Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Гвен замешкалась перед водительской дверью Кадиллака, спотыкаясь о затвердевший от снега подол юбки. Изобель услышала звон ключей от машины. Она побежала быстрее.



- Гвен!

- Я не могу с тобой разговаривать! – крикнула Гвен, поворачиваясь лицом к Изобель, несущейся к парковке. – Когда бы то ни было.

Изобель изумленно уставился на нее. Гвен, в свою очередь, отвернулась и, потянув дверцу, открыла машину и залезла в Кадиллак, складывая вещи на пассажирское сиденье. Изобель заставила себя пошевелиться, и поймала дверцу прежде, чем Гвен смогла закрыть ее.

- Почему ты делаешь это? - потребовала она. - Как ты узнала…?

Гвен вставила ключ в зажигание и повернула его. Кадиллак, оживая, зарычал, резко обрывая Изобель на полуслове. Фары включились, освещая ниспадающий каскадом снег.

- Да хранит тебя Бог, - только и ответила Гвен, прежде чем потянуть на себя дверцу, освобождая ее от захвата Изобель. Она захлопнулась с гулким хлопком.

- Подожди! – закричала Изобель, глядя в водительское окно сквозь свое собственное обезумевшее отражение, когда Гвен включила передачу.

- Открой дверь! - Изобель хлопнула ладонью по стеклу. - Гвен, если ты знаешь что-то, ты должна сказать мне! Гвен!

Двигатель зарычал, задние колеса закрутились, набирая обороты.

- Ты не можешь просто так уехать! – закричала Изобель. Она вцепилась в ручку водительской двери и потянула, но та была заперта. - Гвен! Ты единственная, кто у меня есть. Только ты знаешь правду! Пожалуйста!

Машина двинулась вперед, снег заскрипел под колесами, замороженная дверная ручка выскользнула из пальцев Изобель.

- Гвен!

Скрипя, Кадиллак решительно съехал с места, оставив Изобель в вихре снега. Волосы хлестали ее по лицу, когда она повернулась в направлении стремительно удаляющейся машины, виден был только свет фар, прорезающий тьму. Вспыхнули темно-красные задние фонари. Изобель смотрела, как Гвен, игнорируя знак «стоп», свернула в конце улицы, и, превышая скорость, уехала прочь.

Глава 5: Тень в тени

Ветер теребил рукава футболки Изобель. Он развевал ее волосы и обдувал ее голые руки. Но она больше не чувствовала холода. Только песочную колкость снега, собирающегося на ее обветренном лице. Она неподвижно стояла в рассеивавшемся свете фонаря, ее взгляд был устремлен на следы от колес, извивавшихся по слою снега, толщиной в дюйм. В горле комом застряло огромное количество невысказанных вопросов. Она заставила себя проглотить их, надеясь, что фары машины вновь появятся, Кадиллак повернет назад. Гвен вернется. Но ничего из этого не происходило. Постепенно ледяной холод, словно режущий нож, проник в ее сознание, тело пробивало дрожью. Как долго она может стоять здесь вот так и ждать? Всегда недостаточно долго, подумала она, потому что Гвен не собиралась возвращаться. Изобель подняла глаза. Она всмотрелась в бесчисленные крупинки, сыпавшиеся вокруг нее, каждая белая снежинка выделялась на фоне черной ночи, как тысячи падающих звезд в безжизненном небе. Ей стало интересно, если это ощущение измельчить и пустить по ветру, оставляя позади, может, это будет равносильно прикосновению к тому, что он, вероятно, чувствовал в тот момент, когда понял: она не вернется за ним. Он один. Остался абсолютно один.

- Эй!

Изобель взглянула через плечо в сторону дома. Дэнни стоял в дверях, в сиянии теплого света. Опираясь на дверную ручку, он смотрел на нее, прищурившись, похожий на пухлую птицу, высовывающую свою голову из часов с кукушкой.

- Что ты делаешь? - крикнул он.

Внезапный порыв холодного морозного ветра заставил Изобель двигаться, она обхватила себя руками и, ссутулившись, поплелась назад к дому. Когда она дошла до входной двери, ее ноги настолько онемели, что она могла чувствовать лишь пуховую мягкость снега вместе с замерзшими травинками, хрустевшими под ногами. Когда Изобель поднялась на крыльцо, Дэнни отступил на шаг. Он открыл дверь шире, чтобы она могла войти внутрь. Его глаза округлились, когда она шагнула на свет.

- Ты вышла на улицу без обуви? - спросил он. - Ты с ума сошла?

Она не ответила. Контрастируя с теплым воздухом внутри дома, ее кожа вспыхнула огнем. Ступни ног закололо, и онемение быстро сменилось ощущением ковра из горячих углей под ногами.

- Мама тебя звала, - сказал Дэнни. Он неопределенно посмотрел на нее, как будто не был уверен, что она его слышит. – Сейчас… время ужина.

- Скажи им, что я не голодна.

- Хм… это канун Рождества.

- Тогда скажи, что я заболела.

Он вопросительно выгнул бровь. Она протолкнулась мимо него и направилась к лестнице. Надо отдать ему должное, он не пытался ее остановить, а его молчание говорило о том, что он выполнит ее просьбу. Дойдя до верхней площадки, она проскользнула в ванную. Закрыв за собой дверь, Изобель удостоверилась, что заперла ее.

Вскоре после того, как ванная заполнилась клубами пара, и она опустилась в воду, в дверь постучали. Судя по слабому тройному постукиванию, за дверями стояла мама.

Погруженная в горячую воду, прижимая голые колени к груди, Изобель представила отца и младшего брата, сидящих за обеденным столом перед пустым праздничным фарфором, а мамина индейка остывает на блюде.

Пропуск семейного обеда в этом доме (не говоря уже об ужине в Сочельник) был равносилен пропуску военной переклички. Если ты отсутствовал без причины, то один из членов войска будет неизбежно направлен на твои поиски.

- Изобель? – сквозь дверь голос матери звучал приглушенно. – У тебя все в порядке?







Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 113; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! (0.009 с.) Главная | Обратная связь