Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Север и Юг на начальном этапе войны




Создание Конфедерации рабовладельческих штатов Юга сопровождалось принятием 11 марта 1861 г. Конституции Конфедеративных Штатов Америки, в которой содержалось положение, объявляющее рабство негров «естественным состоянием». Иностранная работорговля запрещалась. Данное решение было призвано обеспечить скорейшее признание европейскими странами нового государственного образования в Северной Америке. Правительство Конфедерации направило своих специальных представителей в столицы Англии, Франции, России и Бельгии с целью установить с ними дипломатические отношения. Одновременно в Вашингтон была также направлена делегация Конфедерации для урегулирования вопросов, которые касались раздела общефедеральной собственности, а также признания нового североамериканского государства.

Администрация Бьюкенена дала указание своим дипломатам в Испании, Бельгии, Швейцарии, Германии, Австро-Венгрии, Турции, Англии, Франции, России и Голландии передать правительствам стран их аккредитации обращение с выражением надежды, что они «не предпримут никаких шагов, которые могут поощрить революционное движение откалывающихся штатов или увеличить опасность недовольства в тех штатах, которые еще остаются лояльными» Союзу.

Полученное правительством России послание, в частности, гласило: «Если независимость «Конфедеративных Штатов» бунт признана великими державами Европы, это может нарушить дружеские отношения, дипломатические и торговые, которые ныне существуют между этими державами и Соединенными Штатами. Все эти последствия, которым императорский двор обязательно станет свидетелем, противоречат как интересам России, так и интересам нашей страны»[139].

До официального вступления в должность данный вопрос Линкольн не комментировал. Тем временем отделившиеся штаты захватили почти все федеральные форты, арсеналы, почтовые отделения и таможни в пределах своих территорий и приступили к созданию собственной армии. 4 марта 1861 г. в своей инаугурационной речи новый президент избрал метод убеждения, заверяя население южных штатов, что им не следует опасаться республиканской администрации и что времени – «традиционному лекарю страстей» – должна быть предоставлена возможность залечить рану раскола. Походившие на заклинание утверждения о нерушимости Союза сопровождались выражением надежды ни возможность мирного разрешения спора с Югом. Линкольн вновь заверил сецессионистов, что у него «нет никаких намерений прямо или косвенно вмешиваться в функционирование института рабства в тех штатах, где оно существует».

Одновременно президент счел нужным предупредить мятежные силы, что «ни один из штатов не вправе сугубо по собственной инициативе выйти из Союза, что принимаемые с этойцелью решения и постановления не имеют юридической силы, и акты насилия в пределах любого штата или штатов, направленные против правительства Соединенных Штатов, приобретают в зависимости от обстоятельств повстанческий или революционный характер». Выразив надежду, что его слова будут расценены «не как угроза, а всего лишь как объявленное намерение Союза защищать и сохранять себя конституционными средствами», Линкольн подчеркнул, что при проведении этой политики он будет избегать кровопролития или насилия, «если их не навяжут общенациональным органам власти», а отделившиеся штаты заверил: «Правительство не собирается нападать на вас. Вы не получите конфликта, если не нападете сами». После завершения инаугурационной церемонии Бьюкенен сказал Линкольну: «Если вы, сэр, столь же счастливы, въезжая в этот дом, как я, покидая его и возвращаясь домой, то вы самый счастливый человек в стране».

Перед новым президентом стояла сложнейшая задача. Север не был готов к ведению военных действий. Необходимо было создать боеспособную армию, что было трудно, учитывая, что многие из наиболее способных офицеров, выпускников лучшей военной академии США в Вест-Пойнте ушли в отставку, стали заниматься бизнесом или поступили на службу в армию Конфедерации. Линкольн объявил блокаду южных портов от Южной Каролины до Техаса, а несколько позднее распространил ее действие и на Северную Каролину и Вирджинию. В то же время была предпринята попытка выработать очередной компромисс между Севером и Югом: сенатор от Кентукки Дж. Критенден предложил поправки к конституции, согласно которым вновь устанавливалась граница между рабовладельческими и свободными штатами по 36°30' с. ш. Но конгрессмены-республиканцы были против расширения ареала рабства и неизбежного в этом случае роста влияния рабовладельческих штатов на политическую и экономическую жизнь страны, и предложение Критендена было отвергнуто.



К апрелю 1861 г. в Форт-Самтере, одном из нескольких фортов, сохранившихся под контролем федеральных войск, оказались на исходе продовольственные запасы. Вашингтон не собирался сдавать форт, поскольку это было бы расценено как признание факта сецессии и косвенное признание Конфедерации. Не решилось федеральное правительство и на посылку гарнизону форта военной помощи, поскольку это было сопряжено с риском начала войны. Президент Линкольн выбрал третий вариант, направив туда лишь продовольствие и уведомив одновременно власти Чарлстона, что не применит силы при условии, если они не будут препятствовать направлению этой экспедиции. Гражданская война США началась 12 апреля 1861 г. с первыми залпами артиллерии войск Конфедерации по федеральным войскам, расквартированным в Форт-Самтере. На следующий день после 34-часовой бомбардировки форт капитулировал, и 15 апреля Линкольн объявил состояние восстания и поставил под ружье 75 тыс. добровольцев, которым был предложен 3-месячный контракт. Федеральное правительство не предполагало, что мятеж южан может продлиться дольше.

В обращении от 29 апреля 1861 г. к конгрессу Конфедеративных Штатов Америки президент Конфедерации Дж. Дэвис дал свою интерпретацию происшедшим событиям, напомнив собравшимся некоторые исторические факты. Он отметил, что в свое время особенности климата и почв Севера сделали нецелесообразным развитие там рабства, в результате чего северяне решили продать своих рабов южанам, чей климат и почвы способствовали развитию сельского хозяйства. Однако когда рост народонаселения Юга стал угрожать политическому контролю северных штатов над Конгрессом США, федеральное правительство республиканцев стало проводить политику подрыва в южных штатах института собственности на рабов. Предпринятые Конфедерацией попытки избежать военного столкновения с Севером были, как заявил Дэвис, отвергнуты Вашингтоном, на который он и возложил всю вину за начало боевых действий.

В политических кругах Севера еще не было единства по вопросу сецессии южных штатов. Часть политиков не верили в серьезность происходивших событий, другие считали, что южным штатам следует разрешить покинуть Союз. Но большинство было убеждено, что благосклонное отношение к сецессионистам непозволительно, и настаивало на немедленном начале военных действий. В результате президент приказал армии, сосредоточенной по его приказу в Вашингтоне и его окрестностях, перейти в наступление. Начало войны усилило движение за сецессию. Вирджиния, которая, как полагал Линкольн, сохранит верность Союзу, отделилась 17 апреля 1861 г., а за ней последовали Арканзас, Теннесси и Северная Каролина. Особенно сильный моральный удар по федеральным властям нанесло отделение Вирджинии, в результате которого сецессионисты оказались в непосредственной близости к федеральной столице[140]. Линкольну удалось расстроить планы конфедератов в отношении четырех рабовладельческих штатов, расположенных на границах со штатами Севера, – Делавэр, Кентукки, Миссури и Мэриленд, так называемых «пограничных штатов» (Border States), придав тем самым дополнительные силы Союзу и одновременно ослабив Конфедерацию.

Особое внимание президента Линкольна к этим рабовладельческим штатам определялось их важным стратегическим и политическим значением для республиканской администрации. Учитывая существовавшие в этих штатах взгляды на рабство как конституционно закрепленный институт и предпринятые Конфедерацией усилия по привлечению их на свою сторону, возможность поддержки ими сецессионистов была вполне реальной.

Для обеспечения нейтралитета этих штатов Линкольну пришлось направить в Мэриленд федеральные войска, что вызвало в его адрес обвинение в диктаторстве. Дальнейшее развитие событий показало, что предпринятых президентом мер по обеспечению формального нейтралитета пограничных штатов оказалось недостаточно. Делавэр оставался нейтральным на протяжении всей Гражданской войны. Но Кентукки и Миссури, несмотря на объявленный нейтралитет, оказались расколотыми – их население сражалось как на стороне Конфедерации, так и на стороне Союза. В этих двух штатах были сформированы правительства, представляющие интересы обеих враждебных сторон. Однако в результате более активной позиции конфедератов оба штата, формально остающихся нейтральными, были приняты в ноябре-декабре 1861 г. в состав Конфедерации и в конечном счете были полностью разрушены войной.

В результате предпринятых администрацией Линкольна мер в стране образовалась сложная расстановка сил между Севером и Югом. По одну сторону конфликта, во всяком случае формально, оказались 23 штата с общей численностью населения 22 млн человек, а по другую – 11 штатов с почти 9-миллионным белым населением и чернокожими невольниками, число которых составляло не менее 4 млн человек. Север отличался более высоким уровнем экономического развития, передовыми формами административного управления, развитой промышленностью и механизированным сельским хозяйством, что позволяло снабжать армию необходимым вооружением, боеприпасами, военным снаряжением и продовольствием. На Севере были сосредоточены основные финансовые капиталы страны. К тому же северяне располагали намного более совершенной системой внутренних железнодорожных и водных коммуникаций, достаточно надежно обеспечивавших нужды армии, количественно превосходящей армию конфедератов. Но ни количество штатов, ни численность их населения и ни даже уровень экономического развития и финансовые возможности Севера не сыграли ключевой роли на начальном этапе войны. Всем этим преимуществам северян еще предстояло проявиться, тогда как преимущество Юга в более талантливом и опытном военном руководстве[141] и более боеспособной армии стало сказываться уже в первые месяцы войны. Располагая рабами, выполнявшими всю производительную работу, Юг смог поставить под ружье все боеспособное белое население.

21 июля 1861 г. произошло первое крупное сражение Гражданской войны у р. Булл-Ран (штат Вирджиния). Армия Союза потерпела сокрушительное поражение и отступила. Паника охватила и федеральную столицу, но нуждавшаяся в отдыхе армия конфедератов не воспользовалась достигнутым успехом. Тем не менее поражение у р. Булл-Ран продемонстрировало неоправданность расчетов северян на быстрое окончание войны. Конгресс Соединенных Штатов принял решение о формировании 500-тысячной федеральной армии из добровольцев, готовых подписать трехлетний контракт. Сражение у р. Булл-Ран создало еще одну проблему – найти военачальника, способного возглавить армию северян, и в первую очередь игравшую особо важную роль армию, сконцентрированную на р. Потомак. Ее командующие – генералы Э. Макдауэлл, Дж. Макклеллан, Дж. Поуп менялись один за другим после серии поражений.

В августе 1862 г. Макклеллан вновь был поставлен во главе армии. В сентябре в сражении у р. Антиетам-Крик он предотвратил вторжение генерала Р. Ли в Мэриленд, но когда Макклеллан не смог развить достигнутого успеха, он был обвинен Линкольном в «нерешительности» и вновь снят с командования, на этот раз навсегда. Дальнейшие успехи Севера в Гражданской войне стали связываться с именем генерала Улисса Гранта.

 

Администрация А. Линкольна

Практически все шаги, предпринятые в период первого президентства Линкольна, были в той или иной мере связаны с Гражданской войной. Был решен вопрос о повышении таможенных тарифов. Конгресс США принял Закон Моррилла о тарифах (Morrill Tariff Act), повысивший вдвое таможенные ставки 1857 г. до почти 47% стоимости импортируемых проектов. Это решение сделало невозможным примирение с Югом. Но у Линкольна не было иного выхода: после фактического объединения всего региона Юга зоной свободной торговли импортеры Севера объявили президенту ультиматум – либо на Юге будут установлены таможенные тарифы, аналогичные тем, которые были вынуждены выплачивать в северных штатах, либо же они откажутся выплачивать пошлины на импортируемый товар.

Экономически свободный и независимый Юг представлял собой серьезнейшую угрозу интересам Севера – гаранта дальнейшего экономического прогресса всей американской нации.

Вопрос о рабстве занимал в претензиях отделившихся штатов важное, но не решающее место, тем более что администрация Линкольна изначально не намеревалась подвергать сомнению право на существование распространенного на Юге страны института рабства. Более важными считались вопросы, связанные с финансовой, налоговой и торгово-экономической политикой, которая, по убеждению южан, проводилась центральным предательством в интересах «северных янки» и в ущерб интересам Юга, хотя на его долю приходилось до 80% всех налоговых поступлений в федеральный бюджет. Будучи аграрным регионом страны, Юг производил преимущественно сельскохозяйственную продукцию – хлопок и зерно, являясь крупным потребителем производимой на Севере промышленной продукции. Объём экспортируемых Югом продуктов сельского хозяйства составлял в стоимостном выражении 213 млн долл. в год, тогда как Север вывозил своей продукции на 47 млн долл. Весь экспорт из южных портов осуществлялся на кораблях, принадлежащих судовладельцам из северных штатов.

Ущемление своих интересов южане усматривали в том, что, повышая протекционистские тарифы, федеральное правительство проявляло заботу прежде всего об интересах промышленников и торговцев Севера, не скрывавших своих намерений поставить преграды на пути межштатной и внешней торговли Юга. Вводимые высокие пошлины на импорт позволяли, как были убеждены на Юге, еще более эффективно «пополнять деньгами Юга национальные сундуки, чтобы Линкольн мог их расходовать на нужды Республиканской партии». Помимо всего прочего, повышение таможенных тарифов неизбежно влекло за собой рост цен и, следовательно, понижение жизненного уровня южан.

Решившись на отделение от Союза, лидеры южан рассчитывали, что создание собственного государства превратит американский Юг в серьезного торгово-экономического соперника Севера и позволит Чарлстону, Нью-Орлеану и Саванне стать основными торговыми портами Нового Света и конкурентами Нью-Йорка, Бостона и Филадельфии. Эти планы нашли отражение в тексте конституции, принятой отделившимися штатами 11 марта 1861 г. Отменив действие Тарифа Моррилла, южане объявили весь южный регион зоной свободной торговли, что подтолкнуло Линкольна к решению объявить блокаду южных портов. Без такой блокады ничем не защищаемый от наплыва европейских товаров южный рынок оказался бы закрытым для промышленных товаров северных штатов, а южный хлопок-сырец стал бы слишком дорогим для текстильной промышленности Севера, что дало бы огромное преимущество английским текстильщикам.

Это решение Линкольна вызвало негативную реакцию Англии и Франции, лишавшихся возможности получать необходимый для их текстильной промышленности американский хлопок-сырец. Серьезный ущерб, понесенный их экономикой в результате действий администрации Линкольна, стал основной причиной той моральной и материальной поддержки, которую эти европейские державы оказывали Конфедерации на всем протяжении Гражданской войны. Лондон счел возможным направить в помощь южанам несколько кораблей, которые активно использовались правительством Конфедерации для борьбы с объявленной Севером блокадой южных портов. В частности, один из этих кораблей – капер «Алабама» – нанес серьезный урон флоту северян[142].

Линкольн все еще полагался на эффективность несиловых методов убеждения. Он стремился добиться поддержки со стороны фермеров северных и западных штатов и, возможно, склонить на свою сторону тех, кто еще не определился в своем отношении к войне. В мае 1862 г. был подписан Закон о гомстедах (Homestead Act), по которому гражданин страны или лицо, выразившее желание стать им, практически безвозмездно получал право на участок земли размером до 160 акров (ок. 65 га), выделенный из фонда государственных земель. Участок переходил и полную собственность гражданина спустя пять лет. Его можно было получить и после шести месяцев постоянного проживания на территории США, но в этом случае за него взимался сбор в размере 1,25 цента за акр. Одновременно было отменено рабство в округе Колумбия, где находилась федеральная столица г. Вашингтон, а бывшим рабовладельцам стала выплачиваться денежная компенсация. Все дети в негритянских семьях, родившиеся после 4 июля 1863 г., объявлялись свободными. Принцип постепенного освобождения рабов стал применяться к чернокожим невольникам мятежных штатов, контроль над которыми переходил к федеральной армии. Из этого контингента формировались полки, которые стали участвовать в боях против конфедератов.

Принятый в том же 1862 г. Закон о национальном денежном обращении (National Currency Act) вводил в обращение не подлежащие обмену на золото и серебро бумажные деньги и предусматривал ряд мер по совершенствованию системы централизованного денежного кредита и финансирования жизненно важных отраслей экономики. Конгрессом были выделены крупные ассигнования на строительство железных дорог, кораблестроение и другие прибыльные отрасли промышленности. Был создан эффективный государственный аппарат по налогам и сборам и в еще большей степени централизован весь правительственный аппарат. Логическим результатом принятых администрацией Линкольна решений в финансово-экономической сфере стало создание в 1863-1864 гг. общенациональной банковской системы, позволившей сосредоточить в руках федерального правительства все финансовые потоки государства. Не менее важным и ни целей ведения войны стал подписанный в 1862 г. Закон о Тихоокеанской железной дороге (Pacific Railway Act).

В создавшейся ситуации правительству Линкольна было не до активных внешнеполитических инициатив, и все, что происходило в этой сфере государственной деятельности, было так или иначе связано с основной внутриполитической проблемой США. Федеральное правительство получило возможность сосредоточить все свое внимание на решении внутренних вопросов в первую очередь благодаря сложившейся в эти годы в мире ситуации – европейские державы были полностью поглощены своими внутренними проблемами и ограничились лишь выражением своих симпатий к Конфедерации. Как констатировал в 1863 г. американский историк г. Брукс Адамс: «Ничто не вызвало у нас более сладостного покоя... чем восхитительное состояние неразберихи, в котором оказалась сейчас Европа. Не что иное, как паника по всем направлениям и сложнейшая комбинация противоположных интересов, которые возможно только себе представить... Россия живет в ожидании войны, а Франция ведет себя так, как будто эта война неизбежна. Тем временем Англия еле шевелится и корчит рожи всем другим государствам. Наши дела отошли на весьма далекий план, слава Богу».

Осенью 1861 г. американский корабль задержал и произвел обыск английского судна «Трент», на борту которого плыли в Европу с секретными депешами эмиссары рабовладельческого Юга. Этот инцидент, известный как «дело «Трента», вызвал волну одобрения на Севере, хотя и противоречил международному праву. Случай с «Трентом» обострил отношения США с Англией до такой степени, что Лондон направил в Канаду 8-тысячный армейский контингент. Однако ни Англия, ни Франция прямых попыток вмешаться в конфликт между Севером и Югом не предпринимали[143]. Несмотря на экономическую заинтересованность Англии в северных штатах США, симпатии Лондона и английской прессы были очевидны. Инцидент с «Трентом» был раздут до масштабов крупного международного скандала. Федеральное правительство понимало крайнюю невыгодность для него ввязываться в возможную войну с Великобританией в наименее благоприятный для него момент, когда в государстве шла гражданская война. «Больше одной войны нам вести не следует», – считал Линкольн.

В июне 1862 г. правительство США установило дипломатические отношения с Либерией и Гаити. Это решение было расценено американскими аболиционистами как позитивный факт. В основе своей оно было рассчитано на то, что в результате развития отношений с этими негритянскими республиками будет стимулирован выезд туда не только свободных американских негров, но и беглых невольников Юга. Одновременно с Англией был подписан договор, запрещающий работорговлю, и урегулированы сложности, возникшие в англо-американских отношениях в связи с нарушениями американо-канадской границы агентами Конфедерации.

 





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:



Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 619; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2021 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.021 с.) Главная | Обратная связь