Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Геополитическая трансформация России, Украины и Белоруссии




После распада СССР развод по-славянски сопровождается глубочайшим кризисом идентичности. Россия, Белоруссия и Украина демонстрируют разные тенденции социального развития: вера в светлое будущее, попытка возврата к прошлому, уход от реальной действительности (от настоящего). В России кризис идентичности обусловлен сочетанием частично разрушенного традиционного общества с частичной модернизацией. Официальная Белоруссия с ностальгией о советском прошлом проявляет готовность отказаться от какой бы то ни было собственной идентичности. Украина пытается возродить национальное самосознание путем разрушения традиционной биполярности титульного этноса и имитации модернизации. В очередной раз воспроизводится модель анархического государства с примитивной адаптацией, усиливающей маргинализацию и деинтеллектуализацию общества.
В результате восточнославянские государства продемонстрировали три разных модели постсоветской трансформации. Российская Федерация после новоявленного Стеньки Разина трансформируется в государство спецслужб, выходцы из которых владеют контрольным пакетом акций российского капитала. Самое протяженное государство в мире должно обладать сильной властью. Однако вопрос, насколько она эффективно может управлять экономикой в условиях глобализации остается открытым. Украина использовала наряду с националистической, технократическую модель государства-завода. Результатом стала деинтеллектуализация общества и деиндустриализация экономики. В Белоруссии доминирует советская модель государства-колхоза (или партизанского отряда) во главе с «батькой», который думает и заботится о всех гражданах.
Объединенные общими социокультурными традициями и вызовом постиндустриальной эпохи восточнославянские страны, несмотря на разновекторные тенденции, «обречены» на взаимопонимание, согласие и сотрудничество. Вместе с тем хотелось бы развеять распространенный миф, что здесь интегратором выступает Белоруссия. Если политические инициативы белорусского президента общеизвестны, то реально наибольший «экономический» вклад в восточноевропейский сценарий (брак по несчастью) вносит украинская «демократическая» власть.

Геополитическая трансформация особенно наглядно проявилась в неудачной попытке «большого скачка» в капитализм.После падения «железного занавеса» Запад был охвачен рыночным романтизмом, ожиданием открытия огромного и последнего на Земле экономического пространства для Колумбов международного бизнеса. Относительно высокая покупательная способность населения бывших советских республик, дешевые и квалифицированные трудовые ресурсы, разнообразие полезных ископаемых даже в условиях отсутствия конвертируемости рубля делали привлекательным новый рынок. Но прошло немного времени и при «шоковом» открытии для внешнего мира постсоветского пространства, усилившимся экономическим кризисом и падением уровня и качества жизни преимущества превратились в мираж. Наступило разочарование и «усталость ожидания» от лозунга «Запад нам поможет..». Долгая дорога иностранных инвестиций затерялась где-то в дюнах. Местную политическую «элиту» обвиняют в коррупции и в других грехах, неохотно пускают на порог «Европейского дома». Попытку почти автоматической смены коммунизма магической силой рыночной системы оценивают как «приступ глупого оптимизма».
Оказалось, что одного желания для европейской интеграции недостаточно. Необходимы соответствующие макроэкономические показатели, стабильное законодательство, инвестиционный климат, конвертируемая валюта, экспортные возможности и, самое главное, уже достигнутый определенный уровень жизни. В противном случае «неравный брак по расчету» с Европейским Союзом станет непомерным бременем для граждан страны. Кроме того, в ЕС наблюдаются существенные различия в уровне и качестве жизни между югом и севером, и «счастливый билет» в светлое капиталистическое будущее вне очереди может привести к дезинтеграции сообщества.
После падения Берлинской стены «социалистический лагерь» полностью отказался от своих социальных достижений, пытаясь заимствовать западную модель развития. И это совпало по времени с противоположными тенденциями. Западная Европа превращается из открытого в закрытое для внешнего мира общество, что проявляется в концепциях “золотого миллиарда”, иммиграционном законодательстве и пр. С вступлением ряда стран ЦВЕ в НАТО и ЕС возродится автоматически «железный занавес», если не идеологический, то экономический и таможенный.
Можно констатировать, что у восточноевропейских стран «большого скачка» в капитализм не получилось. Расплачиваться приходится не только процентами по западным кредитам, но и коррумпированной властью, нищетой народа. Отсутствие реальных стратегических целей «компенсировалось» тактической борьбой за власть. После провозглашения курса на европейскую интеграцию Восточная Европа с каждым годом все дальше отдаляется от Запада по уровню и качеству жизни, развития экономики, образования и науки.

«Большой скачок» на Восток явился новой тенденцией в геополитической трансформации цивилизации.При сохранении системного кризиса управления, дальнейшего распада экономики при существующей открытости к внешнему миру и негативных тенденциях падения уровня жизни наиболее реальным становится сценарий вхождения Восточной Европы в экономическое пространство, контролируемое странами Ближнего Востока и Азиатско-Тихоокеанского региона. Россия, Украина и Белоруссия имеют основания оказаться под влиянием экономической экспансии Китая. Обнищание населения привело к тому, что даже в западных областях Украины, Белоруссии и России китайские товары вытеснили не только европейские, но и турецкие.
Казалось бы, «большой скачек» на Восток самый фантастический сценарий. Но не будем торопиться с выводами. Действительно, отсутствуют прогнозы китайских аналитиков на эту тему. Но они и не могли «досрочно» появиться в социокультурном пространстве китайской традиции, согласно которой «белое постепенно переходит в черное и наоборот». А когда Восточная Европа реально окажется в экономическом пространстве Китая, это станет свершившимся фактом, а не предметом прогнозирования. В этой связи следует обратить внимание, что, обладая второй по величине экономикой, Китай не претендует на участие в «большой семерки» в отличие от России, сохраняющей угасающий комплекс «мании величия». Согласно конфуцианской традиции неявное само собой станет явным, когда не потребуется подтверждать то, что есть на самом деле.
После распада СССР местный потребительский рынок был в значительной степени переориентирован на турецкие товары. При дальнейшем падение уровня жизни и покупательной способности — на более дешевые товары из Объединенных Арабских Эмиратов, где созданы преференции для их приобретения и вывоза. Но и арабский рынок не выдерживает конкуренции более дешевых китайских товаров.
В Восточной Европе власть любит ссылаться на китайский опыт проведения реформ. Успех преобразований в Китае в условиях ограничения гражданских свобод обусловлен постепенными и продуманными действиями, а не политикой «шоковой терапии». Именно игнорирование концепции поэтапного открытия рынка обернулась угрозой гибели российской и украинской экономики. При отсутствии нормального инвестиционного климата слабая валюта была подставлена под финансовые спекуляции. В Китае осуществлена экономическая модель, ориентированная на либерализацию для прямых инвестиций и абсолютный запрет для спекулятивного капитала и вывоза валюты.
Таким образом, исходя из сложившихся тенденций, в будущем устойчивое падение уровня и качества жизни неизбежно приведет Россию и Украину в сферу китайского геоэкономического пространства. Осуществиться мечта власти о сильной китайской модели, но только с одним уточнением. Если долги по западным кредитам можно периодически разворовывать, реструктуризировать или списывать за холопскую лояльность, то восточная традиция этого не предусматривает. Заемные на Востоке капиталы должны будут возвращаться в установленные сроки. Власть, чтобы держать под контролем миллиардный народ, не имеет права проявлять слабость к «вассалам», обязанным ежегодно возвращать долги пекинским правителям. Поэтому не из области преданий возможен следующий сценарий не во сне, а наяву. Например, из-за ежегодных недоимок дани на праздник Международной солидарности трудящихся Первого мая в экономических протекторатах будут устраиваться образцово-показательные экзекуции местной коррумпированной власти.

Российская Федерация, обладающая самым протяженным территориальным ресурсом. Россия сохранила геополитическое положение второй мировой ядерной державы и Запад вынужден с этим считаться в международной политике. Ядерное оружие играет исключительную политическую роль, остается единственным фактором, обеспечивающим статус великой державы. Евразийское государство, занимающее срединное положение между мировыми полюсами экономического и технологического развития в Западной Европе, Северной Америке и АТР. Один из крупнейших в мире обладателей энергоресурсов. Несмотря на катастрофический спад в экономике, сохраняет важное геостратегическое положение на мировом рынке энергоносителей (экспорт нефти и газа). По совокупности параметров геополитической мощи государство способно оказывать влияние на многие процессы в международных отношениях. В российском политическом пространстве идет борьба между транснациональной (неолиберальной), национально-государственной и имперской моделью развития.
Россия, ослабленная не только экономически, но и облученная радиацией бездумности и воинствующего атеизма, в ближайшем будущем не восстановит контроля над Хартлендом. Держава болезненно реагирует на прогнозы западных политологов о её дальнейшей дезинтеграции. Российская империя объединила Великую Евразийскую степь, но почему она, добровольно отказавшись от этого пространства, сможет вновь его интегрировать во главе с Москвой? «Путь с вершины — только вниз» и его пройти можно достойно, чтобы занять свое место в мире «равноразных миров».
Главным вызовом является опасность столкновения рыночного и религиозного фундаментализма. Она заложена в природе Чеченской войны и рискует превратить Восточную Европу в крупнейший плацдарм сражений Третьей мировой войны. Бездарно проигранная «небольшая победоносная война» в Чечне показала, что «беспочвенная» власть ничего не может противопоставить национально-освободительному движению горских народов, объеденных под знаменем ислама. Попытки примитивизации событий на Кавказе, сведения их к проискам отдельных бандитов и экстремистов, свидетельствуют об отсутствии стратегического видения у российского руководства. Исходя из сложившихся тенденций, Россия отступает на Северном Кавказе.
Христианский мир не только расколот, Запад продолжает теснить Россию с европейских границ. Мусульманский Восток стремиться вовлечь в сферу своего влияния Центральную Азию, Кавказ и тюркские автономии Российской Федерации. Китай готов к «мирной колонизации» Российского Дальнего Востока и Сибири. Государственная граница России в международно-правовом отношении оформлена (до 2003 г.) только с 6 из 16 соседних приграничных государств. 45 из 89 субъектов федерации являются пограничными регионами.

В современной России популярно геополитическое высказывание «Россия сосредотачивается», которое принадлежит министру иностранных дел Российской империи А.М. Горчакову после поражения в Крымской войне. Принцип сосредотачиваться (думать) перед важным делом берет истоки в древней китайской традиции, и получил широкое распространение в западной цивилизации. В России часто в начале берутся «за дело», а только потом начинают думать.
За годы независимости трансформировался геополитический код Украина.Государство в Юго-Восточной Европе утратило статус ядерной державы. Из среднеразвитой страны Украина превратилась в маргинала мировой политики и экономики. В геополитическом коде Украины выделяются внешние и внутренние векторы, обеспечивающие баланс национальных интересов. Генеральным направлениям Запад (Европейское Сообщество), Восток (Россия) и Юг (Море) соответствует внутренний код, отражающий особенности Западной, Восточной и Южной Украины. Утрата одного из внешних направлений ведет к разрушению многомерного коммуникационного пространства государства. Уникальность Украины заключается в том, что здесь процессы становлению государственности совпали с необходимостью перехода к рыночным отношениям. Поэтому целенаправленно начал разрушаться восточный (российский) вектор, в надежде на ускоренно продвижение на капиталистический Запад. Однако вместо этого, произошла цепная реакция. Был разрушен южный (морсокй) вектор, создаваемый последние два столетия в российском геополитическом пространстве и усилилось дистанцирование от Запада.
Украина — рубежная страна, что отражено не только в ее названии, но и в положении на западе Великой Евразийской степи, на суперэтнических рубежах западноевропейской, славянской и исламской цивилизаций. Рубежная биполярность проявляется в наличии на территории страны географического центра Европы в Карпатах и евразийского геополитического полюса в Крыму. На протяжении веков мировые империи Запада, Востока, Юга и Севера формировали на этноприродных рубежах Евразийской степи и Черноморья геополитические форпосты вражды и мира, обеспечивающие как военный паритет, так и комплиментарные отношения между народами, включая свободную торговлю. Киевская Русь распалась на Залесскую, Поднепровскую, Червонную, Черную и Белую Украину. Залесская Украина стала ядром Московской Руси, а Поднепровье — этническим ядром украинцев. В эпоху Руины Украина была разделена между Польшей и Россией. Это усилило этнокультурные различия между восточными и западными украинцами, которые проявляются и ныне. Историческая Украина разделилась на Левобережную и Правобережную.
Социокультурные особенности украинского этноса формировались в условиях военной демократии казачества. Запорожская Сечь сыграла выдающуюся роль в консолидации народа. Отсюда истоки важной национальной традиции — украинцы более усердные служаки, чем русские. Рубежность этноса нашла отражение в понятии “казак”. У славян — это люди границы, пограничники православия. Тюркское по происхождению слово “казак” означает людей, не признающих власть организованного степного общества. Людям границы принадлежат основные заслуги в колонизации новых земель, освоении Причерноморья, Сибири и Дальнего Востока. Они смелые воины и землепроходцы, но у них больше развито не стратегическое, а тактическое мышление.
Различаются стартовые возможности России и Украины на пути к открытому обществу. Россия стала правопреемником не только Советского Союза, но и профессионального государственного аппарата, сформировавшейся политической, деловой и научной элиты. Украина — пока еще часть постсоветского пространства, где государственность надо построить. В России в борьбе за власть использовалась зарождающаяся демократия, а в Украине — национальная идея. В результате принципы демократии и национального государства в условиях «шоковой» либерализации были скомпрометированы с одинаковым успехом.
Украине еще предстоит найти свое место в мире. Геостратегия умеренного оптимизма основывается на уверенности, что у европейского народа образуется критическая масса личностей в политике, бизнесе и науке, способная зажечь «искру зажигания» потаенного богатства энергонасыщенных рубежей многомерного коммуникационного пространства Украины.
Геоэкономический код Украины формировался под воздействием традиций городского (западноевропейского) и казачьего самоуправления. В Речи Посполитой магдебургское право было даровано многим украинским городам. Природный фактор также наложил отпечаток на местном хозяйственном укладе. В отличие от московской Руси, где природно-климатические условия требовали объединения крестьян, обрабатывающих землю общиной, на Украине было распространено единоличное хозяйство.
За годы независимости Украина разрушила сложившийся геоэкономический код и превратилась в одно из самых бедных европейских государств. Добровольный отказ от статуса ядерной державы не был подкреплен международным соглашением о возможном «плане Маршалла» или других компенсационных программах, позволяющих сохранить научно-технический потенциал в области высоких технологий. По этому сценарию Украина под нажимом Запада закрыла Чернобыльскую АЭС, не компенсировав утраченные мощности с зарубежной помощью. В экономическом отношении Украина обладает ограниченным суверенитетом. Экономика страны зависит от поставок преимущественно российской нефти и газа.

Украина — европейская (по местоположению) держава между Евразией-Россией и Центрально-Восточной Европой. Принципиальное отличие Украины от России заключается в отсутствии синдрома евразийства, «третьего Рима» и других великодержавных устремлений. Для Украины характерна социокультурная и конфессиональная многополярность титульного этноса, однако украинская культура и язык пока не может выступать в качестве транслятора в межцивилизационном диалоге.
После провозглашения независимости имелись неоспоримые предпосылки для уверенного взгляда в будущее Украины. На территории страны расположен географический центр Европы и один из геополитических полюсов Евразии, компактная и освоенная территория без экстремальных условий для жизни человека. Страна трудолюбивых и образованных людей, умеренных природных стихий с плодородными почвами, не обделенная богатыми минеральными и другими ресурсами. Высокий коэффициент транзитности территории и выход к морям создают благоприятные условия для мирохозяйственной интеграции. Однако доминирование личных «шкурных» интересов национальной элиты над государственными привели к маргинализации страны.
Популизм первых лет независимости Украины сменился несмолкаемым плачем об утраченных возможностях, дефиците финансовых, материальных, энергетических и других ресурсов. Независимость, свалившаяся как «манна небесная», не стала тем драгоценным сосудом, ради которого идут на бескорыстный патриотизм и самоотверженный труд во имя отечества. Национальная идея скомпрометирована небывалой коррупцией и провинциализмом. Такова природа человека — не ценится то, что достается дешево. Украину пронизывает высокое напряжение энергетики «Мертвых душ» — узловой станции на политической карте страны. Доморощенный «предприниматель» от власти разъезжает на мерседесовских бричках в поисках добычи, бессознательно цитируя бессмертного Гоголя: «Кто ж зевает теперь на должности? — все приобретают. Несчастным я не сделал никого..., пользовался я от избытков, брал там, где всякий брал бы; не воспользуйся я, другие воспользовались бы. За что же другие благоденствуют, и почему должен я пропасть червем?... что скажут потом мои дети? Вот скажут, отец, скотина, не оставил нам никакого состояния!». Стало очевидным, что и стратегических запасов украинского сала (если не делиться с Россией) и мифической бочки с золотом, зарытой запорожцами где-то в Англии, недостаточно для успешного становления государственности. Но в мире общеизвестны примеры, когда обделенные природным богатством страны, стали процветающими.
Малочисленность и незавершенность формирования национальной элиты представляет большую опасность для становления государственности. Историческая маргинализация украинской аристократии проявилась в ее полонизации и русификации. В прошлом немногочисленную украинскую элиту раздирали острые противоречия между украинофилами и русофилами, либералами, консерваторами и радикалами — по поводу выбора путей развития общества.
Устарела концепция украинской нации, основанная на мировоззрении времен Великой французской революции и немецкого философа Иоганна Гердера, отмечавшего важность крестьянской культуры, местных языков и фольклора. Современное государство — это не национальный ансамбль песни и пляски, а комплиментарные отношения всех проживающих в нем народов. Государство обязано быть гарантом защиты свободы личности и прав конкретного человека.
Социокультурная биполярность и рубежность украинского народа делает невозможным консолидацию общества на одной из культурно-исторических традиций — западноевропейской или пророссийской. Отсутствует политическая партия или движение с реальной консолидирующей программой. Раскачивание “качелей” между сторонниками разных социокультурных традиций уже привело к “троянским” завоеваниям украинской независимости, среди которых деиндустриализация, моральная деградация и деинтеллектуализация общества. Невостребованными оказались большинство граждан, кто бескорыстно и преданно служил государству. Игнорирование социокультурной рубежности стало исторической трагедией для одного из крупнейших европейских народов, длительное время не обладавшего государственностью.
Особые сложные процессы трансформации характерны для западных регионов Украины (Волынь, Закарпатье, Галичина, Буковина). Например, Волынь неоднократно испытавшая геополитическую трансформацию в 21 в. В 1919 г. Антанта потребовала прекратить наступление Красной Армии на западе на условной границе, выделенной по этнографическому признаку и получившей название по имени министра иностранных дел Великобритании «линии Керзона», в частности проходящей по рр. Збруч и Горынь. Эта линия рекомендовалась в качестве восточной границы Польши. После польско-советской войны 1920 г. по Рижскому мирному договору 1921 года к Польше отошли территории, значительно восточнее «линии Керзона» (Галичина и Волынь). В 1939 г. эти земли, согласно пакту Молотова-Риббентропа, вошли в состав СССР. Во время Великой Отечественной войны Организация украинских националистов и Украинская повстанческая армия, боровшиеся за самостийное государство, приняли решение о «радикальном» очищении украинских территорий от поляков. Летом 1943 г. произошла волынская трагедия. Украинскими националистами было уничтожено свыше 50 тыс. поляков (по польским данным). Украинские историки считают эту цифру завышенной. В современной Польше часть политической элиты требует признания ОУН-УПА преступной организацией, то есть подтвердить её статус при советской власти. После окончания войны в Польше в Закерзонье остались земли, где проживали этнические украинцы (Холмщина, Лемковщина и др.). С конца 1944 до 1946 гг. из Украины в Польшу выехало (было депортировано) свыше 800 тыс. поляков, а на свою историческую родину вернулось около 500 тыс. украинцев. Остальные украинцы, оставшиеся в Закерзонье были выселены в западные польские земли, где раньше жили немцы. В результате операции «Висла» в апреле-августе 1947 г. было переселено около 150 тыс. украинцев. Они размещались небольшими группами среди польского населения с целью их последующей полонизации.

В Украине, так же как и в России, возрождается внимание к геополитическим концепциям. Основоположник украинской геополитики известный географ академик С.Л. Рудницкий (1877-1937) в опубликованных в 1923 г. в Берлине трудах особое внимание уделяет определению границ целостной территории, исходя из преобладания украинцев и рубежных субэтносов. Ученый продолжил разработку геополитического кода Украины, начатую М.П. Драгомановым (1841-1895) и М.Н. Грушевским(1866- 1934). В этом коде Черное море рассматривается в качестве главного коммуникационного центра, куда ведут меридиональные речные и другие пути Украины. Геополитическая и геоэкономическая ось север - юг (черноморские рубежи) являлась основой процветания Киевской Руси. Геополитические идеи нашли отражение в трудах ученых украинской диаспоры в США и Канаде. Особо следует выделить исследования по геополитике крымских ученых (Н.В. Багров, С.Н. Киселев, А.Р. Никифоров, А.В.Мальгин). Е.Ф. Морозов выступил с концепцией «новороссийской этнокультурной общности», которая по аналогии с великороссами может стать в будущем центром новой славянской интеграции.

Трансформация Белоруссии. Геополитическое положение республики имеет исключительное значение для Восточной Европы. Белоруссия является воротами России в Западную Европу и ЕС и одновременно служит барьером для создания Балто-Черноморского геополитического щита. В восточноевропейском пространстве Белоруссия остается наиболее советизированной республикой, максимально сохранившей в условиях стратегической неопределенности контроль за производством и советский образ жизни. Во время Великой Отечественной войны здесь углубились своеобразный партизанско-крестьянский менталитет и самосознание. «Партизанская республика» стала фундаментом формирования послевоенной местной политической элиты, которая в буквальном смысле вышла из леса. Высокие темпы послевоенной индустриализации привели к тому, что даже столица республики преимущественно крестьянская, здесь доминируют неадаптированные сельские мигранты — рабочие и интеллигенция в первом поколении.
Закономерно, что в условиях относительно демократических выборов, именно в Белоруссии в отличие от России и Украины победил «крестьянский» президент. Сегодня у многих россиян и украинцев сформировался народный миф о благополучной стране, где люди вовремя получают зарплату и есть хозяин («батька»), который заботится, прежде всего, о простых людях. Белорусский президент имеет самый высокий рейтинг среди руководителей восточнославянских стран и пользуется несомненной поддержкой народа, несмотря на критику со стороны демократически ориентированных оппонентов о нарушении прав человека и свободы печати. Белоруссия, отказавшаяся от «шоковых» бросков в капитализм и сохранив относительный социально-психологический комфорт, имеет самый высокий показатель качества жизни в постсоветском пространстве. Вместе с тем, запаздывание с рыночными преобразованиями в Белоруссии может привести в обозримом будущем к социальным потрясениям.





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-22; Просмотров: 385; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2020 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.011 с.) Главная | Обратная связь