Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Война в персидском заливе — война против Европы




Достаточно взглянуть на карту мира, чтобы увидеть континенты нашей планеты как три пояса, охватывающие ее с севера на юг. Первый, от Аляски до Огненной земли, образует Новый Свет, Америку. Второй, от Северного мыса до мыса Доброй Надежды представляет собой континентальную часть Старого Света, Евро-Африку. Третий пояс проходит от Камчатки до Тасма­нии через Китай, Юго-восточную Азию и Индонезию и образует собой вос­точную часть, Австрало-Азию. р>

В центре центра

Между Евро-Африкой и Австрало-Азией (ближе к последней) находится на севере русско-сибирский пласт, а на юге — Ближний Восток. Он образу­ет центр Старого Света, центр, в сердце которого располагается регион Пер­сидского залива. Этот регион — ахиллесова пята Старого Света, место где на плечо Зигфрида упал липовый лист. И вопрос не только в нефти. Нигде больше океаны так глубоко не вдаются в афро-евразийский континент: Ин­дийский океан через Красное море и Персидский залив, Атлантический оке­ан через Средиземное и Черное моря. Между двумя океанами, равно удаленный от Африки и Азии, в устье Тигра и Евфрата находится древний город Ур. Это и есть "центр центра", о котором мы будем говорить, — во всех отношениях самое уязвимое место Старого Света. Все потрясения, происхо­дящие на планете, отражаются здесь. С насильственного открытия японских портов во время войны 1854 года, политика Соединенных Штатов заключа­ется в установлении плацдармов на берегах Старого Света, а также в созда­нии потенциальных "островных трамплинов". Таким образом американцы еще в 1898 г. обосновались на Филиппинах и в 1945 г. в Японии. Лишь после этого они направились в Южную Корею и Вьетнам. Этому предшествовали, соответственно, высадка в Нормандии, размещение войск в Германии и фак­тическое подчинение Западной Европы. Характерно, что эти плацдармы рас­полагаются на территориях с высоким уровнем развития и на границах Ат­лантического или Тихого океанов, т.е. океанов, омывающих двойной афро-евразийский континент, а не, скажем, на таком хрупком южном фасаде, как Индийский океан. >

Район Персидского залива находится именно в этой уязвимой зоне, в точке пересечения крупных силовых линий, связывающих Дальний Восток с Африкой и Европу с Индией. Здесь, на подступах к заливу, исламский мир разделяется на арабскую и персидскую части. Всякий, кто обосновался в этом районе, может создать защиту или угрозу по всем направлениям на флангах или тылах не только Среднего Востока, но и Европы, Индии и Афри­ки. Кроме этого, такое расположение предполагает попытку создания третье­го фронта против русской военной державы, все еще.непокоренной. Пози­ция в заливе укрепляет также тылы Турции — союзника против России — и создает давление на Египет, Сирию и Иран, а также на Европу, и все это, главным образом, благодаря нефти.

Последнее, кстати, важно и для Японии.

Война против Европы?

Была ли война в заливе войной против Европы? Ответ на этот вопрос был дан замечательным образом в католическом журнале "Трента джорни" профессором политических наук Миланского университета. Он заявляет: "Соединенные Штаты поняли, что, если они не хотят пережить тот же за­кат, что и Советский Союз, они должны противостоять своим завтрашним противникам, то есть Японии и объединенной Европе, центром которой яв­ляется экономическая мощь Германии. Никто не позволит развенчать себя за здорово живешь. Америка не может мириться с Европой, которая в на­стоящее время, несмотря на слабую мобилизацию, опережает ее экономиче­ски и технически. Осознав, что в один прекрасный день они уже не смогут влиять на Европу, Соединенные Штаты сделали ставку на Средний Восток и на контроль над саудовским нефтяным краном, от которого Германия и Япония будут зависеть еще десятилетия, если им не удастся использовать сибирские резервы. Только тогда Средний Восток и воздействие, которое можно на него оказывать, утратят свое значение" (его стратегическая пози­ция по-прежнему остается главной). Для американцев окончательный слу­чай представился в 1991 году, благодаря политическому устранению Совет­ского Союза.Эти обстоятельства были заложены решением Рейгана исто­щить Москву гонкЬй вооружения; спровоцированы, как написано в сцена­рии, Саддамом Хусейном; воплощены, по тому же сценарию, Джорджем Бу­шем. На самом же деле этот план восходит к Киссинджеру, и был разрабо­тан под его покровительством. В 1975 году план был опубликован в журнале "Комментари", позднее он появился в "Харперс мэгазин" под заголовком "Завладеть нефтью".



Настоящие побежденные — союзники

Только поверхностное изучение вооруженных конфликтов может соста­вить мнение, что противник — это только тот, с кем ведут войну. Часто, страны, победоносно участвовавшие в конфликте, могут констатировать, что основы их независимости или процветания подорваны (нередко и то и дру­гое одновременно). Способ превращения своих собственных союзников в вассалов с помощью войны, осуществляемой совместно, стар, как мир. Аме­риканцы являются подражателями своих далеких учителей римлян. Такими они показали себя в двух мировых войнах, в которых участвовали с большой выгодой для себя. В обоих случаях предлогом было разрушение немецкого могущества, тогда как цель простиралась намного дальше. Союзники Амери­ки всегда брали на себя расходы в этом альянсе. Список, подтверждающий это, длинный: от Польши до Тайваня и Южного Вьетнама, вместе с колони­альными европейскими империями, существовавшими нрсле 1918 года во главе с Великобританией. После общей победы Америка становилась на­следницей их могущества или их доходных мест.

Тот, кто имеет власть над арабо-персидской нефтью, имеет ее и над Западной Европой и Японией, которые стали рабами не только нефти, но и, следовательно, державы ее контролирующей.

В американской имперской политике было бы непростительной небреж­ностью по возвращении из Персидского залива не натянуть сильнее вожжи Европейскому Сообществу, все более строптивому, и индустриально опас­ной Японии. Как обычно, мало рискуя при вмешательстве в сферу исламско­го влияния, Вашингтон должен был посчитать забавным удивительное усер­дие своих союзников, особенно немцев, преданных и лучших учеников в "атлантическом" классе, которые любезно согласились финансировать вой­ну, способствующую их ослаблению.

Большая иллюзия беспомощных

Война в заливе пришлась кстати Америке. Ведь нужно, чтобы миллиар­ды, вложенные в вооружение на протяжении десятилетий, наконец стали рентабельными, а ожидаемые заказы на обновление военного машины быст­ро стимулировали бы нуждающуюся в этом экономику. Но особенно, чтобы мелкие, безызвестные, не имеющие званий, разбитые враги Второй мировой войны или обескровленные союзники не были готовы обогнать Америку в сфере экономики. Но прежде чем развеять их иллюзии, можно позволить им "поиграть во дворе со старшими", а война поможет поставить их на место. Война, направленная не прямо против них, а скорее, имеющая целью один из источников их процветания.

Контроль над месторождениями 'полезных ископаемых усиливает пре­восходство хорошо вооруженной экономической державы над другими, ме­нее сильными. Можно также считать, что заведомым преимуществом и под­страховкой для США является нахождение на ее собственной территории важнейших ресурсов для ее выживания и военных возможностей. В случае необходимости, страны, богатые полезными ископаемыми, но строптивые будут вынуждены раскаиваться или под воздействием пропаганды, проводи­мой в мировом масштабе и поддерживаемой террористическими группами (подпольными или зарубежными), или под давлением экономического бой­кота, как это было в течение многих лет с Южной Африкой. Борьба против апартеида — идеологическое прикрытие этой кампании — была как нельзя кстати. Целью в Южной Африке была руда, необходимая в военной промыш­ленности, а точнее, прекращение ее естественной монополии. Экономика Западной Европы, которая стала развиваться после 1945 года, не может боль­ше процветать без некоторых металлов, имеющихся только в Южной Афри­ке, а также без арабской нефти. Падение черной власти в Южной Африке беспрепятственно приведет вышеупомянутые месторождения в руки влия­тельных американских групп.

Результат, достигнутый в Персидском заливе, а именно возрастающий разрыв связей между Европой и мысом Доброй Надежды — несомненный успех американской политики, и что бы ни говорили, поражение, нанесен­ное европейцам. Такова цена за отказ от могущества в угоду потреблению. Теперь, более чем когда-либо, необходимыми полезными ископаемыми мож­но обладать только воспользовавшись услугами посредника, американского, разумеется.

Упущенные возможности

Однако после двух мировых войн географические факторы в большей степени, нежели исторические, способствовали экономическому союзу под европейским началом (по принципу самоопределения народов, а не по аме­риканскому принципу "национального строительства") Африки и Европы, ставших естественным дополнением друг друга. Установление на восточ­ной части Старого Света "азиатской сферы совместного процветания", пред­полагаемого японцами, также потерпело поражение больше из-за нетерпимо­сти последних к соседним народам, чем по причине американской победы на Тихом океане. Из-за мелких дрязг своих лидеров и арабские страны не могут расширить круг своих совместных действий. Подтверждение этому — Средний Восток, где вслед за американским вторжением можно ожидать консолидацию границ или повторяющийся отказ на право самоопределения народов, угнетенных религией, в первом ряду которых фигурируют курды. В этом есть и вина европейцев, как французов, так и англичан, отказавшихся от своего господства над арабским пространством, хотя после первой миро­вой войны оно было признано за ними. Таким образом, именно они оставили после себя незаконченное дело чреватое осложнениями как уже не раз бы­вало. Примеры тому — трудное рождение Югославии и уход англичан и французов из Африки после 1945 года.

Так что во всем происшедшем европейцы должны винить только самих себя.

1992 г.

(перевод Л.Гоголевой)

 

 


[1] На явную аналогию между геополитикой и марксизмом указывал в 1943 г. Карл Корш в своей книге "Исторические взгляды геополитиков": "(...) новый материализм геополитиков обладает таким же критическим, активистским и идеалистическим (в традиционном смысле слова) характером, каким обладал в ранние периоды т.н. исторический материализм Маркса. ... Как марксизм сегодня стремится к осознанному контролю над экономичес кой жизнью общества, так сегодняшний "хаусхоферизм" может быть определен как попытка политического контроля над пространством ." Цит. по New Essays, 6 т., 1943, стр. 817.

[2] См. Friedrich Ratzel, "Politische Geographie", 1887, "Einleitung".

[3] См. Ibidem

[4] См. Friedrich Ratzel "Ueber die Gesetze des raeumlicher Wachstum der Staaten", 1901.

[5] См. Friedrich Ratzel "Das Meer als Quelle der Voelkergroesse", 1900.

[6] См. Rudolf Kjellen "Die Staat als Lebensform", 1916.

[7] См. Ibidem

[8] См. Ibidem

[9] См. Friedrich Naumann "Mitteleuropa", 1915.

[10] Halford Mackinder "Geographical Pivot of History" in "Geograghical Journal", 1904. Русский перевод в ж-ле "Элементы. Евразийское обозрение", 1996, №7, стр. 26 –31.

[11] H.Mackinder "Democratic ideals and reality", New York, 1919.

[12] См. стр. 31 в "Элементы", №7, op. cit.

[13] См. стр. 31 в "Элементы", № 7, op.cit.

[14] См. H.M."Democratic ideals and reality", op. cit.

[15] См. Halford Mackinder "The Round Planet and the winning of the Peace", 1943.

[16] См. Ibidem

[17] См. H.M."Democratic ideals and reality", op. cit.

[18] См. Alfred Mahan "The influence of Sea Power in histo ry" (1660 -- 1783)", 1890; на русском А.Мэхэн "Влияние морской силы на историю (1660-1783)", М.-Л., 1941.

[19] См. Alfred Mahan "The influence of sea power upon the French revolution and empire (1793 -- 1812)", Boston,1892; А.Мэхэн "Влияние морской силы на Французскую Революцию и Империю (1793 - 1812)", М.-Л., 1940.

[20] См.Alfred Mahan "The Interest of America in Sea Power", 1897.

[21] Alfred Mahan "Problem of Asia and its effects upon international politics",1900.

[22] См. Alfred Mahan " The Sea Power in its relations to the war", Boston, 1905.

[23] См. Alfred Mahan "The influence of Sea Power in history (1660 -- 1783)", op. cit.

[24] Ibidem

[25] См. Albert K.Weinberg "Manifest Destiny", Baltimore, 1935.

[26] См. Halford Mackinder "Geographical Pivot of History", op. cit.

[27] См.Alfred Mahan "The Interest of America in Sea Power", op. cit.

[28] Vidal de la Blache "Tableau de la Geographie de la France", Paris, 1903.

[29] См. Vidal de la Blache "Principes de geographie humaine", Paris, 1921.

[30] Nicholas Spykman "Geography of peace", 1942.

[31] Ibidem

[32] N. Spykman "America's Strategy in World Politics"(1942).

[33] Op. cit.

[34] Karl Haushofer "Dai Nihon", Munich,1913.

[35] Karl Haushofer "Kontinentalblocke:Mitteleuropa -- Eurasia --Japon" in "Ausgewaehlte Texte zur Geopolitik", Boppard am Rhein, 1979; по-русски в "Элементы"№7, op. cit, стр.32-36.

[36] Сarl Schmitt "Der Nomos der Erde" , Koeln, 1950.

[37] Сarl Schmitt "Land und Meer", Leipzig, 1942.

[38] Сarl Schmitt "Politische Theologie", Munchen-Leipzig, 1922.

[39] Сarl Schmitt "Das Begriff des Politischen", Berlin-Grunewald, 1928; по-русски Карл Шмитт "Понятие политичес кого" в "Вопросы Социологии", Москва, 1992, том 1, №1

[40] Сarl Schmitt "Theodor Daueblers "Nordlicht". Drei Studien ueber die Elemente, den Geiste und die Aktualitaet des Werkes", Muenchen, 1916.

[41] Сarl Schmitt "Der Nomos der Erde", op. cit.

[42] Сarl Schmitt "Die planetarische Spannung zwischen Ost und West", 1959 in "Schmittiana-- III" von prof. Piet Tommissen, Brussel, 1991; по-русски см. Карл Шмитт "Планетарная напряженность между Востоком и Западом" в "Элементы", 1997, № 8.

[43] Сarl Schmitt "Raum und Grossraum im Volkerrecht", 1940; цит. по Julien Freund "Les lignes de force de la pensee politique de Carl Schmitt" dans "Nouvelle Ecole", № 44,Paris, 1987.

[44] Ibidem

[45] Сarl Schmitt "Staatliche Souveraenitaet und freies Meer" in "Das Reich und Europa", Leipzig, 1941.

[46] Петр Савицкий "Географические и геополитические основы евразийства" в "Элементы" № 3, стр. 51-54

[47] П.Н. Савицкий "Степь и Оседлость" в "На Путях: Утверждение евразийцев", Берлин, 1922, стр. 341-356

[48] Ibidem

[49] Ibidem

[50] П.Н.Савицкий "Географический обзор России-Евра зии" в сборнике "Мир России -- Евразия", 1926, стр. 219 -- 232

[51] Ibidem

[52] Ibidem

[53] D.W.Meinig "Heartland and Rimland in Eurasian History" in "West Politics Quarterly", IX, 1956 pp. 553-569

[54] Ibidem

[55] W.Kirk "Geographical Pivot of History", Leicaster Universal Press, 1965

[56] S.B. Cohen "Geography and Politics in a divided world", New York, 1963

[57] Ibidem

[58] Colin S. Gray "The Geopolitics of the Nuclear Era", N.Y., 1977

[59] Samuel Huntington "Clash of civilisations" in "Foreign Affairs", summer 1993, стр. 22-49

[60] Ibidem стр. 25

[61] Ibidem стр. 39

[62] Ibidem стр. 49

[63] Цит. по "Monde Diplomatique" 1992, ежегодный сборник

[64] Jack Attali "Lignes d'horizon", Paris. 1990

[65] См. Prof. Carlo Santoro "Progetto di ricarca multifunzionale 1994 - 1995 -- I nuovi poli geopolitici", Milano

[66] Yves Lacoste "Dictionnaire Geopolitique", Paris, 1986

[67] Andre Siegfried "Tableau politique de la France de l'Ouest sous la Troisieme Republique", Paris, 1913

[68] Alain de Benoist "Les idess a l'endroit", Paris, 1979

[69] Jean Thiriart "L'Empire Eurosovietique de Vladivistok jusque Dublin", Brussell, 1988

[70] Jordis von Lohausen "Mut zur Macht. Denken in Kontinenten", Berg, 1978

[71] Ibidem

[72] Jean Parvulesco "Galaxie GRU", Paris, 1991

[73] Robert Steukers "La Russie, L'Europe et L'Occident" dans "Orientation" № 4 nov.-dec. 1983

[74] Carlo Terracciano "Nel Fiume della Storia" in "Orion", Milano, №№ 22 -- 30, 1986 -- 1987

[75] Л.Гумилев "Этногенез и биосфера земли ", Ленинград, 1990

[76] Francoise Thome "Eurasisme et Neo-Eurasisme" dans "Commentaire", ete 1994, № 66.

[77] Напомним, что православные считают, что Святой Дух исходит только от Отца (хотя и изводится Сыном), а католики утверждают, что и от Сына, filioque по-латыни означает "и от Сына".

[78] Отдельно следует рассмотреть грузинскую Православ ную Церковь, сохранившую свою относительную независи мость от турков.

[79] Отметим, что это текст был написан в декабре 1993 года, т.е. за год до начала Чеченской войны.

[80] Halford Mackinder "Geographical Pivot of History" in "Geograghical Journal", 1904.

[81] Это заявление подверглось критике в ходе дискуссии, последовавшей за прочтением доклада. Пересматривая этот параграф, я все-таки думаю, что в основе своей оно справедливо. Даже византийский грек был бы другим, подчини Рим себе всю древнюю Грецию. Без сомнения, идеалы, о которых идет речь, были скорее византийские, нежели эллинские, но римскими они не были, это уж точно. (прим.автора)

[82] Этот тезис Макиндера был полностью опровергнут ближайшими десятилетиями. Уже в Первой мировой войне, то есть спустя лишь десять лет, Соединенные Штаты проявили себя как сугубо западная, атлантическая держава, противоположная восточному, евроазиатскому, континен тальному и тихоокеанскому вектору геополитики. Линия разделения Востока и Запада проходит строго по Тихому океану, а никак не по Атлантике (А.Д.).

[83] ГАРФ фонд П.Н.Савицкого № 5783 (ред.).

[84] Декабрь 1982 г. Текст этого письма передан А.Дугину непосредственно его автором в 1992 г. (ред.)

[85] Сarl Schmitt "Die planetarische Spannung zwischen Ost und West", 1959 in "Schmittiana-- III" von prof. Piet Tommissen, Brussel, 1991 (ред.).

[86] "Политика Государств и их география" (фр.)(ред.).

[87] Католик Шмитт считает, что Filioque только подчерки вает Троичность Божества и усиливает иконографическую ориентацию христианского догмата, тогда как отказ от этого нововведения в Православной Церкви представляется ему выражением иконоборческого, ветхозаветного духа. Это совершенно неверный тезис, опровергаемый даже таким историческим наблюдением, как повсеместное распростране ние и почитание икон у православных народов, и особенно на Руси, где икона до сих пор играет столь колоссальную роль в религиозной практике, какую она не играла даже в периоды расцвета католицизма в Европе. Более того, введение Filioque было как раз выражением того абстрактного монотеизма и рационалистической теологии, которые ниче го общего не имеют с утверждением полноты Троичности и примата Образа. Более подробно по этому поводу см. А.Дугин "Метафизика Благой Вести". (А.Д.)

[88] Вначале Макиндер использовал термин "Pivot area", "осевая область", позже "Heartland", "Земля Сердцевины". (А.Д.)

[89] «Номос» фундаментальная категория Карла Шмитта, ось его теории истории, права, геополитики. "Der Nomos der Erde" называется его главный труд. Номос в греческом verbum occasionalis от глагола nemein, означающем "брать, владеть, делить, распределять, обустраивать и т.д.". Этимологически ему соответствует немецкое nehmen и Nahme, т.е. "брать", "взятое". Родственно слову Nahme, т.е. "имя". В русском языке ближе всего эту идею отражает слово "иметь" и старославянское "имать" ("брать"), от которого "имя", "имущество", "имение", откуда "поднимать", "перенимать", "отнимать", и даже "понимать" (сравни фр. saisir хватать, схватывать, брать, понимать). В чем-то близко значению слов "делить", "надел", "доля" (в смысле "имущество" и "судьба"). Идея "номоса" идея упорядоченной структуры, свойственной специфически человеческой исторической организации общества, семьи, территории, права и т.д. Можно соотнести понятие "номоса" у Шмитта с понятием "структуры" у французских структуралистов, причем нельзя исключить в этом случае и прямого плагиата (естественно, со стороны французов). Известен тот факт, что Шмитт в значительной степени повлиял на крупнейшего европейского гегельянца Александра Кожева, бывшего, в свою очередь, учителем Маркузе. (А.Д.)

[90] «Духовная битва так же жестока, как человеческая война» (фр.).

[91] Сам Шмитт, в свою очередь, мог бы быть обвинен в русофобии, основанной на столь же несостоятельных (по большому счету) предрассудках, проистекающих, однако, из другого источника: из его конфессиональной привержен ности католицизму и геополитической абсолютизации Средней Европы. Армин Мелер в своей блистательной книге "Консервативная Революция в Германии 1918 1932" убедительно показал как геополитическое членение Европы на три зоны Западная Европа (Англия, Франция), Сред няя Европа (Германия, Австрия), Восточная Европа (Россия) проецируется на культурные оценки своих соседей обитателями этих трех зон. Для англичан и французов немцы варвары, только что вышедшие из лесов, "гунны", дикие потомки Аттилы. Для самих немцев такими варварами представляются русские. Но для русских немцы, кажущие ся варварами французам и англичанам, видятся как бездушные автоматы, носители сугубо западной цивилизации и культуры (т.е. как классические, утрированные европейцы). Сами же немцы в отсутствии жизненности и исторического воодушевления упрекают французов и англичан. Кстати, эта геополитическая типология европейских этносов предопределила концепцию "юных народов" (почерпнутую немецкими консервативными революционерами у Достоевского), признающую таковыми русских и немцев. Иными словами, упреки в варварстве могли быть истолко ваны и в позитивном ключе, как это имело место в русофильском (преимущественно, прусском, протестантском или языческом) лагере Консервативной Революции в Германии, к которому принадлежали Артур Мюллер ван ден Брук, Освальд Шпенглер и, особенно, Эрнст Никиш и национал-боль шевики. Но несмотря на свою русофобию, Шмитт заслужи вает почитания и изучения со стороны русских, подобно тому, как сам он, будучи ярым немецким националистом, легко прощает ради интеллектуальных заслуг германофо бию англичанина Коллингвуда.(А.Д.)

[92] В русском языке не существует двух слов, которые соответствовали бы английским терминам "answer" и "response". Мы в данном месте переводим их как "ответ" и "отзыв". Оба термина означают "ответ". Кстати, нет такого различия и в немецком, так что Шмитт в тексте использует английский термин "response", всякий раз, когда ссылается на Тойнби и немецкое слово "Antwort", когда имплицитно имеет в виду Коллингвуда. В самом английском языке наличие двух терминов объясняется не четким семантиче ским разделением, но романским дублированием (response) германского слова (answer). Мы предпочли в русском переводе в дальнейшем оба слова переводить как "ответ", чтобы не перегружать текст терминологически (тем более, что мы показали искусственность такого различения). Response как ответ-отзыв, по мысли Шмитта, описывает человеческую реакцию на вызов истории в ключе, более отвлеченном от естественнонаучных представлений, от которых концепции Коллингвуда так никогда до конца и не освободились. Впрочем, по мере изложения сам Шмитт начинает употреблять оба термина как синонимы, выбирая тот или иной, скорее, по соображениям чисто стилистиче ского характера. То же самое можно сказать и о паре терминов "вопрос" и "вызов", question и challenge. В данном случае, Шмитт почти однозначно предпочитает слово "вызов", который он то переводит на немецкий Ruf, Anruf, то оставляет в изначальной английской форме challenge. В русской философской литературе принято этот термин всегда переводить как "вызов". (А.Д.)

[93] Эта формула "The World and the West" (и имплицитно содержащаяся в ней геополитическая концепция) явно перекликается с работой Самуила Хантингтона "Clash of civilisations", одна из главок которой называется аналогич но "The West and the Rest". Американский консерватор Хантингтон явно находится под влиянием Тойнби и, видимо, считает себя его продолжателем. (А.Д.)

[94] Явная аллюзия на Освальда Шпенглера, противопос тавлявшего цивилизацию и культуру. (А.Д.)

[95] Из этого положения легко выводятся основные моменты ленинской теории "империализма как высшей стадии развития капитализма " и основополагающие принципы концепции "автаркии больших пространств " (и шире, "экономического национализма") Фридриха Листа. Любопытно, что немецкие консервативные революционеры извлекли из развития тезисов Листа практически те же выводы, что и Ленин из Гегеля и Маркса. В обоих случаях речь шла о планетарной антиимпериалистической борьбе за "права народов" против англосаксонского талассократического колониализма. Кстати, главным теоретиком "прав народов" был именно Карл Шмитт. Геополитическое применение и развитие этого принципа характерно для Хаусхофера. (А.Д.)

[96] Греческое имя существительное Nomos происходит от греческого глагола Nemein ; как и этот глагол, оно имеет три значения. Во-первых, Nemein значит “брать”. Поэтому Nomos означает, во-первых, “взятие”, “захват”. Точно так же, как греческому Legein-Logos соответствует немецкое Sprechen-Sprache, так и греческому Nemein-Nomos соответствует немецкое брать-взятие, захват. Захват является вначале захватом земель, позднее также захватом моря, покорением моря, о чем много сказано в нашем созерцании мировой истории, а в области индустрии это значит захват индустрии, то есть захват индустриальных средств производства.

[97] В 1899 Хаусхофер провел личную беседу с Джозефом Чемберленом — английским министром колоний и выразителем крайне правых, империалистских тенденций в английском обществе. Речь шло о возможностях образования межконтинентального геополитического союза Британская Империя-США-Япония-Германия.

[98] Хаусхофер имеет в виду произошедшую в апреле 1939 года аннексию Италией Албании.

[99] Здесь речь идет о двух течениях среди представителей английской внешней политики а годы, предшествовавшие началу Второй мировой войны. Одно из них, (т.н.»клайвденское»), возглавляемое ставшим в мое 1937 г. премьер-министром консерватором Невилем Чемберленом и его заместителем Галифаксом, стремилось «умиротворить» Германию, рассматриваемую как бастион против большевизма, и предлагало заключение соглашения Англия-Германия-Франция-Италия, что, в частности, отразилось но подписании 30 сентября 1938 г. «мюнхенского пакта» о разделе Чехословакии. Другое направление, возглавляемое оппозиционными деятелями Консервативной партии Уинстоном Черчиллем и Антони Иденом (они вошли в правительство уже после начало войны) и одержавшее верх, настаивало на необходимости борьбы с Германией.

[100] Любопытно исследовать геополитический смысл символизма "лжепророка" или "другого зверя". О нем в "Апокалипсисе" говорится следующее: "И увидел я другого зверя, выходящего из земли"(Ап. 13, 11). Т.е. этот "другой зверь" принадлежит Суше. Но там же подчеркивается, что "он действует перед ним со всею властью первого зверя" (Ап. 13, 12). Иными словами, речь идет о "духе Суши", перешедшем на сторону стихии Моря, на сторону Левиафана. Как сам "зверь, выходящий из моря", есть представитель сатаны-дра кона, его субститут (т.е. атлантизм есть историческое выражение мирового зла), так "другой зверь" или "лжепророк" есть в свою очередь уже представитель "зверя из моря", т.е. его субститут. Атлантистское лобби в державах Суши выполняет именно эту функцию.

[101] См. Жан-Марк Вивенза «От формальной доминации капитала к его реальной доминации», «Элементы» № 7.

[102] См. ж-л "Милый Ангел" N 1, Москва, 1991.

[103] См. Рене Генон "Царство количества и знаки времени", Москва, 1994.





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:



Последнее изменение этой страницы: 2016-03-22; Просмотров: 521; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2021 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.027 с.) Главная | Обратная связь