Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


И ты знала бы об этом, если бы пришла ко мне.




− Я уже в машине, – бросила блондинка и отключилась. Я отложила телефон, глядя на погоду за окном. Стальное небо нависло над городом, едва касаясь верхушек деревьев и скал.

Часы показывали девять, и стоило мне увидеть эту цифру, как меня тут же потянуло в сон. Тик-так. Тик-так. Несколько секунд я слушала как тикают часы, сопротивляясь миру сновидений, но сама мысль, что Кристина вломится в дом, не позволяла закрыть глаза и отключиться.

Я встала, привела себя в порядок и спустилась вниз.

Кэмерон в халате сидел за телевизором, обложившись книгами. Он вскинул на меня голову, когда я проходила мимо гостиной:

− Ты так рано встала? В чем причина?

− Кристина попросила составить ей компанию, − сварливо отозвалась я. – Она хочет пройтись по магазинам.

− О. – Кэмерон пошел следом на кухню, словно секунду назад я сказала волшебное слово, заставив его двигаться. – Это замечательная идея. Встреться с друзьями, купи себе платье. Только чтобы без декольте. И чтобы спина была закрытая. И чтобы ниже колен.

Я резко посмотрела на брата, и он замолчал.

− Кэмерон. Я не стану покупать себе платья. Я не стану делать покупки. Я просто встречусь с Кристиной и помогу ей с выбором.

Чего бы то ни было.

Он расстроился, и я добавила:

− Почему бы тебе не завести девушку и не сопровождать ее по магазинам? Она была бы счастлива.

− Ну, вечером у меня будет кое-какая встреча, – загадочно протянул брат, проходя мимо шокированной меня к кофе машине и наливая себе в кружку напиток. – Конечно, не в магазине, − добавил парень через плечо.

− Ты шутишь?

− Это было грубо.

− То есть, ты говоришь это не для того, чтобы я отстала от тебя?

− Зачем мне делать это? – Кэмерон обернулся и сделал глоток кофе, и я поняла, что он никогда всерьез не слушал мои замечания по поводу его образа жизни.

− Ладно. – Я сдалась, но настроение все еще было на высоте. − Это ведь девушка? Просто уточняю!

− Да. Моя подруга из колледжа. Мы не виделись несколько месяцев, и вот она в городе и позвонила мне.

Ну, это не впечатляет. Дружеская встреча. Хотя я могу пока смириться и с этим. А если ничего не изменится, я попрошу Аву и Кристину найти кого-нибудь для моего брата.

***

Лиам придирчиво рассматривал одежду, вывешенную на вешалке, а я сверлила его взглядом. Кристина скрылась в примерочной кабинке, и я вот уже полчаса с ней не разговариваю. Не потому, что она сидит в примерочной, а потому что устроила мне ловушку и пригласила Лиама без моего ведома.

Больше всех болтает Кристина. Она говорит не умолкая, и я думаю: лучше бы она сказала мне о том, что мы с ней собираемся провести сегодняшний день вовсе не наедине. К моей подруге прилагается Лиам Коллинз.

Он вытащил одну из вешалок и протянул в мою сторону:

− Это подошло бы тебе.

Я подняла на него взгляд, и тут же отвернулась, делая вид что заинтересовалась футболками со скидкой.

− Нет, я так не думаю.

Лиам вернул вешалку на место и подошел ко мне:

− Аура, я, правда, не знаю, что между нами происходит. Не знаю, как именно обидел тебя, но хочу, чтобы ты знала: я не хотел. Если ты все еще сердишься, считая, что я присвоил себе твою вещь – это неправда. Я не знаю, как она оказалась в моей книге. В моей сумке. Ты должна поверить мне.

− Я тебе верю.

Я такая лгунья. Это ужасно. Каждый раз, когда я говорю неправду, меня охватывает чувство вины.

Кристина вышла из примерочной, начиная говорить:

− Это действительно хорошее платье, но на мне оно смотрится ужасно. Это впервые, и я шокирована. – Она направилась ко мне, размахивая темно-синей вещью. Я сомневаюсь, что платье смотрелось на ней ужасно. Почему она не вышла и не показала нам? – Мне было даже стыдно выйти и показать его вам. Думаю, на тебе, Аура, это платье будет смотреться замечательно.

Я, наверное, сплю, если Кристина думает, что сможет заставить меня зайти в кабинку и раздеться. Но она, конечно, заставила.

Я вошла внутрь, и, проверив хорошо ли заперта дверца, стала расстегивать пуговицы на рубашке. Неприятный осадок, который копился во мне с той секунды, как я села в машину Лиама, готов был прорваться наружу слезами.

Почему Кристина обманула меня?

Я не хочу больше общаться с Лиамом, неужели непонятно?

Судорожно вздохнув, я отложила рубашку и стянула джинсы.

Так. Я не должна особо расстраиваться. Лиам мне ничего еще не сделал. Он выжидает. Все время, что мы были вместе, он лишь критиковал образы Кристины: «Кристи, что это?», «слишком длинно», «слишком коротко», «открыта грудь, и я был бы рад, но у тебя ее нет», «открыта спина – закрой!».

Я думала, они подерутся. Может, поэтому Кристина решила заслать меня примерять ее вещи – чтобы немного отдохнуть от гиперозабоченности своего лучшего друга?

Я затаила дыхание, услышав знакомые голоса из соседней кабинки. Этого просто не может быть. Почему Злобные Сестрички пришли именно в этот магазин?

− Да, он так и сказал. Ненавижу ее, – прошептала Маритт злым голосом.

Почему у меня ощущение, что они говорят обо мне?

− Мы должны сделать с этим что-то.

− Что? – спросила Маритт. Я все еще не спешила надевать платье, потому что мне было любопытно, о чем говорят девушки. – Мы ничего не можем сделать, Мишель. Адам ясно дал понять, что мы не должны больше мешать его отношениям с нищенкой.

Я замерла и удивленно посмотрела на себя в зеркало. Вид немного безумный: черные волосы встрепаны, челка вспушена, лицо бледное, глаза широко распахнуты.

Адам что, действительно пытается меня защитить?

− Я не понимаю, зачем он так сказал, – протянула Мишель. − Повернись, я это поправлю…неужели она ему действительно нравится? Подожди, так он пригласил тебя к себе?

Мои брови поползли вверх, и лицо в зеркале стало комичным.

− Да. Попросил приехать к нему после занятий. Я решила, у нас снова все хорошо, и он действительно был милым. Но он больше не такой. Он был вежливым и обходительным, когда сказал, что она ему нравится.

− ОН ЧТО?! – хором воскликнули я и Мишель. То есть Мишель громко спросила вслух, я же про себя, и автоматически обернулась посмотреть на лицо Маритт, совершенно забыв, что мы в разных примерочных кабинках.

− Да, он это произнес, – вздохнула Маритт. – Ненавижу их обоих! Откуда взялась эта мисс Совершенство-Супер-Спокойствие?!

− Давай отправим ее туда, откуда она приехала, – мстительно прошипела Мишель. – Помоги мне.

Перед моими глазами вспыхнули белые стены больничной палаты.

− Я ведь сказала: Адам просил ничего с ней не делать.

Я правда ему нравлюсь? Действительно?

Он так сказал?

Мое сердце сейчас выскочит из груди, затем запрыгнет обратно и проделает операцию еще десять раз.

− Да какая разница, о чем просил этот козел?! – вспыхнула Мишель. Я буквально видела, как сверкают лазуритом ее глаза.

− Ты не поняла, что я сказала? Иногда Адам бывает настойчивым. Знаешь, если он что-то просит, ему просто невозможно не подчиниться.

− Ты просто влюбленная дурочка, – прокомментировала Мишель. – Мы все равно должны поставить эту выскочку на место. Заграничная штучка! Вернулась из какой-нибудь Аляски и стала самой популярной?!

Я не из Аляски, мысленно поправила я девушку. Тут за дверью раздался голос Кристины:

− Аура, ты жива? Это платье ведь не ожило и не высосало из тебя энергию?

***

Я думала, что мои мучения закончатся на прогулке по магазинам, но – отнюдь. Лиам пригласил нас с Кристиной к себе в гости, как он выразился «на экскурсию по ужасно-скучному особняку с застарелыми традициями». Я не смогла увернуться от приглашения, потому что Кристина вцепилась в меня мертвой хваткой не отпуская.

Пришлось ехать, всячески игнорируя напряжение и тревогу. Попытки были успешными, пока двое заговорщиков болтали на переднем сидении, но как только кто-то из них пытался включить меня в свой разговор, я покрывалась мурашками и внутренне скручивалась в комок.

Дом Лиама – полноценная усадьба со своей конюшней – находился за городом. Огромное белоснежное строение с колоннами, очень похожее на дом из фильма «Цветы на чердаке», который мы посмотрели с Кристиной несколько дней назад. Я посмотрела на девушку и обнаружила, что та совершенно не удивлена – очевидно не раз была в гостях у своего друга. А я подумала, почему он все время торчал у нас с ней в комнате, если мог ездить домой и проводить время со своей семьей. У него, похоже, огромная семья, если они построили такой большой дом.

Я не могла сдержать любопытства и спросила:

− Наверное, у тебя большая семья, Лиам?

− Не особо. Ты сделала такой вывод, потому что решила, что дом был бы слишком большим для нескольких людей? Но это так, − с горьким смешком отозвался он, бросив на меня взгляд через плечо. – Здесь живет мой отец и дед. И все. Мама находится в Нью-Йорке со своим любовником, я так думаю.

− О, – я смущенно выдохнула, не зная, как реагировать. Лиам не был особо расстроен тем фактом, что его мама в другом месте с другим человеком, а не с его отцом. Наверное, они не близки.

Я решила сменить тему, в то же время думая о том, что мне и жалко Лиама и в то же время испытываю какое-то странное мстительное ощущение по поводу того, что возможно в глубине души ему было неприятно от обсуждения его семьи.

Но я, к сожалению, не жестока, чтобы продолжать развивать эту тему.

− И чем мы собираемся заняться в этом огромном доме? – спросила я.

− Мы устроим матч.

− Какой матч?

Кристина повернулась ко мне:

− Почти каждое воскресенье мы делаем это – оккупируем комнату Лиама, чтобы сыграть в игру. И проигравший всегда выполняет желание победителя.

− Вы собираетесь играть в видеоигры? – я была удивлена.

− Да, − Лиам растянулся в усмешке, и я на секунду забыла о том, почему на самом деле еду в логово врага. Я здесь, для того чтобы узнать больше информации. Понять, как я и Лиам связаны в прошлом, ведь должна быть причина, которая заставила парня анонимно преследовать меня. – Великие умы изредка должны отвлекаться на обычные повседневные дела.

− Тебе двадцать два, – напомнила я мрачно.

− А что, есть какой-то лимит для того, чтобы играть в видеоигры? Поверь мне, малышка Аура, я буду играть даже когда мне исполнится сто один.

Я рассмеялась, вновь забыв, что Лиам – это Лиам, а я – это я. И мы не можем быть друзьями, если мы нормально не поговорим и не проясним ситуацию. Может, я должна спросить у него прямо, что он делал в Дарк-Холле, когда Кристине сказал, что уехал в Нью-Йорк к матери, и почему он лжет о записке?

Нет, я это уже проходила. Это ничего не даст – Лиам лишь состроит свое ангельское личико, удивляясь тому, как я могу его подозревать. Кристина будет на его стороне.

Когда мы вошли в двери его огромного светлого дома с золотистыми поверхностями тумбочек, сияющими полами и лестницей, начищенной до блеска, я потеряла дар речи. Лиам проинформировал:

− Сегодня у горничной выходной, так что это единственный раз в неделю, когда я могу поесть нормальной еды, а не ушные раковины.

− Ты хотел сказать мидии? – подсказала Кристина, топая за ним налево, очевидно, в сторону кухни. Я, растерявшись на несколько секунд, поплелась следом, боясь поскользнуться на сверкающем полу.

− Какая разница? Я просто не хочу забивать желудок этой гадостью. Мы можем сделать сэндвичи и отправиться наверх, или заказать пиццу… у меня есть печеньки в виде химических элементов, − вспомнил он.

− У нас тут не клуб химиков, Лиам, – строго сказала Кристина. Он скорчил гримасу, на секунду останавливая свою самодеятельность. – Просто сделай сэндвичи. Мы с Аурой поднимемся наверх, а то боюсь меня стошнит, когда я буду смотреть как ты готовишь.

− Я крут, когда готовлю! – попытался он возразить, но Кристина лишь насмешливо фыркнула и, взяв меня под руку, повела наверх по витиеватой лестнице. Я то и дело смотрела под ноги, боясь оступиться.

− Прекрати смотреть под ноги.

− Я боюсь свернуть шею. Это было бы упущением для такой белоснежной лестницы – все запачкать своей кровью.

− О боже, ты что шутишь? – Кристина фыркнула. Я нервно улыбнулась:

− Просто вынуждена соответствовать ситуации.

− У тебя хорошо получается, малышка Аура. – Кристина резко остановилась. – Постой. Я забыла в машине свой телефон, а мне должна позвонить староста по поводу отчета.

Мое лицо вытянулось, приобретая удивленно−радостное выражение:

− Мы возвращаемся домой?

− Нет. Я всего лишь хочу позвонить ей и спросить все ли в порядке. – Кристина отпустила мою руку и сделала шаг к лестнице, но тут же обернулась. – Хочешь пойти в комнату Лиама или спуститься к нему и помочь?

− Я нехороша в готовке, – смущенно пробормотала я, и Кристина усмехнулась:

− Я так и думала! Тогда можешь остаться в комнате Лиама – последняя в конце коридора. Я сейчас же вернусь!

Она быстро стала спускаться вниз, и когда исчезла из виду, я смогла дышать.

Сейчас у меня есть несколько минут покоя и тишины. И я могу пойти в комнату Лиама и попытаться отыскать свой дневник. Не факт, что он прячет его у себя под матрасом, но я должна удостовериться.

Я быстро зашагала по коридору мимо одинаковых, словно в пятизвездочном отеле, дверей. Окна с левой стороны стены были затянуты прекрасными белоснежными шторами. А под ними стояли резные диванчики. Я заметила, что в доме Лиама очень любят диванчики – они были везде, даже на кухне.

Мое сердце выпрыгивало из груди, когда я остановилась между двумя одинаковыми дверьми. Нервно постучала в ту, что находилась справа от меня, и вошла.

Это не комната Лиама, а кабинет, и тут слишком темно, чтобы хоть что-то разглядеть, кроме огня в камине и тех предметов, что он освещал: кожаное кресло и маленький кофейный столик рядом с ним.

− Что ты здесь делаешь? – раздался голос справа от меня, и я громко вскрикнула, отскочив в сторону.

О БОЖЕ МОЙ.

Щелкнул включатель, и я увидела возвышающегося над собой Рэна Экейна. И я могу сказать лишь три вещи: он был безупречен в своем сшитом на заказ костюме с жилеткой, был весьма удивлен увидев меня здесь, о чем свидетельствовали неодобрительно сжатые губы и надменно вскинутая левая бровь, и я тоже была очень и очень удивлена. Так сильно, что лишь с третьей попытки мне удалось вымолвить:

− Что ты здесь делаешь?

− Что, по-твоему, я могу здесь делать? Я здесь живу.

Он скрестил руки на груди, выражая недовольство.

Невозможно, что он здесь живет.

Я всегда думала, что он…бездомный?..

− Ты… ты брат Лиама? – я сильно нахмурилась, вспоминая отрывки рассказов Лиама о своей семье. Экейн смотрел на меня тяжелым взглядом сверху−вниз, подтверждая:

− Да, видимо, это так.

Экейн, возможно, еще что−то произнес, но я услышала лишь дикий звон в ушах и собственный стук сердца. Перед моими глазами пронеслось сразу несколько картинок: его губы на мне, мы в машине, Лиам и Кристина доказывают, что я должна держаться от Рэна Экейна подальше, Лиам в Дарк−Холле, кто−то преследует меня, и этот кто−то знает мое прошлое.

Повисла тишина, в течение которой Экейн продолжал сверлить меня холодным взглядом. Я вглядывалась в его глаза, пытаясь найти ответ, но этого и не нужно было – ответ ясен. Теперь понятно, каким образом Лиам связан с моим прошлым. Он брат Экейна.

− Это правда, что ты его брат? – снова спросила я.

− Что ты хочешь услышать?

− Я хочу услышать правду.

− Я хочу, чтобы ты ушла немедленно.

Моя грудь тяжело поднялась и опустилась.

− Ты все еще играешь роль неприступного парня? Я никуда не уйду пока ты не скажешь мне…

− И что ты мне сделаешь? – скучающим тоном спросил Экейн, словно я ему надоела.

− Что еще ты знаешь обо мне такого, чего знать не должен?

− Секрет.

− Знаешь, я ненавижу таких людей. Таких трусов, как ты!

− Рад слышать. – Мои, как мне казалось, обидные слова не произвели на него никакого впечатления. Слезы злости обожгли глаза, когда Экейн продолжил: – Но, прошу прощения, если мои слова покажутся жестокими, однако мневсе равно, что ты любишь, а что нет.

− Раньше ты так себя не вел, – брякнула я наобум, приподняв глаза к потолку, стараясь прогнать слезы. Я не была уверена, что Экейн их увидит в полутьме, но ведь мало ли, какими способностями обладает это межпланетное существо!

− Откуда тебе знать, если ты не помнишь?

Мы встретились глазами.

− Ты прав. Так почему бы тебе не сказать, что между нами произошло три года назад? Долго ты будешь притворяться, что ничего не было?

− Уже не важно. Главное, что ты этого не помнишь, – улыбнулся Экейн, и я затаила дыхание, когда он медленно нагнулся ко мне, положив руку на мое плечо: − Правда не столь важна, если без нее можно обойтись, ты так не думаешь? – последние слова он прошептал мне в губы.

− Нет, я так не думаю.

Рука Экейна безвольно упала, он выпрямился и бросил взгляд на дверь, словно в один миг я ему наскучила:

− Это уже не важно.

Какой же он жестокий. Такой хладнокровный, бессердечный человек способен на все. Такой человек способен на что угодно, даже на убийство. В нем нет ни капли сочувствия.

Бездушное чудовище.

 

Глава 12

 

Итак, Лиам и Рэн. Коллинзы. Оба. Братья.

Внезапно все встало на свои места и в мозгу родилась очень четкая логическая цепочка: три года назад мы с Экейном были вместе. Не знаю, что мы делали, но суть в том, что что-то случилось. Экейн рассказал об этом своему младшему брату, и тот теперь как гиена рыскает вокруг меня, пытаясь заставить вспомнить что я наделала.

Я медленно дышу, лежа в гостиной, пока Кэмерон собирается на работу.

− Ты уверена, что ты не хочешь, чтобы я остался? – он стоял за диваном, пристально глядя мне в лицо. – Вернувшись с прогулки ты себя очень странно ведешь. Даже не пошла в университет. Ты никогда не пропускаешь занятия.

− Дело в мороженом, – с легкостью солгала я. Мне нужно будет сходить в церковь, чтобы вымолить грехи. Я слишком часто говорю неправду.

Кэмерон скептически изогнул бровь, пришлось уточнить:

− Я съела слишком много мороженого вчера, и, должно быть, простудилась. Иди на работу.

Он опустил руку мне на лоб, затем решительно выпрямился, снимая шарф.

− Ну да, у тебя жар, и нет, я не могу пойти на работу. Позвоню доктору Андерсон и попрошу о вынужденном выходном.

− Со мной все хорошо, Кэмерон, – произнесла я, выпрямляясь, и брат проследил за мной взглядом. – Я немного посплю, посмотрю телевизор… ты должен идти на работу. Ты, наверное, будешь переживать если опоздаешь.

− Я переживаю, когда мне приходится оставаться дома из-за того, что моя сестра заболела, – сварливо произнес он, поджимая губы и выглядя неуверенным. Я надавила:

− Я позвоню Аве, чтобы она пришла. Знаешь же, она обожает, как ты готовишь.

Кэмерон спохватился:

− Я могу тебе приготовить обед сейчас. Чего бы ты хотела?

− Ничего не нужно. В холодильнике остались остатки курицы.

Кэмерон наконец-то отстал от меня:

− Хорошо. Но обязательно позвони Аве. На ужин я приготовлю мясо с черносливом. – Кэмерон взял ключи от машины со столика возле дивана. Я закуталась теплее в одеяло. − Я позвоню твоему куратору, чтобы объяснить ситуацию. Никому дверь не открывай, − давал он краткие указания, следуя к выходу из гостиной. – Особенно людям мужского пола. И нашим соседкам. Даже не смотри на их дом.

Кэмерон ушел, и я погрузилась в тишину, которая внезапно вызвала слезы.

Жалкое зрелище.

Лиам и Рэн. Ненавижу их обоих.

Они затеяли со мной какую-то игру, теперь я это понимаю и очень хорошо. А ведь я удивлялась, откуда Лиам знает вещи о моем прошлом, откуда он знает про дневник. Думала, он как-то связан с этим. А он и был связан. Причем родственными узами − связан с человеком, который был главным героем истории, что со мной произошла. Экейн все рассказал своему младшему братцу, мерзавец, и они решили здорово подшутить надо мной. Ну разумеется, ведь это так весело.

***

Утро вторника началось с извинений Кристины. Вчера она звонила мне, но я притворилась спящей, и сегодня, попав в университет, первым делом наткнулась на нее. Слава богу, я не видела этого блондинистого предателя, который вечно ошивается рядом с ней!

− Ты стала злой, – сказала она. – Твои глаза определенно выглядят злыми.

− Этого не случилось бы, если бы ты хоть раз заикнулась, что братом Лиама является эта вислоухая морда, – отрезала я, безуспешно пытаясь сдержать гнев, рвущийся наружу. Я быстро зашагала по аллее в сторону библиотеке. Сегодня у меня не было занятий, но я решила, что будет разумнее прийти и подготовиться к лекции по аналитической химии в библиотеке. Дома я ощущала себя словно в ловушке.

− Вислоухая морда? Ты никогда так не разговаривала, Аура, − Кристина поспешила за мной, прижимая к груди учебники.

− Правда? – с сарказмом уточнила я. – Я подумала, что мне не нужно быть такой милой, когда вокруг меня образовалось царство лжецов. Может быть, если я стану такой как эти люди, мне удастся выжить?

Кристина легонько взяла меня за локоть, останавливая:

− Аура, о чем ты говоришь?

Она была обеспокоена, а я не могла больше держать мусор, что скопился на протяжении всех этих дней внутри меня. Я не хотела вываливать на нее все подробности моей жизни, но это было сильнее меня.

С горечью, контролирующей мой голос, произнесла:

− Я говорю о том, что со мной случилось в прошлом. Когда убили моих родителей со мной кое-что случилось. Три года назад я каким-то чудесным образом встретила Экейна и стала с ним встречаться. Мы были вместе, несмотря на то, что все говорили, что это плохая идея. И, так и вышло, Кристина. Я на целый год исчезла, а когда вернулась, ничего не помнила. За то кое-что произошло. Мои родители мертвы. А я не помню, что со мной случилось той ночью. Что, если он накачал меня наркотиками? Я думала, эта история закончилась, пока не узнала, что Экейн на протяжении всех тех двух лет, что я сидела в психушке, навещал меня. Все время. А теперь его милый брат, твой лучший друг, затеял со мной забавную, на его взгляд, игру «угадай, что я помню из того, что случилось с тобой, Аура». – Я замолчала, поняв, что перегнула палку. Кристина выглядела ошарашенной и напуганной, словно я внезапно сказала ей, что она никогда не окончит университет и не получит ученую степень. Мое сердце на миг сжалось. – Прости… я должна идти в библиотеку… правда, прости. Я не хотела вываливать все это на тебя.

Я ушла, смешавшись с толпой студентов, спешащих на занятия. Кристина осталась позади, шокированная и напуганная моим поведением. Меня захлестнуло чувство вины и в то же время злобного удовлетворения: теперь она не будет такой поверхностной, когда будет говорить о Лиаме. Теперь она знает причину моего поведения.

Это должно было случиться. Рано или поздно я должна была сказать ей, почему все это творится со мной. Но я не должна была вести себя так эгоистично по отношению к ней.

Мучаясь от чувства вины, я добралась наконец до здания библиотеки.

Парк, окружающий библиотеку, был пустым и неуютным. На хмуром небе, затянутым тучами, не было ни намека на солнце. Оно было таким же серым, как и мое настроение. Отвратительно серым. Небо должно пролиться слезами, сокрушаясь от того, как плохо я вела себя в последнее время. Я злилась на Адама, подозревая его и обвиняя во всех грехах, а оказалось, что ему было просто любопытно, почему я веду себя так, словно у меня появилась сестра-близнец. Я сорвалась на Кристине, которая не была в чем-либо виновата. Она просто решила, что, если я буду знать о том, что Лиам и Экейн – братья, я могу с предубеждением отнестись к ее другу.

Я плохой человек.

− Неужели думаешь, кого бы тебе еще соблазнить, мерзкая жаба? – прелестным голоском спросила Маритт, появляясь за моей спиной, и я вздрогнула от неожиданности.

− Я никого не хочу соблазнять, – процедила я сквозь зубы, ускорив шаг. Они – эти девушки – мое наказание.

− Так уж и не хочешь, – с издевкой протянула Мишель, хватая меня под руку так резко, что я чуть не выронила сумку. Со стороны могло бы показаться, что я иду со своими подругами. Я зажмурилась. Вспомнила их разговор с сестрой в примерочной. Обо мне и Адаме. Распахнула глаза и посмотрела на сестер, оценивая, как сильно они меня ненавидят. Очень сильно.

− Нет, не хочу, – подтвердила я. − Меня это не интересует. Оставьте меня в покое.

− Оставить в покое? – переспросила Мишель с насмешкой в голосе. Маритт наклонилась ко мне и прошипела, заставляя меня вздрогнуть:

− Мы не оставим тебя в покое, наша милая принцесса-лягушка. Пока ты не оставишь в покое Адама. Моего Адама.

− Делайте что хотите, – изможденно протянула я, вырываясь вперед и взбегая по ступеням в библиотеку. Я вошла в старое здание с высокими потолками и витражными окнами, показала свой пропуск сонной библиотекарше, и отправилась в раздел естественных наук.

Мне не нужно было прикасаться к книгам или разглядывать их; достаточно того, что они просто окружали меня, возвышаясь плотной стеной, защищающей от жестокого мира снаружи этих стен.

Мама тоже любила книги. Кэмерон, после того как увидел, что в госпитале я иду на поправку, много рассказывал о ней и папе. Он любил рассказывать. А я всегда внимательно слушала. Не столько из-за того, что мне было интересно (ведь я все-таки не всю память потеряла), а из-за того, что нравилось наблюдать за старшим братом, когда он говорил о прошлом. В те минуты он выглядел юным и обаятельным, каким и должен быть. Он выглядел счастливым. Его глаза от восторга расширялись, и он часами напролет вспоминал, как я училась в школе или как мама любила путешествовать. И что отец всегда притворно ворчал по этому поводу, но всегда говорил, что будь мама обычной, он бы, наверное, не влюбился в нее.

***

 

Два года назад

 

Я не чувствовала себя живой. Знала, что очнулась, что попала в свой дом, но не чувствовала, что жива, что сердце бьется. Там были люди и повсюду кровь. Их мертвые тела, мертвые лица, мертвые глаза – и я посреди всего этого.





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:

  1. I. Если глагол в главном предложении имеет форму настоящего или будущего времени, то в придаточном предложении может употребляться любое время, которое требуется по смыслу.
  2. VIII. Какую массу бихромата калия надо взять для приготовления 2 л 0,02 н. раствора, если он предназначен для изучения окислительных свойств этого вещества в кислой среде.
  3. XXXII. ЧТО НУЖНО ЗНАТЬ И ДЕЛАТЬ ЕЖЕДНЕВНО, ЧТОБЫ НЕ БОЛЕТЬ, А ЕСЛИ БОЛЕЕШЬ, ТО КАК ВЫТАЩИТЬ СЕБЯ В ТЕЧЕНИИ ДНЯ, ПОЧТИ, С ТОГО СВЕТА.
  4. Будда определяет истину как то, что работает. Его определение: истина - это то, что работает, - если может работать ложь, то это истина, и если истина не может работать, то это ложь.
  5. Будьте ситом, которому известно, что если я не являюсь для плохого преградой, то оно для меня не является плохим.
  6. Быть рядом с супругом в критические моменты — лучшее, что вы можете подарить ему, если его родной язык — подарки.
  7. В задачах (258–266) вычислить, сколько молей веществ, подчеркнутых в уравнениях реакций, прореагировало или образовалось в результате химических превращений, если при этом выделилось 2500 кДж тепла
  8. В случае, если будет зарегистрировано большое количество участников в категориях Ювеналы, Юниоры, организаторы оставляют за собой право РАЗДЕЛИТЬ эти категории на Ювеналы 1,2, Юниоры 1,2.
  9. Вопрос: Если бы дома никого не было, кого бы ты ждал в первую очередь (маму, папу; папу, маму?).
  10. ВОТ ПРОДАЖА, ЕСЛИ КТО ПРОДАЕТ СЕБЯ
  11. Вы почувствуете все характеры, окружающие вас. У природы есть свой собственный язык, но она безмолвна, и если вы сами не безмолвствуете, то вы не поймете ее.
  12. Вы рассказывали нам о многих медитационных техниках. Не правда ли, однако, что ни один метод не сможет работать на полную мощность, если вы не посвящены в него?


Последнее изменение этой страницы: 2017-03-08; Просмотров: 215; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2019 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.039 с.) Главная | Обратная связь