Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Общая оценка возможностей опросных методов



Как уже говорилось, при изучении субъективных со­стояний людей, мотивации, мнений и отношения к со­бытиям опросы имеют большие преимущества перед другими методами сбора данных.

Пространные интервью дают более глубокую и раз­вернутую панораму субъективного мира опрашиваемых, анкетные опросы — массовую представительную карти­ну. Целесообразно, как это делают многие исследователи, комбинировать анкетный опрос (в том числе почтовый) и интервью в одном исследовании. Для интервью отби­рают 5—6% из тех, кто подвергается анкетному опросу. Выборочное интервьюирование опрошенных по анкете дает возможность (а) проверить обоснованность и на­дежность анкетных сведений и (б) углубить интерпрета­цию данных в целом.

Польский социолог Ян Лютинский выделяет четы­ре принципиальные концепции разработки опросного документа [348].

Тестовая концепция опирается на практику психоло­гов: множество вопросов предназначено для измерения одной социальной установки, аттитюда. Такова, например, шкала Гуттмана или "кафетерий" Лайкерта (см. стр. 170). Такие тестовые блоки вполне могут включаться в обычную анкету, разрабатываемую по иной концепции.

Традиционная концепция: простейшее совпадение программного и индикаторного вопросов, например, всех паспортных вопросов.

Индикаторная концепция предполагает развитие программного вопроса в ряде (или множестве) более частных. Например, вопрос об отношении к рыночной экономике развертывается в множестве конкретных по­казателей-проявлений рыночного механизма.

Расширенная информационная концепция, предла­гаемая Лютинским, выделяет три элемента в самой структуре вопроса: (а) текст вопроса, задаваемого рес­понденту; (б) способ классификации полученного ответа, каковой задается кодами (см. в Приложений); (в) иско­мая информация данного вопроса, т. е. связь с изучае­мой переменной. В Приложении 1 это хорошо показано в документе 3, где обозначены связи вопроса — индика­торов и кодов.

Сочетание опроса и наблюдения повышает достовер­ность информации, присовокупление к этим материа­лам документальных свидетельств делает ее еще более убедительной.

Интервью и анкетные опросы могут быть вполне использованы как единственный источник данных. И конечно, использование опросных методов — важный канал изучения общественного мнения по самым раз­ным проблемам покупательского спроса (маркетинго­вые исследования).

 

НЕКОТОРЫЕ ТЕСТОВЫЕ ПРОЦЕДУРЫ

 

В социологическом исследовании объектом изуче­ния является социальная группа, некоторая социальная общность. Но очень часто сведения о социальной общ­ности приходится получать путем анализа данных об индивидах, ее составляющих. Суммарные сведения об индивидах — их социальные ориентации, мнения, сте­реотипы мышления — существенные характеристики социального целого. Поэтому, а также потому, ч го совре­менная наука развивается на междисциплинарной ос­нове, социологи активно используют методики, разрабо­танные в психологии. Рассмотрим некоторые наиболее распространенные в социологическом исследовании процедуры, заимствованные у психологов. Все их можно было бы назвать тестами, одни из которых меряют лич­ностные, а другие — групповые свойства.

 

Психологические тесты

Тестом называют кратковременное испытание, с помощью которого измеряется уровень развития или степень выраженности некоторого психического свой­ства (черты, характеристики), а также совокупности психических свойств личности или же психических состояний (отношений, взаимовосприятия) групп и общностей.

По предмету исследования можно выделить три класса тестов: (а) общеличностные, с помощью которых фиксируют некоторую целостность психических свойств личности35, (б) личностные специальные тесты, пред­назначенные для диагностики той или иной особой черты, характеристики, свойства субъекта (например, творческих способностей, уровня общей ответственности, самоконтроля и т. д. } и (в) групповые, предназначенные для диагностики групповых психических процессов — уровня сплоченности групп и коллективов, особенностей группового психологического климата, межличностного восприятия, силы нормативного "давления" группы на ее членов и др.

35 Одно из направлений современной психологии личности (дифференциальная психология) целиком опирается на использование приемов психодиагностики. Наиболее видные представители этого на­правления в нашей стране — школы Б. Г. Ананьева и В. С. Мерлина [см, в, 159], а за рубежом—Р. Кеттела и Г. Айэенка [323, 319].

Общие особенности психологических тестов опреде­ляются предметом изучения и спецификой применяе­мой техники [1, 48, 302, 303, 304]. С точки зрения техни­ческих приемов, обычно выделяют четыре разновиднос­ти тестов: (а) так называемые объективные, преимуще­ственно аппаратурные, часто психофизиологические ис­пытания (например, измерение кожногальванического рефлекса служит индикатором эмоционального состоя­ния); (б) опросные методики или субъективные тесты, как, например, общеличностные тесты Г. Айзенка и Р. Кеттела. Эти тесты состоят из серии взаимоконтроли­рующих суждений о различных проявлениях лич­ностных черт с предложением испытуемому фиксиро­вать наличие или отсутствие данного свойства, черты, особенности поведения (так, один из индикаторов общей тревожности в тесте Айзенка: "Часто ли Вас беспокоит чувство, что Вы чем-то хуже других?"); (в) тесты "с ка­рандашом и бумагой", например, для диагностики внима­ния — вычеркивание определенных букв в тексте ("кор­ректорский тест") или вычерчивание оптимального выхо­да из лабиринта (оценка некоторых свойств интеллекта) и т. д.; (г) тесты, основанные на экспертной оценке пове­денческих проявлений испытуемых, например, активно используемая в практике отечественных психологов методика ГОЛ — групповой оценки личности. 36

36 Есть и другие классификации тестов, которые мы здесь не об­суждаем [302. С. 8—14].

 

Непременная особенность тестовой методики — мно­гократный контроль информации относительно измеряе­мой характеристики. В сущности, тест представляет се­рию испытаний, по совокупному выполнению которых оп­ределяется степень выраженности данного свойства.

Тестовые показатели всегда относительны. Точка соотнесения итогового балла (индекса) определяется ста­тистически на значительной группе испытуемых (обыч­но около 200—300 лиц). Например, для тестирования свойств памяти определяют статистически устойчивый показатель наибольшего и наименьшего числа запоми­наний тестового материала. Наименьший показатель по базовой группе становится исходным пунктом. Из­мерение свойств памяти данного субъекта всегда соотно­сится с базовыми точками отсчета.

Любой тест может быть применен только к груп­пам испытуемых, которые аналогичны базовой — той самой, на которой отрабатывались тестовые задания. Для измерения одного и того же свойства (например, уровня импульсивности), но в разных половозрастных или социальных группах при сохранении общего прин­ципа используются специфические наборы заданий.

С тем же требованием— быть адекватным изучае­мому объекту — связана адаптация тестов, первоначаль­но разработанных в иных социально-культурных усло­виях. В вербальных процедурах это касается и непос­редственно языковых проблем. Простой перевод на дру­гой язык часто искажает не только смысл пункта, но и его "вес" в общей шкале. Замена данного пункта дру­гим ведет опять-таки к изменениям в корреляционных связях с другими показаниями теста. Поэтому адапта­ция разработанного теста — сложная исследовательская работа.

Например, предпринятая нами совместно с каунасскими коллегами адаптация теста Д. Дженкинса на измерение пове­денческой активности заняла более года и включала следую­щие операции: перевод пунктов опросника, образующего тесто­вое задание, с языка оригинала на русский, а затем — незави­симо выполненный обратный перевод русского на язык ори­гинала; сличение текстов и устранение несогласованностей с точки зрения смысла и содержания пунктов; замена отдель­ных пунктов, не отвечающих нашим условиям, другими, анало­гичными по смыслу испытания; проба теста на выборке 100 человек и выбраковка неработающих пунктов; замена этих пунктов аналогичными и новая проба: согласование итогового варианта с автором теста Д. Дженкинсом и окончательная проба вопросника; определение "весов" каждого пункта применительно к нашим условиям путем сопоставления с другой процедурой и путем факторного анализа данных опросника.37

37 Работа выполнена А. Гоштаутасом, А. Семеновым и В. Ядовым [235. С. 232—233].

Обоснование надежности теста можно искать, как это обычно принято, в корреляции с другими показате­лями, измеряющими то же свойство, и с данными, изме­ряющими частные составляющие данного свойства. Но важнейшие критерии обоснования содержатся в теоре­тическом представлении об объекте исследования.

В основе любой психодиагностической процеду­ры — некоторая концепция личности, определенная "модель" человека. Так, в бихевиористской модели чело­века подчеркиваются поведенческие черты, в психо­аналитической — особенности подсознания, в когнити-вистской — свойства рассудка и т. д.

Следует также помнить, что обычно тест имеет так называемый "ключ", т. е. сопровождается инструкцией, в которой указаны правила итогового шкалирования по тесту. Неопытный исследователь может принять за "ключ" весовые характеристики шкальных пунктов, ча­сто указываемые в литературе. Но работа с тестом пред­полагает определенный порядок соотнесения пунктов по их "весам", причем в разных тестах — разную. Не зная "ключа", пользоваться тестом нельзя.

В целом же применение общеличностных тестов в социологических исследованиях представляется нам не вполне целесообразным, тогда как использование диаг­ностических методик для выявления особых личност­ных свойств и тем более — групповых вполне право­мерно. Так, И- С. Кон детально анализирует соот­ношение общесоциальных, социально-экономических и исторических, частносоциальных (связанных с особыми обстоятельствами деятельности индивидов) и индивиду­ально-психологических факторов, влияющих на станов­ление личности, формирование самосознания, регуляцию социального поведения [121]. Имеется немало примеров успешного использования психодиагностических ме­тодик в комплексных социологи-психологических иссле­дованиях. Так, при изучении факторов, cnocd эствующих развитию деловой ответственности, К. Муздыбаев пока­зал, что кок общеличностная черта ответственность су­щественно уступает в своей регулятивной силе осознан­ной целенаправленной ответственности, формируемой всей системой организации труда работников [179].

Особенно полезны в социологических исследованиях групповые тесты. Они весьма широко применяются в практике отечественных и зарубежных социологов, осо­бенно при изучении отношений в коллективах, в прик­ладных исследованиях широкого диапазона.

 

Проективная техника

 

Особенность проективных процедур в том. что стимулирующая ситуация приобретает смысл не в силу ее объективного содержания, но по причинам, свя­занным с субъективными наклонностями и влечения­ми испытуемого, т. е. вследствие субъективированного, личностного значения* придаваемого ситуации испыту­емым. Испытуемый как бы проецирует свои свойства в ситуацию [247а]. В интерпретации итогов проектив­ного теста большая нагрузка падает на теоретическую модель, используемую интерпретатором.

Примеры проективных методик многообразны. Рас­смотрим одну из них — тест семантического диффе­ренциала, разработанного в середине 50-х гг. Ч. Осгу-дом [354]. Этот тест хорошо зарекомендовал себя в ис­следованиях эмоциональных отношений людей к смыс­лу тех или иных понятий, суждений [73, 74].

Испытуемому предлагается последовательно выска­зать свое отношение к заданному объекту или понятию (например, "работа") по целому набору полярных семи-членных шкал (схема 22).

Если испытуемый положительно относится к объек­ту, его оценки будут сосредоточиваться ближе к пози­тивному полюсу шкал. Однако тест имеет смысл при со­поставлении данных по нескольким объектам, отнюдь не по абсолютному значению суммарных оценок.

Школы могут быть весьма конкретными или же связанными отдаленной ассоциацией. Ч. Осгуд приме­нял оба способа одновременно. Полюса, специально ото­бранные для термина "работа", например, таковы: при­ятное — неприятное, трудное — легкое, свое — чужое, главное — второстепенное и т. п.

В качестве полюсов шкал, неконкретизированных к данному случаю, Осгуд использовал 20 пар терминов, предварительно отобранных факторным анализом на 360 различных объектах оценивания. Он выделяет в этих 20 парах три ведущих фактора: "отношение", "сила", "ак­тивность". В числе итоговых шкал следующие: жестокий

— добрый, кривой — прямой, мужской — женский, раз­болтанный — пунктуальный, активный — пассивный, вкусный — безвкусный, неудачный — удачный, твердый

— мягкий, умный — глупый, новый — старый, хороший

— плохой, слабый — сильный, важный — не имеющий значения, острый — округлый, хладнокровный — востор­женный, ложный — правдивый, бесцветный — красоч­ный, обычный — необычный, красивый — безобразный, медленный — быстрый.

 

Например, мы хотим выяснить, как отличаются от­ношения к разным понятиям у одного лица. Эти поня­тия: "работа", "досуг", "отдых", "занятость" и т. п. Рабо­та с тестом включает следующие стадии. После запол­нения всех шкал (20 или меньше) на каждое понятие материал готов для анализа.

Используем так называемый показатель "дистан­ции" (D) между двумя понятиями. Для этого (1) вычис­лим различия оценок для двух понятий (работа и до­суг) по каждой шкале в отдельности. Получим, напри­мер, различия (d): 1, 3, 4, 0, 4, 2, 5, 0... (2) Возведем разно­сти по шкалам в квадрат (d1): 1, 9, 16, 0, 16, 4, 25, 0... (3) Суммируем квадраты разностей по всем шкалам (Sd2): 1+9+16+0+16+4+25+0... (4) Наконец, извлечем квадрат­ный корень из суммы квадратов разностей по всем шкалам (D =^ Zd2). Полученная величина (D) есть показатель различия отношений к двум сравниваемым понятиям (объектам). Последовательно произведем ту же операцию со всеми парами понятий и составим мат­рицу, где в точках пересечения запишем значения дифференциала двух смежных объектов оценивания (схема 23).

Если, например, D12, т. е. дифференциал восприятия понятий "работа" и "досуг", будет равен 5, 6, a D14, т. е. "работа" — "занятость", составит 0,3 и в то же время D24, т. е. "досуг" — "занятость", равен 3,2, то отсю­да следует, что данный субъект (или группа при суммарном анализе на группу) воспринимает рабо­ту очень близко к смыслу "занятость" и совершен­но не так, как "досуг", но досуг слабо ассоциирует с занятостью, т. е. воспринимают его скорее в каче­стве рекреации. Могло бы быть и иначе: высокие значения дифференциала "работа" — "досуг", но близкие между работой и занятостью, досугом и занятостью, что говорило бы о насыщенности, на­пряженности и работы, и досуга в субъективном восприятии.

Тест Ч. Осгуда пригоден также для того, чтобы определить численные величины сравнительной симпатии (благожелательности) или антипатии к каждому из предложенных объектов. Для этого до­статочно подсчитать среднюю по всем шкалам оценку данного объекта данным испытуемым.

Так, в исследовании по методике Т. Дридзе [71. С. 197) семантический дифференциал использовался для ранжирования политических терминов, которые часто употребляются в газетных текстах ("демократия", "дик­татура", "выборы", "инициатива", "прогресс", "сосуще­ствование"...). Авторы исследования определяли, какие термины вызывают более положительное (или относи­тельно отрицательное) эмоциональное отношение у чита­телей. Практически эти данные могут быть использова­ны для отбора адекватного словаря в информационных материалах.

В нашем исследовании социальных идентификаций личности О. Дудченко и А. Мытиль использовали тест CD для оценки ассоциаций в семантическом простран­стве "Я сам — течение времени". Оценивалось, насколь­ко в условиях реформации (1994 г.) люди чувствуют себя скорее в прошлом, настоящем или в будущем, т. е. как они адаптируются/не адаптируются к происходя­щим радикальным изменениям в обществе [74. С.193].

 

Комментарий: отметка "+" означает большую близость ас­социаций, "-" означает меньшую близость.

Вполне очевидно, что рабочие существенно более ощущают себя в прошлом, а брокеры в настоящем и особенно в будущем, т. в. первые не смогли адаптироваться к условиям реформ, вторые достаточно успешно адаптированы и видят свое буду­щее как близкое самоощущению "Я". Рабочие же такой жиз­ненной перспективы не ощущают.

Тест позволяет рассчитывать не только дифференци­алы, но и корреляции между средними значениями оце­нок данного объекта по предложенным шкалам. При этом шкалы могут быть узкоспецифицированы приме­нительно к объекту оценивания, что обосновывается с помощью судейства.

Подсчитывать суммарные средине по всем шкалам можно и на группу (подвыборку), точно так же, как под­считывать средние значения дифференциалов.

Хорошо известны общеличностные тесты, основанные на "прочтении" ассоциаций, вызванных графическими изображе­ниями. Это тесты Роршаха и ТАТ. Первый использует мак­симально неопределенную предметную ситуацию. Ис­пытуемому предлагают 10 карточек с изображением различ­ных конфигураций, выполненных с помощью зачерненных пя­тен ("абстрактная картинка"). Он должен ответить на вопрос: "Что бы это значило?" Сами .по себе эти изображения ровно ничего не обозначают. Но испытуемый пытается придать им какой-то смысл и начинает фантазировать. По совокупности описаний каждой из 10 "картинок", целиком построенных на ассоциациях и воображении, исследователь старается опре­делить доминирующие мотивы, эмоции, скрытые импульсы от­ношения к действительности.

Другой пример — ТАТ, или тематическая оценка сюжета. Предлагаются реальные картинки — графические изображе­ния, сюжеты которых варьируют от вполне недвусмысленного до весьма неопределенного. Испытуемый должен сочинить рассказ по картинке подобно тому, как это делают школьники первого класса, у которых учитель стремится развить вообра­жение. Оценка итогов теста опять-таки сводится к выявлению господствующих эмоций, скрытых импульсов, беспокойств, до­минирующих отношений к реальности.

Обычный прием проективной процедуры — неза­конченность фразы, требование ассоциировать по поводу заданных стимулов.

Так, предлагается быстро написать, что придет на ум по ассоциации с заданными терминами (например, "реформа", "государственный служащий", "предприни­матель", "сосед", "я сам"...)- Испытуемых просят закон­чить прерванные фразы типа: "Когда я прихожу домой после работы...", "Люди в нашем городе делятся на..."[111]. Берется любой сюжет, подсказанный зада­чей исследования, и в ответах ищут все те же доминан­ты мотивов, интересов, влечений.

Обоснованность проективных процедур определяет­ся прежде всего теоретическими посылками, руковод­ствуясь которыми исследователь истолковывает данные. Надежность тестов проверяют по системе обычных кор­реляций с другими методиками и по известной группе.

Обычно социологи используют, так сказать, "ослаб­ленные" варианты проективных процедур. Это перенос в ситуации, хотя и воображаемые, но достаточно конкрет­ные, чтобы можно было вполне определенно интерпрети­ровать реакцию человека.38

38 В 1997 году начали издаваться томики "Энциклопедии психологических тестов" [302; 303; 304], где подробно описываются обоснованность, процедура и интерпритация теста.

 







Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-22; Просмотров: 123; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! (0.012 с.) Главная | Обратная связь