Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


IХ. ИСТОРИЧЕСКАЯ ШКОЛА, ПРОТЕКЦИОНИСТСКИЕ ТЕЧЕНИЯ И ИНСТИТУЦИОНАЛИЗМ.




1. Развитие исторических и протекционистских течений экономической мысли.

 

Классическая политэкономия считала, что экономические законы универсальны, действуют независимо от воли и сознания. Отсюда «классики» (т.е. старая формация экономических либералов) делали вывод об универсальности экономического поведения и нежелательности государственного вмешательства в экономику. Противниками этого подхода явились поздние меркантилисты и камералисты (А.Шапталь, А.Алисон, К.Ф.Герман, Фр.К.фон Штейн), а вслед за ними представители немецкой исторической школы, наследники германского камерализма. Они в целом считали, что политэкономия является наукой не об общих законах развития, но о народном хозяйстве, что теория «классической школы» космополитична и абстрактна, плохо представляет себе потребности развития народов и плохо связана с географией, естественнонаучным знанием, а то, что она называет «всеобщими законами» является скорее частными тенденциями. Кроме того, и немецким историцистам и их соратникам в других странах было свойственно рассматривать «классиков» как вольных или невольных пособников колониально-финансовой олигархии Англии. Вызовом для появления этого весьма обширного направления мысли были труды не столько Петти и А.Смита, сколько теория Мальтуса и выкладки Сэя. Затем, в то время широко развивалась география (А.фон Гумбольдт) и статистика (Дж.Р.Портер, А.Шторх, Л.Энгель, К.Ф.Герман) давшие немало опытного материала. Да и сама система свободной торговли, господствовавшая в Европе после наполеоновских войн, вызывала определенную оппозицию, обратившуюся на соответствующую теорию. Т.с. неудивительно, что почти одновременно в США, Германских землях и России возникло широкое движение по ревизии «классических» экономических доктрин.

К американской протекционистской школе (называвшей себя «Американской системой»), уделявшей больше внимания физическим и географическим факторам в экономике относятся как поздние меркантилисты Александр Гамильтон (1757-1804), Мэтью Кэри (1760-1839), так и собственно историцисты — Генри Чарльз Кэри (1789-1879), Дэниел Реймонд (1786-1849), Иезекия Найлс (1777-1839). Американские протекционисты проводили интересную параллель между обменом ценностями и обменом веществ и энергии в природе, анализировали стоимость с позиций энергетического подхода и с точки зрения производства как воспроизводства – именно Г.Ч. Кэри и пустил в оборот концепцию воспроизводственной оценки, почти одновременно с русским статистиком Л.В.Тенгоборским. И именно они выработали понятие о капиталотворческой роли кредита и об экономии на масштабах как цели развития производства.

В России это течение было представлено Константином Ивановичем Арсеньевым (1789-1865, один из основателей Русского Географического общества), графом Егором Францевичем Канкриным (1774-1846, министр финансов при Имп. Николае I), Людвигом Валерьяновичем Тенгоборским (1793-1857) и, далее, значительной частью всей русской экономической мысли вплоть до Дмитрия Ивановича Менделеева (1834-1907) и Ивана Ивановича Янжула (1846-1910). Особенностью русского протекционизма была очень глубокая связь экономической теории с экономической географией и отраслевым знанием. Книга Л.В.Тенгоборского «О производительных силах России» (1853), активно использовавшаяся в экономических исследованиях во всем мире полвека, и по сей день является лучшим очерком русского хозяйства и русской жизни той эпохи, образцом страноведческого исследования.

К английской исторической школе относятся в основном авторы 1870-1900х гг. Арнольд Тойнби-старший, Уолтер Бэйджхот, Уильям Каннингхэм, У.Эшли и др. Особый интерес представляют созданные в 1870х гг. исследования Бэйджхота «Физика и политика», где ему удается продемонстрировать моральный и физический характер экономического действия, предвосхитить изобретение принципа мультипликатора, и «Ломбард-стрит», описание ссудного рынка и частной экономической власти, а также субъективной сущности биржевых кризисов.

 

2. Место германской исторической школы в развитии экономической теории.

 

Немецкая историческая школа подразделяется на “старую” — Фридрих Лист (1789-1846), Вильгельм Рошер (1817-1894), Карл Книс (1821-1898) и “новую” школу— Лудвиг-Йозеф Брентано (1844-1932), Густав фон Шмоллер (1838-1917), Макс Вебер (1864-1920), Вернер Зомбарт (1863-1941) и Эдгар Салин (1892-1974).

В основополагающей работе “Национальная система политической экономии” (1841) Фр.Лист утверждает, что экономика отдельных стран развивается по собственным закономерностям и поэтому для каждой страны характерна и необходима своя национальная экономия, задача которой заключается в определении наиболее благоприятных условий для развития производительных сил нации. Если экономика по Смиту и Сэю была экономикой ценностей, то экономика по Листу есть экономика физических и духовных производительных сил, а «мира ценностей не существует» в отрыве от духа и морали. Таким-то образом, Лист фактически зачеркивал политэкономию, как ее тогда понимали, едва ли не подменяя ее экономической политикой, и экономической географией. По сути, он продолжает дело зрелых меркантилистов, которые и рассматривали политэкономию как науку о процветании хозяйства стран. Сходство взглядов Листа и меркантилистов в том, что Лист обосновывал необходимость проведения политики протекционизма и подчеркивал определяющую роль государства в развитии экономики, в защите национального рынка и внедрении передовых технологий. Лист был сторонником форсированного развития народного хозяйства (термин он ввел в оборот, подчеркнув системное различие частного и народного хозяйства), крупного бизнеса и крупных государств и их объединений. Он предвосхитил развитие геополитики своими рассуждениями о территориально-экономической достаточности государства и блоков государств.

Листу также принадлежит очевидная заслуга в определении производительной роли интеллекта и научного знания, общественной морали. Фактически, он первый начал широко оперировать понятием интеллектуального капитала и интеллектуальной ренты.

В. Рошер и К. Книс (а также их английский последователь У.Эшли) вслед за Листом отвергали идеи о неизменных, “естественных” законах хозяйства и, во многом, вели дело к замене экономической теории экономической историей, которая занимается собиранием и описанием экономических фактов, а также создали очень много в области отраслевых экономических знаний. В.Рошер – фактический основатель экономики землепользования и один из авторов (наряду в частности с Курсель-Сенелем) понятия «длинных» конъюнктурных циклов .

Представители “молодой” исторической школы не только выступали против научных абстракций и самой категории «закона», но и против математических исследований в области экономики, считая, что реакция морального духа общества и человеческой психики есть слишком сложная задача для дифференциальных исчислений. Возводя в принцип национальные особенности, представители исторической школы считали необходимым включать в экономическую науку историю, этику, право, психологию и даже этнографию. Ибо в своем поведении человек руководствуется не столько соображениями общей рациональности, сколько привычками и традициями, вызовом окружающей среды. Младоисторической школе принадлежит честь исторического осмысления феномена капитализма (сам термин введен Зомбартом) как духовного движения по преимуществу, как проявления европейского мироощущения и как преходящего этапа истории человечества.

Историческая школа весьма много сделала в области конкретных экономических дисциплин в области критики классического (т.е. либерального) направления экономической мысли, как и вообще материалистического подхода к экономике. Историцисты были сторонниками жесткой политики протекционизма. В своей борьбе с классической либеральной теорией они неизменно выступали скорее против Рикардо и Мальтуса, а затем марксистов, чем против Смита.

Историцистам и представителям экономического национализма (М.Кэри, Г.Ч.Кэри, Д.Рэймонд, Д.И.Менделеев) принадлежит заслуга в деле развития отраслевых экономических знаний экономической истории и экономической географии. Именно идеи исторической школы пробудили экономическую мысль в мало- и среднеразвитых странах. Вместе с тем, несомненно влияние данных течений (логически мало противоречивых) на формирование не только националистических, но и иных тоталитарных идеологий, а практика экономического национализма сразу же породила многочисленные экономические конфликты. Историцизм выдвинул предпосылки исследования институтов.

 

3. Институционализм. Экономические взгляды Т. Веблена.

 

Институционализм — направление в экономической мысли, исходящее из того, что общественные обычаи регулируют хозяйственную экономическую деятельность. Определяющая роль принадлежит групповой психологии и нравственности, а не индивидам (классическая политэкономия). В этом выражается связь с исторической школой.

Становление институционализма связывают с именем американского автора норвежского происхождения Торстейна Веблена (1857-1929), пребывавшего под несомненным влиянием историцизма. В центре исследований Веблена не “рациональный”, а “живой” человек и попытки определить, чем определяется поведение человека, который реально не просто “экономический человек” ( т.е. персонаж с независимыми предпочтениями, рационально стремящийся к максимизации собственной выгоды и знающий в чем эта выгода). Появление термина “экономический человек” связывается с именем А. Смита. Веблен поставил под сомнение 2 положения классической школы:

n положение о суверенитете потребителя;

n положение о рациональности его поведения.

Он доказал, что в рыночной экономике потребители подвергаются всевозможным видам общественного и психологического давления, вынуждающего их принимать неразумные решения.

Веблен ввел понятие “престижное или демонстративное потребление” (“эффект Веблена”). Делается им вывод, что рыночную экономику характеризует не эффективность и целесообразность, а расточительство, завистливое сравнение, преднамеренное снижение производительности. Движущие мотивы человеческого поведения — не максимизация выгоды, а инстинкты мастерства, праздного любопытства и родительский, формирующие облик экономики в целом. Веблен требовал применять к экономической теории данные социальной психологии. Главные противоречия капитализма, в его понимании, —между “бизнесом” и “индустрией”, материальным производством и системой частного предпринимательства, направленной на получение прибыли, между нравственными инстинктами внутри самих людей. Эти противоречия обостряются, т.к. финансовая олигархия получает все большую часть доходов за счет операций с фиктивным капиталом, а не за счет роста производства, повышения его эффективности. Развитие индустрии подводит к необходимости преобразований и предсказывает установление в будущем власти технической интеллигенции— “технократии”, основной целью которой является наилучшая работа промышленности, а не прибыль. Производство все более функционирует для удовлетворения потребностей, эффективного распределения природных ресурсов, справедливого распределения и т.д.

Эти идеи Веблена были восприняты и развиты многими американскими исследователями, в особенности экономистом и социологом Дж.К. Гэлбрейтом (1909-2006). В работе “Новое индустриальное общество” (1969) Гэлбрейт утверждает, что целью техноструктуры является постоянный экономический рост, который и обеспечивает рост должностных окладов и стабильность. Однако интересы экономического роста, необходимым условием коего является рост потребления, ведет к дальнейшему давлению производителей на потребителей. Происходит чрезмерный рост индивидуальных потребностей, а потребности общественные,— к ним Гэлбрейт относил и инвестиции в человеческий капитал через систему образования, — приходят в упадок. Цели техноструктуры входят в противоречие с интересами общества. Противоречие — не только в нагнетании потребительского психоза, но и в том, что результатом господства техноструктуры является разбазаривание природных ресурсов, инфляция, безработица. Эти отрицательные процессы являются результатом соглашательской политики техноструктуры, желающей консенсуса со всеми слоями общества. Последствия — рост зарплаты, опережающий рост производительности труда, открывающий путь к инфляции и неконкурентоспособности народного хозяйства. Гэлбрейт делает вывод о необходимости социального контроля над экономикой со стороны государства: гос.регулирование общественных потребностей, госпланирование основных народнохозяйственных пропорций, развитие техпроцессов и ряд других направлений.

Основной вклад институционализма— постановка под сомнение постулата классической политэкономии о рациональности поведения индивида, автоматического достижения оптимального состояния системы, тождественности частнособственнических интересов общественному благу в условиях развитой промышленности. Представители институционализма являются сторонниками междисциплинарного подхода и настаивали на включении в экономический анализ таких дисциплин, как психология, антропология, биология, право и ряд других.

В настоящее время существует несколько институционалистских школ, особенно заметен т.н. неоинституционализм, переосмысляющий учет ряда экономических феноменов (трансакционные издержки, права собственности, агентские отношения) и смыкающийся с неолиберализмом (О.Вильямсон). Институционализм как модель расплывчат, нет четких посылок, как в классической политэкономии, в конструктивном плане сомнителен, но его критический заряд оказал влияние на взгляды экономистов ХХ столетия , в частности такого выдающегося автора, как Й. Шумпетер.

 





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 369; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2019 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.013 с.) Главная | Обратная связь