Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Гражданская война в США и Россия




Император Александр II и канцлер князь А. М. Горчаков решительно поддержали необходимость сохранения американского Союза и призвали руководство США предпринять все усилия для того, чтобы избежать «полного разрушения» одной из сторон в конфликте, поскольку «рано или поздно будет необходимо прийти к какому-то согласию». После начала войны Александр II поручил российскому посланнику в Вашингтоне Э. А. Стеклю передать американскому президенту «твердые намерения в российских симпатиях к Союзу». Канцлер А. М. Горчаков заверил американского посланника в Санкт-Петербурге К. Клея, что северянам будет разрешено ставить на прикол в российских портах захваченные корабли южан. При поддержке императора Горчаков и Клей разработали план прокладки телеграфного кабеля через Берингов пролив для установления прямой связи между Санкт-Петербургом и Сан-Франциско. Этот план был призван послужить еще более тесному сближению двух стран. По мнению видного американского историка Т. Бейли, «осознание того, что Соединенные Штаты имели одного верного друга в Европе, который сдерживал их врагов, поддерживало падающий моральный дух Севера и (хотя это никогда нельзя будет доказать), возможно, сыграло определяющую роль в выборе между капитуляцией и продолжением войны до победного конца». Россия изъявила готовность содействовать переговорам между Севером и Югом в том случае, если обе стороны выразят интерес к привлечению третьей стороны. Россия была также готова оказать политическую и моральную поддержку Линкольну, о чем вскоре стало известно широкой американской общественности. Президент высоко оценил оказанную российским государством поддержку Северу. Возможно, именно по этой причине Линкольном было принято решение поддержать царское правительство во время Польского восстания 1863-1864 гг., которое ассоциировалось российской прессой с мятежом южан в США.

Узнав об отсутствии у Севера достаточной военно-морской мощи для блокады Юга, Горчаков воскликнул: «Если ее нет у них, она есть у нас! Император никому не позволит помешать такой блокаде, даже если это приведет к новой войне». Попытки Франции и Англии заручиться поддержкой России в признании сецессии южан встретили решительный отпор со стороны российского правительства, которое дало ясно понять, что не признает Конфедерацию южных штатов, пока этого не сделает администрация Линкольна. «Отделение Юга, – по словам Горчакова, – будет рассматриваться Россией как самое большое из всех возможных несчастий». Отношение правительства России к происходившим событиям было убедительно продемонстрировано конкретными действиями: в 1862-1864 гг. русские военно-морские эскадры были направлены в порты Нью-Йорка (под командованием адмирала С. С. Лесовского) и Сан-Франциско (под командованием адмирала А. А. Попова). Американский дипломат и государственный деятель Э. Кертин утверждал, что существовал секретный приказ Лесовскому о передаче русской эскадры в распоряжение президента Линкольна в случае вступления в войну Англии.

Вместе с тем критиками была выдвинута своя версия, объясняющая визит российских кораблей в американские порт; стремление правительства России спасти свои суда от блокады английским флотом в Балтийском море в случае вмешательств! Великобритании и других европейских держав в Польское восстание. Согласно их утверждениям, Россия вовсе не собиралась поддерживать США и что именно Соединенные Штаты проявили свое дружелюбие к русским, согласившись принять у себя в нейтральных портах обреченные на гибель российские корабли. Американскими историками даже утверждалось, что российский флот был направлен из Балтики для того, чтобы нападать на коммерческие суда Англии и грабить их[144].

Каковы бы ни были мотивы этого шага российской стороны, администрация Линкольна получила столь нужную ей в сложившейся ситуации поддержку. Американский банкир У. Баркер, связанный деловыми отношениями с российским правительством, ссылался впоследствии в своих воспоминаниях на беседу с Александром II, заявившим: «Я предпринял этот шаг, потому что понимал, что Россия столкнулась бы с более серьезной задачей, если бы Американская республика с ее высоким уровнем промышленного развития была сломлена и большинство отраслей современного промышленного развития оказались бы под контролем Великобритании».



Многие русские офицеры выразили готовность вступить добровольцами в армию северян. Оказывая поддержку администрации Линкольна в годы Гражданской войны, правительство России вместе с тем предпринимало активные попытки убедить её в необходимости договориться с Югом с целью избежать раскола страны. «России предлагают присоединиться к какому-то плану вмешательства, – заявил Горчаков американскому дипломату в Санкт-Петербурге. – Но она отвергнет любое подобное приглашение. Россия будет занимать ту же позицию, что и в начале борьбы... Вы можете положиться на это, она не изменит своей позиции. Но я не могу не выразить Вам, как глубоко мы озабочены... как серьезны наши опасения».

 

Вопрос о рабстве

В августе 1861 г. Линкольн не счел возможным поддержать генерала Фримонта, который объявил принадлежавших мятежным рабовладельцам Юга рабов свободными людьми и, более того, сместил его с поста командующего силами северян в Миссури. Однако два месяца спустя президент дал генералу Шерману указание принимать в качестве наемных рабочих беглых рабов и разрешил даже, при известных условиях, вооружать их.

Подведенное самим ходом и логикой событий первого этапа войны к мысли о необходимости уничтожения рабства, правительство своими действиями, в частности своим стремлением и лежать открытого разрыва с «лояльными» рабовладельцами пограничных штатов и намерением вести войну лишь конституционными методами (т. е. не ставя под вопрос существование рабства), препятствовало скорейшему достижению победы. Ситуация существенно изменилась только после промежуточных выборов в конгресс в ноябре 1862 г., когда республиканцы, а следовательно, и сам президент потерпели поражение. В ходе этих выборов Республиканская партия, выступавшая в союзе с аболиционистами, высказалась вполне решительно за немедленное освобождение рабов. После победы демократов на выборах 1862 г. у Линкольна оставался только один выбор – устранить из военного руководства Севера сторонников компромисса с Югом, в частности удалить с поста главнокомандующего армией северян генерала Макклеллана. К этому шагу Линкольна подтолкнула нерешительность генерала в сражении с конфедератами у р. Антиетам-Крик в сентябре 1862 г. Одновременно с отстранением Макклеллана от командования армией Севера в ней были проведена «чистка»: арестованы несколько офицеров по обвинению в измене, заключены в тюрьму или уволены из армии лини, подозреваемые в принадлежности к «медянкам» (copperheads), как стали называть на Севере сторонников южан.

Антиетамское сражение предоставило Линкольну возможность предпринять решительный шаг. Вначале у президента была лишь одна цель – возродить Союз. Однако по мере развития военных действий все большее число северян стало склоняться к необходимости покончить с рабством. В июле 1862 г. Линкольн предполагал издать Прокламацию об освобождении негров. Члены его кабинета министров разубедили президента в целесообразности этого, утверждая, что в условиях, когда Север терпел поражение, этот шаг мог бы быть принят за шаг отчаяния. Сражение у р. Антиетам-Крик изменило военную ситуацию. 22 сентября 1862 г. Линкольн издал прокламацию, в которой содержалось предупреждение, что в случае, если восставшие штаты не возвратятся в Союз к 1 января 1863 г., все рабы, находящиеся в пределах их территории, будут объявлены «свободными навечно». Штаты Конфедерации проигнорировали предупреждение, и тогда была издана вторая прокламация, которая касалась лишь отдельных регионов страны и декларировала освобождение лишь рабов, принадлежащих сецессионистам. Рабы в штатах, уже занятых федеральными войсками, как и рабы в пограничных и южных штатах, не присоединившихся к Конфедерации, не подлежали освобождению, так как такое решение администрации Линкольна могло озлобить «лояльных» плантаторов-рабовладельцев этих штатов и ослабить их поддержку федерального правительства. Издавая Прокламацию об освобождении негров, Линкольн рассчитывал на впечатление, которое она должна будет произвести на сражавшихся в рядах армии Севера чернокожих солдат[145].

Действительно революционным шагом было бы освобождение негров, т. е. ликвидация рабства, но пойти на это президент не решился. Однако не менее важным адресатом прокламации были и чернокожие невольники, успешно заменявшие мобилизованную в армию белую рабочую силу в южных штатах. Объявляя их свободными, Линкольн рассчитывал увеличить поток беглецов с южных плантаций и подорвать тем самым трудовые резервы Юга.

Линкольн осознавал недостатки прокламации и пытался убедить членов конгресса из сохранявших лояльность пограничных рабовладельческих штатов поддержать долгосрочную Программу компенсируемого освобождения рабов. Однако недовольство проявили как консервативные республиканцы, которые сочли ее излишне радикальной и противоречащей конституции, так и аболиционисты, назвавшие ее неэффективной. В стране, в том числе и в свободных штатах, было немало белых граждан, не желавших жить и трудиться бок о бок с неграми. Легислатуры некоторых штатов Севера даже приняли законы, осуждающие «злобную, бесчеловечную и нечестивую» прокламацию, и призвали к миру с Конфедерацией. Учитывая последнее обстоятельство, президент принял беспрецедентное решение встретиться с влиятельными представителями чернокожей общины Севера, чтобы обсудить с ними весь круг вопросов, связанных с освобождением рабов. Признав существование значительных различий между белой и черной расой, Линкольн констатировал принципиальную невозможность наступления такого времени, когда белые и черные будут обладать равными правами. В качестве наиболее разумного выхода из сложившейся ситуации он предложил чернокожим выехать туда, где с ними «обращаются наилучшим образом», в частности в Латинскую Америку. Участники встречи, однако, отвергли президентскую идею, и перед администрацией встала задача поиска путей интеграции чернокожего населения страны в американское общество.

В январе 1863 г. Линкольн издал еще одну Прокламацию об освобождении негров, которая превратила вопрос об освобождении рабов в объявленную цель войны и неизбежно привела в конечном счете к ликвидации рабства во всей стране. Разрешение неграм служить в федеральной армии с оружием в руках придало Гражданской войне Севера характер крестового похода против рабства. «Вооруженный негр» – кошмар, преследовавший южан на протяжении многих десятилетий, стал реальностью и оказал заметное влияние на дальнейший ход событий.

 





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:



Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 810; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2021 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.012 с.) Главная | Обратная связь