Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Синтаксис как учение о предложении и словосочетании




СИНТАКСИС

Синтаксис как учение о предложении и словосочетании

240.

Словосочетание и предложение как основные синтаксические единицы

Синтаксис как раздел грамматики, изучающий строй связной речи, включает в себя две основные части: 1) учение о словосочетании и 2) учение о предложении. Особо можно выделить раздел, рассматривающий более крупное синтаксическое целое - объединение предложений в связной речи.

Словосочетание - это соединение двух или более знаменательных слов, связанных по смыслу и грамматически и представляющих собой сложные наименования явлений объективной действительности, например: студенческое собрание, статья по диалектологии, человек среднего роста, читать вслух. Являясь наряду со словом элементом построения предложения, словосочетание выступает в качестве одной из основных синтаксических единиц. Некоторые грамматисты (Ф.Ф. Фортунатов, М.Н. Петерсон) определяли синтаксис как учение о словосочетании.

Различаются словосочетания синтаксические и словосочетания фразеологические. Первые изучаются в синтаксисе, вторые - во фразеологии. Ср.: 1) красная материя, железная балка, тупой взгляд; 2) красная смородина, железная дорога, тупой угол.

Среди синтаксических словосочетаний выделяются словосочетания свободные и несвободные. Первые легко разлагаются на составляющие их части, вторые образуют синтаксически неразложимое единство (в предложении выступают в роли единого члена). Например: 1) нужная книга, лекция по литературе, бежать опрометью; 2) два студента, несколько книг.

Другой основной синтаксической единицей является предложение. Предложение - это минимальная единица человеческой речи, представляющая собой грамматически организованное соединение слов (или слово), обладающее известной смысловой и интонационной законченностью. Будучи единицей общения, предложение вместе с тем является единицей формирования и выражения мысли, в чем находит свое проявление единство языка и мышления.

Предложение соотносится с логическим суждением, однако не тождественно ему. Как справедливо указывал еще Аристотель, каждое суждение выражается в форме предложения, но не всякое предложение выражает суждение. Предложение может выражать вопрос, побуждение и т.д., соотносительные не с суждением, а с другими формами мышления. Отражая деятельность интеллекта, предложение может служить также для выражения эмоций и волеизъявления, входящих в сферу чувства и воли.

В науке нет единого определения предложения. В истории разработки русского синтаксиса можно отметить попытки определить предложение в плане логическом, психологическом и формально-грамматическом.

Определяя предложение с точки зрения логики, представитель первого направления Ф.И. Буслаев указывал, что «суждение, выраженное словами, есть предложение» («Историческая грамматика русского языка». М., 1858. § 110).

Сопоставляя предложение с психологическим суждением, т.е. соединением двух представлений, сторонник второго направления Д.Н. Овсянико-Куликовский давал следующее определение: «Предложение есть такое слово или такое упорядоченное сочетание слов, которое сопряжено с особым движением мысли, известным под именем «предицирования» («сказуемости»)» («Синтаксис русского языка». СПб, 1912. С. 50).

Представитель формально-грамматического направления Ф.Ф. Фортунатов рассматривал предложение как один из видов словосочетания. Он писал: «Среди грамматических словосочетаний, употребляющихся в полных предложениях в речи, господствующими являются в русском языке те именно словосочетания, которые мы вправе назвать грамматическими предложениями, так как они заключают в себе, как части, грамматическое подлежащее и грамматическое сказуемое» («О преподавании грамматики русского языка в низших и старших классах общеобразовательной школы». М., 1899. С. 36).

241.

Основные признаки предложения

Большинство типов предложения, как указывалось выше, соотносится с логическим суждением. В суждении что-то о чем-то утверждается или отрицается, и в этом находит свое выражение так называемая предикация (предицирование), т.е. раскрытие содержания логического субъекта логическим предикатом.

Отношения между субъектом и предикатом в суждении находят свою параллель в предикативных отношениях между подлежащим и сказуемым в предложении, в которых выражается связь между предметом мысли, обозначенным подлежащим, и его признаком, обозначенным сказуемым. Например: Наступила весна; Доклад не состоится; Лекция была интересная.

Предикативные отношения могут быть только в двусоставном предложении, поэтому, хотя они являются существенным признаком предложения, их нельзя рассматривать как признак, присущий любому предложению (ср. односоставные предложения с одним главным членом). Таким общим, основным признаком предложения многие грамматисты считают предикативность, понимая под нею отнесенность содержания предложения к объективной действительности (его реальность или нереальность, возможность или невозможность, необходимость или вероятность и т.д.). Грамматическими средствами выражения предикативности являются категории времени, лица, наклонения и различные типы интонации (интонация сообщения, вопроса, побуждения и др.).

Так как, выражая свои мысли, чувства, волеизъявления, говорящий вместе с тем выражает и свое отношение к содержанию высказываемого (его желательность или нежелательность, долженствование или условность и т.д.), то существенным признаком предложения является также модальность. Средствами выражения модальности, как и предикативности в целом, является категория наклонения (изъявительное, повелительное, условно-желательное) и особые лексико-грамматические средства (так называемые модальные глаголы и модальные слова и частицы).

Наконец, существенным признаком предложения, который, наряду с предикативностью и модальностью, отграничивает предложение от словосочетания, является интонация. Различаются интонации сообщения, вопроса, побуждения и т.д.

Таким образом, основными признаками предложения являются предикативность (отношение содержания предложения к действительности), модальность (отношение говорящего к высказываемому), интонационная оформленность и относительная смысловая законченность.

Словосочетание

242.

Краткая история вопроса

Проблема словосочетаний издавна привлекала внимание русских языковедов. В первых грамматических трудах основным содержанием синтаксиса считалось учение «о словосочинении», т.е. о соединении слов в предложении. Уже в «Русской грамматике» А.Х. Востокова (1831) дается довольно подробное описание системы словосочетаний русского языка. Однако в работах Н.И. Греча, Г.П. Павского, Ф.И. Буслаева, К.С. Аксакова, Н.П. Некрасова, Н.И. Давыдова проблема словосочетаний отодвигается на задний план, поскольку в середине XIX в. главным предметом синтаксиса стало предложение.

Интерес к проблеме словосочетаний возрождается в конце XIX в., и сама проблема становится центральной в лингвистической системе Ф.Ф. Фортунатова и его учеников. Фортунатов считал синтаксис учением о словосочетании, а предложение рассматривал как один из видов словосочетания. Эти взгляды нашли отражение в работе A.M. Пешковского «Русский синтаксис в научном освещении» (1914; 7-е изд. - 1956), в книге М.Н. Петерсона «Очерк синтаксиса русского языка» (1923).

В ряде учебников и учебных пособий для высшей и средней школы словосочетание стало рассматриваться как пара по смыслу и грамматически связанных слов, выделяемая из предложения.

Представляет интерес трактовка словосочетания А.А. Шахматовым («Синтаксис русского языка». 1941. С. 274): «Словосочетанием называется такое соединение слов, которое образует грамматическое единство, обнаруживаемое зависимостью одних из этих слов от других». По Шахматову, синтаксис словосочетаний занимается главным образом второстепенными членами предложения в их отношении к главным членам или во взаимном отношении друг к другу, тогда как синтаксис предложения занимается главными членами предложения в их отношении к предложению или во взаимном отношении друг к другу. Предложение тоже является словосочетанием, но словосочетанием законченным, а остальные словосочетания характеризуются как незаконченные. Словосочетания распадаются на два вида: независимые, в которых господствующее слово выступает в независимой форме (подлежащее двусоставного предложения или главный член односоставного предложения плюс грамматически связанное с ними слово), и зависимые, в которых господствующее слово выступает в зависимой форме (все остальные словосочетания). Как показывают эти рассуждения Шахматова, словосочетания выделяются им из предложения. Сочетание подлежащего со сказуемым не включается в число пар, образующих словосочетание, поэтому грамматическая связь между обоими главными членами изучается в синтаксисе предложения.

Вопрос о том, считать ли словосочетанием в терминологическом понимании этого слова сочетание подлежащего со сказуемым, является принципиальным, так как с ним связано разграничение понятий предложения и словосочетания: при положительном решении вопроса, т.е. признании существования предикативных словосочетаний, предложение может оказаться частным случаем словосочетания или, что то же самое, словосочетание само по себе может быть предложением; наоборот, при отрицательном решении вопроса, т.е. непризнании существования предикативных словосочетаний, между предложением и словосочетанием устанавливается резкая грань.

Спорным является и вопрос о подразделении словосочетаний на подчинительные (общепризнанный тип словосочетаний) и сочинительные (сочетания однородных членов предложения). Признание второго типа находим у многих авторов (например, у A.M. Пешковского), однако другие исследователи отделяют группы однородных членов от словосочетаний (например, В.В. Виноградов).

Всех авторов объединяет в трактовке рассматриваемого вопроса понимание словосочетания как синтаксического единства, вычленяемого из предложения; словосочетание существует в составе предложения.

Таким образом, принципиальными вопросами теории словосочетаний являются следующие: 1) существует ли словосочетание вне предложения, в которое оно входит как конструктивный элемент наряду с отдельным словом, или же словосочетание вычленяется из готового предложения; 2) существуют ли «предикативные словосочетания», т.е. образует ли словосочетание пара, состоящая из подлежащего и сказуемого; 3) существуют ли «сочинительные словосочетания», т.е. образует ли словосочетание группа однородных членов (так называемые открытые ряды, незамкнутые сочетания). Нетрудно видеть, что решение последних двух вопросов зависит от решения первого, так как и предикативные отношения, и сочетания однородных членов существуют только в составе предложения.

Принципиально новое решение рассматриваемой проблемы в целом дает В.В. Виноградов. В книге «Русский язык» (1972, с. 12) он пишет: «Словосочетание - это сложное именование. Оно несет ту же номинативную функцию, что и слово. Оно так же, как и слово, может иметь целую систему форм. В области лексики этому понятию соответствует понятие о фразеологической единице языка».

В связи с анализом синтаксической системы A.M. Пешковского акад. Виноградов пишет: «...В корне ошибочна мысль, внушенная A.M. Пешковскому акад. Ф.Ф. Фортунатовым, будто понятие предложения можно вывести из понятия словосочетания. Словосочетание и предложение - понятия разных семантических рядов и разных стилистических плоскостей... Предложение - вовсе не разновидность словосочетания, так как существуют и слова-предложения. Но оно и по внутреннему существу своему, по своим конструктивным признакам непосредственно не выводимо из словосочетания. Словосочетание... также, как и слово, представляет собой строительный материал, используемый в процессе языкового общения. Предложение же - произведение из этого материала, содержащее сообщение о действительности» (см.: Идеалистические основы синтаксической системы проф. А.М. Пешковского, ее эклектизм и внутренние противоречия // Вопросы синтаксиса современного русского языка. 1950. С. 38).

Как явствует из приведенной цитаты, акад. Виноградов строго разграничивает понятие предложения и понятие словосочетания. Основанием для этого служит наличие у каждого из этих понятий особых признаков: предложение - это единица сообщения, коммуникативная единица, а словосочетание - это единица называния, обозначения. Предложение содержит законченное содержание с соответствующей интонацией, характеризуется наличием категории модальности, тогда как у словосочетания эти признаки отсутствуют. В словосочетании имеются только подчинительные отношения (см. ниже), а в предложении наряду с ними имеются также отношения сочинительные, пояснительные, присоединительные.

Что касается соотношения между словосочетанием и словом, то они сближаются выполняемой ими функцией, причем словосочетания, подобно словам, имеют формы словоизменения, выражающие связь данного словосочетания с другими словами или словосочетаниями в предложении, например: книга брата, книги брата, книге брата и т.д. (изменяется стержневое слово); старый дом, старого дома, старому дому и т.д. (оба члена словосочетания имеют одинаковые формы словоизменения). Словосочетания могут и должны изучаться не только в составе предложения как его структурные элементы, но и вне его как лексико-семантические единства, образуемые по законам данного языка. Вместе с тем между словосочетанием и словом имеется существенное различие: элементы словосочетания (слова) оформлены отдельно, а элементы слова (морфемы) слиты воедино (ср.: задержание снега - снегозадержание).

Из сказанного вытекает следующее: 1) словосочетания не результат дробления предложения на части - пары связанных между собою подчинительными отношениями слов, но наряду с отдельными словами они входят в состав предложения в качестве его конструктивных элементов, выполняя лексико-семантическую функцию сложного называния предметов и явлений; значительно реже, в результате взаимодействия между словосочетаниями и предложениями, в составе последних образуются отдельные типы словосочетаний, которые, вычленяясь из предложения, приобретают номинативное значение; 2) к числу словосочетаний не относятся пары, образуемые подлежащим и сказуемым, поскольку здесь налицо отношения, возникающие только в предложении (предикативные отношения); 3) не образуют словосочетания также конструкции, связанные так называемыми полупредикативными отношениями, т.е. обособленный оборот и слово, к которому он относится; 4) группа однородных членов (сочинительное сочетание) не образует словосочетания, так как не является сложным наименованием явлений объективной действительности. Правда, парные сочетания слов типа отец и мать (родители), муж и жена (супруги), день и ночь (сутки) и т.п., образующие так называемые замкнутые сочетания, компоненты которых связаны соединительными (реже противительными) союзами, употребляются в номинативной функции и тем самым входят в разряд словосочетаний.

243.

244.

245.

246.

247.

Типы предложений

248.

Общие сведения

В русском языке существуют разнообразные типы предложений. По характеру выражаемого в них отношения к действительности различаются предложения реальной и ирреальной модальности с разнообразными оттенками модальных значений: реальности и ирреальности, предположения, сомнения, уверенности, возможности, невозможности и т.д.

Предложения считаются утвердительными или отрицательными в зависимости от указания в них на наличие или отсутствие связи между предметами и их признаками в реальной действительности.

По цели высказывания и зависящей от этой цели интонации предложения делятся на повествовательные, вопросительные и побудительные. Каждое из предложений этих трех групп может стать восклицательным при соответствующей эмоциональной окраске, выражающейся в особой восклицательной интонации.

Структурная характеристика предложений строится на основе учета различных признаков данной структуры. Так, предложения могут быть простыми и сложными в зависимости от количества предикативных единиц - одной или нескольких.

Простые предложения делятся на односоставные и двусоставные, т.е. имеющие один или два главных члена в качестве организующих центров предложения.

По наличию или отсутствию второстепенных членов различаются предложения распространенные и нераспространенные.

Как односоставные, так и двусоставные предложения считаются полными, если налицо все необходимые члены данной структуры предложения, и неполными, если один или несколько необходимых членов данной структуры предложения опущены по условиям контекста или обстановки.

Отсутствие возможности членения некоторых видов предложений, т.е. выявления в их структуре отдельных членов, приводит к выделению особого типа предложений - нечленимых (слов-предложений).

При оформлении предложения большое значение имеет интонация, выполняющая как грамматическую функцию, так и стилистическую. При помощи интонации передается законченность предложения и осуществляется его членение на синтаксические единицы, выражается эмоциональность речи, волевые побуждения, а также различные модальные оттенки значений.

Предложения могут иметь парадигмы, основанные на соотнесенности форм сказуемого во временном и модальном плане. Например: Он хороший педагог; Он будет хорошим педагогом; Он был хорошим педагогом; Он был бы хорошим педагогом; Он мог быть хорошим педагогом. - Студент хорошо занимается; Студент хорошо занимался; Студент будет хорошо заниматься; Студент мог бы хорошо заниматься. - Мне легко; Мне будет легко; Мне было легко; Мне могло бы быть легко.

249.

250.

251.

Восклицательные предложения

Восклицательными называются предложения эмоционально окрашенные, что передается специальной восклицательной интонацией.

Эмоциональную окраску могут иметь различные типы предложений: и повествовательные, и вопросительные, и побудительные. Например: повествовательно-восклицательное - Он встретил смерть лицом к лицу, как в битве следует бойцу! (Л.); вопросительно-восклицательное - Кто б Измаила смел спросить о том?! (Л.); побудительно-восклицательное - О, пощади его!.. постой! - воскликнул он (Л.).

Грамматические средства оформления восклицательных предложений следующие:

1) интонация, передающая разнообразные чувства: радость, досаду, огорчение, гнев, удивление и др. (восклицательные предложения произносятся более высоким тоном, с выделением слова, непосредственно выражающего эмоцию), например: Прощай, письмо любви, прощай! (П.); Кума-то, видно, басурманка! Постой, голубушка моя! (П.); Явись, вдохни восторг и рвенье полкам, оставленным тобой! (П.);

2) междометия, например: Ах, этот человек, всегда причиной мне ужасного расстройства! (Гр.); ...И, увы, мое шампанское торжествует над силою магнетических ее глазок! (Л.), Ух! хорошо здесь подают! Ахти, хорошо! (М. Г.); Тьфу, господи, прости! Пять тысяч раз твердит одно и то же! (Гр.);

3) восклицательные частицы междометного, местоименного и наречного происхождения, сообщающие высказываемому эмоциональную окраску: ну, о, ну и, куда как, как, какой, что за и др., например: Ну что за шейка! Что за глазки! (Кр.); Ну вот вам и потеха! (Гр.), Куда как мил! (Гр.); Толь дело Киев! Что за край! (П.); Фу ты, какая! Слова ей не скажи! (М. Г.).

252.

253.

254.

Простое предложение

255.

256.

Главные члены предложения

257.

258.

259.

Общие сведения

Сказуемое бывает глагольное и именное. Как то, так и другое может быть простым и составное. Кроме того, выделяется особый тип сказуемого - сложное (трехчленное, многочленное).

Простое глагольное сказуемое выражается различными глагольными формами. Глагольные простые сказуемые делятся на формально уподобленные подлежащему и неуподобленные. Особую группу образуют осложненные формы простого глагольного сказуемого.

Составное глагольное сказуемое (иногда его называют сложным) образуется из двух глаголов: глагола в личной форме с ослабленным лексическим значением, играющего поэтому вспомогательную роль, и инфинитива, выражающего основное смысловое значение всей конструкции. В качестве первого элемента употребляются глаголы двух разновидностей: 1) глаголы, обозначающие протекание действия (начало, продолжение, конец действия), и 2) глаголы, обозначающие желание, возможность или намерение совершить действие, способность или предрасположенность к его совершению, волеизъявление, также внутренние переживания, процессы мысли и т.п. (так называемые модальные глаголы).

Именное сказуемое является простым, если состоит только из именной части (например: Моя сестра учительница), и составным, если состоит из глагольной связки и именной части (например: Моя сестра была учительницей).

Примечание. Некоторые грамматисты считают, что в первом случае имеется так называемая нулевая связка, поэтому всякое именное сказуемое является составным.

Вещественное значение в именном сказуемом выражается именной частью (иначе предикативным членом, присвязочным словом), а грамматическое (обозначение времени, лица, числа и наклонения) - связкой.

260.

261.

262.

263.

264.

265.

266.

267.

Именное сказуемое

268.

269.

Сложное сказуемое

270.

Типы сложного сказуемого

Сложным (трехчленным, многочленным) является сказуемое, состоящее из трех и более частей (термин «сложное сказуемое» употребляется здесь не в том значении, в каком его иногда употребляют, см. § 259, 268).

Различаются следующие типы сложных сказуемых:

а) глагольные (состоящие из одних глаголов и соотносительные с составными глагольными сказуемыми), например: решил начать лечиться, надеется бросить курить;

б) именные (состоящие из предикативного прилагательного, связки и именной части, соотносительные с составными именными сказуемыми), например: рад быть полезным, готов стать посредником;

в) смешанные (состоящие из глаголов и имен, сочетающие в себе признаки составного глагольного и составного именного сказуемых), например: мог бы стать ученым, боится быть смешным.

Например: Он желал казаться храбрым на четвертом бастионе (Л. Т.); А ты хочешь жить барашком (Гонч.); Я даже не считаю себя обязанною чувствовать признательность к нему (Черн.); ...Я должен был приготовить мастерам самовар (М. Г.); Отчего бы я мог перестать уважать тебя? (Ч.); Я уже не боялся быть и казаться чувствительным... (Ч.); Вы должны трудиться, стараться быть полезным (Т.).

271.

272.

Форма именного сказуемого

Сказуемое, выраженное именем прилагательным, порядковым числительным, местоименным прилагательным, причастием, имеет форму рода и числа подлежащего, например: Погода несносная, дорога скверная ямщик упрямый... (П.); ...И дым отечества нам сладок и приятен (Гр.); Вишневый сад теперь мой! (Ч.); ...Дела мои расстроены (Т.). При наличии связки «быть» именная часть может иметь форму родительного или творительного падежа. Ср.: Мой брат был учитель - Мой брат был учителем.

273.

Форма связки

Связка обычно соотносится с подлежащим (в прошедшем времени - в роде и числе), например: Вся жизнь моя была залогом свиданья верного с тобой (П.). Если подлежащее выражено личным местоимением, то связка в формах настоящего и будущего времени соотносится также в лице, например: И будешь ты царицей мира (Л.).

Реже связка соотносится с именной частью составного сказуемого, например: Свадьба Наташи... было последнее радостное событие... (Л. Т.). Обычно такое наблюдается при подлежащем-местоимении это, например: Это была школа.

274.

Краткая история вопроса

Вопрос о второстепенных членах предложения в истории русской грамматики имеет разные решения. Однако в качестве основных направлений в учении о второстепенных членах предложения выделяются два: рассмотрение второстепенных членов 1) по значению и 2) по виду синтаксической связи с другими словами. И в том и в другом случае выделяются в качестве второстепенных членов определения, дополнения и обстоятельства, но основания для такого выделения принимаются разные, и потому один и тот же член предложения при различных подходах к классификации второстепенных членов может быть определен по-разному. Например: в словосочетании дом отца слово отца является определением, если оно рассматривается по значению, или по функции, которую оно выполняет по отношению к слову дом, и дополнением, если учитывается лишь характер синтаксической связи слова со словом дом (вид связи - управление).

Эти два направления в учении о второстепенных членах предложения получили названия формального (классификация по характеру синтаксической связи) и логического (классификация по значению).

Начало логическому направлению в учении о второстепенных членах предложения положено в трудах А.Х. Востокова и Н.И. Греча. У них и появляются термины - «дополнение» и «определение». Члены предложения, которые в современной грамматике определяются как обстоятельства, включались ими в разряд определений.

Ф.И. Буслаев вводит понятие обстоятельства и говорит о двух принципах классификации второстепенных членов предложения: по типу подчинения и по значению.

А.А. Потебня дал резкую критику учения Ф.И. Буслаева о второстепенных членах предложения и наметил формальную классификацию - только по виду подчинения, но от терминов «дополнение», «определение» и «обстоятельство» не отказался.

Д.Н. Овсянико-Куликовский пытается примирить логическую классификацию с формальной и вводит дополнительно такие понятия: фиктивное определение (дом сестры), фиктивное обстоятельство (гулял в лесу).

А.М. Пешковский в двух первых изданиях своего труда «Русский синтаксис в научном освещении» сохраняет термины «определение», «дополнение» и «обстоятельство», но вкладывает в них формальное содержание: определение - это согласуемое прилагательное, причастие, местоимение; дополнение - это управляемое существительное; обстоятельство - это примыкающее наречие, деепричастие или примыкающий инфинитив.

В последующих изданиях своего труда А.М. Пешковский отказывается и от терминов «определение:», «дополнение», «обстоятельство» и говорит о членах предложения управляемых, согласуемых и примыкающих.

В практике современной средней и высшей школы распространена традиционная классификация, учитывающая и грамматические и лексические значения слов, а также синтаксические связи этих слов с подчиняющими словами и их значение.

При такой классификации второстепенные члены предложения рассматриваются как логико-грамматические разряды, которые выделяются на основе учета грамматических и лексических значений. Поскольку грамматика неразрывно связана с лексикой, в конкретных словосочетаниях и предложениях грамматические значения слов определенным образом связаны с их лексическими значениями, и потому однотипные в грамматическом отношении конструкции могут выполнять различные функции. Например, словосочетания говорить с человеком и говорить с волнением, однородные в грамматическом отношении, имеют в своем составе слова, находящиеся в различных взаимоотношениях друг с другом, что связано с их лексическим значением. В результате и функции управляемых слов различны. Логическая классификация усматривает это различие (с человеком в словосочетании говорить с человеком - дополнение; с волнением в словосочетании говорить с волнением - обстоятельство).

Учение о второстепенных членах предложения все более связывается с учением о словосочетании.

«Во второстепенных членах предложения как бы синтезируются, обобщаются по функции те же разнообразные грамматические отношения, которые обнаруживаются между словами в строе словосочетания».

Атрибутивные, объектные, пространственные, временные, причинные и другие грамматические отношения, выявляющиеся в подчинительном словосочетании, представляют собой основу для выделения таких членов предложения, как определение, дополнение и различные по значению обстоятельства, т.е. синтаксические признаки второстепенных членов предложения формируются на базе морфологических категорий и их функционально-синтаксического значения в структуре словосочетания. Таким образом, грамматические отношения, которые складываются между поясняемым словом и поясняющим, определяются в основном их внутренним взаимоотношением, а не структурой предложения. Именно это и приводит к мнению о возможности рассмотрения данного грамматического явления в рамках словосочетания. Однако не всегда второстепенные члены предложения входят как компоненты в состав словосочетаний, формирующих предложения. Довольно часто дополнение (объект) и обстоятельство могут относиться ко всему предложению в целом и, таким образом, не входить в группу сказуемого или в группу подлежащего, которые членятся на отдельные словосочетания. Такие члены предложения называются детерминирующими членами предложения, или детерминантами. Например, в предложении По вечерам доктор оставался один (Пан.) обстоятельство по вечерам относится ко всему сочетанию группы подлежащего с группой сказуемого - доктор оставался один. Особенно наглядно выявляется роль детерминанта в сложном предложении В ночи шумел ветер, светила луна (Соб.), где детерминирующее обстоятельство в ночи одновременно относится к двум предикативным единицам - шумел ветер и светила луна.

Таким образом, получается, что в предложении как синтаксической единице формируются отношения между подлежащим, сказуемым и детерминантами. Именно эти синтаксические единицы и именуются членами предложения. Каждый из этих членов предложения может быть распространенным, т.е. состоять из словосочетаний, компоненты которых тоже структурно связаны, причем формирование этой связи происходит внутри словосочетания и к структуре предложения не имеет никакого отношения. На этом основании и строится концепция о двух синтаксических уровнях: уровне словосочетания и уровне предложения.

В «Русской грамматике» традиционные «второстепенные» члены предложения, различные и формально и по значению, распределены по группам распространяющих членов предложения: 1) формы, распространяющие члены предложения (имеющие присловную зависимость), например: Дождь стучал в окна всю ночь (Ч.); 2) формы, распространяющие предложение в целом - детерминанты, например: Еще с раннего утра все небо обложили дождевые тучи (Ч.); 3) формы, распространяющие одновременно два главных члена предложения, например: Тебе ли с твоим ревматизмом разъезжать по гостям (Ч.) - тебе с твоим ревматизмом и с твоим ревматизмом разъезжать по гостям.

В учебных целях представляется возможным сохранить традиционное учение о второстепенных членах предложения, тем более что это логично и с точки зрения противопоставления их главным членам.

Однако традиционное деление второстепенных членов на определения, дополнения и обстоятельства основывается на функционально-синтаксических свойствах зависимых слов в очень обобщенном виде.

В предложении «функционально-синтаксические оттенки, облекающие морфологическое ядро категорий определения, дополнения и особенно обстоятельства, оказываются настолько сложными, а иногда и недифференцированными и внутренне противоречивыми, что они очень часто выходят за рамки этих категорий или создают ряд переходных, смешанных типов». Поэтому выделение трех видов второстепенных членов предложения может восприниматься только как обобщенная схема, рассчитанная на использование при анализе конкретного языкового материала лишь с учетом этих переходных и смешанных типов.

Определения

275.

Определения согласованные и несогласованные

По характеру синтаксической связи определения с определяемым словом все определения делятся на согласованные и несогласованные.

Определения согласованные выражаются теми частями речи, которые, относясь к определяемому слову, способны уподобляться ему в числе и падеже, а в единственном числе - и в роде. Они могут быть выражены прилагательным: Вновь растворилась дверь на влажное крыльцо (А.К. Т.); причастием: Глухо отдавались мои шаги в застывающем воздухе (Т.); местоименным прилагательным: С младенчества две музы к нам летали, и сладок был их лаской мой удел (П.); порядковым числительным: У второго мальчика, Павлуши, волосы были всклоченные (Т.); количественным числительным один: Я знал одной лишь думы власть, одну, но пламенную страсть (Л.).

Определением нельзя считать прилагательное, входящее в устойчивое фразеологическое сочетание: Черное море, железная дорога, грудная жаба, белый гриб, носовой платок и т.д.

Значения согласованных определений очень разнообразны и зависят от лексического значения слов, которыми они выражены. Определения, выраженные качественными прилагательными, обозначают качество предмета: Ее терзали жажда славы, и страшная сила самопожертвования, и безумная отвага, и чувство детского озорного, пронзительного счастья (Фад.). Определения, выраженные относительными прилагательными, обозначают признак предмета по месту его нахождения и по времени: Вчерашний день мы провели в лесу на наших дальнобойных батареях (Инб.); Сельская библиотека находилась около школы; признак предмета по материалу; Сквозь частую сетку дождя виднелась изба с тесовой крышей и двумя трубами (Т.); принадлежность: Полковое знамя из рук убитый не пускал (Бл.). Определения, выраженные притяжательными прилагательными, а также притяжательными местоимениями, обозначают принадлежность: Над лицом его наклонилось дедово лицо (М. Г.); Прощай же, море! Не забуду твоей торжественной красы и долго, долго слышать буду твой гул в вечерние часы (П.). Определения, выраженные неопределенными местоимениями, указывают на неопределенность предмета в отношении качества, свойства, принадлежности и т.д.: В комнате раздались чьи-то шаги (Аж.); Скажите же мне какую-нибудь новость (Л.). Определения, выраженные отрицательными и определительными местоимениями, обозначают свойства и качества в общем виде: Ему был известен каждый человек, каждая семья, каждый переулок этой большой рабочей окраины (Кат.); Долго не находил я никакой дичи (Т.). Определения, выраженные порядковыми числительными, обозначают порядок предмета при счете: В девятом вагоне дежурил Сухоедов (Пан.). Определения, выраженные причастиями, могут обозначать признак, связанный с действием: В наступившей тишине явственно раздавалось завывание бушующего ветра (Аж.).

Примечание. Если относительное прилагательное или порядковое числительное употреблено в переносном значении, определение обозначает качество: На золотом, на светлом юге еще я вижу вас вдали (Тютч.); Ты... первый человек в колхозе (Г. Ник.).





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-22; Просмотров: 597; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2019 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.041 с.) Главная | Обратная связь