Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Подлежат ли квалификации по ч. 2 ст. 12.27 КоАП действия водителя, оставившего место дорожно-транспортного происшествия, в результате которого никто не пострадал?




 

Согласно п. 1.2 Правил дорожного движения под дорожно-транспортным происшествием понимается событие, возникшее в процессе движения по дороге транспортного средства и с его участием, при котором погибли или ранены люди, повреждены транспортные средства, сооружения, грузы либо причинен иной материальный ущерб.

Часть 2 ст. 12.27 КоАП устанавливает административную ответственность за несоблюдение водителем транспортного средства требования п. 2.5 Правил дорожного движения в случае оставления места дорожно-транспортного происшествия, а ч. 1 - за невыполнение водителем иных обязанностей, возложенных на него Правилами дорожного движения в связи с дорожно-транспортным происшествием, в том числе за нарушение п. 2.6 и п. 2.6.1 Правил дорожного движения, разрешающих покинуть место происшествия, если нет пострадавших и разногласий между его участниками в оценке обстоятельств произошедшего, но обязывающих оформить происшествие - либо на ближайшем посту дорожно-патрульной службы (п. 2.6), либо, в соответствии с Правилами обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 07.05.2003 N 263, без участия сотрудников полиции (п. 2.6.1).

Тем самым законодатель дифференцирует административную ответственность не выполнившего свои обязанности водителя в зависимости от того, пытался ли он скрыться с места происшествия вопреки законным интересам других участников дорожного движения и в целях избежать привлечения к юридической ответственности (ч. 2 ст. 12.27 КоАП) или же лишь осложнил процедуру оформления дорожно-транспортного происшествия (ч. 1 ст. 12.27 КоАП) <1>.

--------------------------------

<1> Правомерность такого подхода подтверждена в Определении Конституционного Суда РФ от 07.12.2010 N 1702-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Криводанова Олега Александровича на нарушение его конституционных прав частью 2 статьи 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и положением пункта 2.5 Правил дорожного движения Российской Федерации".

 

Подлежат ли квалификации по нормам ст. 12.27 КоАП действия водителя, выразившиеся в невыполнении обязанностей в связи с дорожно-транспортным происшествием, повлекшим причинение вреда только указанному водителю?

 

Невыполнение водителем обязанностей, порождаемых фактом дорожно-транспортного происшествия, участником которого он являлся, подлежит квалификации по ч. 1 или ч. 2 ст. 12.27 КоАП независимо от того, причинен ли в результате его совершения материальный ущерб или вред здоровью самому водителю либо иным участникам дорожного движения.

Обоснование данного вывода см. в ответе на предыдущий вопрос.

 

Подлежат ли квалификации по ч. 2 ст. 12.27 КоАП действия водителя, выразившиеся в оставлении места дорожно-транспортного происшествия с целью установления данных об автомашине, водитель которой нарушил Правила дорожного движения и с места происшествия скрылся?

 

Согласно п. 2.5 Правил дорожного движения при дорожно-транспортном происшествии водитель, причастный к нему, обязан:

- немедленно остановить (не трогать с места) транспортное средство;

- включить аварийную световую сигнализацию и выставить знак аварийной остановки в соответствии с требованиями п. 7.2 Правил;

- не перемещать предметы, имеющие отношение к происшествию; принять меры для оказания первой помощи пострадавшим;

- вызвать "Скорую медицинскую помощь", а в экстренных случаях отправить пострадавших на попутном, а если это невозможно, доставить на своем транспортном средстве в ближайшее лечебное учреждение;

- сообщить свою фамилию, регистрационный знак транспортного средства (с предъявлением документа, удостоверяющего личность, или водительского удостоверения и регистрационного документа на транспортное средство) и возвратиться к месту происшествия;

- освободить проезжую часть, если движение других транспортных средств невозможно.

При необходимости освобождения проезжей части или доставки пострадавших на своем транспортном средстве в лечебное учреждение предварительно зафиксировать в присутствии свидетелей положение транспортного средства, следы и предметы, относящиеся к происшествию, и принять все возможные меры к их сохранению и организации объезда места происшествия; сообщить о случившемся в милицию, записать фамилии и адреса очевидцев и ожидать прибытия сотрудников полиции.



Несоблюдение водителем транспортного средства требований данного пункта Правил в случае оставления места дорожно-транспортного происшествия подлежит квалификации по ч. 2 ст. 12.27 КоАП, а в иных случаях - по ч. 1 указанной статьи. При этом ни КоАП, ни Правила дорожного движения не содержат норм, разрешающих водителю покинуть место происшествия в целях установления сведений об автомашине, водитель которой нарушил Правила дорожного движения и с места происшествия скрылся.

Как следует из содержания п. п. 2.6, 2.6.1 Правил дорожного движения, такое возможно лишь в том случае, когда нет пострадавших и разногласий между участниками в оценке обстоятельств произошедшего при условии последующего оформления происшествия на ближайшем посту дорожно-патрульной службы (п. 2.6) либо в соответствии с Правилами обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, без участия сотрудников милиции (п. 2.6.1). Установление же личности водителя, скрывшегося с места дорожно-транспортного происшествия, и розыск его автомашины возлагается на должностных лиц органов ГИБДД, уполномоченных осуществлять производство по данным делам. Обобщив сказанное, можно сделать вывод о том, что действия водителя, причастного к дорожно-транспортному происшествию и оставившего место дорожно-транспортного происшествия, следует квалифицировать по ч. 2 ст. 12.27 КоАП независимо от мотивов и целей совершения указанных действий.

 

Могут ли быть квалифицированы по совокупности ч. 2 и ч. 3 ст. 12.27 КоАП действия водителя, выразившиеся в невыполнении требования Правил дорожного движения о запрещении употреблять алкогольные напитки, наркотические или психотропные вещества после дорожно-транспортного происшествия, с места совершения которого он скрылся?

 

Решение вопроса о квалификации указанных действий лица сводится к проблеме соотношения административных правонарушений, предусмотренных ч. 2 и ч. 3 ст. 12.27 КоАП. Часть 2 ст. 12.27 КоАП устанавливает административную ответственность за оставление водителем места дорожно-транспортного происшествия в нарушение требования п. 2.5 Правил дорожного движения, а ч. 3 - за невыполнение водителем требования п. 2.7 Правил о запрещении употреблять алкогольные напитки, наркотические, психотропные или иные одурманивающие вещества после дорожно-транспортного происшествия, к которому он причастен, либо после того, как транспортное средство было остановлено по требованию сотрудника полиции, до проведения освидетельствования с целью установления состояния опьянения или до принятия решения об освобождении от проведения такого освидетельствования.

Как следует из содержания п. 2.7 Правил дорожного движения во взаимосвязи с ч. 1.1 ст. 27.12 КоАП, определяющей основания и порядок освидетельствования водителей транспортных средств на состояние опьянения, требование сотрудника полиции о проведении освидетельствования в целях установления состояния опьянения, а также принятие решения об освобождении от проведения такого освидетельствования может иметь место только после дорожно-транспортного происшествия или остановки транспортного средства, если есть основания полагать, что водитель находится в состоянии опьянения.

При этом факт управления транспортным средством лицом, находящимся в состоянии опьянения, а также факт употребления водителем алкогольных напитков непосредственно после дорожно-транспортного происшествия может быть установлен не только до того, как водитель скрылся с места дорожно-транспортного происшествия, но и после того, как он покинул место ДТП.

Анализ вышеназванных норм позволяет сделать вывод о том, что в случае употребления водителем спиртных напитков непосредственно после дорожно-транспортного происшествия и до оставления им места происшествия его действия подлежат квалификации по ч. 3 ст. 12.27 КоАП РФ, а в случае оставления водителем места дорожно-транспортного происшествия и последующего употребления спиртных напитков образуют реальную совокупность правонарушений, предусмотренных ч. ч. 2 и 3 ст. 12.27 КоАП РФ.

В то же время при наличии доказательств, свидетельствующих о том, что на момент совершения дорожно-транспортного происшествия водитель, управлявший транспортным средством, находился в состоянии опьянения, его действия подлежат квалификации по совокупности ч. 1 ст. 12.8 и ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ. Хотя здесь следует отметить, что если водитель не был задержан сотрудником органа ГИБДД в момент управления транспортным средством, то доказать наличие в его действиях состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, крайне сложно.

 

Образуют ли состав административного правонарушения, предусмотренный ч. 1 ст. 19.3 КоАП, действия лица, выразившиеся в невыполнении требования сотрудника органа ГИБДД об устранении обстоятельств, послуживших основанием для привлечения указанного лица к административной ответственности по нормам гл. 12 КоАП? Например, можно ли квалифицировать по ч. 1 ст. 19.3 КоАП невыполнение водителем требования инспектора ДПС о снятии с передних боковых стекол пленок, ограничивающих обзорность с места водителя, если за управление транспортным средством с таким покрытием он уже был оштрафован по ч. 3.1 ст. 12.5 КоАП?

 

Права и обязанности полиции, необходимые для выполнения поставленных перед ней задач в сфере обеспечения безопасности дорожного движения, предусмотрены Федеральным законом от 07.02.2011 N 3-ФЗ "О полиции". Так, в п. 11 ч. 1 ст. 12 названного Закона закреплена обязанность полиции пресекать административные правонарушения, а в п. 1 ч. 1 ст. 13 - право полиции требовать от граждан прекращения противоправных действий. Данным положениям Закона корреспондируют нормы Административного регламента, в котором установлено, что при осуществлении контроля за дорожным движением сотрудниками Госавтоинспекции, уполномоченными составлять протоколы об административных правонарушениях в области дорожного движения, принимаются меры к выявлению и пресечению нарушений Правил дорожного движения участниками дорожного движения (п. п. 4, 45), а в случае неповиновения их законному распоряжению или требованию либо воспрепятствования исполнению ими служебных обязанностей возбуждается дело об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 19.3 КоАП.

Исходя из системного толкования указанных норм можно сделать вывод о том, что требование сотрудника ГИБДД об устранении нарушений в области дорожного движения, в том числе неисправностей и условий, при наличии которых эксплуатация транспортных средств запрещена, является законным. Следовательно, отказ от исполнения данного требования подлежит квалификации по ч. 1 ст. 19.3 КоАП. При этом не имеет правового значения тот факт, привлекался ли правонарушитель ранее к административной ответственности по гл. 12 КоАП за невыполнение обязанности, послужившей основанием для предъявления ему соответствующего требования. Более того, если после вступления в законную силу постановления о назначении административного наказания по той или иной статье (части статьи) гл. 12 КоАП допущенное нарушение не будет устранено, правонарушитель может быть вновь привлечен к административной ответственности за его совершение, так как согласно ч. 4 ст. 4.1 КоАП назначение административного наказания не освобождает лицо от исполнения обязанности, за неисполнение которой административное наказание было назначено.

Таким образом, если водитель был оштрафован по ч. 3.1 ст. 12.5 КоАП за управление транспортным средством с тонированными стеклами, степень светопропускания которых не соответствует Техническому регламенту о безопасности колесных транспортных средств, то в случае невыполнения требования сотрудника ГИБДД об устранении обстоятельств, послуживших основанием для совершения данного правонарушения, он может быть привлечен к административной ответственности по ч. 1 ст. 19.3 КоАП, а после вступления в силу постановления о назначении наказания по ч. 3.1 ст. 12.5 КоАП - вновь оштрафован по указанной статье Кодекса. Нужно только подтвердить факт обнаружения данного правонарушения, составив об этом новый протокол.

В качестве примера приведем Постановление Верховного Суда РФ от 11.01.2010 по делу N 12-АД09-3.

 

Первый заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации Серков П.П., рассмотрев жалобу Г. на постановление мирового судьи судебного участка N 1 г. Волжска Республики Марий Эл от 17 июня 2009 г., решение судьи Волжского городского суда Республики Марий Эл от 1 июля 2009 г. и Постановление заместителя председателя Верховного суда Республики Марий Эл от 14 августа 2009 г., вынесенных в отношении Г. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 19.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 1 г. Волжска Республики Марий Эл от 17 июня 2009 г., оставленным без изменения решением судьи Волжского городского суда Республики Марий Эл от 1 июля 2009 г., Г. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 19.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и подвергнут административному наказанию в виде административного штрафа в размере 500 рублей.

Постановлением заместителя председателя Верховного суда Республики Марий Эл от 14 августа 2009 г. жалоба Г. на указанные судебные постановления оставлена без удовлетворения.

В жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, Г. просит об отмене Постановления мирового судьи судебного участка N 1 г. Волжска Республики Марий Эл от 17 июня 2009 г., решения судьи Волжского городского суда Республики Марий Эл от 1 июля 2009 г. и Постановления заместителя председателя Верховного суда Республики Марий Эл от 14 августа 2009 г., ссылаясь на отсутствие в его действиях состава административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 19.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Изучив материалы дела об административном правонарушении, доводы жалобы Г., оснований для удовлетворения указанной жалобы не нахожу в связи со следующими обстоятельствами.

Из материалов дела усматривается, что 13 мая 2009 г. Г. совершил административное правонарушение, предусмотренное частью 1 статьи 12.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, а именно в нарушение пункта 7.3 Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств, Г. управлял транспортным средством, на передних боковых стеклах которого было нанесено покрытие, ограничивающее обзорность с места водителя.

Милиция в соответствии с поставленными перед ней задачами обязана пресекать административные правонарушения (пункт 1 статьи 10 Закона Российской Федерации от 18 апреля 1991 г. N 1026-1 "О милиции").

В соответствии с пунктом 1 статьи 11 указанного Закона милиции для выполнения возложенных на нее обязанностей предоставляется право требовать от граждан прекращения административного правонарушения.

Сотрудник ДПС при несении службы обязан предотвращать и пресекать административные правонарушения, выяснять причины и обстоятельства, способствующие их совершению, в пределах своих прав принимать к нарушителям меры административного воздействия (пункт 6.1.5 Наставления по работе Дорожно-патрульной службы Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации - приложение к Приказу МВД России от 20 апреля 1999 г. N 297, действующего на момент совершения Г. административного правонарушения.

13 мая 2009 г. Г. не выполнил законное требование сотрудника милиции об устранении обстоятельств, послуживших совершению административного правонарушения, - не удалил покрытие с передних боковых стекол транспортного средства, ограничивающее обзорность с места водителя.

Административная ответственность за неповиновение законному распоряжению или требованию сотрудника милиции в связи с исполнением им обязанностей по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, а равно воспрепятствование исполнению им служебных обязанностей установлена частью 1 статьи 19.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Факт совершения Г. административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 19.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях подтверждается: протоколом об административном правонарушении (л.д. 1); требованием об устранении обстоятельств, послуживших совершению административного правонарушения (л.д. 2); актом технического осмотра транспортного средства (л.д. 3); фотографиями (л.д. 5).

Собранные по данному делу об административном правонарушении доказательства были оценены в совокупности с другими материалами дела об административном правонарушении в соответствии с требованиями статьи 26.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

При таких обстоятельствах действия Г. были правильно квалифицированы по части 1 статьи 19.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Постановление о привлечении Г. к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 19.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, вынесено мировым судьей в пределах двухмесячного срока давности привлечения к административной ответственности, установленного частью 1 статьи 4.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях для данной категории дел.

Административное наказание назначено Г. в пределах, установленных санкцией части 1 статьи 19.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 30.13 и 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 1 г. Волжска Республики Марий Эл от 17 июня 2009 г., решение судьи Волжского городского суда Республики Марий Эл от 1 июля 2009 г. и Постановление заместителя председателя Верховного суда Республики Марий Эл от 14 августа 2009 г., вынесенные в отношении Г. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 19.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, оставить без изменения, жалобу Г. - без удовлетворения.

 

Первый заместитель

Председателя Верховного Суда РФ

П.П.Серков

 

Можно ли привлечь к административной ответственности в области дорожного движения юридическое лицо, являющееся собственником транспортного средства, на котором было совершено административное правонарушение, выявленное и зафиксированное работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи?

 

В соответствии с ч. 1 ст. 2.6.1 КоАП в случае фиксации административных правонарушений в области дорожного движения работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи к ответственности может быть привлечен собственник (владелец) транспортного средства. Согласно ст. 213 ГК РФ транспортные средства могут находиться в собственности как физических, так и юридических лиц. Таким образом, юридическое лицо может выступать субъектом административного правонарушения в области дорожного движения, предусмотренного гл. 12 КоАП. Специальные разъяснения на этот счет были даны в Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ за I квартал 2010 г. <1> и ныне отражены в п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.10.2006 N 18 (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 09.02.2012 N 2).

--------------------------------

<1> БВС РФ. 2010. N 9.

 

Подлежит ли административной ответственности по ст. 12.34 КоАП должностное лицо организации, осуществляющей ремонт и эксплуатацию участка автомобильной дороги общего пользования по договору с предприятием или учреждением, за которыми этот участок закреплен на праве хозяйственного ведения или оперативного управления?

 

Согласно ст. 12.34 КоАП несоблюдение требований по обеспечению безопасности дорожного движения при ремонте и содержании дорог, железнодорожных переездов или других дорожных сооружений либо непринятие мер по своевременному устранению помех в дорожном движении, запрещению или ограничению дорожного движения на отдельных участках дорог в случае, если пользование такими участками угрожает безопасности дорожного движения, влечет наложение административного штрафа на должностных лиц, ответственных за состояние дорог, железнодорожных переездов или других дорожных сооружений, в размере от 2 тыс. до 3 тыс. руб., на юридических лиц - 300 тыс. руб.

Согласно ч. 1 ст. 12 Федерального закона от 10.12.1995 N 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения" ремонт и содержание дорог на территории Российской Федерации должны обеспечивать безопасность дорожного движения. Соответствие состояния дорог правилам, стандартам, техническим нормам и другим нормативным документам, относящимся к обеспечению безопасности дорожного движения, удостоверяется актами контрольных осмотров либо обследований дорог, проводимых с участием соответствующих органов исполнительной власти. При этом в ч. 2 указанной статьи установлено, что обязанность по обеспечению соответствия состояния дорог при их содержании установленным правилам, стандартам, техническим нормам и другим нормативным документам возлагается на лица, осуществляющие содержание автомобильных дорог. В п. 13 Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации предусмотрено, что должностные и иные лица, ответственные за состояние дорог, железнодорожных переездов и других дорожных сооружений, обязаны содержать дороги, железнодорожные переезды и другие дорожные сооружения в безопасном для движения состоянии в соответствии с требованиями стандартов, норм и правил.

Согласно ст. 294 ГК РФ государственное или муниципальное унитарное предприятие, которому имущество принадлежит на праве хозяйственного ведения, владеет, пользуется и распоряжается этим имуществом в пределах, определяемых в соответствии с настоящим Кодексом. Казенные предприятия и учреждения, за которыми имущество закреплено на праве оперативного управления, владеют, пользуются и распоряжаются этим имуществом в пределах, установленных законом, в соответствии с целями своей деятельности, заданиями собственника этого имущества и назначением этого имущества (ст. 296 ГК).

Как следует из содержания вышеназванных норм в их взаимосвязи, субъектами административного правонарушения, предусмотренного ст. 12.34 КоАП, являются:

- юридические лица, у которых соответствующие участки дорог находятся на балансе и закреплены за ними на праве хозяйственного ведения или оперативного управления и которые обязаны их содержать в соответствии с уставными целями своей деятельности;

- юридические лица, являющиеся балансодержателями соответствующих участков дорог, закрепленных за ними на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, для которых обязанность по их содержанию определена в уставе;

- должностные лица этих юридических лиц.

Организации, которые осуществляют строительство, реконструкцию, капитальный ремонт, ремонт и содержание автомобильных дорог на основании гражданско-правовых договоров с указанными юридическими лицами, а также должностные лица таких организаций не могут быть привлечены к административной ответственности по ст. 12.34 КоАП, так как данный вид юридической ответственности не применяется в рамках частноправовых отношений за невыполнение договорных обязательств. Поэтому аргументация должностных лиц организаций, за которыми участки автомобильных дорог закреплены на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, построенная на отсутствии их вины в ненадлежащем исполнении подрядной организацией обязанностей, предусмотренных заключенным с ней гражданско-правовым договором, несостоятельна и не может служить основанием для освобождения их от административного наказания.

 

Какой закон следует применять при решении вопроса об административной ответственности за длящееся правонарушение, если на момент его обнаружения норма статьи Особенной части КоАП была изменена по сравнению с нормой, действовавшей на момент начала его совершения? Подлежит ли административной ответственности лицо, противоправные действия которого начались до вступления в силу закона, устанавливающего ответственность за данное правонарушение, и продолжились после введения его в действие?

 

Согласно п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 N 5 длящимся является такое административное правонарушение (действие или бездействие), которое выражается в длительном непрекращающемся невыполнении или ненадлежащем выполнении обязанностей, возложенных на лицо законом, и прекращается вследствие действия самого виновного или наступления событий, препятствующих совершению правонарушения (например, вмешательство государственных органов). При этом днем обнаружения длящегося административного правонарушения считается день, когда должностное лицо, уполномоченное составлять протокол об административном правонарушении, выявило факт его совершения.

По общему правилу действия закона во времени, установленному в ч. 1 ст. 1.7 КоАП, лицо, совершившее административное правонарушение, подлежит ответственности на основании закона, действовавшего во время совершения административного правонарушения. При этом в ч. 2 указанной статьи закреплено, что закон, смягчающий или отменяющий административную ответственность за административное правонарушение либо иным образом улучшающий положение лица, совершившего административное правонарушение, имеет обратную силу, т.е. распространяется и на лицо, которое совершило административное правонарушение до вступления такого закона в силу и в отношении которого постановление о назначении административного наказания не исполнено. Закон, устанавливающий или отягчающий административную ответственность за административное правонарушение либо иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет.

Следовательно, если на момент обнаружения длящегося административного правонарушения либо в ходе производства по делу о таком правонарушении вступил в силу закон, установивший менее строгое наказание или иным образом улучшивший положение лица, привлекаемого к административной ответственности, по сравнению с законом, действовавшим на момент начала совершения данного правонарушения, то содеянное надлежит квалифицировать по новому закону.

Если же новый закон ухудшил положение лица, совершившего длящееся административное правонарушение, по сравнению с законом, действовавшим на момент начала его совершения, то содеянное необходимо квалифицировать по старому закону. Необходимо также учесть, что если противоправные действия (бездействие) лица начались до вступления в силу закона, устанавливающего ответственность за данное правонарушение, и продолжаются после введения этого закона в действие, то указанное лицо будет нести ответственность по новому закону. В то же время, если противоправные действия (бездействие) лица начались до вступления в силу закона, устанавливающего административную ответственность за данное правонарушение, и продолжаются после введения его в действие, то указанное лицо будет нести ответственность по новому закону.

 

Как следует применять положения ч. 2 ст. 1.7 КоАП об обратной силе закона на стадии пересмотра постановления о привлечении к административной ответственности, вынесенного в отношении лица, совершившего административное правонарушение до вступления такого закона в силу?

 

В соответствии с конституционным принципом об обратной силе закона, реализованным в ч. 2 ст. 1.7 КоАП, закон, смягчающий или отменяющий административную ответственность либо иным образом улучшающий положение лица, совершившего административное правонарушение, имеет обратную силу, т.е. распространяется и на лицо, которое совершило административное правонарушение до вступления такого закона в силу и в отношении которого постановление о назначении административного наказания не исполнено.

Следовательно, при рассмотрении дел об административных правонарушениях, совершенных до введения в действие нового закона, смягчающего административную ответственность, а также при рассмотрении жалоб на постановления по данным делам, не вступившие в законную силу, суды должны учитывать положения нового закона.

Однако при рассмотрении таких дел в порядке надзора положения нового закона подлежат применению лишь в том случае, если постановление о назначении административного наказания, вынесенное до вступления его в силу, еще не исполнено.

Проиллюстрируем сказанное на следующем примере.

Постановлением мирового судьи от 09.08.2010, оставленным в силе решением судьи районного суда от 06.09.2010, Т. был привлечен к административной ответственности по ч. 4 ст. 12.15 КоАП за нарушение требований дорожных знаков 5.5 "Дорога с односторонним движением" и 5.7.2 "Выезд на дорогу с односторонним движением", которое повлекло движение по дороге с односторонним движением во встречном направлении, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами на четыре месяца. Постановлением заместителя председателя Московского областного суда от 20.12.2010 N 4а-1813/10 постановление мирового судьи и решение судьи районного суда были изменены по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 3 ст. 12.16 КоАП в ред. Федерального закона N 175-ФЗ, действующей с 21 ноября 2010 г., движение во встречном направлении по дороге с односторонним движением влечет наложение административного штрафа в размере 5 тыс. руб. или лишение права управления транспортными средствами на срок от четырех до шести месяцев. Данная норма является специальной по отношению к норме ч. 4 ст. 12.15 КоАП и улучшает положение лица, привлекаемого к административной ответственности. При таких обстоятельствах и принимая во внимание, что на момент рассмотрения жалобы постановление о назначении административного наказания, вынесенное в отношении Т., не было исполнено, заместитель председателя областного суда переквалифицировал действия Т. с ч. 4 ст. 12.15 КоАП на ч. 3 ст. 12.16 КоАП.

Для сравнения приведем другой пример.

Постановлением мирового судьи от 19.10.2010, оставленным в силе решением судьи районного суда от 10.11.2010, Е. был привлечен к административной ответственности по ч. 4 ст. 12.15 КоАП за нарушение требований дорожного знака 5.5 "Дорога с односторонним движением", повлекшее движение по дороге с односторонним движением во встречном направлении, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на четыре месяца. Е. обратился с надзорной жалобой в Московский городской суд, в которой просил переквалифицировать его действия с ч. 4 ст. 12.15 КоАП на ч. 3 ст. 12.16 КоАП, вступившей в силу 21 ноября 2010 г. и предусматривающей менее строгое наказание за данное правонарушение.

Рассмотрев жалобу Е., заместитель председателя Московского городского суда исходил из того, что в данном случае положения ч. 2 ст. 1.7 КоАП об обратной силе закона не могут быть применены, поскольку решение по жалобе на постановление мирового судьи вынесено судьей районного суда до вступления в силу указанных изменений, а именно - 10 ноября 2010 года и в соответствии с ч. 3 ст. 31.1 КоАП вступило в законную силу немедленно, а постановление о назначении административного наказания уже исполнено. На этом основании был сделан вывод о том, что в силу ч. 1 ст. 1.7 КоАП Е. должен нести административную ответственность на основании закона, действовавшего во время совершения административного правонарушения, и его действия подлежат квалификации по ч. 4 ст. 12.15 КоАП. В связи с этим Постановлением Московского городского суда от 11.01.2011 по делу N 4а-3491/10 постановление мирового судьи и решение судьи районного суда были оставлены без изменения, а жалоба - без удовлетворения.

 

1.2. Административные наказания, применяемые

за правонарушения в области дорожного движения,

и правила их назначения

 





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:

  1. Cсрочный трудовой договор и сфера его действия.
  2. E) тело, размерами которого можно пренебречь в условиях данной задачи
  3. F1: Патологическая анатомия. Экзамен СТ.
  4. File D144.dat 11.05.16г. Kamov AZ. ст. гр. ЭНм-116
  5. G дара 50-й Генный Ключ видит совершенно новую реальность социального взаимодействия людей, «в настоящее время находящуюся на самой ранней стадии проявления в мире.
  6. I FIND A STRANGE LODGING PLACE (я нахожу странное место обитания)
  7. II. Место и сроки проведения
  8. II. МЕСТО И СРОКИ ПРОВЕДЕНИЯ
  9. II. Прочитайте предложения, перепишите их, выделив указательные местоимения. Переведите письменно предложения на русский язык.
  10. V. Досудебный (внесудебный) порядок обжалования решений и действий (бездействия) подразделения Госавтоинспекции и уполномоченных должностных лиц, предоставляющих государственную услугу
  11. XI. ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ОЦЕНКИ ВОЗДЕЙСТВИЯ НА ОКРУЖАЮЩУЮ СРЕДУ
  12. А – место введения ДСТ Б – дозировка




Последнее изменение этой страницы: 2016-05-30; Просмотров: 718; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2021 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.022 с.) Главная | Обратная связь