Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Анна Ахматова и Николай Гумилёв




 

Знакомство их произошло в юности. Ей было, кажется, 15 лет, ему 18. Она понравилась ему а он ей не очень. Потом разлука, странная история с её неудавшейся попыткой самоубийства. Далее – переписка. Наконец встреча. Ей 17 лет, ему 20. Он уже поэт, она тоже пытается писать, однако роли уже меняются, он не высоко оценивает её первые поэтические опыты. Перед своим отъездом в Париж он дарит ей кольцо с рубином, сопровождая всё это строками стиха, странным образом связанными с темой нашего исследования:

 

Ты кольцо мое, милая, тайно храни.

Когда кончатся светлые дни,

Я опять к тебе, тихая, в гости приду,

По кольцу тебя только найду…

 

Интересно, что первое опубликованное стихотворение Ахматовой называлось так – «На руке его много блестящих колец».

Тем временем Гумилёв продолжает настойчиво звать Анну замуж.

Она отказывается. Любовь через противостояние. Хозяин атакует, слуга отбивается. Увы, силы неравны, и уже в 1907 году согласие на брак дано. Анна пишет: «Я выхожу замуж за друга моей юности Николая Степановича Гумилева. Он любит меня уже три года, и я верю, что моя судьба быть его женой. Люблю ли его, я не знаю, но кажется мне, что люблю…» Впрочем, до свадьбы ещё три года. Всё это время продолжаются яростные поединки их свободолюбивых страстных натур. Вот строки из стиха Ахматовой от 1909 года:

 

И когда друг друга проклинали

В страсти, раскаленной добела,

Оба мы ещё не понимали,

Как земля для двух людей мала.

И что память яростная мучит,

Пытка сильных – огненный недуг! –

И в ночи бездонной сердце учит

Спрашивать: о, где ушедший друг?

А когда сквозь волны фимиама,

Хор гремит, ликуя и грозя,

Смотрят в душу строго и упрямо

Те же неизбежные глаза.

 

Итак, великие в будущем поэты становятся супругами. Что дальше? Что может добавить брак в отношения двух огней, сливающихся в один костер? В том же 1910 году, в котором состоялась свадьба, Гумилёв уезжает в Африку. Ахматова пишет:

 

Как забуду? Он вышел, шатаясь,

Искривился мучительно рот…

Я сбежала, перил не касаясь,

Я бежала за ним до ворот.

Задыхаясь, я крикнула: «Шутка

Всё, что было. Уйдешь, я умру».

Улыбнулся спокойно и жутко

И сказал мне: «Не стой на ветру».

 

Вихрь кружил их, но не смог заставить соединиться. Мимолетные встречи в юности, частые разлуки, сомнения, отсутствие изначальной влюбленности у нее, отсутствие веры в её талант у него… Всё это противостояло смертельной силе векторного вихря. И тем не менее векторный контакт конечно же был, иначе не призналась бы Ахматова:

 

Как соломинкой, пьешь мою душу.

Знаю, вкус её горек и хмелен.

Но я пытку мольбой не нарушу…

 

Тот, кто побывал в векторном союзе, тот знает, как через соломинку выпивается душа, вся без остатка.

В 1912 году рождается сын, наследник векторного брака. О его гороскопе, как и о гороскопе других детей векторных браков, мы ещё поговорим во второй части книги. Сын Лев воспитывается матерью Гумилёва Анной Ивановной, Ахматова и Гумилёв в разъездах… Разрыв вихревой непрерывности уже близок:

 

Слаб голос мой, но воля не слабеет,

Мне даже легче стало без любви…

Как прошлое над сердцем власть теряет!

Освобожденье близко…

 

Весной 1913 года в жизни Ахматовой начинается новый период. Пренебрежение Гумилёва зашло слишком далеко, он дал жене слишком много свободы, его магия слабеет, а тут ещё на горизонте появляется М.Л.Лозинский, также родившийся в год Собаки и тоже владевший отмычками к знаку Быка. Затем Недоброво, Лурье… Знакомство Ахматовой с Лурье происходило на глазах у её мужа… Остановить её он уже не мог. А ведь он был офицером, да и вообще мужчиной достаточно суровым.

Следует летнее заточение Ахматовой в имении Гумилёва, её отрезают от внешней жизни, но вернуть к семейной жизни уже не могут. Векторнаяя любовь сменяется векторным пленом.

 

Какую власть имеет человек,

Который даже нежности не просит!

Я не могу поднять усталых век,

Когда мое он имя произносит.

 

А дальше мировая война, потом революция. Вихри куда более мощные и враждебные, чем скромный вихрь векторного кольца, захватил людей, и всё же в память, в наследство нам остаются не только романтические, но и векторные стихи великой поэтессы:

 

Оба мы в страну обманную

Забрели и горько каемся…

Мы хотели муки жалящей

Вместо счастья безмятежного…

Десять дет замираний и криков,

Все мои бессонные ночи…

 

 

Снова газеты

 

До следующей книги не успел добраться, мешают телевизор и газеты. По телевизору в бесконечном повторе смакуются подробности позора Билла Клинтона (Собака) и Моники Левински (Бык). Те же знаки, но всё по-другому. Постоянным в векторных историях остается всесокрушающая сила смерча, в который втягиваются все и всё. Шутка ли, из-за нескольких сеансов «орального секса» на уши была поставлена вся Америка, да что там Америка, – весь мир.

В газете потрясла история про фигуристов, наших родных, любимых фигуристов, которые всегда казались нам святыми. Впрочем, не будем забывать, что были и иные примеры иных векторных историй в фигурном катании. Например, Пономаренко – Климова (Крыса – Лошадь).

Теперь к делу. Собственно, векторной парой на льду была лишь пара Майя Усова (Дракон) и Александр Жулин (Кот). Однако из другой пары – Платов – Грищук добавился третий элемент – Океана Грищук (Кабан), в результате чего образовался векторный треугольник. Речь идет о танцах на льду, где российские (советские) пары давно стали законодателями моды. Вслед за уходящими Мариной Климовой и Сергеем Пономаренко к чемпионству должны были прийти Усова и Жулин… Но дорогу перебегает лучшая подруга – Оксана Грищук.

Чтобы стать олимпийским чемпионом дважды( , надо быть очень сильным человеком. Океана Грищук смогла это сделать. Ради первой золотой медали она, четко рассчитав направление, со всей своей недюжинной силой нанесла удар Майе Усовой. «Я сразу почувствовала, что у моего мужа и партнера Саши Жулина начался роман с Оксаной. Почувствовала сердцем, но головой, мозгами своими верить в это всё равно отказывалась». Плохое всегда от себя отгоняешь, даже если оно накрывает тебя с головой. О романе Жулина и Грищук знали все, боялась поверить в него только Майя.

А потом Майя увидела у Оксаны на шее цепочку. На цепочке этой висело кольцо. (Опять кольцо!) «Это было обручальное кольцо Саши. Я не могла ошибиться, потому что сама очень долго его выбирала». Теперь у Майи выбора не было, и она решилась на разговор. «Да, это мое кольцо, и я подарил его Оксане, потому что люблю ее!», – сказал Саша. Майе показалось, что у неё лопнули барабанные перепонки, и она испугалась, что больше никогда не услышит музыку. А значит, не сможет кататься. А значит, подведет Сашу… Нет, этого делать нельзя, несмотря ни на что: они слишком долго шли к этой цели, общей цели… И она не имеет права разрушить сейчас всё, когда остался последний танец.

Одним словом, цель была достигнута, золото выиграли Грищук с Платовым, а Майя выиграла серебро.

В дальнейшем страсть Грищук к Жулину заметно утихла, что совершенно немудрено: соотношение их знаков довольно спокойное, в этом треугольнике Жулин был с краю, а центре его была Майя.

С уходом из треугольника Оксаны Грищук всё вроде бы возвращается на свои места. Однако речь идет о векторной паре, а в ней равновесие всегда иллюзорно. Майя простила мужа. Ей казалось, что она обрела того прежнего Сашу, который протянул ей когда-то руку и сказал: «Я твой новый партнер и буду им всегда». Он оберегал её, заботился о ней, был первым, кто признался ей в любви, кто обустраивал её первую квартиру… Однако тот Саша исчез, исчез ещё до истории с Гришук (!). Тот давний, красивый, честный, добрый возрождался только во время выступлений. «А на тренировках… На тренировках мой муж и партнер Саша Жулин меня бил. Бил не за что, просто для профилактики, бил, раздражаясь, когда у меня не получалось так, как ему этого хотелось. Об этих наших проблемах никто и никогда не знал – все семнадцать лет, что мы катались вместе. Я боялась кому-то рассказать об этом. Мне казалось, что всё это так грязно, но во всем этом я виновата сама. Часто от слез глаза распухали так, что скрыть это было невозможно, и мне приходилось врать, что у меня от перенапряжения лопнули сосуды. А иногда я не ехала вместе со всеми в автобусе, а брала такси, потому что не могла показаться с разбитым и расцарапанным лицом. Да, Саша поднимал руку на меня только на тренировках, но домашняя жизнь всё равно страдала: когда ты приходишь домой после тренировки с синяками, когда болит и душа, и тело и не определить, что сильнее, то ты не можешь всё сразу забыть и простить. Но я всё ему прощала. Только постоянно спрашивала саму себя: «Что я сделала неправильно? В чем я виновата? И никак не могла найти ответ. И до сих пор не могу ответить на этот вопрос».

Сколько раз они проживали любовь и предательство, встречу и разлуку в танце, а сколько – в жизни? Руки, ноги, улыбки, слезы – где жизнь, а где ледовый спектакль? Известно, что Майя прошла через пятнадцать депрессий, две из которых были тяжелейшими. «Во время последней я лежала в больнице в очень тяжелом состоянии. И именно там у меня наступил тот момент, когда внутри что-то так сильно сжалось, а потом раз – и резко отпустило. Я поняла, что всё, я больше не страдаю; мне не больно, а значит, не люблю». Выйдя из больницы, Майя решила, что докатывает сезон – и уходит.

Новость его ошеломила. «И здесь он сделал такую подлость, так некрасиво себя повел, что мне до сих пор стыдно за то, что это сделал именно он, мой бывший муж. Он сказал моей маме: «Вы думаете, что ваша дочка – хорошая фигуристка? Вы глубоко ошибаетесь! Она самая слабая из всех партнерш, которые есть в фигурном катании. Она никто! Она лентяйка и никогда не хотела работать, а я её тащил… Все наши титулы – мои титулы. Но я должен вам сказать: вы должны заставить её остаться, потому что, если она закончит кататься со мной, её больше никто не возьмет, и вы первая будете кусать локти от досады. И ещё я вам хочу сказать: ваша дочка очень злая, и она на всю жизнь останется одна. Так же, как и вы».

Заканчивается вся эта история если не идиллически, то достаточно обнадеживающе. Произошла рокировка, обмен партнерами или партнершами, как хотите, в результате образовалась пара Платов – Усова (Коза – Дракон) и Жулин – Грищук (Кот – Кабан). Таким образом на гороскопической шкале Грищук почти ничего для себя не получила, у Платова новый союз, а вот у Майи Усовой и Александра Жулина началась принципиально новая жизнь, поскольку распался их векторный альянс, закончился их векторный кошмар. Теперь они могут расценивать всё случившееся в прошедшем времени. Думаю, что наибольшее счастье именно у Жулина – он теперь свободен. Усова, думается, не столь безгрешна, как выглядит в интервью В.Красных. Векторное кольцо не щадит слуг, но ещё более калечит хозяев, лишая их многих нормальных человеческих качеств. Для структурного гороскопа и его создателя (меня, стало быть) самое главное пока – демонстрация аномальности проявлений векторного брака. В этом смысле правдивость интервью не имеет значения. Даже если всё сказанное Майей неправда, – остается факт аномальности.

На столе ещё две газеты. В одной сообщаются реальные даты рождения знаменитых бандитских супругов. Бонни Паркера (1 октября 1910 года – Собака) и Клайд Бэрроу (март 1909 год – Петух). Именно про них сняли кино («Бонни и Клайд»), ставшее символом бунтующей молодежи. Страстная любовь, полнейшее слияние, но не только – в хозяйстве или умственной сфере, но и слияние на крови, чужой и своей.

Нет никаких сомнений, что Бонни и Клайд не единственная векторная преступная пара, уж больно удобен такой союз для беспредела. Во-первых, из векторных пар уходит мораль, кроме того, великолепная сыгранность, спаянность, взаимопонимание.

Очень характерный признак именно этой пары – в её лихорадочном вихревом перемещении в пространстве. Они никогда не сидели долго на одном месте. Этим они очень напоминают многие известные автору векторные пары. Как ни странно, но и тут вектор в помощь бандитам, помогает им заметать следы, мешает сыщикам найти логику в их перемещениях.

Радостное сообщение о новом сообществе тренеров Романцев – Гершкович (Лошадь – Крыса). Еще совсем недавно Романцев был в другой, но совершенно такой же паре с Ярцевым (Лошадь – Крыса). Что ж, по нынешним открытым временам (открытыми считаются знаки Лошади, Крысы, Петуха и Кота) такие пары как Лошадь – Крыса и Кот – Петух, в нашей стране неизбежны и очень благотворны.

Заодно стоит напомнить о проблеме сдвоенных футбольных центров. Самые знаменитые дуэты всегда были векторными. Стрельцов и Иванов – это Бык и Собака, Протасов и Литовченко – это Дракон и Кот, Геркович (Крыеа) играл в паре с Еврюжихиным (Обезьяна). В современном «Спартаке» Тихонов (Собака) особенно хорош в паре с Цымбаларем (Петух).

Наконец, совсем коротенькая заметочка. У ведущего «Взгляда» Любимова (Тигр) жена родилась в год Быка. Это интересно.

 





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-25; Просмотров: 255; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2019 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.01 с.) Главная | Обратная связь