Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Еще раз о первой части книги




 

Здесь я попробую перевести первую часть на научный язык. Таким образам будут убиты два зайца: во-первых, от нерешительного читателя содержание второй части будет скрыто (ведь излагаться будет то, что уже сказано в первой части), а во-вторых, будет показано страшное лицо сурового теоретика, заумного аналитика, наукообразного зануды…

Начинается книга с лозунга: мол, векторное кольцо повсеместно – хотите верьте, хотите нет. Дальше делается намек на связь кольца и нечистой силы. Наконец, автор призывает читателя к пробуждению совести, мол, выпрыгивать из кольца или чуть-чуть в нем покататься – решайте сами. После такого вступления и начинается первая часть.

К концу первого раздела появляется мысль о том, что любые движения усиливают процесс, стало быть, векторное кольцо подобно самозатягивающейся петле. И наконец-то выдается первая рекомендация: увидь себя со стороны, научись видеть себя снаружи, а не изнутри.

Векторное взаимодействие – есть функция времени. Это одна их немногочисленных истин, не девальвированных временем. Говоря проще, и вода может быть ядом, если её принимать по два ведра за раз. Векторное же взаимодействие в ударных дозах свалит и льва.

Можно попасть под власть векторного кольца, но невозможно установить власть над векторным кольцом.

Великой загадкой векторного кольца остается его природная, натуральная сущность. То, что у людей в отношениях случаются аномальные штуки, к этому мы привыкли. Но звери, у них-то всё взаправду, на полном серьезе, идет борьба за жизнь. Как же они позволяют себе такие интеллектуальные выкрутасы, как необоснованный страх, необоснованная потеря бдительности, заигрывание с собственной смертью? Впрочем, почему бы и нет, ведь допускаем же мы у животных хандру, тоску и даже депрессии…

Наконец-то речь о математике. Оказалось, что математически в векторном кольце имеются переходы семи родов (из одиннадцати возможных). При этом в одном направлении вращения использованы почти все возможности (четыре из пяти), а в другую сторону – только две (опять же из пяти). Итак: плюс пять от хозяина к слуге идут три пары (Лошадь – Кабан, Кабан – Дракон, Тигр – Коза), плюс четыре от хозяина к слуге идет одна пара (Обезьяна – Крыса), плюс три от хозяина к слуге идут две пары (Змея – Обезьяна, Собака – Бык), плюс два отсутствуют, плюс один от хозяина к слуге идут две пары (Бык – Тигр, Петух – Собака). В обратную сторону идут всего два перехода: Коза – Змея и Дракон – Кот (минус два и минус один). Оставшиеся два перехода (Крыса – Лошадь и Кот – Петух) оппозиционных, они могут считаться как плюсовыми, так и минусовыми.

В цитате из письма Эйдельману впервые декларируется главная идея векторности. Кольцо крутится только в одну сторону. Система не имеет равновесных состояний. Идет скольжение по плоскости вместо маятниковых колебаний во всех других системах. Это мир вихря, мир турбулентности, но не мир кристалла, не мир стационарных орбит.

Еще одно крупное открытие: оказывается, что векторное взаимодействие идет не только при прямом контакте, но и через интеллектуальный продукт. Достаточно прочитать стихотворение, послушать музыку, и векторное взаимодействие между создателем и слушателем налаживается. Это явление ещё раз подтвердило языковый характер векторного кольца, незадействованность интеллекта в векторном процессе и даже подчиненность интеллекта векторным ударам. Дело заходит так далеко, что у каждого знака хозяин превращается в некого божка.

Оказалось, что есть всё же от векторного кольца и очевидная польза. В мире кино, где потребна любая крутая энергия, где любая мистика всегда «в кассу», векторный подбор актеров – это прямая дорога как к кассовому успеху, так и кинофестивальным победам. Наверняка то же можно отнести и к театру. Частично это касается и литературы.

Однако вреда всё же больше, особенно когда одна мистика (векторное кольцо) сталкивается с другой мистикой (любовь). Что будет, если столкнутся два вихря? Лично я не знаю. А вот когда любовь становится векторной, то начинаются самые невероятные и самые губительные явления.

Те, кто требуют определенности в прогнозе векторной любви и векторного брака, могут отдыхать. Теория не берется предсказать сценарий сновидения человеку, ложащемуся спать, однако может сказать, что сон будет абсурден, нелеп и неподвластен спящему. И еще: если сон продлится слишком долго, то приведет к смерти.

К векторному браку тяготеют люди, лишенные инстинкта самосохранения, люди, ждущие от жизни слишком острых ощущений, готовые рискнуть физическим и психическим здоровьем ради смертной страсти. Некоторые, самые порченные, даже умудряются в векторном браке черпать силы для жизни. Большинство же быстро устает и пытается спастись. Нерешительные и слишком слабые люди не прочь бы выбраться из болота, но не имеют сил.

Векторное взаимодействие настолько сильно, что действует даже через одного. Так, кроме фигур хозяина и слуги появляется ещё фигура спасителя. Описывается также эффект втягивания, связанный с созданием квазифигуры, на место которой постепенно приходит реальный человек. Квазифигура, или квазизнак, стоит между своим хозяином и своим слугой.

Как бывшему технарю и естественнику мне полагается выдвинуть хоть какую-то естественнонаучную, а не чисто гуманитарную идею. Обычно речь идет о неком взломе шифра защитной оболочки человека. При этом даже возможно слияние двух человек в некого двухголового монстра с единым информационным полем.

Я наконец-то перехожу к рекомендациям. Главнейшая из них – увидеть ситуацию объективно, понять, что надежд на улучшение нет, и решиться на главное – сохранять или разрывать кольцо. А дальше всё как во сне: не дергаться, не проявлять активность, не пытаться подключать к делу разум.

Наконец, исчерпав запас забубенных векторных истин, я начинаю делать намеки на некие прорывы в изучении векторного кольца. В частности, в «Зазеркалье», № 14 и № 24 говорится о векторном ударе, в «Зазеркалье», № 40 выходит знаменитая «Векторная радуга». Потом, продолжая тему векторных ударов, появляется метод знакового прогноза («По порядку номеров» – «Зазеркалье», № 58). Ну и наконец самое обширное открытие, влекущее жуткие экспансионистские последствия, опубликовано в «Зазеркалье», № 71 под названием «Вечный двигатель». Ну вот, собственно и всё.

 

Высшая математика

 

Прежде чем вышла статья «Векторная радуга», была ещё сверхтеоретическая статья в «Российском астрологическом журнале» в мае 1994 года (№ 3). Именно в этой статье было собрано всё, что удалось наскрести по симметрии самого несимметричного в мире кольца.

В первых строках заявлено, что есть четные и нечетные векторные переходы (впервые эта закономерность опубликована в «Науке и религии» № 9, 1991). Смысл в том, что векторные пары как бы рассчитываются на первый-второй. Первые – это нечетные переходы, вторые – четные. Разницу между первыми и вторыми легко увидеть на диаграммах (рис. 2 и 3), но сначала о четырехзначных шифрах.

Введение самого шифра никаких сомнений не вызывает, можно лишь рассуждать, правильно или нет найдены позиции для свойств. Вначале о первых двух позициях: 10 – реалисты, 01 – логики, 00 – мистики, 11 – волевики. Теперь вторые две позиции: 10 – взлетные, 01 – приземленные, 00 – безжалостные, 11 – жалостливые.

В результате у каждого знака образуются свои шифры. Вот шифры реалистов: Кот – 1001, Коза – 1011, Кабан – 1000. Вот шифры логиков: Змея – 0111, Петух – 0110, Бык – 0100. Теперь шифры мистиков: Дракон – 0001, Обезьяна – 0010, Крыса – 0000. Наконец, шифры волевых знаков: Тигр – 1101, Лошадь – 1111, Собака – 1110.

Для тех, кто всё же не «въехал» в эти шифры, повторяю ещё раз, но в стандартной последовательности, группируя по психологическим тройкам. Безжалостные Кабан, Крыса и Бык (1000, 0000, 0100) славны двумя нулями в конце. Потом идут взлетные Тигр, Кот и Дракон (1101, 1001, 0001) – как пожарные, они отзываются в конце на 01. Далее идут гуманисты Змея, Лошадь и Коза (0111, 1111, 1011) с двумя единицами в конце. Наконец, приземленные Обезьяна, Петух и Собака (0010, 00110, 1110) имеют в конце десятку.

Теперь к делу. Четные векторные пары выглядят так: Крыса – Лошадь (0000 – 1111), Кабан – Дракон (1000 – 0001), Кот – Петух (1001 – 0110), Собака – Бык (1110 – 0100), Тигр – Коза (1101 – 1011), Змея – Обезьяна (0111 – 0010). Симметрия видна невооруженным глазом – это центросимметричное отражение. Четыре перехода из шести абсолютно безупречны, переходы Собака – Бык и Змея – Обезьяна не кажутся очевидными, в них два нуля заменились двумя единицами. В любом случае ясно, что четные переходы существуют как группа, а это доказывает факт существования симметрии.

Нечетные переходы, все без исключения, что очень важно, вообще лишены симметрии: (1111 – 1000), (0001 – 1001), (0110 – 1110), (0100 – 1101), (1011 – 0111), (0010 – 0000).

 

Рис.1 (?)

 

интуиция

логика

приземленность

взлетность

 

Тигр 1101

Кот 1001

Дракон 0001

Змея 0111

 

Лошадь 1111

Коза 1011

Обезьяна 0010

Петух 0110

 

Собака 1110

Кабан 1000

Крыса 0000

Бык 0100

 

Симметрия, видная в шифрах, не могла не появиться на диаграммах. Особенно многого можно было бы ждать от четных переходов. И они не подвели:

Рис. 2 (?)

 

А вот от нечетных переходов ждать высокой симметрии не стоило, ибо они существовали по остаточному принципу:

Рис. 3 (?)

 

Однако стоило статье выйти из печати, как начался процесс дальнейшего совершенствования теории. Была открыта так называемая энергетическая структура (первая публикация 8 июня 1993 года в «Зазеркалье» № 6 – «Свет и тень»), которая позволяла заменить психологическую структуру во второй части шифра. В двух словах, новая структура всего лишь меняла местами Кота с Петухом, а Лошадь с Крысой. Вместо тройки взлетных (Тигр, Кот, Дракон) появлялась тройка космических оптимистов (Тигр, Петух, Дракон). Вместо тройки приземленных (Обезьяна, Петух, Собака) появлялась тройка меланхоликов (Обезьяна, Кот, Собака). Аналогично тройка гуманистов (Змея, Лошадь, Коза) превращалась в тройку драматических знаков (Змея, Крыса, Коза). Наконец, тройка мужественных (Кабан, Крыса, Бык) превращалась в тройку природных оптимистов (Кабан, Лошадь, Бык). Так обмен Петуха на Кота, а Крысы на Лошадь стал оправданным и реальным. Они поменялись местами в круге знаков, и у нечетных переходов появилась симметрия:

Рис. 4 (?)

 

Еще более красивая картинка получится, если Кота и Петуха оставить на месте, а поменять местами лишь Лошадь и Крысу. Для такого обмена даже не нужно привлекать энергетическую структуру, достаточно предположить естественный обмен между симметрией высшей сложности у Лошади (1111) и симметрией высшей естественности у Крысы (0000).

Рис. 5 (?)

 

Заканчивая разговор о заколдованных кругах, стоит упомянуть, что появляется симметрия у нечетных переходов также при обменах в парах Змея – Обезьяна и Бык – Собака.

Рис. 6 (?)

 

Наконец, последнее, совсем уж извращенное построение. Знаки выстраиваются не в своем порядке, а в порядке векторного кольца, и в этом новом круге изображается так называемая социальная структура – три четверки. Внизу – четверка открытых знаков (Кот, Петух, Крыса, Лошадь), слева – ортодоксы (Коза, Бык, Дракон, Собака), справа – закрытые знаки (Кабан, Змея, Обезьяна, Тигр).

Рис. 7 (?)

 

На этом заканчивается этап первичного математического прозрения по поводу реальной симметрии векторного кольца. Далее некоторая пауза и новый прорыв – кольцо превращается в радугу.

 

Векторная Радуга

 

Если память не изменяет мне, то статья была опубликована сразу же после открытия векторной радуги и вышла в мае 1996 года. Таким образом разработка векторных дел перешла в мистическую территорию високосных лет.

Прежде чем начать описание векторной радуги, стоит напомнить о взаимоотношении векторного кольца с другими структурами. Менее всего страдает от векторного кольца так называемая идеологическая структура (четырехлетняя периодичность), всего один векторный переход (Обезьяна – Крыса) существует внутри одного так называемого тригона (Крыса, Обезьяна, Дракон). Остальные тригоны чисты.

Примерно такая же картина с энергетической структурой. Однако на этот раз в энергетических тригонах засели две векторные пары. В тригоне драматических знаков (Коза, Крыса, Змея) пара Коза – Змея, а в тригоне природных оптимистов (Кабан, Лошадь, Бык) есть векторная пара Лошадь – Кабан.

Еще более втянутой в векторные распри оказалась психологическая структура. Взлетная тройка (Дракон, Тигр, Кот) дает пару Дракон – Кот; приземленная тройка (Петух, Собака, Обезьяна) дает пару Петух – Собака; тройка гуманистов (Коза, Змея, Лошадь) дает все ту же пару Коза – Змея.

Самой векторной, как и ожидалось, оказалась социальная структура знаков. Наиболее векторной стала четверка открытых знаков, в ней в векторные противостояния вовлечены все четыре знака: Петух – Кот и Крыса – Лошадь. В четверке закрытых знаков (Змея, Обезьяна, Кабан, Тигр) в векторной паре – Змея и Обезьяна. Наконец, в четверке ортодоксов (Бык, Дракон, Коза, Собака) в векторном противостоянии лишь Собака и Бык.

Но вот происходит чудо: рождается ещё одна прямая структура, самая последняя, вычисленная теоретически как самая последняя – это так называемая структура судьбы (первая публикация 6 июня 1995 года в «Зазеркалье» № 29). Уже в самом названии структуры был намек на связь с векторным кольцом. Особенно же это стало очевидным, когда обнаружилось, что структура судьбы единственная не вовлечена в векторную карусель.

Я никогда не считал вероятность того, что симметричная структура может не пересечься с хаотической траекторией векторного кольца. Но думаю, вероятность очень невелика и целиком реализовалась в структуре судьбы.

Далее ещё большее чудо: из шести возможных вариантов отношений между четырьмя тройками судьбы реализованы все шесть, причем каждый по два раза. Об этом подробнее. Тройка фаталистов (Крыса, Тигр, Собака), взаимодействуя с тройкой пионеров (Кабан, Коза, Петух), дает две пары: Тигр – Коза и Собака – Петух. В одном случае хозяин – фаталист, в другом – пионер. Та же тройка фаталистов, взаимодействуя с реализаторами (Кот, Бык, Змея), также дает две пары: Тигр – Бык и Собака – Бык, и вновь счет ничейный. Наконец, при взаимодействии фаталистов с самостийщиками (Лошадь, Дракон, Обезьяна) образуются пары Крыса – Лошадь и Крыса – Обезьяна. Как видим, и тут равновесие. Осталось ещё три сопоставления. При столкновении пионеров с реализаторами образуются две пары: Коза – Змея и Петух – Кот. При встрече пионеров с самостийщиками рождаются ещё две пары: Кабан – Лошадь и Кабан – Дракон. Самая последняя встреча – реализаторов с самостийщиками – создает пары: Кот – Дракон и Змея – Обезьяна.

Порядок просто железный, не верится, что перед нами непредсказуемое и неуправляемое векторное кольцо. Видимо, мы подбираемся к самому логову спрута. После всего сказанного оставался один шаг до радуги. И этот шаг был сделан.

Рис. 8 (?)

 

Самодеятельная Лошадь

Пионерский Кабан

Самодеятельный Дракон

Реализатор Кот

 

Пионер Петух

Фатальная Собака

Реализатор Бык

Фатальный Тигр

 

Пионер Коза

Реализатор Змея

Самодеятельная Обезьяна

Фатальная Крыса

 

Самодеятельная Лошадь

 

Можно открытую радугу изобразить и на векторном круге, хотя получается не так красиво:

Рис. 9 (?)

 

По сути говоря, можно было бы объявить о найденном секрете векторного кольца, однако смысл этого вывода совсем не ясен. Почему именно борьбу судеб должно было уравновесить векторное кольцо? Непонятно. Налицо неведомая область математики, непонятная игра смыслов.

Я допускаю мысль, что не я, а кто-то другой произведет полный и окончательный вывод векторного кольца. Наверное, я просто устал бороться с этой головоломкой. Кроме того, надо же что-то оставлять детям. Надо же и им на чем-то оттачивать свой ум. Я же, наверное, превысил лимит мысленной энергии для разгадки этой задачи. Дабы сохранить лицо, я объявляю свою победу по очкам. Короче говоря, я считаю, что прошел больше половины пути к полной разгадке.

 

Векторные вытягивания

 

Точно так же, как в науке и технике наиболее важные направления разрабатывались разными конкурентными путями, так и в структурном гороскопе на пути к раскрытию загадки векторного кольца использовались два пути. Первый путь прямой – поиск симметрии в самом кольце. Этот путь привел в конечном счете к открытию векторной радуги. Второй путь – это попытка разобраться в смысле вытягиваний, нарушающих симметрию всех прямых структур и тем самым искривляющих всё знаковое пространство.

Наш мир парадоксален и лишен причинности. Вихревое векторное кольцо возможно лишь в деформированном мире. Деформированный мир возникает под воздействием векторного кольца. Где тут причина и где следствие? Впрочем, всё это философия, займемся лучше реальностью знаков.

Реальность же такова, что векторное кольцо энергетически перевешивает любое другое взаимодействие. Любой знак готов идти навстречу своему векторному собрату. Однако если векторные собратья тянут в разные стороны, то знак остается на своем месте. Совсем другое дело, если знаки тянут в одну сторону, тогда происходит сдвиг. Разобраться в смысле таких сдвигов – значит разобраться в смысле векторного кольца.

Начнем планомерное описание всех вытягиваний с наиболее понятных. Волевой знак Собаки находится в векторном окружении двух логиков – Петуха и Быка. Таким образом Собака вытянута из волевой стихии в логическую, то есть в боевую. Данное, казалось бы, чисто теоретическое положение находит мощнейшее подтверждение в жизни. Мужчины Собаки – значительно более слабые политики, чем Тигр и Лошадь, фигур такого масштаба, как Август Октавиан, Карл Великий, Рузвельт, Ленин (все – Лошади) или Ярослав Мудрый, Акбар, Людовик ХIV, де Голль, Сунь Ятсен (все – Тигры), у Собак нет. Проигрывают Собаки и количественно, не составляя большинства в сильнейших властных командах. Собака, в общем-то не претендует даже на третье место в списке великих политиков, пропуская вперед Крысу, Змею, да, пожалуй, и Кабана.

Правда, Собака берет реванш в смешанной политико-интеллектуальной сфере новаторства, особенно в музыке, религии и кино.

Одновременно Собака гораздо лучше Лошади и Тигра чувствует себя в сфере полководческого искусства. Кроме того, Собака куда храбрее и отчаяннее, чем Тигр и Лошадь, что доказывает её приближенность к логической боевой стихии (Петух, Бык, Змея), давшей большинство великих полководцев.

Похожим образом обстоят дела с Быком. Он хоть и логик (читай – боевик), но имеет двух векторных волевых соседей (Тигр и Собака), что неизбежно вытягивает его в сферу воли. Быки остаются сильными полководцами, но значительно уступают на поле боя Петуху и Змее. Бык повисает между военной и политической стихиями, пытаясь слить их воедино. Не случайно именно Бык дал длинный ряд политиков-полководцев, создававших целиком военизированные государства. Среди них Александр Македонский, Наполеон, Гитлер, Саддам Хусейн.

Таким образом происходит если не рокировка, то значительное сближение таких знаков, как Собака и Бык. Указанное сближение доказывают и женские знаки. В тройке сильнейших знаков женской власти (Петух, Змея, Бык) именно Бык – слабейшее звено, проблемы те же – тяготение к боевым, а не политическим методам. Одновременно в слабейшей политической группе логиков (Собака, Тигр, Лошадь) именно у Собак не так уж безнадежна политическая карьера (например, Голда Меир). А вот интеллектуальная мощь женщин Собак за счет векторного вытягивания ослабевает, если сравнивать с достижениями Тигров и Лошадей.

Тигр, имея в векторных соседях Козу и Быка, вытянут в ортодоксальность. Означает это, что в отличие от других закрытых знаков (Обезьяна, Змея, Кабан) Тигр не лишен остатков морали, вполне склонен к морализаторству, гораздо более консервативен и религиозен, чем другие закрытые знаки.

Коза, являясь ортодоксальным знаком, движется в обратном направлении, то есть в сторону закрытости, поскольку векторные соседи Козы – Змея и Тигр – именно закрытые знаки. В действительности Коза – плохой ортодокс, меньше, чем у других ортодоксов, её вклад в поэзию, в религию, меньше моральных проповедей. С другой стороны, многое указывает на её особенную близость к эстетским поискам закрытых знаков, особенно в живописи.

Змея формально никуда не вытянута, ибо её векторные соседи – Коза и Обезьяна – не объединены ни в одной из групп симметрии. С определенной натяжкой можно сказать, что Змея вытянута в детство, поскольку оба её соседа – детские знаки. Действительно, именно в возрасте Змеи иммунная система людей напоминает иммунную систему ребенка, но это можно объяснить и без векторных вытягиваний.

А вот меланхоличная Обезьяна при помощи своих холерических соседей – Крысы и Змеи вытянута в сторону драматического темперамента. Так начинает работать энергетическая структура. Как проверить данный поворот? Есть несколько путей. Например, прочное второе место Обезьяны в мировой драматургии (Чехов, Шварц) объясняется не только мистицизмом Обезьяны, но и её драматическим талантом. Выдает драматическую составлявшую темперамента и четвертое место по самоубийствам после трех драматических знаков (Крыса, 3мея, Коза).

Крыса подключает к круговерти вытягиваний структуру судьбы. Ее соседи – Обезьяна и Лошадь – знаки самостоятельные, что предполагает противоположность фатальности Крысы. Однако противоположности иногда сходятся. Данное явление легко объяснить с помощью возрастной шкалы, на которой Крыса занимает возраст от 17 до 24 лет, когда немыслимо надеяться на судьбу, на рок, надо всё же шевелиться. А может быть, сочетание мистики и фатализма в одной посуде, да ещё при гнилой энергетике – это слишком много, и Крысы решили подбавить суеты.

У Лошади совсем другая история. При её политическом гении излишний гуманизм мог бы ослабить волю и нарушить её силу. Векторное вытягивание выступает корректировщиком, продвигая Лошадь в сторону мужественных знаков. Помогают Лошади усилить иммунитет Крыса и Кабан.

Сам же Кабан в точности копирует ситуацию с Крысой. Как и Крыса, Кабан вытянут в самостоятельность, самодеятельность. Виной этому его векторные друзья Лошадь и Дракон. Оправдание возрастное налицо, Кабан – следующий за Крысой знак в возрастной шкале. Можно расценивать это вытягивание как некоторое ограничение пионерства, столь уместного для детских знаков (Петух, Коза), но нежелательного (в больших масштабах) для знака достаточно взрослого.

Дракон возвращает нас в идеологическую структуру. Именно в ней тождественны его векторные соседи Кот и Кабан. Небольшая поправка объясняет энциклопедизм Дракона, его сыщицкий талант, его политические провалы…

Кот, подобно Обезьяне, корректирует энергетическую структуру. Но если меланхоличную Обезьяну тянет к драматическим знакам, то меланхоличного Кота тянет к космическим оптимистам (Петух, Дракон). Так фактически растаскивается тройка меланхоликов. Получается, что единственным чистым меланхоликом остается Собака. Данную поправку легче всего проверить по книгам и фильмам Котов, действительно чрезмерно меланхоличными их не назовешь и налета философски отстраненного космического оптимизма там хоть отбавляй. Достаточно вспомнить концовку «Мастера и Маргариты» Булгакова (Кот).

А вот Петух идет в обратном направлении: благодаря меланхолизму Кота и Собаки он сам становится слегка меланхоличен.

В результате мы имеем следующую статистику. Идеологическую структуру корректируют три знака: Собака, Бык, Дракон. Структуру судьбы также корректируют три знака: Крыса, Кабан и тот же Бык. Энергетическую структуру корректирует Кот, Петух, Обезьяна. Социальная структура, откорректирована Тигром и Козой. Психологическая структура не по нраву лишь одному знаку – Лошади. Наконец, Змея довольна всем и ничего не корректирует.

Дурдом какой-то получился. Ортодоксы корректируют идеологическую структуру, знаки мужества корректируют структуру судьбы, меланхолики корректируют энергетическую структуру. Почему?.. Вопросы, вопросы…

Подойдем с другой стороны, поищем особенные пары, пары более близкие, чем все остальные. Такими парами являются пары Собаки и Быка, сблизившие своим примером логику и волю; Козы и Тигра, попытавшихся стереть грань между закрытостью и ортодоксальностью; наконец Петух и Кот, сблизившие темпераменты космического оптимизма и скептической меланхолии. И вновь приходится ставить многоточие…

Пока, как видим, этот путь не помогает подойти к выводу векторного кольца, хотя отметим, что именно контроль за вытягиваниями помог вычислить и открыть две прямые структуры – энергетическую и структуру судьбы. Так векторное кольцо своим теневым воздействием помогает работе в светлой половине структурного гороскопа.

 

Векторные годы

 

В то время как векторное кольцо в своем классическом проявлении процветало, объясняя гражданам аномалии векторных браков, векторной дружбы, векторной политики, другая область структурного гороскопа влачила жалкое существование. Меж тем речь идет об одной из самых прибыльных и попсовых тем любого гороскопа – о предсказании личной судьбы для граждан.

Векторное кольцо и тут оказало неоценимую помощь, внеся в вялое течение прогностики жесткость и силу. Векторный прогноз, однако, важен лишь для интенсивно живущих людей, у вяложивущих обывателей векторные года не многим отличаются от прочих.

Наверняка идея векторного взаимодействия человека и времени возникла в 1993 году – году Петуха, уникально продуктивном для структурного гороскопа, подарившем множество идей, вытащивших новую систему из тупика односторонности. Однако первая публикация относится к февралю 1994 года («Зазеркалье» № 14 – «Нелегко Быку в год Собаки»). Увы, креме многозначительного названия нет почти ничего. Всё, что связано с векторным ударом, называется почему-то четвертым методом прогнозирования.

Четвертый метод прогнозирования пока ещё не очень обкатан и больше похож на гадание по векторному кольцу. У года Собаки хозяева все Петухи, а слуги все Быки. Петуху надо не терять головы, сохранять бдительность, не зарываться. Быку хуже – ему вообще нельзя поднимать голову, что высокопоставленным Быкам не позволит их положение, а потому неприятности так или иначе грозят им и руководимым ими институтам. Из достаточно известных ладей стоит упомянуть Олега Сосковца, Анатолия Собчака, Виктора Геращенко. За рубежом наиболее заметным Быком является Саддам Хусейн, но его проблемы нас мало волнуют.

Такой вот был четвертый метод в конце 1993 года. А пока идет проверка мощности прогноза, отвлечемся НА личные воспоминания. Дело в том, что моя личная жизнь складывалась так, что именно в годы Крысы я попадал в какие-то совершенно жуткие тупики. Что было в 1960 году, я уже и не помню, мне было всего 6 лет. А вот 1972 год я помню прекрасно – подобного потрясения в моей жизни ещё не было. Посвятив 1969, 1970, 1971 годы мощному прорыву через олимпиады и Академгородок в МГУ, я не мог не расслабиться, сдав первую сессию. Накладывалось на это и неизбежное желание параллельно с учебой освоить ещё и мир, доселе неведомый мне, – мир дружбы, любви, свободного интеллектуального поиска. Всё это так, но в событиях 1972 года был какой-то явный перехлест. Просидев весь первый семестр в читалках (осень 1971 года), всю первую половину 1972 года я валял дурака и чудом сдал вторую (летнюю) сессию. Решив по итогам 1971 года, что я уже состоялся как самостоятельный и ответственный человек, в 1972 году я буквально рухнул в грязь лицом, в какой-то момент полностью утратив уважение к себе.

Сдав с третьей попытки матанализ, я рыдал на какой-то мусорной свалке, заливаясь слезами, давал какие-то жуткие смертельные клятвы. В дальнейшем до конца года ничего особенного не происходило, конец года был скорее романтическим. Первый стройотряд, первый студенческий колхоз, первая девичья грудь, посиделки с историчками в темной комнате.

В любом случае именно 1972 год полностью перевернул мое восприятие мира, сделал из меня совсем другого человека, переведя меня, кстати, из пятого возраста в шестой. Теперь я уже не ставил на первое место научную карьеру. Я хотел любви, во всех смыслах этого обширного слова, я жаждал истины, выходящей за рамки каких бы то ни было программ.

Потом была череда лет в той или иной степени памятных и даже ошарашивающих, но не было ни одного поворота в жизни, который не был бы предсказуем, желаем, ожидаем. Стратегический план не менялся: я должен был жить в Москве, Москва давала ключи от всех остальных проблем – любовь, наука, запрещенная культура, диссидентствующие интеллектуалы и т.д. Неуклюже, мучительно, с большими потерями, но я осуществил в 1982 – 1983 годах свой план: я жил в Москве, писал роман, любил и был любим, жизнь била ключом, я крутился сразу в нескольких развеселых компаниях, пристроился к бригаде шабашников (тогда это входило во всеобщий план жизни, инженерской зарплаты не хватало).

То, что произошло в 1984 году, было абсолютно нелогично, катастрофично и незаслуженно. Непостижимо с обыденной точки зрения, как мгновенно разрушается то, что с таким трудом создавалось предыдущие долгие годы. 1984 год разрушил все мои планы на обретение своей жилплощади, меня выгнали как грязную, надоедливую псину. Что-то жуткое происходило со здоровьем, причем не только физическим, у меня сдали нервы. С самого начала 1984 года наше легкое интеллектуальное гуляние приняло форму непрерывного загула. В довершение всего меня выгнали из шабашки, причем это было настолько безосновательно и несправедливо, что впору хоть волком выть. С большим трудом я устроился собирать яблоки в Фастове. Однако ситуацию эта халтура не улучшила. Кошмар 1984 года кончился в середине января. Таким образом я был хорошо подготовлен к идее особенности векторных годов.

Почему идея векторного взаимодействия человека и времени возникла в конце 1993 года? Как мне помнится, толкнули к этому два события. Первое – это теннисное соревнование двух американских Собак – Курье и Агасси. Второй почти весь год отсутствовал, но к концу года воспрял, а Курье, напротив, весь год надрывался, а под конец сломался. Второе событие – это выборы в Государственную Думу после разгона парламента, когда победу одерживает Жириновский, и надо было как-то объяснить этот казус.

В любом случае, всё, что связано с векторным кольцом, лишено однозначности. Мало было открыть явление векторного года и продекларировать возможность взаимодействия человека с текущим временем, надо было как-то объяснить это явление. Самое простое – это совет слуге: сиди и не высовывайся. Но, думается, не всё так просто. И я весь год не публикуюсь. Лишь в конце 1993 года в «Зазеркалье» № 24 выходит статья «Векторный удар».

 

Векторный удар

 

Изначальное размышление, объясняющее этот новый термин, исходит из того, что люди, хоть и не коровы, но тоже нуждаются в окриках и даже ударах. Как иначе заставить человека оборвать непрерывную цепь заунывных событий? Как заставить человека перейти на новый уровень жизни? Как оторвать его от удачно найденной кормушки? Впрочем, пора оставить риторические вопросы и обратиться к тексту исторической статьи:

«Длительное время казалось, что год векторного хозяина – это год неких дьявольских искушений, поддавшись которым, человек обрекает себя на неизбежные неприятности. Именно на основании такого предположения уже несколько лет публикуются знаковые прогнозы. Надо сказать, что в целом векторные прогнозы оправдались. Не везло в год Обезьяны (1992) Крысам (Буш, Хонеккер, Гавриил Попов), не везло в год Петуха (1993) Собакам… Теннисист Курье начал год Петуха первой ракеткой мира, начал уверенно, участвовал во всех турнирах, «Зазеркалья» он не читал, а то бы поостерегся, потому что получил несколько сокрушительных ударов, от которых он не пришел в себя до сих пор. А вот другие Собаки попрятались в тот год и сейчас переживают второе рождение (особенно Агасси).

Безрассуднее всех вел себя в тот год Майкл Джексон (Собака): он вышел на пик популярности и организовал всемирное турне, а надо было прятаться в глухой тайге, в какой-нибудь лесной избушке. Только спрячешься ли от судьбы? Вот и стало его к концу года молотить: то болезни, то судебные иски – еле жив остался. Примерно в том же духе неприятности были у Клинтона (Собака) – спрятаться ему было некуда, и последствия векторного удара сломали столь прекрасно начатую карьеру. Ну и, наконец, как было предсказано («Нелегко Быку в год Собаки»), в этом (1994) неприятности обрушились на активно действующих Быков. Более-менее отсиделись Собчак и Сосковец, хотя неприятностей и им хватало. Похуже были дела у тех, кто не отреагировал на предупреждение, – так Геращенко был отправлен в отставку, приняв на себя многие незаслуженные обвинения.

Интересный эпизод произошел в этом (1994) году с Маргарет Тэтчер (Бык). Во время выступления в Аргентине она внезапно потеряла сознание. Помнится, то же самое произошло с Бушем (Крыса) в год Обезьяны. Что это – мелкий векторный ударчик или предупреждение: остановись, не лезь на рожон?

Странные вещи происходят в этом (1994) году с Саддамом Хусейном, он явно заметался: то какие-то странные маневры, то неожиданное признание Кувейта…

Можно оставить современность и опуститься вглубь веков. Смертельный удар нанес Павлу I (Собака) 1801 год (год Петуха), а Николаю Гумилёву (Собака) – 1921 год. Не пережил года Крысы Ленин (Лошадь), а года Дракона – Троцкий (Кот). Однако все эти факты ничего не доказывают. Умирают люди в любые годы, также как и благополучно проживают годы векторного удара. Дело в другом – в понимании смысла векторного удара.

Собственно, представление о векторном годе как о черном, неудачном, скорее подошло бы языческой астрологии с её фатализмом и выжидательной философией. Мол, пережди, пересиди плохой год, а там, глядишь, и хороший подойдет. Нет, друзья мои, что-то тут не так! Посудите сами. Кто-то после векторного удара окончательно сникает и скатывается на дно, а кто-то, наоборот, с удвоенной силой рвется вверх. Самые головокружительные карьеры начинались на следующий год после векторного удара, а стало быть, исток этих карьер был в самом векторном ударе.

По новой концепции год векторного удара правильнее было бы считать неким чистилищем, когда под действием внешних неприятностей идет очищение, снятие (или неснятие) прошлых грехов. Тут же масса дьявольских искушений, а одновременно зарождение будущих свершений, и всё это в вихревой мистической форме. Короче говоря, раз в двенадцать лет под действием векторного удара человек выворачивается наизнанку и начинает новый период своей жизни.

Такая вроде бы незначительная поправка, к теории дает новый метод в исследованиях биографий, а также значительно уточненный метод прогнозирования. Скажем, творческую биографию Льва Толстого можно разбить на периоды по двенадцать лет: первый – от 20 до 32 лет («Детство», «Отрочество», «Юность»), второй – от 32 до 44 («Война и мир»), третий – от 44 до 56 («Анна Каренина»), четвертый – от 56 до 68 лет (1884-1896 гг. – мощнейший перелом в жизни страны), ну и, наконец, пятый период – от 68 до 80 лет (заключительный). Переродиться к новой творческой жизни после последнего векторного удара (1908 год) Толстой уже был не в состоянии.

Казалось бы, новый метод периодизации жизни вступает в некоторое противоречие с возрастной теорией. На деле же выходит, что для большинства знаков (Лошадь, Петух, Дракон, Коза, Кабан, Крыса) векторная периодизация практически совпадает с возрастной. Хуже обстоит дело у Тигров, Собак, Котов, Змей – у них векторные и возрастные фазы расходятся. Ну так у этих знаков и раньше фиксировались довольно мощные нелады с возрастами, особенно грешили ранними карьерами Собаки и Змеи.





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-25; Просмотров: 249; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2019 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.029 с.) Главная | Обратная связь