее демократизации и проникновению в нее либеральных идей. Патриотически настроенные офицеры начали осознавать необходимость глубоких перемен в жизни страны. Передовая часть армии выступала с требованиями, отражавшими политические интересы буржуазии.

В 1814—1819 гг. в армейской среде и во многих крупных городах — Кадисе, Ла-Корунье, Мадриде, Барселоне, Валенсии, Гранаде — возникали тайные общества масонского типа. Участники заговоров — офицеры, юристы, торговцы, предприниматели — ставили перед собой цель подготовить пронунсиамьенто — государственный переворот, совершаемый армией, — и установить конституционную монархию. В 1814—1819 гг. неоднократно предпринимались попытки подобных выступлений. Крупнейшее из них произошло в сентябре 1815 г. в Галисии, где в восстании приняло участие около тысячи солдат под руководством X. Диаса Порльера, героя антинаполеоновской войны. Абсолютизм жестоко расправился с организаторами восстания, офицерами и купцами Ла-Коруньи. Однако репрессии не могли покончить с революционным движением.

Начало революции. Толчком к началу второй буржуазной революции в Испании послужила война за независимость испанских колоний в Латинской Америке. Эта тяжелая и безуспешная для Испании война привела к окончательной дискредитации абсолютизма и росту либеральной оппозиции. Центром подготовки нового пронунсиамьенто стал Кадис, в окрестностях которого были расквартированы войска, предназначенные для отправки в Латинскую Америку.

1 января 1820 г. недалеко от Кадиса началось восстание в армии, его возглавил подполковник Рафаэль Риего. Вскоре к отряду Риего присоединились войска под командованием А. Кироги. Целью восставших было восстановление конституции 1812 г.

Революционные войска пытались взять Кадис, однако эта попытка окончилась неудачей. Стремясь заручиться поддержкой населения, Риего настоял на проведении рейда по Андалусии. Отряд Риего по пятам преследовали войска роялистов; к концу рейда от двухтысячного отряда осталось всего 20 человек. Но известие о восстании и походе Риего всколыхнуло всю страну. В конце февраля — начале марта 1820 г. начались волнения в крупнейших городах Испании.

6—7 марта люди вышли на улицы Мадрида. В этих условиях Фердинанд VII вынужден был объявить о восстановлении конституции 1812 г., созыве кортесов, упразднении инквизиции. Король назначил новое правительство, состоявшее из умеренных либералов — «модерадос».

Начавшаяся революция вовлекла в политическую жизнь широкие круги городского населения. Весной 1820 г. повсюду создавались многочисленные «Патриотические общества», выступавшие в поддержку буржуазных преобразований. В деятельности «Патриотических обществ», со временем превратившихся в политические клубы, участвовали предприниматели и торговцы, интеллигенция, военные, ремесленники. Всего в годы революции насчитывалось более 250 «Патриотических обществ», которые сыграли важную роль в политической борьбе. Одновременно в городах формировались отряды национальной милиции, взявшие на себя борьбу с контрреволюционными силами. Войска, поднявшие восстание на юге страны в январе 1820 г., вошли в состав так называемой армии наблюдения, призванной защищать завоевания революции; возглавил ее Р. Риего.

Преимущественным влиянием в «армии наблюдения», в национальной милиции и «Патриотических обществах» пользовалось левое крыло либералов — «восторженные» («эксальтадос»). Среди руководителей «эксальтадос» были многие участники героического восстания в январе 1820 г.— Р. Риего, А. Кирога, Э. Сан-Мигель. «Эксальтадос» требовали решительной борьбы против сторонников абсолютизма и последовательного проведения в жизнь принципов конституции 1812 г., расширения деятельности «Патриотических обществ», усиления национальной милиции. В 1820—1822 гг. «эксальтадос» пользовались поддержкой широких кругов городского населения.

Революция нашла отклик и в деревне. В кортесы поступали жалобы сеньоров на крестьян, прекративших платить повинности; в некоторых районах крестьяне отказывались от уплаты налогов. Осенью 1820 г. в провинции Авила крестьяне пытались разделить земли герцога Мединасели — одного из крупнейших испанских феодалов. Волнения в деревне выдвинули аграрный вопрос на первый план политической борьбы.

Буржуазные преобразования 1820—1821гг.

Пришедшие к власти в марте 1820 г. умеренные либералы опирались на поддержку либерального дворянства и верхушки буржуазии. «Модерадос» одержали победу на выборах в кортесы, которые открылись в Мадриде в июне 1820 г.

Социально-экономическая политика «модерадос» благоприятствовала развитию промышленности и торговли: была отменена цеховая система, упразднены внутренние таможенные пошлины, монополии на соль и табак, провозглашена свобода торговли. Осенью 1820 г. кортесы приняли решение о ликвидации религиозных орденов и закрытии части монастырей. Их имущество перешло в собственность государства и подлежало продаже. Были отменены майораты — отныне дворяне могли свободно распоряжаться своей земельной собственностью. Многие обедневшие идальго стали продавать свои земли. Аграрное законодательство «модерадос» создало возможность перераспределения земельной собственности в пользу буржуазии.

Более сложным оказалось решение вопроса о феодальных повинностях. «Модерадос» стремились к компромиссу с дворянством; в то же время волнения в деревне заставляли буржуазных революционеров идти навстречу требованиям крестьян. В июне 1821 г. кортесы приняли закон об отмене сеньориальных прав. Закон отменял юридическую и административную власть сеньоров, баналитеты и другие сеньориальные привилегии. Поземельные повинности сохранялись, если сеньор мог документально доказать, что земля, обрабатываемая крестьянами, является его частной собственностью. Однако Фердинанд VII, вокруг которого сплотились силы феодальной реакции, отказался утвердить закон об отмене сеньориальных прав, использовав право приостанавливающего вето, предоставленное королю конституцией 1812 г.

Боясь вступить в конфликт с дворянством, «модерадос» не решились нарушить королевское вето. Закон об отмене сеньориальных прав остался на бумаге.

«Модерадос» стремились не допустить углубления революции и поэтому выступали против вмешательства народных масс в политическую борьбу. Уже в августе 1820 г. правительство распустило «армию наблюдения», в октябре ограничило свободу слова, печати и собраний. Эти меры привели к ослаблению революционного лагеря, что сыграло на руку роялистам. В 1820—1821 гг. они организовывали многочисленные заговоры с целью восстановления абсолютизма.

Приход к власти «эксальтадос».

Недовольство народных масс политикой правительства, его нерешительностью в борьбе с контрреволюцией привело к дискредитации «модерадос». Влияние же «эксальтадос», напротив, возросло. Народ связывал с ними надежды на продолжение революционных преобразований. В конце 1820 г. от «эксальтадос» отделилось радикальное крыло, получившее название «комунерос». Участники этого движения считали себя продолжателями той борьбы, которую вели против усиления королевской власти «комунерос» XVI в.

Опорой движения «комунерос» были городские низы. Резко критикуя умеренных либералов, «комунерос» требовали очистить государственный аппарат от приверженцев абсолютизма, восстановить демократические свободы и «армию наблюдения».

Но движению городских низов в годы второй буржуазной революции были присущи серьезные слабости. Во-первых, в среде «комунерос» сохранялись монархические иллюзии, несмотря на то что король и его окружение являлись оплотом реакционных сил. Во-вторых, движение «комунерос» было оторвано от крестьянства, составлявшего большинство населения страны. Хотя один из руководителей «комунерос» — Ромеро Альпуенте выступал в кортесах с требованием ликвидации всех кресть янских повинностей, это движение в целом не вело борьбу в защиту интересов крестьян.

В начале 1822 г. на выборах в кортесы одержали победу «эксальтадос». Председателем кортесов был избран Р. Риего. В июне 1822 г. кортесы приняли закон о пустошах и королевских землях: половину этой земли предполагалось продать, а другую — распределить между ветеранами антинаполеоновской войны и безземельными крестьянами. Таким путем «эксальтадос» пытались облегчить положение самой обездоленной части крестьян, не нарушая при этом коренных интересов дворянства.

Сдвиг влево, происшедший в политической жизни страны, вызвал ожесточенное сопротивление роялистов. В конце июня — начале июля 1822 г. в Мадриде произошли столкновения между королевской гвардией и национальной милицией. В ночь с 6 на 7 июля гвардейцы пытались захватить столицу, однако национальная милиция при поддержке населения нанесла поражение контрреволюционерам. Правительство «модерадос», искавшее примирения с роялистами, вынуждено было уйти в отставку.

В августе 1822 г. к власти пришло правительство «эксальтадос» во главе с Э. Сан-Мигелем. Новое правительство более активно повело борьбу с контрреволюцией. В конце 1822 г. войска генерала Мины — легендарного вождя антинаполеоновской герильи — разгромили контрреволюционные банды, созданные роялистами в горных районах Каталонии. Подавляя контрреволюционные выступления, «эксальтадос» в то же время ничего не сделали для углубления революции. Правительство Э. Сан-Мигеля фактически продолжало аграрную политику умеренных либералов. Либеральное дворянство и верхушка буржуазии в 1820—1821 гг. добились осуществления своих целей и не были заинтересованы в дальнейшем развитии революции. Отсутствие радикальных социально-экономических и политических преобразований лишило «эксальтадос» поддержки народных масс; против правительства стало выступать движение «комунерос».

Контрреволюционная интервенция и реставрация абсолютизма. События 1820—1822 гг. показали, что испанская реакция не может самостоятельно подавить революционное движение. Поэтому Веронский конгресс Священного союза, собравшийся в октябре 1822 г., принял решение об организации интервенции. В апреле 1823 г. французские войска перешли испанскую границу. Разочарование крестьянских масс в политике либеральных правительств, быстрый рост налогов, а также контрреволюционная агитация духовенства привели к тому, что крестьяне не поднялись на борьбу с интервентами.

В мае 1823 г., когда значительная часть страны уже находилась в руках интервентов, «эксальтадос» приняли решение о вступлении в силу закона об отмене сеньориальных прав. Однако этот запоздалый шаг уже не смог изменить отношение крестьян к буржуазной революции. Правительство и кортесы были вынуждены покинуть Мадрид и переехать в Севилью, а затем в Кадис. Несмотря на героическое сопротивление армии генерала Мины в Каталонии и отрядов Риего в Андалусии, в сентябре 1823 г. почти вся Испания оказалась во власти контрреволюционных сил.

1 октября 1823 г. Фердинанд VII подписал декрет, отменявший все законы, принятые кортесами в 1820—1823 гг. В Испании вновь утвердился абсолютизм, церкви были возвращены отнятые у нее земли. Правительство начало преследовать участников революции. В ноябре 1823 г. был казнен Р. Риего. Ненависть камарильи к революционному движению дошла до того, что в 1830 г. король приказал закрыть все университеты, видя в них источник либеральных идей.

Попытки испанского абсолютизма восстановить свою власть в Латинской Америке оказались тщетными. К началу 1826 г. Испания потеряла все колонии в Латинской Америке, за исключением Кубы и Пуэрто-Рико.

Буржуазная революция 1820— 1823 гг. потерпела поражение. Буржуазные преобразования либералов восстановили против них феодальную реакцию как в самой Испании, так и за ее пределами. В то же время аграрная политика либералов оттолкнула от буржуазной революции крестьян. Лишенный поддержки со стороны народных масс, блок либерального дворянства и верхушки буржуазии не смог отразить натиск феодально-абсолютистских сил.

Тем не менее революция 1820— 1823 гг. расшатала устои старого порядка, подготовив почву для дальнейшего развития революционного движения. События Испанской революции оказали большое влияние на революционные процессы в Португалии, Неаполе и Пьемонте.

Победа феодально-абсолютистских сил в 1823 г. оказалась непрочной. Реакционный режим Фердинанда VII не мог остановить поступательного развития капитализма. Начавшаяся в 30—40-е годы промышленная революция обострила противоречия между потребностями развития капиталистических отношений и сохранением «старого порядка». Потеря большей части колоний в Латинской Америке ударила по интересам торгово-промышленной буржуазии. Испанская буржуазия, лишившись колониальных рынков, начала более активно бороться против феодальных пережитков, мешавших развитию предпринимательства и торговли в самой Испании.

В 1823—1833 гг. в Испании вновь возникают тайные общества, ставившие своей целью свержение абсолютизма. Неоднократные попытки осуществить эту задачу оканчивались неудачей из-за слабой связи заговорщиков с населением. И все же, несмотря на постоянные преследования либералов, влияние противников абсолютизма в среде буржуазии продолжало возрастать.

В то же время во второй половине 20-х годов в Испании активизировались силы крайней реакции. Они обвиняли Фердинанда VII в «слабости», требовали усилить террор против либералов и укрепить позиции церкви. Наиболее реакционная часть дворянства и духовенства сплотилась вокруг брата Фердинанда VII — Карлоса.

Третья буржуазная революция (1834— 1843)

В 1833 г. Фердинанд VII умер. Наследницей была провозглашена его малолетняя дочь Изабелла, регентшей — вдовствующая королева Мария Кристина. Одновременно с притязанием на испанский престол выступил Карлос. Его сторонники (их стали называть карлистами) развязали в конце 1833 г. гражданскую войну. Карлистам удалось на первых порах привлечь на свою сторону часть сельского населения Страны Басков, Наварры, Каталонии, используя религиозность крестьян, а также их недовольство усилением централизма и ликвидацией старинных местных вольностей — «фуэрос». Девизом карлистов стали слова: «Бог и фуэрос! » Мария Кристина вынуждена была искать поддержку среди либерального дворянства и буржуазии. Таким образом династический конфликт превратился в открытую борьбу между феодальной реакцией и либералами.

В январе 1834 г. сформировалось правительство умеренных либералов — «модерадос». Испания вступила в период третьей буржуазной революции (1834— 1843).

Буржуазные преобразования и политическая борьба в 1834—1840 гг. Придя к власти, «модерадос» приступили к преобразованиям, отвечающим интересам верхушки буржуазии и либерального дворянства. Правительство отменило цехи и провозгласило свободу торговли. Считая конституцию 1812 г. слишком радикальной, «модерадос» разработали в 1834 г. «Королевский статут». В Испании создавались двухпалатные кортесы, обладавшие лишь совещательными функциями. Для избирателей был установлен высокий имущественный ценз: из 12-миллионного населения Испании избирательное право получили 16 тыс. человек.

Ограниченный характер мероприятий либерального правительства и его нерешительность в борьбе с карлизмом вызвали резкое недовольство мелкой буржуазии и городских низов. К середине 1835 г. волнения охватили крупнейшие города — Мадрид, Барселону, Сарагосу; на юге страны власть перешла в руки революционных хунт, которые требовали восстановить конституцию 1812 г., уничтожить монастыри, разгромить карлизм.

Размах революционного движения заставил «модерадос» в сентябре 1835 г. уступить место левым либералам, которые впоследствии стали называться «прогрессистами» («прогрессисты» сменили «эксальтадос» на левом фланге либерального движения). В 1835—1837 гг. «прогрессистские» правительства провели важные социально-экономические преобразования. Центральное место среди них заняло решение аграрного вопроса. «Прогрессисты» отменили майораты, уничтожили церковную десятину. Были конфискованы церковные земли и начата их распродажа; земли продавались с аукциона, большая часть их перешла в руки буржуазии и обуржуазившегося дворянства. Буржуа, купившие дворянские и церковные земли, увеличивали арендную плату, нередко сгоняли крестьян с земли, заменяя их крупными арендаторами. Рост крупного буржуазного землевладения упрочил союз между буржуазией и либеральным дворянством и противопоставил буржуазию крестьянам. «Прогрессисты» провели также закон, отменивший сеньориальные привилегии, баналитеты и личные повинности. Поземельные повинности сохранялись и рассматривались как своеобразная форма арендной платы; это привело к постепенной утрате крестьянами владельческих прав и превращению бывших держателей в арендаторов, а бывших сеньоров — в полновластных хозяев земли. Аграрная политика третьей буржуазной революции, в целом отвечавшая интересам крупных землевладельцев, дала толчок развитию капиталистических отношений в сельском хозяйстве Испании по «прусскому» пути.

В августе 1836 г. восстал гарнизон королевского поместья Ла-Гранха, солдаты принудили Марию Кристину подписать декрет о восстановлении конституции 1812 г. Однако буржуазия и либеральное дворянство опасались, что введение всеобщего избирательного права и ограничение королевской власти в атмосфере революционного подъема могут обратиться против правящего блока. Поэтому уже в 1837 г. либералы разработали новую конституцию, более консервативную, чем конституция 1812 г. Имущественный ценз давал право участвовать в выборах только 2, 2% населения страны. Конституция 1837 г. явилась компромиссом между «модерадос» и «прогрессистами», которые объединились в борьбе против движения народных масс, с одной стороны, и против карлизма — с другой.

В середине 30-х годов карлизм представлял грозную опасность. Карлистские отряды совершали глубокие рейды по территории Испании. Однако к концу 1837 г. в войне произошел перелом, обусловленный внутренним кризисом карлизма. Карлизм не нашел сторонников в городах; среди крестьян Страны Басков, Каталонии и Наварры, которые первоначально поддержали претендента, росло разочарование в карлизме и стремление к окончанию войны. Летом 1839 г. часть карлистских войск сложила оружие; к середине 1840 г. были разгромлены последние карлистские отряды.

Конец карлистской войны означал поражение феодально-абсолютистской реакции.

Диктатура Эспартеро.

С окончанием карлистской войны угроза реставрации старого порядка была устранена, что привело к обострению противоречий между «модерадос» и «прогрессистами». Их противоборство вылилось в затяжной политический кризис, окончившийся в октябре 1840 г. отречением Марии Кристины. Власть перешла в руки одного из лидеров «прогрессистов» — генерала Б. Эспартеро, который в 1841 г. был провозглашен регентом. В 1840—1841 гг. Эспартеро пользовался поддержкой народных масс, которые видели в нем героя войны против карлизма, защитника и продолжателя революции. Но Эспартеро не осуществил радикальных социально-экономических и политических преобразований, его политика оттолкнула от него крестьян и городские массы. Подготовка торгового договора с Англией, который открывал испанские рынки для английского текстиля, привела к конфликту между промышленной буржуазией и правительством. Наконец, запрещение барселонской ассоциации рабочих текстильной промышленности лишило диктатуру Эспартеро поддержки ремесленников и рабочих.

К началу 1843 г. сложился блок разнородных политических сил, стремившихся покончить с господством Эспартеро. Летом 1843 г. диктатура Эспартеро была свергнута, и к концу 1843 г. власть в стране вновь перешла в руки «модерадос».

Итоги третьей буржуазной революции.

Третья буржуазная революция в Испании в отличие от первых двух, потерпевших поражение, завершилась компромиссом между старой землевладельческой аристократией и блоком либерального дворянства и верхушки буржуазии. Майораты, сеньориальные права дворянства, цехи, отмененные в ходе третьей буржуазной революции, не были восстановлены. В то же время еще не распроданные церковные земли возвращались церкви. Компромисс был достигнут и в политической сфере: устанавливалось относительное равновесие между «абсолютистами», пользовавшимися покровительством королевской власти, и «модерадос». В 1845 г. вступила в силу новая конституция, составленная в форме поправок к конституции 1837 г. (повышался имущественный ценз, урезались полномочия кортесов, увеличивались права королевской власти).


Поделиться:



Популярное:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 2131; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2024 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.064 с.)
Главная | Случайная страница | Обратная связь