Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Грамматические способы языков




 

Как мы уже говорили выше, грамматические способы для всех языков одинаковы, но языки могут пользоваться и всеми, и только некоторыми из них; кроме того (что главное), в разных языках эти способы сочетаются с различными грамматическими значениями, что создает каждый раз новую форму.

Обзор грамматических явлений удобнее начинать именно с грамматических способов, во-первых, потому, что они исчислимы и легко обозримы, во-вторых, потому, что при грамматическом анализе всегда лучше идти от внешнего (способа) к выяснению внутреннего (значения или категории), а не наоборот, так как в последнем случае легко «примыслить» языку то, что не выражено в данном языке, т. е. чего на самом деле в языке нет. Следуя первым путем, этой опасности легко избежать, так как обнаружить один из известных способов несложно, а если есть налицо грамматический способ, то значит есть и значение, которое он выражает.

 

Способ аффиксации

 

Способ аффиксации состоит в присоединении к корням (или основам) аффиксов.

А2ффиксы1 – это морфемы с грамматическим значением. Аффиксы не существуют в языках вне слов, они сопровождают корень, служа для словообразования и словоизменения.

По положению относительно корня аффиксы можно разделить на пре2фиксы2, стоящие перед корнем, и по2стфиксы3, стоящие после корня4.

1 А2ффикс, аффикса2ция – от латинского affixs – «прикрепленный».

2 Пре2фикс – от латинского praefixum – «прикрепленное перед».

3 По2стфикс – от латинского postfixum – «прикрепленное после»; термин предложен был И. А. Бодуэном де Куртенэ.

4 Термин «приставка» явно неудачен, так как приставлять можно и спереди и сзади, поэтому тюркологи свои постфиксы охотно называют «приставками»; появившийся одно время термин «представка» (калька от префикс) точнее, но требует параллельного термина «послеставка», что неупотребительно.

 

Есть языки, которые не употребляют префиксов (тюркские, угро-финские), а всю грамматику выражают постфиксами; в таких языках все слова начинаются корнем, за которым может следовать цепочка постфиксов; например, в киргизском языке: кол-дор-ум-го – «моим рукам»(кол- по-киргизски «рука»,-дор- постфикс множественного числа,-ум- постфикс принадлежности первому лицу,-го постфикс дательного падежа); другие языки предпочитают префиксацию и не употребляют (за редкими исключениями) постфиксов; например, в языке суахили (группа банту, Восточная Африка) глагольная форма wa-ta-si-po-ku-ja [ватаси-покуджа] – «если они не придут», гдеwa означает 3-е лицо множественного числа,ta будущее время,si отрицание,ро – условность,ku глагольный префикс – расширитель односложного корня и [джа] – корень со значением «приходить». Индоевропейские языки, к которым принадлежит и русский язык, употребляют и префиксы, и постфиксы, но с явным перевесом в сторону последних; ср. пред-став-и-тель-н-ый, где один префикс и четыре постфикса.

Деление постфиксов на суффиксы и флексии основано не на их расположении; необязательно, чтобы суффикс был за корнем перед флексией, а флексия на конце слова, например в немецком Kind – «дитя», Kinder – «дети», a Kinderchen – «детки», где-erфлексия множественного числа, a-chen суффикс со значением уменьшительности; ср. в русском «возвратные формы», где флексия не заканчивает слова, а за ней еще стоит не изменяющийся по падежам возвратный суффикс –-ся: трудящиеся, трудящихся, трудящимся и т. д.

Суффиксы и флексии различаются по типу грамматического значения: су2ффиксы1– это постфиксы с деривационным значением, а фле2ксии2– постфиксы с реляционным значением. Применительно к индоевропейским языкам префиксы так подразделить нельзя, так как один и тот же префикс даже в соединении с тем же корнем (или словом) может выражать то деривационное значение без изменения реляционного, то реляционное без изменения деривационного, то, наконец, и деривационное, и реляционное одновременно; например, в русском языке префиксза-в соединении с глаголом несовершенного вида ходить может иметь значение:

1Су2ффикс – от латинского siiffixus – «подставленный».



2 Фле2ксия – от латинского flexio – «сгибание», «переход».

 

1) только деривационное: Когда ходил в институт, то заходил в библиотеку, т. е. «ходя, посещал»; несовершенный вид (реляционное значение не меняется);

2) только реляционное: Ребенок долго не ходил и заходил лишь на четвертом году, т. е. «начал ходить», где лексическое значение не изменилось, а реляционное изменилось, – это глагол совершенного вида с тем же лексическим значением;

3) и деривационное, и реляционное: Мы ходили с ним по городу, и он заходил меня до полусмерти, т. е. «замучил ходьбой», – глагол с другим лексическим значением и другого вида – совершенного.

По своей грамматической роли суффиксы – словообразовательные аффиксы, а флексии – словоизменительные; префиксы (как мы уже убедились на примере заходить) могут играть и ту и другую роль.

Однако и с постфиксами не всегда все так просто, в частности в русском языке. Если сравнивать падежные флексии от существительного зло (зл-о, зл-а, зл-у и т. д.) или прилагательного злой (зл-ой, зл-ого, зл-ому и т. д.) внутри каждой парадигмы склонения, то это явно словоизменительные аффиксы, так как они различают формы одной и той же лексемы, не меняя лексического значения; но если сравнивать соответствующие падежные формы двух этих слов друг с другом (зл-о – зл-ой; зл-а – зл-ого; зл-у – зл-ому и т. д.), то те же постфиксы различают разные лексемы и служат признаками: одни – существительных, другие – прилагательных, лексическое значение которых различно. Следовательно, это словообразовательные постфиксы (зл- без них не слово, а с ними – слово: зло, злу; злой, злому и т. д.).

Итак, в русском языке падежные флексии и словоизменительны и словообразовательны одновременно; правильнее всего было бы называть их су2ффикс-фле2ксиями. Примером чистой флексии в русском языке может служить -и в глаголах прошедшего времени для обозначения только множественного числа: ходил – ходили1, или, еще точнее,-те в повелительном наклонении тоже для обозначения множественного числа: иди – идите, кинь – киньте и т. п.

1 Надо отметить, что в форме ходили «л мягкое» [л'], чего в формах ходил, ходила, ходило нет; об этом см. ниже (там, где говорится о фузии и агглютинации).

 

Кроме префиксов и суффиксов, как таковых (что наиболее часто встречается в языках мира), бывают и иного типа аффиксы.

1)Интерфи2ксы1– служебные морфемы, не имеющие собственного значения, но служащие для связи корней в сложных словах. Н. С. Трубецкой называл их «морфемами связи» (Verbin-dungsmorphemen). Они употребляются исключительно в словообразовательной функции. Таковы, например, в русском языке соединительные гласные: зубр-о-бизон, лоб-о-тряс, овц-е-бык, каш-е-вар, вин-о-черпий, кров-о-пийца, или немецкая «соединительная согласная» -S- в таких случаях, как: Ort-s-kunde – «краеведение», Alter-s-heim – «дом престарелых», где при словах мужского и среднего рода (der Ort, das Alter) соединительное -s- восходит к флексии родительного падежа (des Orts, des Alters), а также и в таких случаях, как Sitzung-s-bericht – «отчет о заседании», Bedeutung-s-wandel – «изменение значения», Erinn-erung-s-tafel – «памятная доска», где соединительное -s- не может восходить к падежной флексии, так как die Sitzung, die Bedeutung, die Erinnerung – слова женского рода, никогда не имевшие флексии -s, а тем самым всякое -s- в сложных словах немецкого языка всегда является интерфиксом2.

1Интерфи2кс – искусственное латинское inlerfixus – «междукрепленный»; термин был предложен А. М. Сухотиным и поддержан М. В. Пановым, см. статью М. В. Панова «О грамматической форме» (Ученые записки Московского городского педагогического института им. В. П. Потемкина. Т. 73. Вып. 6, 1959. С. 35).

2Ср. также в испанском языке интерфикс -i-, например в pel-i-rojo [pelirохо] – «рыж-е-волосый» (буквально: «волос-о-рыжий»); см.: Мельчук И. А. О «внутренней флексии» в индоевропейских и семитских языках // Вопросы языкознания, 1963. № 4. С. 34.

 

Общее с интерфиксами имеют и такие морфологические элементы, как так называемые «тематические гласные» в славянских языках, которые связывают корень с каким-либо постфиксом для образования глагольных форм; например, в русском языке игр-а-ть, сид-е-тъ, кос-и-ть, а также и «тематический йот» [j], служащий для образования «второй основы глагола» и следующий за «тематической гласной»; например, игр-а-й, игр-а-й-у (орфографически играю), бел-е-й, бел-е-й-у (орфографически белею) и т. д.

Но у «тематических гласных» иногда появляется возможность стать значащими аффиксами, т. е. выражать особое грамматическое значение; например, различие вида в глаголах типа.:реш-а-ть – реш-и-ть, лиш-а-ть – лиш-и-ть, или различие непереходного и переходного глагола в таких случаях, как бел-е-ть – бел-и-ть, черн-е-тъ – черн-и-ть, обезлюд-е-ть – обезлюд-и-ть и т. п.1.

1 Конечно, такие примеры, как кат-а-ть – кат-и-ть, вал'-а-ть (орфографически валять) – вал-и-ть, мел-е-ть – мел-и-ть, сюда не относятся, так как они одинаково несовершенного вида, хотя и образованы от того же корня; тем более к делу не идут такие случаи, как смеш-а-ть – смеш-и-ть, наж-а-ть – наж-и-ть, коп-а-ть – коп-и-ть и т. п., так как корни у них разные; это просто разные слова, а не формы того же слова.

 

2) Ко2нфиксы1 – комбинации из двух аффиксов: префикса и постфикса, которые, хотя и представляют собой две морфемы, но действуют совместно; например, в немецких глагольных формах: loben – «хвалить» и ge-lob-t – «хваленый», где префикс ge- и постфикс -t «окружают» корень и совместно оформляют слово; такова же в немецком языке конфиксация префиксаge- и постфикса-еn в причастных формах: ge-fund-en – «найденный» и т. д., употребляемых при образовании сложного прошедшего времени. То, чтоge- + -t и ge- + -еп являются обязательно двумя морфемами, а не одной, разделенной корнем пополам, показывают формы, где постфикс-еп употребляется без префикса -; например, в инфинитиве: lob-en, аge- без-еn, но с постфиксом –t: ge-lob-t; постфикс же -t может употребляться и без префикса ge-; например, lob-t– «хвалит». Однако все это не отменяет того, что в формах ge-lob-t, ge-fund-en префикса ge- и постфиксы –t и-еn действуют совместно, объединяясь в конфиксы.

1 Ко2нфикс – от латинского сопfixит – «скрепленное».

 

Бывают еще в некоторых языках такие явления, когда морфемы разрываются и допускают внедрение внутрь других морфем или элементов других морфем.

 

3) И2нфиксы1 – это аффиксы, вставляемые в середину корня. Таков, например, в тагальском языке (индонезийская семья языков) инфикс-ит- в примерах: s-um-ulat – «писать» от sulat – «письмо», p-um-asok – «входить» от pasok – «вход» или в том же языке инфикс-in- для обозначения глагола в пассивной форме: s-in-ulat – «был написан» или p-in-ataj – «был убит» от pataj – «мертвец»; подобные инфиксы есть и в других индонезийских языках.

1И2нфикс – от латинского infixum – «вставленное в».

 

Что касается индоевропейских языков, то примеры «вставных» носовых согласных типа [п] и [т] в латинских и греческих примерах; например, латинское vi-n-c-o – «побеждаю» при vi$c-i$ – «я победил», ru-m-p-o – «я ломаю» при ru$p-i$ – «я сломал» или греческое la-m-b-an-o – «беру» при e-lab-on – «я взял», не представляют ясную картину, хотя, например, латинские словоформы породили в дальнейшем французские формы с носовыми гласными (а это след бывших носовых согласных рядом с гласными): vincere и vaincre [vE%kr] – «побеждать» и rumpere – rompre [rƆ%pr] – «ломать», но, во-первых, исходные формы инфинитива и настоящего времени обладают носовым признаком, что позволяет его утрату в производных формах объяснять иначе, во-вторых, для этих инфиксов нельзя определить значения: они ничего не значат.

Более вероятны инфиксы в славянских глаголах, где в настоящее время в русском есть разное чередование гласных: [э] – ['а]: лечь – лягу, сесть – сяду, что указывает исторически на соотношения с-е, -еn (leg-ti – le-n-g-о; sed-ti – se-n-d-o), где обе формы «основные», хотя значение «инфикса» -n- тоже неопределимо.

4) Тра2нсфиксы – это аффиксы, которые, разрывая корень, состоящий из одних согласных, сами разрываются и служат «прослойкой» гласных среди согласных, определяя словоформу и оформляя ее грамматически, т. е. имеют определенное грамматическое значение. Это явление свойственно семитским языкам (древнееврейский, аккадский, или ассиро-вавилонский, финикийский, арабский языки).

Так, в древнееврейском языке ГНо$Б – «воровать», Га$НаБ – «воровал», Го$Нэ$Б – «ворующий», Га$Ну$Б – «воруемое», где неизменный корень из трех согласных ГНБ означает лишь абстрактно идею «воровства», а «прослойки» гласных – прерывистый трансфикс оформляет словоформы: -о$- – инфинитив,-а$-а – прошедшее время,-о$-э$ причастие действительного залога,-а-у причастие страдательного залога; этой модели следуют и другие глаголы; например, ШМо$Р значит «охранять», НТо$Н – «отдавать», Ша$МаР, На$ТаН; Шо$Мэ$Р, Но$$$Тэ$Н; Ша$Му$Р, НаТуН - соответственно указанные формы прошедшего времени, причастия действительного залога и причастия страдательного залога.

То же явление имеется и в арабском языке; например, трехсогласный корень КТБ выражает идею «письма», а корень КТЛ – идею «убийства» 1, а прерывистые аффиксы из гласных, прослаиваясь между согласными корня, образуют словоформы: КаТаБа – «написал», КаТаЛа – «убил», КуТиБа – «был написан», КуТиЛа – «был убит», Ка$ТиБу% – «пишущий», Ка$ТиЛу% – «убивающий», уКТуБ – «пиши», уКТуЛ – «убивай» и т. д., ср. также: КиТа$Бу% «книга», КиТа$Лу% – «сражение»2.

1 В этих корнях К – различные: kataba, но qatala; однако для грамматики это не имеет никакого значения; модель здесь та же.

2 В арабской филологии прерывистые трансфиксы из гласных, разрывающие согласные корня и прослаивающиеся между этими согласными, называют «схема» (wazn). Лингвисты XIX в. истолковывали их как внутренние преобразования корня, следуя пониманию некоторых сходных явлений в индоевропейских языках, т. е. рассматривали словоформы ШаМаР, НаТаН, КаТаБа, КаТаЛа как одноморфемные и подводили это явление под «внутреннюю флексию». В предыдущих изданиях данной книги (1947, 1955 и 1960 гг.) данные случаи также рассматривались как «внутренняя флексия», хотя и с некоторыми оговорками; на неправильность такого понимания обратили внимание В. П. Старинин в книге «Структура семитского слова» (М., 1963) и И. А. Мельчук в статье «О «внутренней флексии» в индоевропейских и семитских языках» (Вопросы языкознания, 1963. № 4).

 

Во многих языках большую роль играют нулевые аффиксы (о чем мы уже говорили выше в связи с понятием отрицательной формы). Нулево2й а2ффикс– это отсутствие аффикса в одной форме парадигмы при наличии аффиксов в других формах той же парадигмы. Так, для слова рог нулевая флексия является показателем именительного падежа единственного числа, так как во всех других падежах единственного числа и во всех падежах множественного числа есть положительные флексии (ро2г-а, ро2г-у; рог-а2, рог-о2в и т. д.); для слова же нога нулевая флексия будет показателем родительного падежа множественного числа в силу тех же соотношений в парадигме. У кратких прилагательных, например красив, нулевая флексия показывает мужской род и единственное число (падежа в этом случае нет, так как краткие прилагательные в русском языке не склоняются). В склонении имен в тюркских языках нулевой аффикс является показателем единственного числа для всех падежей, чему противопоставлен постфикс -лар (с его фонетическими разновидностями) для множественного числа (бала – «ребенок», балага – «ребенку», балада – «у ребенка» и т. п. и балалар – «дети», балаларга – «детям», балаларда – «у детей» и т. д.).

Учение о нулевых аффиксах, разработанное Ф. Ф. Фортунатовым, И. А. Бодуэном де Куртенэ и Ф. де Соссюром, позволяет выяснить различие значения корней и непроизводных слов от данного корня; например, корень [стол-] («вынутый», допустим, из слова столовая) имеет только вещественное значение, тогда как слово стол имеет лексическое значение существительного и два реляционных: именительный падеж и единственное число, выраженные нулевой флексией.

 

Агглютинация и фузия.

 

В языках мира наблюдаются две тенденции аффиксации, которые в значительной мере определяют и характер лексем и типов синтаксических связей в предложении.

Для того чтобы понять это различие, можно сравнить параллельные падежные формы русского слова пила и казахского ара – «пила».

 

 

В чем же здесь различие грамматического выражения «того же»?

В русском:

1. Корень может изменяться в фонемном составе: в данном примере изменение небольшое – то л твердое: пила, пилы, пилам, то мягкое: пиле; в других случаях такие изменения состава корня или основы могут быть значительнее: сон – сна, день – дня; черт – черти; друг – друзья и т. п.

2. Аффиксы не однозначны, а могут одновременно выражать несколько грамматических значений ([-ам] одновременно обозначает и дательный падеж, и множественное число).

3. Аффиксы нестандартны, т. е. для выражения данного грамматического значения не для всех слов во всех случаях годится тот же аффикс; так, в данном примере дательный падеж в единственном числе выражен аффиксом [-э], а во множественном – аффиксом [-ам]; для других слов и в единственном числе может употребляться иной аффикс: стол-у, пут-и, благодаря чему возможны аффиксы-синонимы.

4. Аффиксы присоединяются к основе, которая без данных аффиксов обычно не употребляется (например, [пил'-], «вынутая» из формы пилé, [з'эмл'-], «вынутая» из парадигмы склонения слова земля, и т. п.).

5. Соединение аффиксов с корнями и основами имеет характер тесного сплетения или сплава, когда конечные фонемы корня вступают во взаимодействие с начальными фонемами суффикса (дет-ск-ий [д'эцкэụ], богат-ств-о [бΛгáцтвΛ] и т. п.); аффиксы соединяются не с любым видом корня, а присоединение аффиксов сопровождается особым изменением корня, так что один вид корня соединяется с одними аффиксами, а другой – с другими (про-езд-и-ть, но про-езж-а-ть).

6. Тесное присоединение нестандартных аффиксов, могущих быть многозначными, к корням, которые могут изменяться, называется фу2зией1.

1 Фузия – от латинского fusio – «сплав»; термин предложен Э. Сепиром в книге «Язык» (1921, русский пер. А. М. Сухотина, 1934; новое изд. – 1993).

 

В казахском:

1. Корень не меняется в своем составе.

2. Аффиксы однозначны, т. е. каждый из них выражает только одно грамматическое значение: [-га] – дательный падеж, [-лар] – множественное число; поэтому, чтобы выразить и дательный падеж, и множественное число, надо поставить оба аффикса в таком порядке: [-лар-га].

3. Аффиксы стандартны, т. е. для данного грамматического значения всегда (для всех слов) употребляется один и тот же аффикс; в данном примере для выражения дательного падежа аффикс [-га] является показателем как в единственном., так и во множественном числе; аффикс [-лар] для всех падежей всех слов является показателем множественного числа1.

1Аффикс множественного числа может быть в казахском языке в следующих вариантах: после гласных -лар/-лер: аралар – «пúлы», экелер – «матери»; после звонких согласных-дар/-дер: нандар – «хлéбы», кюндер – «дни»; после глухих согласных-тар/-тер: кулактар – «уши», кюшиктер – «щенки»; эти варианты аффиксов являются не алломорфами – морфема здесь та же, лишь первая согласная [л] подвергается варьированию под влиянием предшествующих звуков и выступает то в своем основном виде [л], то в виде аллофонов [д] и [т]; варьирование же гласных [а] – [е] связано с сингармонизмом, по разновидностям которого [а] и [е] являются также аллофонами.

 

4. Аффиксы присоединяются к тому, что, помимо данного аффикса, составляет отдельное самостоятельное слово (ат-ты-лар-ым-га – «моим всадникам», ат-ты-лар-ым – «мои всадники», ат-ты-лар – «всадники», ат-ты – «всадник», am – «лошадь»).

5. Соединение аффиксов с корнями и основами имеет характер механического приклеивания, когда границы морфем четко отграничены друг от друга, остаются в любых сочетаниях значимыми и самостоятельно показывающими свое значение.

6. Такое механическое присоединение однозначных, стандартных аффиксов к неизменяемым корням называется агглютина2цией1.

1 Агглютина2ция (или агглутинация) – от латинского agglutinatio – «приклеивание»; термин введен Фр. Боппом.

 

Агглютинация свойственна большинству языков Азии, Африки, Океании (в которых имеются аффиксы), фузия – в основном свойство индоевропейских языков (в том числе и русского), хотя и в них есть элементы агглютин2ации1.

1 Подробнее см.: Реформатский А. А. Агглютинация и фузия как две тенденции грамматического строения слова // Морфологическая типология и проблема классификации языков. М.– Л., 1965. [Перепеч. в кн.: Реформатский А. А. Лингвистика и поэтика. М.: Наука, 1987].

 

Случаи агглютинации в русском языке проявляются в префиксации, так как префиксы в русском однозначны, стандартны при разных частях речи1 и их присоединение к корням не имеет характера тесного сплавления (ср. детский [д'э2цк@и7] и отсыпать [Λцсы2п@т']); в русской постфиксации агглютинирующие случаи могут встречаться как исключение; например, возвратный аффикс -ся (-сь) или «побудительный»-ка, присоединяющиеся к уже оформленным флексиями словам: двигающихся, пошла-ка ты вон, дви-немтесь-ка – и не образующие фузионного сплава на морфемном шве: пяться [п'а2т'с'Λ], ср. купаться [купа2ц:Λ], где образуется фу-зионный сплав «ц долгое».

1 Однако они не механически присоединяются к любой части, а обычно оформляют глагольную основу (вязать – развязать), а в составе этой основы входят в другие части речи (развязывание, развязка, развязный и т. п.).

 

При фузии аффиксы и внешне, и внутренне тесно спаиваются с корнями и друг с другом и в составе этих «сплавов» теряют свое значение, как бы «затухают» и «стираются».

Благодаря такому процессу, который В. А. Богородицкий назвал опрóщением1, в результате соединения корней с аффиксами возникают основы, а в результате соединения аффиксов с аффиксами – либо сложные аффиксы, например сложный суффикс -ушеньк- в слове Надюшенька, где соединились простые суффиксы: -уш- (-ух-) + [-эн'-] + -к- (-ьк-), или суффикс -ашечк- в старикашечка, где соединились простые суффиксы: -аш- (-ax-) + [-эч-] (-ьк-) + -к- (-ьк-), либо же форма2нты2, когда суффиксы и флексии берутся как целое, например -ание [-ан'иj'э] в слове старание или -jo, -ство в собирательных кулачье [ку-лач-j-o2], дворянство и т. п.

1 См.: Богородицкий В. А. Очерки по языковедению и русскому языку, 1939. Очерк 16. С. 193 и cл.

2 Форма22нта – от латинского formans, formantis – «образующий»; грамматический термин форманта не следует смешивать с акустическим термином форманта (см. выше, гл. III, § 27). [В современном употреблении грамматический термин обычно употребляется в мужском роде – формант, чем достигается четкое отличие его от фонетического термина форманта. – В. В.]

 

Показателем внешней спайки морфем при фузии в русском языке могут служить такие случаи, как детский [д'эцк@и2], богатство [бLга2цтвL], резчик [р'э2щ@к], объездчик [Lб'jэ2щ@к), где в [ц] и [щ] «сплавлены» конечные согласные корня и начальные согласные суффикса, почему, например, для слова [Lб'jэ2щ@к] очень трудно решить, какой же здесь суффикс:-чик или-щик, и какой корень: езд- или езж-? В слове же богатство -am, очевидно, в прошлом тоже суффикс, но сейчас он уже неотделим от бывшего корня, образуя через фузионную основу новый производный, уже неразложимый кореньбогат-.

Благодаря опрóщению, т. е. тесной спайке морфем в одно целое при фузии, аффиксы, как мы уже говорили выше, «затухают», «стираются», вследствие чего они могут повторяться в составе того же слова, например, от непроизводной основы прилагательного [зл-] можно образовать присоединением суффикса [-ост'-] существительное злость (состоящее из производящей основы прилагательного [зл-], суффикса [-ост'-] и нулевой флексии); от основы [злост'-] присоединением суффикса [-н-] образуется прилагательное злостный, от основы которого [злостн-] можно опять образовать существительное посредством уже употребленного ранее суффикса [-ост-] – злостность, а от основы этого существительного [злостност'-] – снова прилагательное посредством суффикса [-н-], который тоже уже был: злостностный, откуда – новое существительное: злостностностъ (где уже три раза повторяется суффикс существительного [-ост'-] и два раза суффикс прилагательного [-н-]). Все это происходит потому, что реально значит последний суффикс, все же предыдущие «сплавились» в одну основу, которая в свою очередь определяется последним суффиксом, ее образующим; так, основа [злост'-] определяется суффиксом [-ост'-] – это производящая основа существительного, от которой можно произвести прилагательное, но не существительное. Основа [злостн-] определяется суффиксом [-н-] – это производящая основа прилагательного, от которой можно произвести существительное, но не прилагательное. В составе существительных злостность, злостностностъ «сплавившиеся» в основу суффиксы прилагательных [-н-] (2 раза!) не значат (так же как и два первых [-ост'-] в злостностностъ). В составе прилагательных злостный, злостностный не значат уже «сплавившиеся» в основу суффиксы существительных [-ост'-] (в злостностный 2 раза!, так же как и первое [-н-] в злостностный).

Русское аффиксальное словообразование сводится к двучлену (биному): основа + формообразующий элемент (аффикс), причем основа может быть и простой, равной одной морфеме – корню, как в зл-о, и «опрóщенной», состоящей из нескольких морфем, как в злостностн-ый, причем самое такую основу следует представлять себе не в виде цепочки морфем [зл-ост-н-ост-н], а в виде последовательных сочетаний основы и формообразующего элемента: [{< (зл)-ост'>-н} -ост']-н-(ый).

При агглютинации целое (грамматически оформленное слово) не представляет собой сочетаний таких двучленов из производящей основы и формообразующего элемента, а именно является цепочкой самостоятельных, сохраняющих всегда свою значимость морфем, например казахское аттыларымга – «моим всадникам», буквально: «лошадь» + «обладающий» + «много» + «мой» + «ему». В таких языках понятие «основа» существенно отличается от понятия «основа» в фузионных языках, и различие аффиксов по признаку деривационного и реляционного значения не так очевидно; слово, построенное по принципу агглютинации, похоже на длинный поезд, где корень – паровоз, а цепь аффиксов – вагоны, «просветы» между которыми всегда отчетливо видны.

 





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:



Последнее изменение этой страницы: 2016-03-22; Просмотров: 566; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2021 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.055 с.) Главная | Обратная связь