Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Американская историческая школа.




Вплоть до 1890-х гг. этнологическая наука в США развивалась в рамках эволюционистского направления. Но в последнее десятилетие XIX в. в американской этнологии зарождается новое направление, основателем которого стал крупный ученый и общественный Деятель Франц Боас (1858—1942). По имени своего основоположника это направление получило название школы Боаса, хотя официально в истории этнологии оно осталось как американская школа исторической этнологии.

Возникновение нового научного направления было обусловлено кризисным состоянием этнологии, когда часть ученых отвергла господствовавшие парадигмы и предложила совершенно новые подходы к изучению жизни разных народов. Одним из главных инициаторов пересмотра задач этнологии стал Боас. Отвергнув все традиционные школы этнологии (эволюционизм, диффузионизм функционализм) как недостаточно универсальные и более того — исходившие из ложных посылок, приводивших к ложным выводам, он фактически предложил создать этнологию абсолютно заново. Его идея состояла в том, чтобы начать «с нуля» накапливать данные, а затем на их основе делать обобщения, постепенно вырабатывая новые методы и новые теории.

Уже в первой своей принципиальной статье «О задачах этнологии» он писал, что конечной целью этой науки является построение единой истории всех народов; не одних только цивилизованных наций, а именно всего человечества и всех периодов его истории от ледниковой эпохи до современности. Для этого необходимо изучить каждый отдельный народ в его своеобразии, его культуру и язык (не подменяя конкретные исследования абстрактными схемами, как это делали традиционные школы этнологии). А уже на основе реконструкции всей истории человечества следует выявить законы, управляющие деятельностью человека. Признавая наличие общих законов развития культуры, Боас призывал к осторожности при их формулировке, поскольку каждая культура имеет свой собственный уникальный путь развития. К тому же явления, внешне сходные, могут иметь совершенно различное происхождение и разные функции. Не всякое сходство свидетельствует об исторических связях или о заимствовании каких-то явлений культуры одним народом у другого. Не всегда приемлемо и объяснение сходства культурных явлений одинаковой человеческой психикой и сходной географической средой. В истории культур, полагал Боас, могут быть различные варианты; к примеру, может осуществляться переход как к матрилинейпой, так и к патрилинейиой системе родства. Во всех случаях нужны тщательные исторические исследования.

Отвергая эволюционизм и диффузионизм, Боас отстаивал исторический метод исследования культуры. Культура, в его понимании, это совокупность моделей поведения, которые человек усваивает в процессе взросления и принятия им своей культурной роли. Развитие культуры в основном определяется своеобразным внутренним развитием социальной группы, а отчасти посторонними влияниями, которым она подвергается. Рассматривая каждую культуру как нечто уникальное и особенное, сторонники американской исторической школы проводили детальнейшие описания культур. Накопанный ими огромный и разнородный материал породил потребность в специальных методах его обработки. Поэтому в этой этнологической школе был создан метод этнографического картографирования, позднее получивший широкое распространение в этнологии.

Научный авторитет Боаса в американской этнологии был необычайно высок. Из его многочисленных учеников и последователей наиболее известны К. Уисслер, А. Гольденвейзер, Р. Лоуи, П. Радин, Л. Уайт, но, пожалуй, самым последовательным учеником был Альфред Кребер (1876-1960).

Вслед за Боасом главным предметом этнологии («антропологии») он считал человеческую культуру, точнее — культуру человеческих трупп». Свои теоретические взгляды по этому вопросу он весьма обстоятельно изложил в труде «Антропология» (1912). В нем он писал, что хотя принципиально все культуры мира, прежние и современные, составляют один сплошной и неразрывный континуум, тем не менее сложилась традиция делить их на две категории: культуры народов бесписьменных и письменных. Этнология занимается изучением первых, а историческая наука — вторых.

Кребер понимал культуру как систему элементов, сцепленных особым способом и образующих целостность, определенную модель, образец. Форма культуры зависит от свойственного ей стиля — некоего особого отпечатка на поведении людей, на особенностях материальной культуры, определяемых, в свою очередь, спецификой духовной культуры и ее ценностными ориентациями. Каждой культуре присуща определенная доминантная идея, подчеркивающая ее выдающиеся достижения и уникальность.

Особую роль в теории Кребера играет этос — всеобщее качество культуры, пронизывающее ее, подобно запаху. Этос — это также система идеалов, ценностей, доминирующих в каждой конкретной культуре и контролирующих поведение ее членов. Таким образом, этос есть квинтэссенция идеальной культуры.

Серьезный теоретический интерес к проблемам культуры побудил Кребера выйти за пределы чисто этнологической тематики. Одну из своих фундаментальных работ — «Природа культуры» — он посвятил истории мировой культуры, которую рассматривал в виде культурных моделей в соответствии с основными этапами — от Древнего востока до современности. Позднее в другом труде, написанном совместно с К. Клакхоном, он окончательно обобщил и систематизировал основные положения своего учения о культурных моделях.

 

Культурные модели, по Креберу, следует рассматривать как определенные абстракции, которые позволяют исследователям видеть все элементы культуры в единстве: политическое устройство, одежду, пищу, произведения искусства, технологию строительства жилищ и т.п. При таком подходе Кребер, по сути дела, отождествлял модели культуры с понятием «культурные ценности». Модели культуры служат для него как бы скелетом, архетипической основой кристаллизации отдельных культур. Кребера не интересует происхождение социальных форм и структур. Последние рассматриваются им как данность. Изучая какую-либо чужую культуру, мы остаемся, хотим мы того или нет, в пределах собственных культурных парадигм, занимая позицию этноцентризма. Жизнь культур обусловлена внутренними инновациями и внешними заимствованиями, но ни те, ни другие не предусмотрены заранее и не заложены в программу их развития. Одни инновации ускоряют рост' культур, другие замедляют. В связи с этой неоднородностью развития Кребер вводит понятие «кульминация» — такая точка в развитии культуры, в которой комбинация культурных моделей оказывается наиболее удачной, в результате чего достигается расцвет тех или иных сфер культуры. Одна и та же культура может пережить несколько кульминаций. Длительность, кульминаций различна - от десятков лет до нескольких столетий.

Если характеризовать суть американской исторической школы и ее вклад в этнологию, то следует выделить следующие основные положения.

• Этнология должна изучать конкретно и всесторонне каждый народ в отдельности, его язык, культуру и антропологический тип.

• Взаимодействие культур разных пародов создает культурную общность внутри определенных географических ареалов; в границах этих ареалов следует искать конкретные формы взаимного влияния народов, диффузию отдельных культурных элементов.

• Развитие человечества и его культуры происходит на основе общих законов, которые познаются с большим трудом; в познании общих законов развития не следует обманываться внешним сходством явлений, которые на самом деле могут оказаться глубоко различными по существу и иметь разное происхождение.

Не следует переносить «наши» критерии моральной оценки на народы иного культурного тина; у каждого народа исторически формируются свои социальные идеалы, свои моральные нормы.

 

Этнопсихологическая школа.

Вплоть до 1930-х гг. развитие американской этнологии шло исключительно под влиянием школы Ф. Боаса. В ходе регулярных полевых исследований американские этнологи часто использовали различные психологические и психиатрические методики, что позволило накопить большой материал в области психологической антропологии. При этом все острее чувствовалась потребность в общей психоантропологической теории, которая позже получила название этнопсихологической школы.

В обращении этнологов к психологии не было ничего нового. Еще эволюционисты, начиная с Бастиана, постоянно ссылались на психику человека как фактор зарождения и развития религиозных идей и мифологии. Французская социологическая школа в лице Леви-Брюля также обращалась к социальной психологии, пытаясь установить природу коллективных представлений и дологического мышления. Однако принципиальное своеобразие этнопсихологической школы состояло в новом понимании категорий «культура» и «личность». Для представителей исторической школы культура была основным понятием этнологической науки и главным предметом ее исследований. Сторонники же этнопсихологической школы утверждали, что культура есть не более чем абстракция, в то время как подлинной и первичной реальностью является индивид, личность, а потому с его изучения и следует начинать изучение культуры каждого народа. Этнопсихологическое направление получило наибольшее распространение в США (Р. Бенедикт, М. Мид, А. Кардинер). Изначально центральной темой исследований стало изучение Процесса вхождения в культуру (инкультурация), а также роли детства в формировании взрослой личности.

Первым теорию этнопсихологического характера попытался {формулировать не этнолог, а психиатр Абрам Кардинер (1891— 981). Оп предложил свою модель взаимосвязи практики детского воспитания, типа личности, доминирующих в данной культуре, и социальных институтов, присущих этой же культуре. В двух его трудах, «Индивид и его общество» (1939) и «Психологические границы общества» (1943), в обобщенном виде изложены главные идеи, которые легли в основу этнопсихологической школы. Согласно представлениям Кардинера, личность человека начинает формироваться сразу после рождения, с первых дней жизни. Это происходит под действием внешней среды и, прежде всего, через конкретные способы ухода за младенцем, принятые в обществе: способы кормления, ношения, укладывания, позже — обучения ходьбе, речи, чистоплотности и пр. Эти впечатления раннего детства накладывают свой отпечаток на личность человека на всю его жизнь. Формирование психики идет первые 4—5 лет жизни человека, после чего она остается практически неизменной, определяя судьбу, успехи и неудачи человека. Психика людей следующего поколения опять формируется под влиянием тех же первичных опытов, что и у предыдущего поколения, и такой процесс повторяется беспрерывно, передаваясь по наследству.

Так как в среде каждого народа способы ухода за детьми приблизительно одинаковы, но отличаются от других народов, то любой парод обладает своей «средней» психикой, которая проявляется в форме базовой, или основной, личности — центрального понятия этнопсихологии. Какова основная личность данного народа, такова и его культура. С этим связан интерес представителей этнопсихологической школы к исследованию детства, детской психологии, что составляет главную заслугу этнопсихологической школы.

Таким образом, по Кардинеру, основная личность формируется на основе единого для всех членов данного общества опыта, включает в себя такие личностные характеристики, которые делают индивида максимально восприимчивым к данной культуре и позволяют достигнуть в ней наиболее комфортного и безопасного состояния. Иными словами, основная личность представляет собой некий средний психологический тип, преобладающий в каждом данном обществе и составляющий базу этого общества и его культуры. Поэтому вполне закономерно распространить данные психологического изучения личности на общество в целом. Так произошел существенный сдвиг в направлении исследований американских этнологов: центр тяжести был перенесен с изучения собственно культуры народа на изучение его психологических особенностей, а корни и причины этих особенностей стали искать в различиях индивидуальной психики человека, в свою очередь порождаемых различиями в «раннем опыте» человека.

Основная личность, по Кардинеру, формируется посредством так называемых пврвичных общественных институций, которые включают в себя способы жизнеобеспечения, семейной организации, воспитания и социализации — формирования человека в качестве члена определенного общества, усвоения им черт характера, знании навыков и т.п., принятых в данном обществе. Первичные общественные институции различны для разных культур и относительно единообразны в рамках одной культуры, а потому способствуют выработке схожих черт характера и психологических особенностей у всех членов того или иного общества. Адаптируясь к этим институциям, человеческая психика получает специфическую коррекцию, особым образом деформируется ее психологическая структура, ее эгоструктура. Результатом этой деформации и является основная личность данного общества.

Исходя из своей концепции, Кардинер попытался организовать сравнительные исследования общественных институций и типов личности в разных культурах, а также изучение процессов социальных изменений, коррелируя последние с личностными изменениями членов культуры. Эти изменения, в свою очередь, по его предположению, являются следствием изменения первичных общественных институций. Он утверждал, что перемена хотя бы одной из первичных общественных институций вызовет изменение структуры личности, доминирующей в данной культуре. Однако существование непосредственной связи между практикой детского воспитания и структурой личности доказать не удалось, и сама эта связь в конце концов была поставлена под сомнение.

Значительный вклад в этнопсихологические исследования внесли труды Рут Бенедикт (1887—1948) «Психологические типы культур Юго-Запада» (1928), «Конфигурации культур в Северной Америке» (1932), «Модели культуры» (1934). Главный постулат ее концепции — каждый народ имеет специфическую «базовую структуру характера», передающуюся из поколения в поколение и определяющую его историю. В соответствии с этим постулатом Бенедикт развивала мысль, что каждая культура отличается уникальной конфигурацией внутри культурных элементов, объединенных этосом культуры, который определяет не только соотношение элементов, но и их содержание. Религия, семейная жизнь, экономика, политические структуры — все они, вместе взятые, образуют единую неповторимую структуру. Причем в каждой культуре присутствуют только такие варианты этих элементов, которые соответствуют ее этосу. Таким образом, этос культуры проявляется во всевозможных сферах Человеческой жизни: в системах распределения собственности, в иерархии, в формировании союзов и кланом внутри общества, в способах экономического обмена и т.п. Элементы, чуждые данному народу, не получают возможности для своего развития. Те аспекты жизни, которые кажутся нам наиболее важными с точки зрения нашей культуры, могут играть незначительную роль в других культурах. А какие-либо черты нашей культуры могут быть переосмыслены в других культурах таким образом, что покажутся нам фантастическими.

Каждая из культурных конфигураций является следствием уникального исторического процесса. Термин «культурная конфигурация» означает у Бенедикт особый способ соединения (сцепления) элементов культуры, создающих единое целое культуры. Каждой культуре присущ свой специфический тип личности. В каждом тине личности есть некая доминантная модель поведения, или определяющая психологическая черта. Основываясь на данных полевых исследований племен Северной Америки и Малайзии. Бенедикт выделила следующие типы культурных конфигураций:

— аполлонийский, отличающийся подчинением индивидов традициям группы (возрастной, половой) и воздержанием от экстремально-эмоциональных проявлений своего характера. В данном типе культуры воплощается идея меры во всем: не приветствуется явное выражение гнева, насилия, ревности; кооперация и терпимость воспитываются с детства, норма поведения устанавливается общественными структурами, а не индивидами. Поэтому эта культура ориентирована на традиции, а не на авторитетные санкции вождя;

— дионисийский, представляющий противоположный тип конфигурации и ориентированный на индивидуализм. Здесь нередки проявления открытых форм насилия, в обществе высок престиж тех, кто показал себя бесстрашным и агрессивным, не останавливающимся перед насильственным достижением целей;

— параноидальный, характеризующийся конфликтами и подозрительностью. В этом типе культуры аккумулируется враждебность. В отношениях между мужем и женой, соседями и деревнями; распространено убеждение, что удача, успех одного означают неудачу другого; широко практикуется вредоносная магия.

Довольно скоро практические исследования показали несостоятельность основных положений этнопсихологической школы и поэтому в 1940—1950-х гг. ее установки несколько изменились. Доминирующей темой исследований стало изучение национального характера. предусматривающее анализ сообщества людей, объединенных общими социальными традициями и являющихся субъектами «нации».

Наиболее видным представителем данного направления стала еще одна ученица Ф. Боаса Маргарет Мид (1901-1978). Ей принадлежит разработка метода исследования национального характера (национальной культуры) па основе изучения современных документов таким образом, словно изучается культура прошедших веков. По сути дела, это продолжение методического подхода Бенедикт, рассматривавшей каждую культуру как конфигурацию элементов, определяемую этосом культуры. Мид выделяет три основных аспекта исследования национального характера: 1) сравнительное описание некоторых культурных конфигураций, характерных для той или иной культуры; 2) сравнительный анализ ухода за младенцами и детского воспитания; 3) изучение присущих тем или иным культурам моделей межличностных отношений, таких, например, как отношения между родителями и детьми или отношения между ровесниками. Таким образом, в рамках данной парадигмы национальный характер определялся как особый способ распределения и регулирования внутри культуры ценностей или моделей поведения, детерминированных принятыми в ней способами детского воспитания.

В соответствии с особенностями детства, Мид различает три типа культур: постфигуративный, конфигуративный, префигуративный.

Постфигуративная культура (где дети учатся у своих предшественников) распространена в примитивных и традиционных обществах, в небольших религиозных и прочих анклавах. Любое изменение в ней протекает медленно и незаметно. Прошлое взрослых — это схема будущей жизни для их детей. Без письменных форм фиксации прошлого люди постфигуративных культур были вынуждены включать всякое изменение культуры в свое сознание и хранить его в памяти вместе с различными формами действий. Определяющую роль в таких культурах играло старшее поколение. Оно служило образцом жизни, символом культуры. Данный тип культуры основан на Реальном присутствии в обществе представителей трех поколений и предполагает передачу из поколения в поколение определенных культурных форм.

В условиях доминирования постфигуративной культуры любые изменения проявляются в виде не согласующихся с установленным Порядком действий или представлений людей — инакомыслящих, иноверцев, инородцев, девиантов и т.д. Главным компонентом такой культуры служит традиция, освящающая и закрепляющая авторитет старших, а также их право вершить судьбы своих детей. Повседневная реальность воспринимается как постоянное воспроизводство опыта старших и обращение к ценностям прошлого, новое — как переоценка и переосмысление такого опыта и выработка новых ценностей.

Конфигуративной называется культура, в которой преобладающей моделью поведения для людей служит поведение их современников. Идеалом для подражания становится уже не прошлое, а настоящее. Конфигурация предполагает непосредственную передачу знаний, навыков от представителей активно действующего поколения. В самом простейшем виде — это общество, в котором отсутствует третье поколение (старики). Они не проживают вместе с внуками, и поэтому нет преемственности поколений. Здесь присутствует установка, что дети, повзрослев, самостоятельно, беи влияния родителей, выработают свой стиль жизни. Конфигуративная культура предполагает изменения в образе жизни, не исключает- изменения места жительства, в том числе в новом культурном окружении.

В условиях господства конфигуративной культуры возникновение новых элементов вызывает дискуссии, формально-правовые споры, парламентские и иные дебаты, допускающие и поощряющих разные взгляды и точки зрения. Определяющим компонентом данной культуры выступает рациональность, ориентирующая людей на достижение установленных целей и норм и закрепляющая формальное равенство всех участников взаимодействия. Нормой повседневного общения выступает здесь партикуляризм, закрытоеть и ограниченность круга участников, а в качестве необычного и событийного рассматривается открытость и универсализм.

Ире фигуративная культура, по мнению Мид, родилась в се-' редине XX в. Она отличается неопределенностью будущего развития общества, способы передачи знаний и навыков таковы, что дети могут передавать их родителям. Для нее характерны нерациональные, спонтанные формы взаимодействия. Результаты детского творчества (их фантазии, догадки, наблюдения и т.д.) становятся условиями дальнейшего поиска оптимальных решений в разных сферах взрослой жизни. Ребенок воспринимается как полноправный участник и партнер по общению. Любое изменение в префигуративной культуре выражено в форме построения и проигрывания сценариев жизни. В ее рамках повседневность характеризуется в терминах «Динтизм» и «импровизация», а необычное — в терминах «профес-иопализм» и «точный рациональный расчет», предполагающий экспериментальную проверку исходных данных.

Таким образом, в разных типах культуры то или иное новшество олучает соответствующее символическое содержание. По мере „движения к префигуративной культуре общение между людьми ак носителями разных культурных стилей теряет жесткий и формальный характер, уступая место все более гибким «горизонтальным» связям.

Мид не только создала учение о трех тинах культур, она участвовала и во многих исследованиях различных феноменов культуры. Например, показав условность наших представлений о мужских и женских чертах характера, материнских и отцовских ролях в воспитании детей, ей удалось доказать уникальность различных культур.

Этнопсихологическая школа много внимания уделяет изучению двух явлений в культуре современной эпохи. Прежде всего, это феномен национального экстремизма, искаженной формы этнической идентичности. Обостренное чувство ценности своей культуры и этнической истории становится гипертрофированным и оборачивается в ненависть к другим народам и культурам. Нередко это происходит в результате сознательных компаний но созданию образа врага — источника бед и несчастий данной общности. Национальному экстремизму соответствует гиперэтнический тип личности. Общество, состоящее из таких личностей, не в состоянии воспроизводить свою культуру и поэтому деградирует.

Другое явление связано с фундаментализмом, когда идеал будущего формируется на основе идеализированного представления о прошлом и модели поведения последнего внедряются в жизнь. Это означает возвращение к «добрым старым» временам, возрождение культурных стереотипов прошлого. Сегодня оно наиболее ярко проявляется в исламских странах.

Таким образом, заслуга этнопсихологической школы в развитии этнологии состояла в следующем.

• Была высказана и обоснована идея о существовании определенных психологических особенностей, характерных для членов той или иной культуры.

" Впервые было показано действие психологических защитных механизмов применительно не к индивиду, а к обществу.

• Были начаты исследования национального характера и национальных культуре психологической гонки зрения, в ходе кото! рых удалось доказать, что национальный характер отражает психологические особенности представителей той или иной]

нации.

• Была выдвинута важная для последующего развития этнология идея о возможности описания национального характера как особого способа распределения и регулирования внутри культуры ценностей или поведенческих моделей.

 

Культурный релятивизм.

В процессе контактов с представителями других культур люди встречаются, совершают какие-то действия и поступки, обмениваются взглядами и мыслями. При этом смысл каждого конкретного поступка им необходимо понять, ибо он не всегда лежит на поверхности. Чаще всего этот смысл и значение следует искать в традиционных для той или иной культуры представлениях о нормальном типе поведения и отношений. Многочисленные примеры из практики межкультурной коммуникации показывают, что правильный вывод о смысле соответствующего поступка можно сделать только с позиции внутрикультурной точки зрения. Ведь никакого универсального нормального поведения не существует. Правила культуры, к которой мы принадлежим, также относительны и не имеют универсальной значимости. Чтобы понять поведение представителя другой культуры, надо знать, насколько традиционно его поведение для его собственной культуры.

Раскрытие смыслов и значений явлений другой культуры зачастую происходит в соответствии со стандартами и нормами своей собственной культуры. В обыденном сознании свои культурные ценности рассматриваются как лучшие и более понятные. Такой подход представляется естественным и нормальным, если не принимать во внимание тот факт, что одни и те же явления в различных культурах имеют разный смысл. А это, в свою очередь, означает, что культура не подчиняется каким-либо абсолютным критериям. Культура каждого народа относительна, и поэтому адекватно ее оценить можно только в ее собственных рамках и границах. Данный методологический подход в культурной антропологии получил название культурный релятивизм.

Основные идеи культурного релятивизма были сформулированы американским социологом Уильямом Самнером, который полагал, что культура любого народа может быть понята только в рамках ее собственных ценностей и в ее собственном контексте. Развивая эту идею, известный американский культурный антрополог Рут Бенедикт дала развернутую трактовку культурного релятивизма, предположив, что любая культура должна пониматься не только из собственных предпосылок, но и рассматриваться в своей целостности. Она считала, что обычаи, правила, традиции не могут быть адекватно поняты или оценены вне рамок своей культуры.

Главная идея культурного релятивизма состоит в признании равноправия культурных ценностей, созданных и создаваемых разными народами. Согласно культурному релятивизму не существует элитарных или неполноценных культур, все культуры по-своему неповторимы, и ошибочно сравнивать их друг с другом. Иными словами, культуры всех народов одинаково ценны, но о ценности каждой из них можно судить лишь в рамках данной культуры. Тем самым культурный релятивизм означает признание самостоятельности и полноценности каждой культуры, отрицание абсолютного значения американской или европейской системы оценок, принципиальный отказ от этноцентризма и европоцентризма при сравнении культур разных народов.

Принцип культурного релятивизма играет важную роль в межкультурной коммуникации, поскольку требует уважения и терпимости к нормам, ценностям и типам поведения чужих культур. Он предполагает практическое отношение к культуре каждого народа, формируя стремление понять культуру изнутри, осознать смысл ее функционирования на основе представлений об идеальном и желаемом, распространенном в ней.

Херсковиц — последовательный и яркий представитель теории культурного релятивизма, популярной в американской социальной антропологии. Основные тезисы этой теории: признание самостоятельности и полноценности каждой культуры и отрицание абсолютного значения европейско-американской системы моральных понятий. Херсковиц придерживался этих принципов уже в ранних работах, посвященных неграм, и более полно изложил и развил их в большом труде «Человек и его творения» (1948; позже переизданной в сокращенном варианте под названием «Культурная антропология»).

При сравнении культур Херсковиц был склонен подчеркивать сходство, а не различия между ними. Особое внимание он уделял универсалиям — тем чертам общечеловеческой культуры, которые могут весьма различно проявляться у разных народов. В заключительной главе книги Херсковиц писал о практическом значении этнологии, о том, что она учит внимательному и уважительному отношению к культуре каждого народа.

Кроме общих исследований по физической, социальной и культурной антропологии Херсковиц опубликовал исследования по музыкальному фольклору и этноэкономике. В 1959 г. он подготовил для Сената США обзор этнических проблем Африки. Итогом этих исследований стала книга «Человеческий фактор в меняющейся Африке» (1962), где он особо подчеркнул конфликт между традициями и инновациями у народов современной Африки.

 





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-22; Просмотров: 569; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2019 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.022 с.) Главная | Обратная связь