Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Ты меня избегаешь, Аура Рид? Надеюсь, что Маритт не утащила тебя в темное подземелье. Пожалуйста, дай мне знать, что у тебя все хорошо.




− Номер неизвестен, – сказала я, отбрасывая телефон от себя, – но это Адам.

− Какой Адам?

− Адам Росс.

Ава уставилась на меня так, словно думала, что я шучу. Я вскинула брови, и она взяла мой телефон, и прочла его сообщение, теперь все воспринимая в других тонах.

− Почему он пишет тебе?

− Ночью он пришел ко мне, − невпопад сказала я, и тут же пожалела.

− Что значит ночью он пришел к тебе? – девушка уставилась на меня своими зелеными глазами-блюдцами. − В смысле как Ангел, спустившийся с небес?

− Нет, − я фыркнула, – он пришел, пока я была в палате в больнице… Он сказал мне…

− Что? – Ава все еще удивленно смотрела на меня, словно вместо меня ей виделось говорящее животное. Она знала о том, что я провела эту ночь в Первом медицинском павильоне, но о том, что это случилось из-за Лиама и что меня навестил Адам я забыла упомянуть.

– Что он сказал?

− По сути… я не все запомнила из его слов. Мой разум все время сосредотачивался на других вещах.

− На каких вещах? – допытывалась подруга, но, судя по ее взгляду и усмешке, она примерно догадывалась, о чем я говорю. Она возвела глаза к потолку. – Аура, ты серьезно? Я думала ясно дала тебе понять, что этому парню верить нельзя. Он не такой хороший, как ты думаешь. Внешность обманчива.

− Ты его совсем не знаешь, Ава, − внезапно я встала на его защиту.

− О нет, – она всплеснула руками, вскакивая на ноги. – Это снова начинается, да? Тебе снова все мерещатся хорошими и пушистыми как котята, но этот парень не такой и тебе следует держаться от него подальше. – Девушка раздосадовано простонала: − Ну почему тебя все время тянет к таким особям? Сначала Экейн, теперь Адам.

− Ава, − я попыталась остановить подругу, неизменно краснея. – Я имела в виду, что прежде чем делать выводы, нужно сначала поговорить с ним. Пообщаться.

− Вот именно, Аура, что Адам Росс не станет с тобой общаться! – отрезала Ава, злясь все сильнее. Я не могла взять в толк, почему она раздражается. – Подобные парни заинтересованы совершенно в других вещах! О Боже, все дело в том, что ты не помнишь целый год своей жизни, и еще два провела в отдалении от подобных существ.

Я опрокинулась на спину на кровать.

Ава снова пытается давить на меня. Ее прямолинейность, смешанная с сарказмом и забавляет и убивает одновременно. Подруга упала рядом, подняв в воздух пыль. Перевернулась на бок и подперла щеку кулаком, встревоженно глядя на меня:

− Аура, пообещай, что ты не станешь снова вмешиваться в неприятности.

− Обещаю, − меланхолично протянула я, глядя в потолок.

− Можешь пообещать больше не общаться с Адамом?

Я резко посмотрела на нее:

− Это будет слишком грубо по отношению к нему, ты не находишь? Я не могу так поступить, даже несмотря на то, что он фактически на моих глазах бросил свою девушку и использовал меня. Я думаю, он не так плох.

− О боже, ты слишком хорошая. – Ава снова закатила глаза, переворачиваясь на спину. Теперь мы обе уставились в потолок, и длительное время молчали. Я продолжала думать и переосмысливать ее слова.

Мне действительно не следует общаться с Адамом? Но я не могу слушать чужие мнения и делать по ним выводы, словно в пять лет. Мне кажется, Адам хороший человек. Наверное, про Экейна я думала точно так же, когда встретила его три года назад. Думала, что он хороший парень и не причинит мне зла. А потом я исчезла.

− Уже достаточно стемнело, – оповестила меня Ава. В сумраке комнаты я различала лишь очертания подруги. Я кивнула и хрипло произнесла:

− Спасибо, что ты пойдешь со мной. Я бы не смогла сделать это одна.

− Мы же с тобой лучшие подруги, девочка.

***

Мой дом выглядел как декорации к фильму ужасов. Может потому, что был не жилым, а может потому, что я знаю, что случилось внутри. Помню все в мельчайших подробностях. Окровавленные тела. Мертвые глаза смотрят на меня.

Мы все в крови. И, кажется, мой мир окрашивается в красный.

Я не в состоянии сделать ни шага, поэтому Ава потерла мою спину и приглушенно спросила:

− Ты в порядке?

− Я не могу это сделать. Я просто не могу, – пробормотала я, пятясь назад и мотая головой. – Мои ноги не желают переступать порог. Они все еще там, да?

− Кто? – Ава смотрит на меня сочувствующе и обеспокоенно. Меня пугает этот взгляд, но еще больше пугает перспектива войти туда.

− Я не хочу входить в дом.

− Аура, мы не можем здесь стоять. Соседи могут увидеть нас и принять за воров, – тихо сказала Ава, легонько подталкивая меня вперед, но я уперлась, заискивающе глядя на подругу:

− Тогда давай просто уйдем?

Она замерла как вкопанная, не веря своим ушам. Потерла переносицу, шумно вздыхая.

− Хорошо. Скажи мне где твой дневник, и я принесу его.

− Ты не можешь войти туда, – мой голос задрожал от паники. Лица родителей все еще были перед моими глазами, и я не хотела, чтобы это же преследовало и Аву до конца ее дней.

− Послушай. Посмотри на меня, – подруга схватила меня за руки, и я нехотя перевела на нее взгляд. − Просто скажи где лежит этот дневник, и я принесу его, ладно?

Я снова бросила взгляд на входную дверь. Помню, что, когда вошла в нее два года назад, не сразу поняла, что прикоснулась к крови на дверной ручке – я была слишком потрясена, чтобы осознавать это.

Теперь Ава хочет войти внутрь.

− Он лежит под тумбочкой с одеждой, − глухо произнесла я. − То есть… я не знаю, стоит ли она все еще там. – Я нервно облизала губы, и еще раз попыталась объяснить: – Когда войдешь в комнату поверни налево. Там стоит камин. Рядом с камином стоял небольшой шкаф с моей одеждой. Под шкафом находится небольшое углубление – половицы прохудились. Я выломала доски, чтобы прятать туда дневник.

− Хорошо. – Ава облегченно отпустила меня, отстраняясь. – Теперь я войду внутрь и заберу его. Ключ все еще лежит в кадке с кактусом, стоящим на подоконнике веранды? – Я неуверенно кивнула, и стала наблюдать, как Ава проскальзывает в невысокую калитку и идет к дому.

Я шла точно так же два года назад. В теле была жуткая усталость. Больше всего на свете я думала о том, как хочу увидеть маму и папу, хочу попросить отвезти меня в полицию, чтобы выяснить чья на мне кровь.

Но мне не нужно было выяснять это.

Стало все ясно, как только я вошла в дом.

Ава не выбежала с криком, как только скрылась за дверью, и я немного расслабилась и принялась ждать ее возвращения.

Минуты текли раздражающе медленно. Я прислонилась спиной к забору и опустилась на корточки, чтобы никто из соседей не увидел меня, и в таком положении длительное время следила за облаками, плывущими по небу, пока ноги не затекли.

Я поднялась.

Почему Ава так долго?

Вдруг что-то случилось?

Мысли, одна хуже другой, стали одолевать. Я полезла в карман за телефоном, но вспомнила, что оставила его в номере.

Вновь присела, утыкаясь взглядом в неровности на асфальте.

Ну где же Ава?

Может, она нашла дневник и читает его прямо сейчас? Нет, она бы так не поступила. Или, может быть, поступила, если бы решила, что таким образом может уберечь меня от травмы. Что, если в том дневнике…

Я услышала позади себя шаги и резко поднялась на ноги. Ава бежала по дорожке ко мне. Проскользнув в калитку, она закрыла ее на защелку и повернулась ко мне, сказав:

− Никакого дневника там нет, Аура.

 

 

Глава 9

В среду утром я проснулась уже не в общежитии. Когда мы с Авой вернулись из Дарк-Холла, Кэмерон уже поджидал меня на автовокзале. Он был недоволен, узнав, что я навестила дом мамы и папы, а еще был смущен тем, что я не была зла, что он без моего ведома забрал мои вещи. Я отреагировала нормально, особенно после того, как мы с Авой не нашли мой дневник. После этой поездки в Дарк-Холл все стало только запутаннее, и мне как никогда нужна семья. Я ничего не понимаю. Ава тоже; она сто раз спросила возможно ли такое, что я перепрятала дневник, и я сто раз ответила, что нет. Я не могла этого сделать, потому что люблю, когда все на своих местах. Это помогает держать под контролем свои мысли, поведение и даже жизнь.

Я не перепрятала свой дневник. Кто-то другой сделал это. Кто-то, кто знал, что я собираюсь найти его и узнать, что скрываю от самой себя.

Это был Лиам? Думаю, и да и нет. Если он хотел, чтобы я все вспомнила, тогда зачем ему прятать дневник? Это его игра? Он играет со мной в игры, словно я его кукла?

Кэмерон выглядит счастливым, что переехал в Эттон-Крик, но, подозреваю лишь оттого, что я буду под его вечным контролем. Я же счастлива, что больше не придется сталкиваться с Лиамом.

− Эй, − Кэмерон открыл дверь и просунул внутрь моей светлой просторной комнаты свою темноволосую голову с идеальной прической, – завтрак готов и ждет тебя на столе.

− Я уже иду, – я потянулась, притворяясь что проснулась секунду назад.

Эта комната непривычна. То, что я здесь одна тоже непривычно. Несмотря на то, что я два года была наедине с собой в больничной палате, привыкнуть к Кристине, ее будильнику в пять утра и мстительным планам, над которыми она работала, было очень легко. И вновь я одна.

Мы с братом позавтракали яичницей с беконом и пончиками, которые он купил специально для меня, в полном молчании; не неловком, а утреннем молчании, которое соответствует Эттон-Крик с его интровертивными улочками, закрытыми ставнями домов, куда не в силах проникнуть липкий туман, и разномастной публикой.

Кэмерон доволен, несмотря на свою подозрительность. Я тоже счастлива.

Я соскучилась по нему; по шуткам, по теплому взгляду старшего брата, по традиционным ужинам по средам. Сегодня как раз среда, и меня дома ждет что-то удивительное.

Я дома.

Не могу поверить, что теперь я могу в своей голове произнести это слово.

Это мой новый дом.

Я со своим братом.

Я в безопасности.

И так будет продолжаться, пока кто-нибудь снова все не испортит. Буду это я или Лиам, или еще кто-то?

Я собираюсь насладиться сегодняшним днем. Вторым завтраком, который приготовил мне брат; второй раз, когда мы сидим с ним за столом на нашей кухне в нашем доме.

− Что? – спросил он, перекладывая кусочек бекона со своей тарелки на мою. Он все время твердит, что мне нужно набрать вес. Я не против.

− Ты должен был уже давно переехать сюда, – сказала я, и Кэмерон сияющее улыбнулся, почувствовав себя нужным мне. Когда он рад – я тоже; я с чувством облегчения поднялась на ноги. − Теперь мне пора, потому что я действительно не люблю опаздывать.

− Помню, − отозвался Кэмерон с усмешкой. От этой усмешки у меня полегчало на душе да так, что я забыла о пропаже дневника. Всего лишь год. Один единственный год, который я не помню.

Я могу с этим жить.

И совесть, и чувство вины тоже должны.

Я вышла во двор, одновременно читая сообщение, присланное Адамом:

«Для начала мы могли бы стать хорошими друзьями, если ты снова заговоришь со мной».

Против воли мои губы растянулись в улыбке. Адам Росс будто открытая книга и именно этим меня так привлекает: он полностью честный и открытый человек. Если бы не соблазнительная улыбочка и коварный взгляд ему можно было бы верить, ведь в мире где все лгут, в том числе и я, − человек, говорящий правду, может стать союзником.

Я будто глупый мотылек лечу на свет Адама Росса, позабыв о том, что, подлетев слишком близко, могу опалить крылышки. Если слишком привыкну к Адаму, а он потом выкинет какой-нибудь фокус…

− Только посмотрите на эту уродину.

Улыбка слетела с моих губ, стоило мне выйти со двора нашего дома. Ведь заперев калитку и сделав несколько шагов в сторону автобусной остановки, я услышала позади себя знакомые голоса.

− Тебе невероятно повезло, что твой брат красавчик. Хотя я считаю, вы не можете быть братом и сестрой. Готова спорить, тебя удочерили.

− Или ее купили в магазине подержанных вещей, где она и пополняет запасы одежды. Что это за лохмотья на тебе, Золушка?

Я обернулась, глядя в упор на Маритт и Мишель, и они синхронно вскинули брови, как бы спрашивая, что я собираюсь делать. А я совершенно ничего не могу. Повезло мне – я переехала в дом по соседству.

***

От моего нового дома до университета поездка на автобусе занимает семнадцать минут. К сожалению, это не семнадцать минут тишины, проведенные на последнем сидении у окна, это семнадцать минут в течение которых Адам Росс собирался меня доставать. Очевидно, парень жил поблизости, потому что стоило автобусу остановиться на первой остановке, как Адам вскочил на ступеньку.

Я пригнулась, но он все равно увидел меня и присел рядом, будто мы лучшие друзья.

Почему он так сексуально улыбается? Точнее, почему он так улыбается мне? И почему я не переставая продолжаю думать об этом парне?

Больше не желая думать о подобном, я поднялась на ноги, собираясь пересесть, но Адам схватил меня за запястье поверх рукава кофты.

− Постой, − попросил он умоляющим тоном. – Пожалуйста, не уходи. Давай поговорим.

Я опустила на него взгляд, что было моей ошибкой – я попала в плен его карих, теплых глаз, похожих на густой манящий шоколад.

Я не хотела общаться с этим парнем. Но… я вернулась на сидение. Потому что он был честным. И он был тем, кто заинтриговал меня с той самой секунды, когда открыл рот, чтобы предупредить что мне следует держаться подальше от сестер-француженок.

− Можешь говорить, – позволила я, ощущая себя неуютно, словно только что сдалась перед величайшим искушением. Адам открыл рот, но я перебила: – Ты должен успеть высказаться до того, как нас увидит твоя бывшая девушка. Не хочу, чтобы она сожгла мой дом.

Мой сварливый голос должен был отбить желание продолжать вести со мной беседы, но Адам вдруг спросил:

− Ты хоть иногда обо мне думаешь? – Выглядел он так, будто только об этом и хотел спросить. Я смутилась, но выдавила:

− Зачем мне это?

Автобус подъезжал к городской библиотеке, и я начинала думать, что идти пешком до университета не такая уж и плохая идея. Я просто не смогу находиться наедине с этим парнем, который пронизывает меня грустным взглядом и подавленной улыбкой. Адам заставляет чувствовать внутри вину, будто бы я говорю или делаю что-то не так.

Я молчала, пристально вглядываясь в улыбчивое лицо с открытым взглядом. Хотелось бы думать, что со стороны я размышляю над беседой, но на самом деле, за долю секунды пытаюсь понять, почему Адам меня заметил. Что именно увидел внутри меня, если не увидел этого в Маритт и, наконец, почему я все чаще и чаще думаю о нем с тем чувством, будто бы нарушаю правила, отодвигаю границы?

Он произнес тихим, низким голосом, словно думал, что кто-то может нас подслушать:

− Потому что ты не можешь это контролировать. Но если бы могла не стала бы.

− Не стала бы? Ты высокомерный, наглый, упрямый и жестокий. И тебе не важно, заденут ли твои слова кого-нибудь.

− Ты права, не важно.

Я задохнулась от возмущения, резко отстранившись.

− Ты считаешь, что я стану общаться с таким человеком?

Он изучающе смотрел на меня, а я на него. Я не хотела уступать и не хотела сдаваться, но первая отвела взгляд, потому что смотреть в его глаза было самой настоящей пыткой – Адам вырывал из меня хорошие чувства, заменяя их своими собственными. Я попыталась отвернуться, но Адам осторожно взял меня за подбородок и приподнял голову.

Впервые в жизни я была настолько растеряна, что мышцы одеревенели и голова стала пустой. Я не могла отодвинуться на сидении, чувствуя бедро Адама своим, не могла убрать его руку со своего лица. В голове пронеслась сотня мыслей, но они все испарились, когда губы Адама приблизились ко мне, когда его язык прошелся по моей нижней губе, заставляя чувствовать внезапный порыв жара в груди. Я так сильно зажмурилась, что почти забыла кто я, где я и что происходит. Почему это происходит?

Я просто чувствую, что не могу устоять. Чувствую, как внутрь меня протекает что-то, что принадлежит Адаму Россу – его уверенность, его сила, и я хочу больше. Даже не думая о том, что это – мой первый поцелуй. Потому что я не помню свой настоящий первый поцелуй, но помню этот, − значит, это он и есть.

Я отстранилась первая, с чувством что это именно то, что я должна сделать, и наткнулась на насмешливо-вопросительный взгляд Адама. Его карие глаза всматривались внутрь моих, желая найти ответ на вопрос. И что бы он не увидел, его это не разочаровало. Я же была шокирована. Видела все в каком-то ином, ярком свете – улицу за окном проезжающего автобуса, библиотеку, остановку, на которой хотела выйти. Ярче и одновременно темнее.

− Зачем ты это сделал? – прошептала я, все еще чувствуя Адама непозволительно близко.

− Похоже, что у такой хорошей маленькой девочки это был первый поцелуй?

Я почувствовала жар, растекающийся по щекам. Хотелось быть такой же смелой в своих мыслях и чувствах, как Адам, но я просто не могла притворяться.

− Но… зачем ты сделал это?

− Это был ответ на твой вопрос, − ответил он. – Ты станешь общаться со мной. Потому что это то, чего ты хочешь.

− Ты не знаешь, чего я хочу. Я не такая, как другие девушки.

− Определенно, – согласился Адам, продолжая пристально смотреть на меня. – Я не встречал никого похожего на тебя. Никогда. Но теперь я нашел тебя и не оставлю в покое.

***

Весь день этот поцелуй крутился в моей голове, словно какой-то занимательный фильм, от которого я не в силах избавиться. Колени все еще дрожали и потели ладони. Мое странное поведение не могла не заметить Кристина:

− Да что с тобой? – раздраженно спросила она, потянув меня за руку, когда мы переходили дорогу направляясь к кафе «Шерри». У Авы как раз был обед, и она сказала, что хочет познакомиться с моей бывшей соседкой по комнате. Я боялась, что Кристина пригласит с нами Лиама, но она сказала, что не хочет, чтобы он подслушивал наши девичьи разговоры. – Аура, что-то случилось? Тебя что-то потрясло, но ты из упрямства не хочешь рассказывать?

Я сглотнула.

− Я… целовалась.

− С кем? – девушка едва не остановилась посреди дороги, и теперь мне самой пришлось тащить ее вперед чтобы нас не сбила машина. – Ты поэтому весь день словно пришибленная ходишь? Кто это сделал? Экейн?

− Нет! – я одновременно изумилась и ужаснулась; и меня тут же бросило в жар, стоило подумать о Рэне и поцелуях. – Нет, кое-кто другой сделал это, − пробормотала я, уставившись себе под ноги.

− Кто? Кто это сделал? Скажи мне его имя, и я сделаю коктейль Молотова чтобы подбросить ему в машину за то, что он украл невинность моей подруги.

Мое лицо вытянулось:

− Нев… что?..

− Ничего, – беспечно отозвалась Кристина, одновременно покрутив головой. − Забудь. Так и кто это сделал? А главное, когда? – она пристально уставилась на меня. − Ты же все время была у меня на виду.

Я еще сильнее смутилась.

− Это… произошло в автобусе. – Пришлось несколько раз сглотнуть, чтобы продолжить, и пока я тянула, мы подошли к кафе. Кристина проскользнула внутрь все время оборачиваясь, будто думала, я сбегу. Я шагнула следом и осмотрела уютное помещение, битком набитое студентами. Когда я увидела Аву, махающую мне обеими руками, направилась к ней.





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2017-03-08; Просмотров: 183; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2019 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.019 с.) Главная | Обратная связь