Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Понятие социальных законов: механизм их познания и реализации.




На людей ежедневно наваливается бешеный поток информации как снаружи, так и в результате ее переработки. Поскольку человек - существо социальное, то и его познавательная деятельность должна рассматриваться в социальном контексте.

Познавая социальное окружение, окружающий мир, индивид воспринимает, объясняет и воспроизводит различные социальные аспекты этого мира в своем мышлении. Поэтому процесс социального познания занимает чрезвычайно важное место в жизни человека, в его взаимодействии с другими людьми.

Активизация проблем социального познания в настоящее время направлена на исследование и выяснение таких характеристик этого сложного феномена:

  • каким образом люди формируют свои выводы, получая социальную информацию из окружающей среды;
  • почему люди обращают внимание на одни действия индивидов, игнорируя другие;
  • в чем заключается специфика социального познания, направленного на особенности восприятия и кодирования социальной информации;
  • с помощью, каких методов люди интегрируют информацию для того, чтобы иметь представление и сделать соответствующие выводы о социальном мире;
  • как происходит процесс получения знания о себе и других;
  • каковы инструменты, с помощью которых приобретается социальное знание;
  • каким образом люди накапливают и запоминают информацию о социальных событиях и других людях.

Анализируя психологические особенности социального познания, А. Андреева акцентирует внимание на том, что такой важный механизм познания, как категоризация, сам по себе содержит как предпосылку - идею стабильности, т.е. категории, возникают именно как фиксация определенных стабильных взаимосвязей в окружающей среде.

Поэтому, учитывая тот факт , что реальный исторический процесс содержит наряду с периодами относительной социальной стабильности и этапы острой дестабилизации, следует рассмотреть вопрос о том, каким образом «ведет себя» человеческое познание именно в такие социально нестабильные времена.

Напомним, что социальная нестабильность - это не только быстрые и радикальные социальные преобразования, это скорее их несогласованность, отсутствие совпадения их в различных сферах социальной жизни и общества в целом.

Несомненно, названные дестабилизационные процессы, а также культурная специфика, национальный менталитет, условия исторического развития отдельной страны, имеет непосредственное отношение к тому, как будет происходить процесс социального познания.

Исходя из этого, сформулировать проблему можно следующим образом: в условиях социальной нестабильности модифицируется процесс социального познания, т.е. процесс конструирования образа социального мира и социальной реальности. При этом необходимо учитывать, что активность субъекта, который осуществляет реконструкцию и преобразование социального мира, является важным фактором в этом процессе.

В социальной психологии есть немало исследований, в которых обосновывается требование, связанное с повышением компетентности человека, который познает социальный мир в нестабильные периоды. В связи с этим высказывается мнение о чрезвычайной важности в повышении компетентности постоянной коммуникации человека с другими людьми, ведь именно в ходе такой коммуникации познание мира приобретает определенного смысла.

Обозначенная проблема - социальное познание в условиях социальной нестабильности - чрезвычайно актуальна для нашего общества, в котором является очевидным факт радикальных преобразований в экономике, политике, социальной жизни. Эти изменения трудно охватываются как наукой, так и обыденным сознанием.

С психологической точки зрения ситуация представляется особенно сложной, поскольку в предыдущий период стабильность была официальной идеологией, то есть весь уклад жизни воспринимался, осмысливался и оценивался как положительный. Наше время, которое характеризуется плюрализмом мнений и предполагает вариативность экономических и социальных решений, является чрезвычайно трудным для восприятия массовым сознанием и тем более для восприятия и познания отдельной личностью.



Какие особенности восприятия отдельным индивидом нестабильного общества зачастую имеют место и проявляются теперь?

Можно назвать наиболее характерные:

  • абсолютная неопределенность ситуации, что делает невозможным ближайший прогноз собственной судьбы, карьеры;
  • чувство тревоги, растерянности, неготовности жить и работать в новых условиях;
  • представление о том, что любой контроль в обществе отсутствует;
  • восприятие новых механизмов социальной регуляции как неэффективных;
  • отсутствие уверенности в том, что от рядового человека что-то зависит;
  • чувство негативизма, неудовлетворенности;
  • на фоне осмысления и переосмысления ситуации возникает состояние когнитивного диссонанса в связи с несоответствием представлений и ожиданий, что уже сложились у людей, с реальными изменениями социальной действительности;
  • незнание людьми критериев оценок новых способов социальных действий и поступков.

Эти и другие проявления восприятия людьми нестабильного социального мира имеют очень серьезные последствия, прежде всего в связи с тем, что индивид не чувствует себя субъектом действий и поступков в обществе, он не может, а иногда и не хочет или отказывается видеть и понимать социальные проблемы.

Среди наиболее больших социально-психологических проблем, которые встают на пути индивидуального и массового сознания, необходимо обратить внимание, прежде всего на глобальную ломку социальных стереотипов и изменение системы ценностей.

Взлом стереотипов в массовом сознании происходит непросто и часто воспринимается отдельными группами людей как крушение идеалов, потеря смысла жизни. Новые стереотипы, которые зарождаются, приживаются трудно, противоречиво воспринимаются, а часто и отрицаются.

Относительно системы ценностей, то она характеризуется появлением нового набора востребованных обществом ценностных ориентаций, новой иерархией ценностей.

Потеря ориентиров относительно иерархии ценностей порождает прежде моральную неопределенность. В чем это проявляется?

Сегодня можно говорить о трех полюсах в оценке массовым сознанием самих ценностей с точки зрения морали:

  • во-первых, образуется так называемый моральный вакуум, когда царит вседозволенность;
  • во-вторых, отдается должное только ценностям рынка, т.е. мир оценивается лишь категориями цены, стоимости, денег, деловых отношений;
  • в-третьих, часть людей продолжает придерживаться традиционной для нашей культуры точки зрения: духовные ценности - превыше всего; вот, тот, кто так не делает, является, по их мнению, беспринципным, аморальным.

Последняя позиция, хотя и привлекательна, но в настоящее время квалифицируется как односторонняя, недостаточная, ведь нельзя игнорировать многомерное видение мира: для одних - это духовные ценности, для других - ценности рынка, еще для кого-то - и первые и вторые.

Проблема заключается в том, что для многих людей, для их сознания, в условиях нестабильного общества является чрезвычайно трудным делом определить, чему отдать предпочтение, какие ценности считать приоритетными, как сопоставить ценности рынка и общечеловеческие моральные ценности, такие как честность, порядочность.

В этнопсихологии подобная ситуация обозначенная понятием «культурный шок», который проявляется в недоумении по поводу непривычных норм и стандартов поведения, в появлении ощущения дискомфорта от разницы между «их» и «нашей» культурой, чувство растерянности в «чужом» мире.

Люди по-разному переживают культурный шок, неодинаково осознают остроту его воздействия, которая зависит от их индивидуальных особенностей:

  1. степени сходства и разности культур (ритуальность поведения, толерантность по отношению к другой культуре и др.);
  2. степени осведомленности индивида с новыми (другими) культурными ценностями;
  3. уровня развития у человека социальной гармонии и согласованности, социальной толерантности и адаптивности, т.е. того, как он вообще чувствует себя в ситуации «Я и Общество», или адекватно оценивает такое взаимодействие (если восприятие и оценка себя в обществе адекватные, если человек в гармонии с обществом как таковым, то культурные ценности, кроме, конечно, тех, которые не вызывают сильного душевного дискомфорта и шока и не наносят физического ущерба индивидов, также будут иметь более-менее адекватное понимание).

Переводя ситуацию взаимодействия разных культур в плоскость нестабильности общества, когда одно отходит, а другое трудно находит себе применение, также можно вести речь, как считает Г. Андреева, о встрече человека с «иным» социальным консенсусом, который нормален для одной части общества, однако вызывает шок у другой. Более того, исследовательница ставит вопрос о «шоке», который возможен в массовом сознании.

Анализируя процесс социального познания в нестабильный период развития общества, она выделяет те показатели, которые наиболее остро характеризуют противоречивость исторического процесса на этапе радикальных преобразований:

  1. социальная идентичность (кризис идентичности очерчивается как особая ситуация сознания, когда большинство социальных категорий, посредством которых человек определяет себя и свое место в обществе, кажутся утратившими свои границы и ценность);
  2. построение образа другого человека (в эпоху нестабильности происходят значительные изменения в его построении: относительная легкость в приписывании другому человеку образа врага, поиск индивидуального и группового врага, рост индивидуального и группового напряжения, агрессивности, перенос ответственности за неудачу с врага «внешнего» на врага «внутреннего» и др.);
  3. построение образа социальных институтов, форм социального контроля, общества в целом, образа социального мира (в период социальной нестабильности трудно определиться, какой тип общества «хороший», а какой «плохой»);
  4. происходит потеря социального идеала (то есть часть людей вообще не знает, к чему осуществляется переход), что воспринимается болезненно.

Поднимая проблему социального познания в нестабильном социальном мире, мы хотели заострить внимание на этом сложном процессе, не вызывая пессимистических настроений относительно его успешности или не успешности.

Во все времена процесс социального познания не был простым, человека всегда ожидало немало трудностей и препятствий на пути познания себя и других в социуме. В наше время, когда проблема приобрела чуть ли не крупнейший вес и актуальность, индивидам важно не утратить чувство реальности, найти творческое применение своим знаниям и умениям, адекватно оценить ситуацию и себя в ней.

Следует в этой связи вспомнить Б. Ананьева, который утверждал, что человек является субъектом трех основных социальных дальностей - труда, общения и познания. При этом психологическое познание, по мнению ученого, может осуществляться в трех основных формах: практического знания (например, в структуре педагогической и лечебной деятельности), художественного и научного познания личности.

Речь идет о том, что, осознавая себя субъектом, мыслит, индивид создает образ социальной реальности, органичной частью которой является и он сам, и такие как он. То есть индивид является не только субъектом, но и объектом познания, прежде всего - психологического.

Проблема познания социальных объектов в социальном контексте, прежде всего это восприятие и понимание людьми друг друга, часто обозначается термином «социальная перцепция» (от лат. Perceptio - восприятие, узнаваемый и socialis - общественный).

Это понятие было введено Дж. Брунером (1947 г.) для характеристики факта социальной обусловленности восприятия. Позже под социальной перцепцией исследователи стали понимать целостное восприятие субъектом социальных объектов, к которым относятся другие люди, группы, различные социальные сообщества.

В такой интерпретации это понятие закрепилось в социальной психологии. В частности, было доказано, что восприятие социальных объектов имеет специфические черты, которые качественно отличаются от восприятия предметов материального мира.

Прежде всего, отмечается, что социальный объект (тот, кого воспринимают), будь то отдельный индивид или группа людей, не является пассивным и равнодушным по отношению к субъекту восприятия, а пытается вызвать у него позитивное представление о себе. Также показано, что восприятие сопровождается смысловой и оценочнаой характеристикой объекта восприятия. Наконец, в восприятии социальных объектов имеет место единство познавательных компонентов с эмоциональными.

Исследования в рамках социальной перцепции сосредотачиваются, в частности, вокруг таких проблем:

  • особенности субъекта и объекта восприятия;
  • возрастная, половая, профессиональная специфичность социальной перцепции;
  • механизмы социального восприятия (межличностные и межгрупповые);
  • своеобразие межличностного восприятия и понимания людьми друг друга;
  • структурная типология межличностного и между-группового восприятия;
  • точность и адекватность восприятия социальных объектов;
  • закономерности и эффекты межгруппового восприятия;
  • закономерности формирования первого впечатления;
  • влияние на процессы социального познания прошлого опыта, характера отношений, самооценки, личностных свойств индивидов, которые общаются между собой.

В этом контексте мы ведем речь о межличностном познании людьми друг друга, ведь именно эти процессы непосредственно введены в общение в том смысле, в котором оно здесь рассматривается, то есть в значении межличностного общения. По нашему мнению, термин «познание», в отличие от «восприятия», точно очерчивает круг проблем, связанных с социальной перцепцией, глубочайше отражает процессы, которые при этом происходят. На это обращают внимание и другие исследователи, утверждая, что действие ряда феноменов, которые участвуют в формировании представления о себе и другом человеке, не всегда укладывается в традиционное описание перцептивного процесса.

Билет 43

Сущность и проявления социального детерминизма. Необходимость и свобода, сознательное и стихийное в деятельности общества, в политике, социальном управлении.

Итак, объектом социальной философии является общество. Однако общество изучает не только философия. Системой знаний об обществе является история, которую обычно называют источником мудрости, наставницей жизни, защитным механизмом от современности, фоном для оценки настоящего. Но что изучает история? Это наука о прошлом, ее объект - индивидуальные события и личности, она изучает исторические процессы в определенных пространственно-временных координатах. По существу, все общественные науки изучают общество в строго определенных аспектах, изучают определенные стороны общественной жизни. Но ведь общество не есть просто сумма индивидов, событий и фактов. Общество есть некая целостность, социальная система, не сводимая к простой сумме составляющих ее общественных явлений. Поэтому, как бы глубоко ни проникали конкретные общественные науки в сущность отдельных общественных явлений, это знание лишь об отдельных сторонах и явлениях общественной жизни. Даже такая отрасль знания, как всеобщая история, дает представление о всемирной истории человечества как о конкретном процессе. Она изучает определенные страны и народы в определенный период их развития. Ее интересуют конкретные факты, хронологическая последовательность исторических событий и процессов, личности.

Предметом социальной философии является познание общества как целостной системы1, анализ взаимодействия всех ее структурных элементов и выяснение их роли в этом взаимодействии. Это и вопросы устройства общества, т.е. выяснение того, из каких «комплектующих» оно складывается и как они взаимосвязаны, и вопросы закономерностей общественного развития (или их отрицания) и его направленности. Это и проблемы периодизации исторического процесса, а также его источников и движущих сил. Ни одна фундаментальная философская теория общества не обходит вопрос о смысле истории.

Таким образом, специальные науки об обществе (например, экономическая теория, политология, религиоведение, искусствознание и др.) изучают имманентные законы отдельных, относительно самостоятельных образований общества, свой, «закрепленный за каждой из них» участок общественной жизни. Но точно определить место экономики, политики, искусства или религии в общественной жизни в целом может лишь отрасль знания, исследующая устройство этого целого, понимающая, какими потребностями общества вызваны к жизни политическая или художественная деятельность, каковы их место и роль в воспроизводстве социальной системы и т.д.

Философская теория общества понимает общество как сложную систему коллективного бытия людей и рассматривает его в трех взаимосвязанных аспектах - структурном (установление частей целого), функциональном (выявление способа взаимосвязи элементов, компонентов и подсистем общества) и динамическом (анализ основных причин, факторов, механизмов и форм общественного изменения). Итак, общество есть целостная система. Элементами этой системы могут выступать различные сферы общественной жизни (экономическая, политическая, правовая, духовная и др.), социальные группы и общности (классы, слои, сословия и т.п.), виды общественных отношений (экономические, политические, правовые, религиозные, эстетические и др.). Общественные отношения - это многообразные связи между социальными группами, классами, нациями, а также внутри них, складывающиеся в процессе различных видов их совместной деятельности (экономической, социальной, политической, художественной и др.). Материалистическая философия определяет общественные отношения как предпосылку, форму (способ) и результат деятельности людей.

Основные признаки общественных отношений:

1) повод, по которому они складываются (например, власть, собственность);

2) субъекты-носители, которые своей деятельностью постоянно производят и воспроизводят те или иные виды общественных отношений;

3) формы социальной предметности, в которых они объективизируются. Выделяют вещные, знаковые и институциональные формы социальной предметности.

Диалектико-материалистическая философия выделяет отношения первичные - материальные, базисные (производственные отношения) и вторичные - идеологические, надстроечные (политические, правовые, религиозные, эстетические и др.).

Динамический аспект рассмотрения общества предполагает и выяснение вопроса об исторической закономерности. «Как во всей истории, так и в истории человека, - писал немецкий философ, критик, писатель Ф.Шлегель (1772-1829), - мы обнаруживаем известную закономерность»1 . О закономерности исторического движения человечества говорил и Гегель. Он полагал, что «разум правит историей, но в том же смысле, в каком он правит движением небесных светил, то есть в смысле законосообразности»2.

Основоположник позитивизма О. Конт, рассматривая общество, как целостный социальный организм, полагал, что в основе общественного развития действуют естественные законы, подобные законам, действующим в природе.

С точки зрения диалектико-материалистического понимания истории, общество – это подсистема материальной реальности, развитие которой подчиняется определенным объективным законам. Но правильно ли рассматривать общество с тех же позиций, с каких мы рассматриваем природу, т.е. как определенную материальную систему, развитие которой подчиняется объективным законам? Ведь общество принципиально отличается от природы. «В природе, - отмечал Ф.Энгельс, - действуют одна на другую лишь слепые, бессознательные силы, во взаимодействии которых и проявляются общие законы. Здесь нигде нет сознательной, желаемой цели...». В истории общества, наоборот, «действуют люди, одаренные сознанием... Здесь ничего не делается без сознательного намерения, без желаемой цели»3.

То, что в обществе действуют люди, одаренные сознанием, поступающие соответственно своим целям, желаниям, стремлениям было ясно некоторым философам еще в XVIII веке. Так, итальянский философ Дж. - Б. Вико (1668-1744) видел отличие общества от природы в том, что природа создана не нами, а общество нами. Это обстоятельство приводило многих мыслителей к отрицанию объективных законов развития общества. Одни из них считали, что таких закономерностей нет в силу того, что события истории обладают неповторимыми индивидуальными особенностями и не могут подчиняться действию каких-либо общих законов (например, английский историк и социолог А.Тойнби (1889-1975гг.), представители неокантианской школы немецкие философы В. Виндельбанд (1848-1915гг.) и Г. Риккерт (1863-1936) и др.) Другие утверждали, что сознательная, активная деятельность людей с одной стороны и социальная закономерность с другой - не совместимы. Третьи отрицали объективное существование социальных законов на том основании, что они непосредственно не воспринимаются людьми, и т.д.

С позиций диалектико-материалистического понимания общество, как и природа, - это упорядоченная, организованная система, подчиняющаяся объективным законам функционирования и развития. Ф.Энгельс в работе «Людвиг Фейербах...» писал, что в общем и целом случайность господствует также и в области общественных явлений, но согласно законам диалектики случайность есть форма проявления и дополнения необходимости, она «…всегда оказывается подчиненной внутренним скрытым законам. Все дело лишь в том, чтобы открыть эти законы»63.

Законы развития общества - это объективные, существенные, необходимые, относительно устойчивые, повторяющиеся связи явлений общественной жизни, характеризующие основную направленность общественного развития. Законы общества имеют объективный характер, хотя и проявляются через осознанную, целенаправленную деятельность людей. Они, как отмечал Г.В.Плеханов, так же мало могут осуществляться без посредства людей, как законы природы - без посредства материи.

Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод о единстве и различии законов природы и законов общества, а следовательно, и о специфике социального детерминизма. Общее между законами природы и законами общества в том, что: а) они существуют объективно и при наличии соответствующих условий действуют с необходимостью; б) изменение условий изменяет действие как природных, так и общественных законов; в) те и другие законы познаваемы.

В чем отличие? Природа бесконечна в пространстве и во времени. Среди ее законов есть и вечные (например, закон всемирного тяготения), и очень долговременные (например, законы развития растительного и животного мира). Законы же общества не вечны: они возникли с образованием общества. Они более динамичны, чаще меняются, кроме общесоциологических законов.

Указанное отличие законов природы от законов общества - только количественное. Более важным их отличием является качественное. Как было отмечено выше, законы природы проявляются в действиях стихийных, бессознательных сил. Законы же истории не могут функционировать без участия людей. Специфика общества определяется способом бытия человека, взаимодействием людей, их сознательной трудовой деятельностью. Деятельность здесь выступает как способ существования социальной материи. Без человеческой деятельности, которая генетически первична, нет и не может быть социальной закономерности. История – это не что иное как деятельность преследующего свои цели человека.

Следовательно, общественные законы отличаются и по своей сложности, как законы более высокой формы движения материи. Законы низших форм движения материи, хотя и могут оказывать воздействие на законы общества, но не определяют сущность общественных явлений.

В развитии общества можно выделить общие (общесоциологические) законы, действующие на всех этапах развития общества, хотя и приобретающие более или менее специфические черты на каждом из них. Есть законы специфические, действующие лишь на отдельных этапах развития общества.

Следует иметь в виду, что общественные законы, по характеру своего проявления, выступают не как динамические законы природы, а как статистические, как законы - тенденции, допускающие отклонения в сторону от магистрального пути всемирной истории.

Такого типа законы действуют там, где имеют место случайные массовые действия, процессы (стохастические процессы). История «создается» таким образом, что конечный результат всегда получается от столкновения множества отдельных волеизъявлений, которые, в свою очередь, определяются конкретными жизненными обстоятельствами. Ход истории складывается так: каждый преследует свои собственные осознанно поставленные цели, а общий итог этого множества действующих по различным направлениям стремлений, их равнодействующая есть историческое событие, из которых и складывается история.

Спецификой социальных законов является их историчность. Социальная эволюция протекает более быстрыми темпами, чем эволюция природы. Общественные отношения и формы культуры более подвижны, чем, например, геологические периоды. Именно поэтому не должны создаваться утопические проекты, не должна конструироваться на свой лад история, и не должны общественные законы рассматриваться как раз и навсегда данные. Социальный организм чрезвычайно динамичен и его законы позволяют уловить лишь общую линию развития, тенденцию, а это создает лишь малую вероятность установления строгих сроков наступления событий.

Современные исследователи отмечают, что по мере развития науки и практики пришло понимание того, что все реальные системы не линейны и могут считаться линейными лишь приблизительно. Множественность путей развития, возможность возникновения хаотических режимов, сложный характер внешнего воздействия на систему – это неотъемлемые черты нелинейных систем, без понимания которых невозможно адекватное описание как природных, так и общественных процессов. Вследствие этого именно нелинейный подход, нелинейный образ мышления должны быть характерными для современного постиндустриального общества1. Наукой, исследующей закономерности эволюции и развития сложных нелинейных систем открытого типа является синергетика.

Название дисциплины происходит от греч. synergetikos ('совместный'), что означает «содействовать», «согласованно действовать» («содружество»). В создание этого научного направления внесли вклад И. Пригожин, Г.Хакен, Э. Ласло, А.А. Самарский, С.П. Курдюмов и др. Области применения методологического аппарата синергетики весьма широки. Сегодня взоры ученых обращены на возможности приложения методологического аппарата синергетики к анализу социальных процессов. Возникнув в русле развития естественно научных дисциплин, синергетика оказалась плодотворной при исследовании также и социальных проблем.

Наконец, социальные законы – это законы не только материальной, но и духовной деятельности, так как общественные отношения принимают форму общественных потребностей, интересов, целей, чувств и настроений людей.

В учебной литературе отдельные авторы выделяют следующие общесоциальные законы, фактически сформулированные в свое время еще Марксом :

1. Закон, определяющий роли способа материального производства по отношению к другим сферам деятельности;

2. Закон, определяющий роли экономического базиса по отношению к надстройке;

3. Закон соответствия производственных отношений характеру и уровню развития производственных сил;

4. Закон прогрессивной смены формаций;

5. Закон социальной революции;

6. Закон возрастающей роли масс в истории;

7. Закон относительной самостоятельности общественного сознания;

8. Закон возвышения потребностей и др.64

Мир социальных законов многолик. С изменением условий одни отмирают, другие формируются.

Существует большое количество социальных законов частного порядка, которые действуют в определенных сферах общества и изучаются конкретными социальными науками (Экономическая теория, политология, социология, правоведение, демография, искусствоведение, языкознание и др.).

Но в любом случае независимо от масштаба действия социальные законы отражают наличие социальной необходимости и объективного хода общественной жизни.

Действия социальных законов конкретизируются прежде всего общефилософскими категориями, которые применительно к обществу принимают социальную окраску: «социальная материя», «социальное пространство», «социальное время», «социальное противоречие», «социальное отрицание», «социальная революция», «общественное бытие», «общественное сознание».

В социальной философии возникают новые пары категорий: «свобода и необходимость», «базис и надстройка», «объективные условия» и «субъективный фактор», «общественная формация», «способ производства» и другие.

Диалектико-материалистическая концепция характеризует развитие общества как закономерный процесс и исходит из того, что функционирование и развитие общества конкретно обнаруживает себя в виде общественно-исторической практики сменяющих друг друга поколений людей. Общественно-историческая практика представляет материальное, предметно-чувственное взаимодействие субъекта и объекта. Активной стороной этого взаимодействия выступает субъект, т.е. человек или группа людей, обладающих сознанием, волей, способностью к познавательной, оценивающей и преобразующей деятельности, а следовательно налагающих свою печать на темпы и формы социальных преобразований. Естественно, возникает вопрос: каково соотношение исторической необходимости (закономерности) и осознанной, целенаправленной деятельности людей? Раскрытие данного вопроса возможно с помощью категорий: «объективные условия» и «субъективный фактор», «свобода» и «необходимость», «сознательность» и «стихийность». Таким образом, мы переходим к рассмотрению следующего вопроса плана.

Билет 44

Базис и надстройка общества. Материальное производство – основа развития общества.Диалектика производительных сил и производственных отношений

Каждая общественно-экономическая формация имеет свой ба­зис и соответствующую ему надстройку. Поэтому базис и надстрой­ка исторически конкретны, соответствуют данному историческиопределенному способу производства.

Надстройка всегда является порождением экономического бази­са, а экономический базис в рамках взаимосвязи базиса и надстрой­ки всегда играет определяющую роль. В связи с этим следует гово­рить об общесоциологическом законе определяющей роли базиса по отношению к надстройке.

Каков экономический базис данного общества, какова его природа, такова и его надстройка. Если экономический базис противо­речив, то это находит свое выражение в противоречивости надст­ройки. Так, в обществе, основанном на частной собственности на средства производства, базис формируют отношения господства и подчинения. Эти отношения антагонизма находят свое отражение и в надстройке. В надстройку антагонистического общества входят взгляды и соответствующие им учреждения как господствующих, так и угнетенных классов. Эксплуататорский класс использует надстройку, прежде всего политическую и правовую, для укрепле­ния экономического базиса данной общественно-экономической формации и своего господствующего положения в обществе. Угне­тенные, эксплуатируемые классы вырабатывают свое мировоззре­ние, выражающее их интересы, и создают в сфере надстройки свои организации, служащие орудием их освободительной борьбы и создания нового экономического базиса. Однако господствующее положение в надстройке всегда занимают идеи и учреждения эко­номически господствующего класса, они-то и определяют тип, ха­рактер данной надстройки. «...Тот класс,— писали К. Маркс и Ф. Энгельс,— который представляет собой господствующую мате­риальнуюсилу общества, есть вместе с тем и его господствующая духовная сила... Господствующие мысли суть не что иное, как иде­альное выражение господствующих материальных отношений...»' Так, в надстройке современного буржуазного общества господству­ющими являются буржуазная идеология и олицетворяющие ее го­сударство, юридические учреждения, буржуазные политические партии, которые выполняют свою основную функцию — защищать и укреплять породивший их экономический базис. Вместе с тем им противостоят пролетарская идеология и соответственно пролетар­ские организации: коммунистические и рабочие партии, профсою­зы и др., которые призваны ликвидировать капиталистический экономический базис и заменить его новым, социалистическим базисом.

Изменения экономического базиса и надстройки носят револю­ционный характер. В процессе смены одного экономического базиса другим происходит коренное качественное изменение всей надст­ройки. К. Маркс писал поэтому поводу: «С изменением экономи­ческой основы более или менее быстро происходит переворот во всей громадной надстройке»2. Однако базис и надстройка претерпе­вают и эволюционные изменения в пределах одной общественно-экономической формации, отражая различные ступени ее развития. Так, базис буржуазного общества прошел две стадии развития:домонополистическую и монополистическую, это вызвало и изме­нение в политической надстройке. Политической надстройкой над монополистическим капитализмом, писал В. И. Ленин, явля­ется «поворот от демократии к политической реакции»1. В совре­менных условиях дальнейшее углубление общего кризиса капита­лизма порождает изменения в буржуазной надстройке: происходитпроцесс фашизации, поправения государственной власти, глубо­кий кризис переживает буржуазная идеология, характерными чер­тами которой становятся откровенный антисоветизм и антикомму­низм. «Трудности, которые испытывает капитализм, влияют и на его политику, в том числе и на политику внешнюю... В последнее время заметно активизировались противники разрядки, ограниче­ния вооружений, улучшения отношений с Советским Союзом и другими странами социализма»2. Вместе с тем на этапе зрелого социализма все более обнаруживает себя взаимосвязь прогресса экономики с социально-политическим и духовным прогрессомнашего общества. На базе устойчивого подъема экономики продол­жает совершенствоваться вся система общественных отношений, и в материальной и духовной сферах завершается их перестройка на внутренне присущих новому строю коллективистских основах. Расширяются и укрепляются демократические начала во всех сферах общественной жизни, совершенствуется планирование и вся система научного управления и руководства общественными процессами, творчески развивается марксистско-ленинская теория, осуществляется всестороннее развитие социалистической лич­ности.

Отношения базиса и надстройки имеют характер диалектиче­ского взаимодействия. Надстройка, порожденная данным экономи­ческим базисом, играет далеко не пассивную роль, а, в свою оче­редь, активно воздействует на него. «Политическое, правовое, фи­лософское, религиозное, литературное, художественное и т. д. раз­витие,— писал Ф. Энгельс,— основано на экономическом разви­тии. Но все они также оказывают влияние друг на друга и на эко­номический базис. Дело обстоит совсем не так, что только эконо­мическое положение является причиной,что только оно является активным, а все остальное — лишь пассивное следствие. Нет, тут взаимодействие на основе экономической необходимости, в конеч­ном счете всегда прокладывающей себе путь» 3. Надстройка может способствовать развитию и укреплению своего экономического ба­зиса, а может и препятствовать его развитию, что приводит к за­стою и кризисным явлениям в экономике.

В истории развития





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:



Последнее изменение этой страницы: 2016-05-30; Просмотров: 1537; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2021 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.025 с.) Главная | Обратная связь