Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Первая администрация Г. Кливленда




К очередным выборам Честер Артур подошёл, не располагая никакими шансами на переизбрание, хотя он сам рассчитывал на победу. Президентские вето, инициированные им судебные преследования по делу о почтовых мошенничествах и поддержка, оказанная им реформе гражданской службы, в такой степени ожесточили против него его бывших сторонников, что ему не удалось завоевать доверие республиканцев.

Состоявшийся в июне 1884 г. национальный съезд Республиканской партии выдвинул своим кандидатом на пост президента бывшего госсекретаря Джеймса Блейна. Месяцем позже демократы назвали своим кандидатом нью-йоркского губернатора Гровера Кливленда. Немаловажную роль в исходе борьбы за Белый дом сыграла влиятельная группировка политических деятелей Республиканской партии – «магвампов» (Mugwamps), отказавшаяся поддержать Блейна из-за расхождений с ним по ряду ключевых вопросов предвыборной платформы. С их точки зрения, программа Блейна уделяла недостаточно внимания вопросам борьбы с коррупцией, демократизации политической системы и реформе гражданской службы. Однако действительно серьезных различий между программами двух соперничающих партий не было, и предвыборная борьба оказалась сведенной к обмену взаимными обвинениями в адрес претендентов на Президентский пост. Кливленду, в частности, были предъявлены обвинения в том, что он является отцом незаконнорожденного ребенка.

В самом конце предвыборной кампании один из сторонников Блейна опрометчиво назвал демократов партией «рома, романа и революции». Этот эпитет стоил республиканцам потери голосов ирландцев и убедил многих других избирателей поддержать Кливленда. На выборах 1884 г. за него проголосовало 4875 тыс. человек, всего на 23 тыс. больше, чем за Блейна. Преимущество Кливленда в голосах выборщиков было несколько более заметным – он получил 54,6%. Таким образом, впервые за последние 24 года президентом стал избранник Демократической партии США.

При вступлении на президентский пост Кливленд обещал обеспечить при реализации внутренней политики своей администрации «максимальное ограничение государственных расходом на текущие нужды правительства и экономное осуществление этих нужд», установление разумных размеров налогообложения, защиту государственной земельной собственности от расхищения и незаконного захвата, защиту от некомпетентности чиновников, «справедливое и честное отношение» к индейцам и запрет на «иммиграцию дешевой рабочей силы, составляющей конкуренцию американским рабочим». В области внешней политики стране было обещано продолжение курса Вашингтона, Джефферсона и Монро, т. е. политики нейтралитета, исключающей «любое участие в конфликтах иностранных держав и их притязаниях на другие континенты» и отвергающей их вторжение во внутренние дела Американского континента.

Основные положения политического курса демократической администрации мало чем отличались от программы республиканцев, так как в Демократической партии главенствующая роль уже давно закрепилась за консервативными политическими деятелями из восточных штатов страны, мало чем отличающимися от республиканцев. Кливленд завоевал поддержку на выборах не своими радикальными подходами к решению жизненно важных для страны вопросов, а репутацией искренне стремящегося к благу страны политического деятеля. Предполагалось, что с его приходом в Белый дом будет положен конец «патернализму» – управленческой философии, оправдывающей решающую роль органов власти и правящего класса государства в определении того, что именно нужно его гражданам. Но президент оказался беспомощным перед традициями заполнения вакантных постов в государственном аппарате, вызывая огонь критики в свой адрес даже у своих соратников по Демократической партии. Он настроил против себя многих своих сторонников, отказавшись уволить государственных служащих из числа республиканцев, и озлобил еще не забывших Гражданскую войну республиканцев назначением двух южан членами своего кабинета. Приказав в 1887 г. военному министерству возвратить захваченные боевые знамена Конфедерации южным штатам, он вызвал еще большее недовольство радикально настроенных северян. Более того, он наложил св. 100 вето на законопроекты, принятые конгрессом. Наиболее жесткая позиция была занята Кливлендом в годы его первой администрации по вопросу о снижении высоких тарифов, существование которых он считал уступкой группам «особых интересов» и основным источником доходов республиканских политических боссов ряда северных штатов. Он посвятил все свое послание конгрессу от декабря 1887 г. призыву осуществить первое серьезное снижение тарифов за последние 30 лет. Однако контролируемый республиканцами сенат провалил законопроект о тарифах, включавший большинство президентских предложений. В 1887 г. Кливленд подписал Закон о торговле между штатами (Interstate Commerce Act). Он предусматривал введение «разумных и справедливых» тарифов на железнодорожные перевозки и установление единых цен за транспортировку равных грузов на равные расстояния, обязательных для всех без исключения железнодорожных компаний. Для контроля за выполнением этого закона была создана Комиссия по торговле между штатами (Interstate Commerce Commission), но еще долгие годы крупнейшим железнодорожным компаниям удавалось с помощью Верховного суда обходить требования закона и игнорировать решения комиссии.



Конгресс США предпринял попытку ограничить властные полномочия президента в той их части, которая касалась назначений на государственные посты, но Белому дому удалось сохранить эти полномочия за собой. Кливленд проявил настойчивость и в вопросе о выплате пенсий ветеранам и семьям погибших воинов Гражданской войны, наложив вето на принятый конгрессом закон, который предусматривал увеличение расходов по этой бюджетной статье. Его попытки снизить протекционистские таможенные тарифы завершились лишь незначительным их понижением, что не могло удовлетворить ни потребителей, ни производителей промышленной продукции. Как достигнутые его администрацией некоторые успехи в реализации предвыборных обещаний, так и ее поражения стали определяющими в ходе очередной избирательной кампании 1888 г. Проблемы, связанные с внешнеполитическим курсом США, занимали в этой кампании второстепенное место.

Трудно было ожидать продуманного и последовательного внешнеполитического курса от правительства, возглавляемого президентом, который до вступления на высший административный пост страны никогда даже не посещал американскую столицу, не говоря уже о других странах. Непоколебимая убежденность Кливленда в разумности соблюдения принципа невмешательства Соединенных Штатов в дела других государств определяла позицию, которую он занимал при рассмотрении возникавших внешнеполитических проблем. При этом нередко проявлялось стремление президента перекладывать на контролируемый его противниками конгресс решение периодически возникавших территориальных и правовых споров с Англией, Никарагуа и другими странами.

 

Администрация Б. Гаррисона

К году очередных президентских выборов в стране трудно было выделить какую-либо социальную группу населения, которая не имела бы претензий к политическому курсу администрации Кливленда, в первую очередь во внутриполитической сфере. В предшествующие годы президент умудрился «обидеть» практически всех – чиновников, предпринимателей, ветеранов войны, пенсионеров. Недовольство росло и в ходе очередных президентских выборов вылилось в неприятие избирателями кандидатуры Кливленда как претендента на новый четырехлетний срок в Белом доме. Но съезд Демократической партии не мог отказать ему в утверждении своим кандидатом – для того чтобы партия отказала действующему президенту в доверии, требовалось в те годы нечто большее, чем его неразумная социально-экономическая политика. Реальная опасность потери демократами власти пугала партийных лидеров больше, чем непредсказуемые последствия будущих политических и социально-экономических неурядиц.

Республиканцы столкнулись с более серьезной проблемой – отсутствием перспективных кандидатов на пост президента. Старые, испытанные политические бойцы отказались от высокой чести баллотироваться, тем более что в ходе работы национального съезда Республиканской партии стало очевидным желание партийных боссов и губернаторов штатов заполучить в президенты не столько опытного и сильного политика, сколько человека, которым можно манипулировать. После семи туров голосования из 14 претендентов был утвержден бывший генерал и бывший сенатор, внук девятого президента США Бенджамин Гаррисон, к тому времени уже потерявший надежду возвратиться в политику. Основным расхождением в программах кандидатов двух ведущих партий был вопрос о таможенных тарифах. Гаррисон поддержал введение более высоких протекционистских пошлин, тогда как Кливленд предпочитал их снижение, чем заслужил обвинения в получении взяток от Англии, заинтересованной в снижении тарифов и в ничем не ограниченной торговле.

Очередной президент США был определен голосами выборщиков, которые отдали предпочтение республиканцу Гаррисону в соотношении 233 против 168. Он стал десятым генералом, занявшим кресло в Белом доме со времени образования Соединенных Штатов[165].

За несколько дней до инаугурации он все еще не мог определиться с выбором членов своего будущего кабинета, полагаясь на рекомендации политических боссов Республиканской партии. Но в отсутствие единства между ними формирование правительства походило, по меткому замечанию журналистов, на игру в «музыкальные стулья»: кто успел, тот и сел. В администрации Гаррисона оказалось много случайных людей. Единственным исключением стал Джеймс Блейн, госсекретарь в республиканских администрациях Дж. Гарфилда и Ч. Артура, с большой неохотой приглашенный президентом в новое правительство. Гаррисону не по душе был явно превосходивший его опытом и знаниями государственный деятель, но международная обстановка требовала разумного решения. Впрочем, назначение Блейна главой внешнеполитического ведомства США вызывало в стране опасения, что столь убежденный экспансионист доведет страну до войны.

Первые шаги республиканцев в области внутренней политики определялись сложной социально-экономической ситуацией в стране. В 1890 г. по инициативе Белого дома Конгресс США принял четыре важных закона, сохранявших свое значение на протяжении нескольких следующих десятилетий. Первым из них стал Антитрестовский закон Шермана (Sherman Antitrust Law), который ввел жесткие ограничения на деятельность монополий и трестов, отвечавшие интересам американского фермерства и мелкого бизнеса. Несмотря на свое «грозное» название, этот сформулированный в самых общих положениях закон оказался недостаточно эффективным для того, чтобы остановить рост и влияние монополистических объединений. Однако он, несомненно, сыграл заметную сдерживающую роль в установлении полного контроля монополий над внутренним и внешним рынком и ликвидации свободной конкуренции. Закон Шермана о закупке серебра (Sherman Silver Purchase Act), принятый в интересах владельцев серебряных рудников и сторонников свободной чеканки серебряных монет в западных штатах страны, увеличил количество серебряных денег в обращении. Принятие этого закона удовлетворило на время часть фермерского населения США, считавшего, что свободная чеканка серебряных монет предотвратит участившиеся случаи банкротства фермерских хозяйств, вызванные снижением цен на сельскохозяйственную продукцию.

Протекционистский Закон Маккинли о тарифах (McKinley Tariff Act) полностью отвечал взглядам президента Гаррисона на необходимость защиты интересов производителей промышленной продукции и интересам промышленников северо-восточных штатов, повысив и без того высокие таможенные пошлины на ввозимые товары до 49,4% их стоимости. В качестве официального объяснения этого закона было выдвинуто утверждение о необходимости защиты как уже сложившихся, так и еще только зарождающихся отраслей промышленности. Но его принятие привело лишь к росту розничных цен, которое вызвало широкое недовольство в стране промонополистической политикой администрации и привело к поражению республиканцев на промежуточных выборах в конгресс в 1890 г. И наконец, Закон о пенсиях (Dependent Pension Act) повысил пенсии ветеранам-инвалидам Гражданской войны, в результате чего расходы национального бюджета по этой статье увеличились почти вдвое (с 88 млн долл. в 1889 г. до 159 млн долл. в 1893 г.).

Следует отметить ограниченность социальной базы тех, кого коснулись вышеназванные законы, и изначальную ограниченность принятых мер в условиях бурно растущей экономики и столь же бурно расширяющихся возможностей крупного капитала Соединенных Штатов. Однако нельзя отрицать своевременности их принятия и дальновидности их разработчиков. Введение этих законов, возможно, предотвратило нежелательное развитие опасных социальных процессов в американском обществе или, во всяком случае, замедлило их ход.

Назначение Бенджамина Ф. Трейси министром военно-морского флота ускорило строительство броненосных кораблей новейшей конструкции, что сыграло позднее решающую роль в войне с Испанией 1898 г. Бывший генерал Гаррисон, в отличие от своего предшественника, бывшего губернатора штата Нью-Йорк Кливленда, одобрительно относился к тем новым силам, которые подталкивали США к исполнению более важной роли на международной арене. Он не скрывал своей гордости новым военно-морским флотом и расширением торгового, так же как не скрывал интереса к приобретению военно-морских баз за пределами Соединенных Штатов. Выражая взгляды сторонников более энергичной, а по сути дела, империалистической внешней политики, администрация Гаррисона активно предъявляла американские претензии на Самоа. В этом вопросе она встретила серьезное сопротивление со стороны Берлина и Лондона, также претендовавших на эти острова в южной части Тихого океана, которые могли стать промежуточным пунктом на торговом пути к Австралии и Новой Зеландии[166]. Была предпринята попытка аннексии Гаити, которая усилиями демократической оппозиции в конгрессе была временно отложена. Растущее влияние Соединенных Штатов на международной арене нашло выражение в принятом конгрессом в 1893 г. законе, согласно которому был повышен ранг ведущих дипломатических представителей США за рубежом – их отныне называли не посланниками, а послами.

Пребывание Дж. Блейна, убежденного экспансиониста и сторонника активной дипломатии (или, как он отмечал, «исполненной духа внешней политики»), на посту главы Государственного департамента США не могло не сказаться на внешнеполитической деятельности администрации Гаррисона. Прежде всего он созвал Панамериканскую конференцию, так и не состоявшуюся восемью годами раньше в связи с гибелью президента Гарфилда. Представители 17 латиноамериканских государств собрались в Вашингтоне в октябре 1889 г. и создали международный альянс[167], призванный содействовать более активному торгово-экономическому сотрудничеству между США и странами Латинской Америки. Участники конференции предпочли заключение двухсторонних торговых соглашений подписанию многостороннего торгового соглашения. Более содержательных результатов Блейну добиться не удалось по причине того, что обеспокоенные внешнеполитической и внешнеторговой активностью США правительства латиноамериканских республик, а также Англии и Франции создали в своих странах серьезную оппозицию перспективам укрепления экономических позиций США в Латинской Америке. Но эта оппозиция не могла помешать администрации Гаррисона в строительстве более внушительного по размерам торгового флота, обеспечившего конкурентоспособность США на мировом рынке.

В отсутствие более значительных внешнеполитических успехов Блейну оставалось удовлетворяться тем, что периодически возникавшие сложности в отношениях с рядом стран – в 1890 г. с Англией и Канадой (по поводу прав на охоту на тюленей), в 1891 г. с Италией (в связи с линчеванием в Нью-Орлеане нескольких членов итальянской преступной группировки), в 1891 г. с Чили (по поводу убийства двух и ранения еще 17 американских моряков в Вальпараисо), в 1891 г. с Германией (в связи с ожесточившимся торговым соперничеством на мировом рынке продовольственных товаров) – удавалось в конечном счете разрешать мирным путем. Однако в двух последних случаях дело чуть было не дошло до начала военных действий. Давней мечте Блейна аннексировать Гавайские острова не суждено было осуществиться в годы администрации Гаррисона, После ухода Блейна в отставку в июне 1892 г. во внешней политике США наступило временное затишье. Участие американского посланника на Гавайях в организации там в 1893 г. революции и привлечение к этим событиям вооруженных сил США были позднее дезавуированы президентом Кливлендом, который затем объявил о восстановлении на островах статус-кво[168].

Четырехлетнее пребывание Б. Гаррисона в Белом доме оставило в американской истории понятие «ничего не делающего президентства» (do-nothing Presidency). «Ничегонеделание» относилось к широкому комплексу ожидавшихся от администрации решений и действий, но только не к «деланию денег». Коррупция среди чиновничества и политических боссов местного уровня достигла невиданных ранее масштабов. Оснований для предъявления претензий лично Гаррисону не было, что объясняло поддержку его кандидатуры коллегами по партии на очередных выборах 1892 г. Гровер Кливленд, остававшийся номинальным лидером Демократической партии, стал ее кандидатом на пост президента. Вся предвыборная борьба была сведена к противостоянию местных партийных организаций. Результат состоявшихся в ноябре 1892 г. общенациональных выборов, вновь столкнувших Кливленда с Гаррисоном, оказался на этот раз совершенно иным – Кливленд получил поддержку 277 выборщиков (62,4%) и более 5,5 млн рядовых избирателей (47,2%).

На этих выборах впервые выступила созданная годом раньше Популистская (Народная) партия, хотя и не составившая серьезной конкуренции Демократической и Республиканской партиям, но получившая поддержку у более 1 млн избирателей (8,5% проголосовавшего электората)[169]. Уже в 1894 г. кандидаты этой партии, выступавшие за свободную чеканку серебряных монет, государственный контроль над наиболее важными отраслями коммунального хозяйства и избрание сенаторов США всенародным голосованием, получили семь мест в Палате представителей и шесть мест в Сенате США, не считая сотен мест в законодательных собраниях южных и западных штатов. В основе оказанной этой партии общественной поддержки лежал выдвинутый ею тезис о необходимости проведения на государственном уровне всеобъемлющих реформ, нацеленных на обеспечение благосостояния широких народных масс. Но, сделав свою основную ставку на фермеров и ремесленников Юга и части Запада страны, традиционно противопоставляющих себя «горожанам», значительную часть которых в северных штатах составляли промышленные рабочие, лидеры партии явно просчитались. Не встретили поддержки и понимания популистские лозунги и в мелкобуржуазной среде, большинство представителей которой придерживалось убеждения о нежелательности излишнего вмешательства государства в частную жизнь и тем более в частное предпринимательство. На президентских выборах 1896 г. Популистской партии, к тому времени получившей второе название – Партия среднего пути (Middle of the Road Party), удалось получить лишь 222 тыс. голосов. После провала на выборах 1900 г. Популистская партия стала постепенно терять свое влияние. К 1910 г. она прекратила существование, оказавшись неспособной понять социально-экономические и политические процессы, проходившие в стране на рубеже веков. Ее лидеры недооценили и возраставшую роль в национальной экономике промышленного капитала и монополистических объединений, обеспечивавших работой несколько миллионов рабочих, более половины которых составляли недавние иммигранты.

 





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:



Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 651; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2021 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.025 с.) Главная | Обратная связь