Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Ну, они и не были вашими парнями. По крайней мере Рэн Экейн, судя по тому, что я о нем знаю, ничьим парнем быть не намерен.




− Может, стоит найти парней…других парней? – предположила я жалобным тоном.

− Что?

− О чем ты говоришь?

− Они не такие идеальные, как могло показаться на первый взгляд, ведь так? – Я повернулась к Маритт. − Адам бросил тебя, сказав такие жестокие слова, потому что знал, что я прячусь за деревом и хотел унизить тебя…

Я замолчала, потому что что-то произошло. Мою правую щеку обожгло резким неожиданным огнем, и я автоматически положила туда свою ладонь, вскакивая на ноги. Неужели Маритт меня ударила?! Она действительно сделала это?!

Я схватила сумку и, протиснувшись мимо Мишель, бросилась к выходу. На глаза навернулись слезы жалости – ведь я даже не виновата в том, в чем они меня обвиняют! Это так несправедливо!

Около лестницы я столкнулась с парнями, выходящими из лифта, и один из них схватил меня за локоть:

− Аура, что с тобой? – карие глаза Адама тревожно расшились. Он сжал мой локоть не сильно, но заставив замереть на месте. Его друзья, не сговариваясь, двинулись дальше. – Почему ты плачешь?

− Оставь меня в покое! – рявкнула я, и побежала вниз по лестнице. Ненавижу их – Адама, Экейна и Лиама! Ненавижу этих людей!

Я никогда не кричала и никогда так не злилась, и от этого лишь расстроилась сильнее. Накричала на Адама просто так – без причин, а ведь он лишь хотел помочь, удостовериться, что со мной все в порядке.

Нет, с меня достаточно. Больше не хочу иметь ничего общего с людьми, из-за которых на меня неприятности сыплются словно из рога изобилия.

Слезы обиды и жалости застряли где-то в горле мерзким противным комком и не желали двигаться, причиняя боль при малейшем вдохе. Я выбралась во двор, слишком поздно осознав, что прогуливаю занятия. А я никогда не прогуливаю.

Комок рассосался, и я шумно втянула ртом воздух. Вскинула голову, и посмотрела на небо, подернутое стальным цветом.

Все хорошо. Ведь ничего страшного не случилось, верно?

Есть вещи и пострашнее, чем пощечина.

От грустных мыслей меня отвлек звук оповещения:

«Аура, ты должна срочно услышать то, что я узнала! – написала Кристина. Через буквы я практически чувствовала коварное настроение, а в ушах слышала злорадный смех. − У меня сейчас тренировка в бассейне, иди туда».

***

В бассейне было тихо − тренировка еще не началась. Я вошла в раздевалку, но здесь тоже никого не было: в тусклом свете ламп различались лишь голые скамейки и металлические шкафчики, штабелем выстроенные у стен.

− Кристина? – тихо позвала я, но, так и не добившись ответа, вышла через двери к бассейну.

Пустота. На стенах плавали блики, завораживая и пугая одновременно.

− Кристина? – от паники и страха в собственном голосе у меня побежали мурашки по спине. На цыпочках я ступила к бортику бассейна и посмотрела в воду, потому что знала, что это в стиле Кристины – выпрыгнуть откуда-нибудь, чтобы напугать.

Но никто не выскочил из воды, зато я увидела кое-что на дне и наклонившись, чтобы рассмотреть это, внезапно потеряла равновесие.

− Кристина! – завопила я, и эхо тут же отразилось от стен. Мой телефон вылетел из руки и опустился на дно бассейна, хотя, даже если бы я продолжала держать его, это не помогло – от страха совсем помутился рассудок. И едва тело ударилось о воду, подняв в воздух море брызг, паника мгновенно охватила меня от корней волос до кончиков пальцев на ногах – фобия захватила меня в свои сети из остатка. Я принялась орать до боли в горле, барахтаться и бить руками по воде, пытаясь удержаться на поверхности, и сквозь брызги, летящие в лицо, попыталась разглядеть того, кто толкнул меня, но увидела лишь ноги, что были несомненно женскими ногами.

Когда я моргнула в следующий раз, я уже ничего не помнила. Тело больше не принадлежало мне, я уже не понимала где верх, где низ. Сознание спуталось, и единственное, что я знала точно – воздух где-то далеко. В сотне километрах над моей головой.

Еще секунду спустя всем телом овладела беспомощность, а в мозгу почему-то застряло улыбчивое лицо Кэмерона.

Моя мечта всегда заботиться…

 

Кажется, вода просочилась в череп: я больше не ощущала ни рук, ни ног, лишь тяжесть во всем теле. Наступило спокойствие, и настойчивая, манящая темнота в голове захлестнула лицо старшего брата. А затем и оно растворилось в молочно-белом тумане, который складывался в слова:

− Аура.

− Аура…

− Аура, ты меня слышишь?!

Я закашлялась, отплевывая воду и со стоном сгибаясь пополам. В панике стала водить перед собой руками, пытаясь подняться, и только спустя несколько секунд поняла, что я больше не в воде.

− Аура! – Адам Росс, склонившийся надо мной, нежно похлопал меня по щекам. Моя голова покоилась у него на коленях, и мне на лицо капала вода с его волос. Я моргнула, чтобы убедиться, что все это не мерещится, чтобы убедиться, что я не умерла. – Пожалуйста, скажи что-нибудь.

Дрожащими то ли от холода, то ли от волнения пальцами он убрал прилипшие к моему лицу волосы, и лишь тогда я осознала, что произошло. Захрипев, я кое-как отползла от парня подальше. Он изумленно уставился на меня, но не попытался остановить.

− Не…не подходи ко мне! – вода все еще выходила из моих легких, поэтому я закашлялась и едва сдержала порыв рвоты.

− Аура, пожалуйста, не разговаривай, – прошептал Адам, поднимаясь на ноги и делая ко мне шаг. − У тебя наверняка повреждено горло.

− Я же сказала: не подходи ко мне! – заорала я из всех сил, вскидывая голову вверх. Адам остолбенел, а я заревела: − Не приближайся ко мне!

Адам выглядел растерянным и испуганным, но его испуг ни в какое сравнение не шел с моим.

Я думала, что умру.

− Не подходи! – продолжала бормотать я, безуспешно пытаясь вытереть лицо рукавом пальто. Я вся мокрая. Впрочем, как и Адам. Его толстовка и джинсы прилипли к телу, а с волос капает вода.

− О чем ты…

Я принялась панически хватать ртом воздух, мысленно убеждая себя в том, что самое страшное позади. Я не умерла. Я не мертва.

− Я не умерла… я не умерла…

− Аура?

− Я видела Маритт, − промямлила я и икнула. Убрав прилипшие ко лбу волосы, продолжила: − Не знаю, как это возможно, но я видела ее здесь, сквозь воду. Это должна быть она. Она… я боюсь воды. Не умею плавать… я не знаю…

***

Адам одолжил мне свой спортивный костюм и затем отвез домой.

Я не могла перестать плакать − слезы просто катились из глаз, смущая и меня и Адама. Ситуация с бассейном все еще прокручивалась в голове, заставляя содрогаться, заставляя представлять, чтобы случилось, если бы не появился Адам и не вытащил меня.

− Пожалуйста, прости меня, Аура, – он в двадцать первый раз извинился, бросая на меня виноватые взгляды. – Я не знал, что все зайдет так далеко.

− Ничего, – только и могла сказать я. Это действительно – ничего. Он не мог знать, что его бывшая девушка сумасшедшая психопатка.

Мои глаза снова защипало.

Адам осторожно переплел наши пальцы, словно давая мне шанс отстраниться, но я просто сидела, пытаясь понять, что ощущаю по поводу этого прикосновения. Проблема в том, что я начала сравнивать руки Адама и Рэна. Это все как-то неправильно. Я не должна так поступать.

Я отогнала все лишние мысли из головы и сосредоточилась на Адаме. Он послал мне слабую улыбку, и я выдавила:

− Спасибо, что ты вытащил меня.

− Почему ты такая? – он поморщился, словно моя благодарность больно уколола его. – Почему ты такая добрая?

− Я не…

− И такая милая? – перебил он, не дав мне договорить. Я не совсем поняла, что он имел в виду под моей добротой. Я и должна быть ему благодарна, разве нет?

Адам продолжил:

− На самом деле я давно не встречал таких чистых людей, как ты, Аура. Это очень сильно… влечет меня, знаешь?

Я почувствовала себя неуютно, от жара, расползающегося по спине, и ненавязчиво убрала свою руку из его. Адам не заметил – он вел машину, глядя только перед собой.

− Я не… не такая…

Ава и Кристина ведь предупреждали, что ему нравятся такие девушки – и вот оно, доказательство.

− Мне даже нравится, как ты смущаешься, – он усмехнулся своей сексуальной улыбкой; бросил на меня взгляд: – Но теперь я чувствую себя плохо.

− Почему? – удивилась я.

− Должен ли я признаться? − он нахмурился, загадочно улыбнувшись. – Думаю, это и показалось мне привлекательным, когда мы встретились впервые. Ты была такой милой и невинной, что я не мог устоять.

− О чем ты говоришь? – изумилась я, все сильнее краснее. Наверное, нужно выключить печь, мне нечем дышать. Адам говорит странные вещи и ведет себя странно. Он вновь послал мне улыбочку:

− Ни о чем. Если хочешь, могу рассказать один секрет.

− Какой секрет?

Почему он так загадочно улыбается?

Я даже не заметила, как автомобиль Адама остановился у моего дома, лишь почувствовала жгучее желание уйти и остаться. Больше – остаться, поэтому, когда парень заглушил двигатель, я даже не пошевелилась. Адам положил обе руки на руль и повернул голову в мою сторону:

− Как сильно ты хочешь узнать этот секрет?

Я вскинула бровь, начиная догадываться, к чему ведет эта беседа.

− Смотря какой это секрет. Но ты играешь со мной в игры, поэтому мне все равно. Большое спасибо, что ты подвез меня домой, Адам, − сварливо поблагодарила я, и уже положила ручку на дверь, как парень осторожно взял меня за другую руку. Нежно сжал пальцы и по моей спине тут же прокатилась волна дрожи. Я обернулась, стараясь хмуриться, а не краснеть, словно переспевший помидор.

− Что?

− Назови меня еще раз по имени.

Почему он ведет себя так, словно я… почему здесь так жарко?

Твердым голосом я произнесла:

− Пожалуйста, отпусти меня.

Он не отпустил, лишь с любопытством прищурился:

− Этот секрет о тебе, но ты его не знаешь.

− Как это? – я почувствовала между бровей морщинку, теперь уже полностью оборачиваясь. Адам больше не улыбался, а я затаила дыхание и отпустила ручку двери. Парень отпустил меня, поняв, что я не собираюсь уходить, и откинулся на спинку сидения. Его лицо было бледным, под глазами залегли темные крути – все оттого, что вокруг машины будто бы образовалась мрачная темнота. Тучи стали темно-серыми, назревал дождь.

− Кое-что, о чем ты не помнишь, Аура. – Адам бросил на меня взгляд. Он больше не смеялся глазами, а на губах не играла улыбка. Он смены настроения парня у меня засосало под ложечкой. – Мы познакомились с тобой вовсе не в ноябре, как ты думаешь.

− А когда? – я затаила дыхание и вытерла вспотевшие ладони о джинсы. Почти слышала, как шумит кровь в ушах. – Когда мы познакомились с тобой, Адам?

***

Августа, 2013 года

Я и предположить не могла, что поиски приведут меня в город под названием Эттон-Крик, куда безжалостно врывался лес, захватывая дороги и дома, отходя к центру редкими деревьями. Окраина города с обеих сторон была полностью объята лесом, а въезд проходил через Криттонскую реку, бурлящую под живописным мостом.

Должно быть, с высоты птичьего полета это место напоминает круг. По бокам темнее – это лес и холмы. К середине круг становится более свободным и прозрачным: деревья становятся редкими, кустарника все меньше. Прямо посредине, должно быть, город разделен рекой.

Автобус пересекал людные улочки, а я про себя повторяла адрес автосервиса, в котором стоит моя машина. Машина, которая стоит там уже два года, − все то время, что я провела в лечебнице. Но теперь я здесь. Теперь я узнаю, как этот город связан с моим прошлым.

Несмотря на страх я должна была приехать – вернувшееся воспоминание настойчиво билось о стенки черепа. Поэтому я покинула больницу и Кэмерона. Я не помнила Эттон-Крик, но, когда вышла на остановке с другими людьми, с судорогой представила, что они меня узнают, хоть я теперь выгляжу совершенно по-другому. Теперь у меня черные волосы, карие глаза, которые я спрятала за солнечными очками. И больше нет тех милых щечек, которые были на всех фотографиях со мной.

Никто меня не узнал.

Прислушиваясь к тому, о чем говорят люди, и даже как-то по-особенному наслаждаясь их речью, я медленно направилась через дорогу, чтобы отыскать нужный мне автосервис. Я не решалась заговорить с прохожими, спросить дорогу, но в этом нашла плюс: я могу прогуляться.

От иступляющей жары футболка и рубашка быстро стали влажными. Казалось даже волосы увлажнились. Воздух был сухим и горячим, и меня стала мучить жажда, но я наслаждалась происходящим − так долго не была на улице. Нет, конечно, мы с Кэмероном или с Акселем иногда выходили на прогулки, но это выглядело как необходимость, а сейчас я наслаждалась солнцем и летней погодой.

Так. Куда дальше?

Магазины, закусочные, площадь.

Вокруг меня люди, и все куда-то спешат. Некоторые гуляют с собаками, другие катаются на роликах и велосипедах. Я же стою на перекрестке улиц, не зная, куда идти. Даже не знаю, в каком я районе.

Среди всего этого я совершенно одна.

Не знаю, кто я.

Я улыбнулась сама себе, приободряясь. Я справлюсь со всем этим. Я выжила после того, как меня нашли в лесу. Я выжила в том переулке…

Получасом позже, я, наконец, нашла эту автомастерскую, но, к моему глубокому разочарованию, она оказалась запертой и, по словам пожилой женщины работающей в киоске рядом, эта мастерская была закрыта уже больше года. Все это было очень подозрительно и невольно наталкивало на мысль, что бокс, возможно, закрыли из-за моей машины, хоть это и звучит странно. В любом случае уже не важно из-за чего автосервис закрыли, ведь теперь мне не попасть внутрь и не узнать, что с моей машиной. И со мной.

Я прислонилась к шершавой стене, пытаясь игнорировать отчаяние, которое накатывало словно волны Тихого океана. Что теперь делать? Я приехала в Эттон-Крик, потому что думала, что это хороший шанс разобраться в прошлом, и даже не догадалась позвонить сюда, потому что не хотела думать, что идеи окажутся неустойчивыми как песочный замок перед приливом.

Я вскинула голову к горячему солнцу, прогоняя мистера Безысходность, который стоял рядом и пытался утянуть за рукав рубашки в свои владения. Я не могу вернуться в Дарк-Холл, не могу вернуться в лечебницу. Просто не могу, потому что безнадега вновь утащит меня на дно.

− Эй, ты в порядке?

Я вздрогнула и открыла глаза. Передо мной стоял высокий крепкий шатен, в кепке закрывающей пол-лица. Он был в рабочей униформе: синие штаны, перепачканные машинным маслом, и серая майка, обтягивающая торс. Убрав кепку с глаз, он улыбнулся:

− С тобой все в порядке? Ты выглядишь плохо.

− Что тебе нужно? − вырвалось у меня прежде, чем я поняла, что веду себя словно параноик. Незнакомец усмехнулся и, приподняв руки, отступил от меня на несколько шагов. Я отлепилась от стены и забросила на плечо рюкзак.

− Ничего, я просто пытался помочь.

Этот парень не представляет никакой опасности. Я не должна его бояться.

− Ты мне не сможешь помочь, если только у тебя нет навыка взлома дверей, − мрачно сказала я, вздыхая.

− А куда тебе нужно проникнуть?

Я лишь секунду размышляла стоит ли доверять этому парню, но потом решила: в конце концов, ведь мы с ним не знакомы.

− Мне нужно туда, – я указала на заброшенное здание автосервиса.

− Зачем? – незнакомец удивился. – Автосервис закрыт.

− Там…моя машина.

− Твоя машина? – на лице парня промелькнули смешанные чувства: догадка и изумление. – Так это твой форд?!

− Э-э…

− Черт возьми! Я думал, за ним никогда не придут! – парень хлопнул обеими руками по бедрам, восторженно глядя на меня: − Тем более такая красотка. Форд, значит?..

− Ты знаком с владельцем автосервиса? – спросила я, с зародившейся надеждой.

− Можно и так сказать, – кривовато усмехнулся юноша, доставая из заднего кармана, куда я по неосторожности бросила взгляд, ключи.

− У тебя есть ключ? – продолжала лепетать я, не зная куда смотреть. В глаза юноши – в красивые глаза коричневого цвета, с золотыми крапинками, − смотреть не могла. Но парень тоже не смотрел; он отмахнулся от меня, словно я сказала какую-то ерунду, подошел к огромным железным дверям и снял замок. Боясь поверить, что все это происходит на самом деле, я поспешила вслед за незнакомцем. Он уже отпер дверь, отключил сигнализацию, напугавшую меня, и впустил внутрь. Когда я вошла, включил свет и запер за нами двери. Я почувствовала неладное, но он объяснил:

− Чтобы люди не решили, что бокс снова работает.

Я сглотнула, пытаясь привести мысли в порядок.

− А ты… не боишься впускать сюда незнакомых людей?

Незнакомец рассмеялся:

− Значит так, – он скрестил руки на груди, и его майка натянулась, очерчивая каждую мышцу. − Я тебя впустил по двум причинам: первая, − он поднял вверх палец, − то, что твоя машина здесь стоит два года, и черт, ее уже хотели выставить на аукцион. Так что любопытно было взглянуть на ее владельца. Второе, – он снова скрестил руки: − Я тебя впустил, потому что не думаю, что ты можешь представлять хоть какую-нибудь опасность.

Должна признать в этом есть доля логики, но я промолчала, решив, что этот парень может передумать и действительно выставить мою машину на каком-нибудь аукционе.

− В любом случае хорошо, что ты пришла, и хорошо, что в этот момент здесь был я, чтобы забрать доверенность. – Он почему-то смутился, словно сказал лишнее. − Мы с тобой никогда не встречались?

− Нет, – быстро сказала я, сглатывая. – Нет, не думаю. Я впервые здесь.

− Вот как… − он нахмурился, словно что-то обдумывая. – Может быть я тебя с кем-то перепутал. Меня зовут Адам.

Он протянул руку, и я с сомнением пожала ее:

− Меня зовут Аура.

− Аура. Мне нравится. Что ж, давай взглянем на твою машину. Черт, даже жаль расставаться с такой красоткой.

Ощущая робость и смущение, я медленно пошла вслед за Адамом внутрь здания. Он предложил мне свою руку, опасаясь, что могу споткнуться о валяющиеся тут и там какие-то инструменты, и прочий хлам, но я отказалась.

Несмотря на то, что здесь некоторое время не чинили машины, запах бензина и специфических веществ не выветрился. Каждый гараж был пуст кроме последнего – здесь стояла машина. Адам щелкнул включателем, и я затаила дыхание.

− Это разве не…

− Ага, – торжественно перебил меня Адам, снимая кепку и встрепывая свои торчащие во все стороны волосы: − Это форд мустанг 1971 года.

Я знала, что это за машина, потому что Аксель как раз два дня назад заставил меня смотреть с ним его любимый фильм. Кэмерон предусмотрительно ушел в магазин, чтобы купить еды, и вернулся, лишь когда начались титры.

− Так, – Адам прервал мои размышления, уже не выглядя довольным. – Ты что, не помнишь, что у тебя за машина?

Мне на голову словно свалился кирпич, и я испуганно вздрогнула, услышав звонок мобильного Адама. Он, не спуская с меня подозрительно взгляда, ответил:

− Да, Маритт. Почему ты мне сегодня звонишь? Разве ты не сказала, что собираешься дуться на меня всю неделю? – Это, должно быть, была шутка, но так как в это время Адам хмуро смотрел на меня, его голос прозвучал недовольным. – Нет, конечно, я не злой. Не надо вешать трубку. Да. Нет, я просто немного занят сейчас. Имей в виду, я на автосервисе…так, на всякий случай…скажи маме, я скоро буду.

Он отключился и требовательно уставился на меня, но я вдруг спросила:

− Почему ты сказал своей девушке, что ты на автосервисе? Ты думаешь, я могу причинить тебе вред?

− Мне? – Адам фыркнул. – Мне – нет. Вдруг ты решила угнать машину? Звучит как название для фильма.

− Зачем мне ее угонять? – удивилась я. Неужели я похожа на преступницу?

Да. Так и есть.

Я похолодела.

А что, если Адам сейчас вызовет полицию и меня вычислят?..

Я буквально увидела, как к зданию подъезжает машина со спецназом и меня выводят под прицелом автоматов.

− Что, испугалась? – ликующе усмехнулся Адам. – Вот не зря я удивился твоему появлению. Эта тачка не может принадлежать тебе.

Я молчала, судорожно придумывая оправдание. Могла бы показать Адаму водительские права, но, если он увидит имя и внешность, сразу все поймет – узнает меня и тогда точно вызовет полицию.

Я судорожно пыталась принять верное решение. Я должна увидеть машину. Должна проверить, нет ли внутри каких-нибудь зацепок, что могли бы послужить объяснению моей амнезии. Жаль, что я действительно не могу угнать свою машину.

 





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:

  1. A. непреднамеренные ошибки пользователей
  2. A. особая форма восприятия и познания другого человека, основанная на формировании по отношению к нему устойчивого позитивного чувства
  3. B12- ФОЛИЕВОДЕФИЦИТНАЯ АНЕМИЯ
  4. Breaking 2x2 Бони и Клайд начинающие (до 14 лет)
  5. CSS в отдельном внешнем файле.
  6. I. Полное и прочное устройство индивидуальной и коллективной гармонии в области мысли в отношении к человечеству
  7. I. ПРИЕМЫ ИЗМЕРЕНИЙ И СТАТИСТИЧЕСКИЕ СПОСОБЫ ОБРАБОТКИ ИХ РЕЗУЛЬТАТОВ В ПСИХОЛОГИЧЕСКОМ ИССЛЕДОВАНИИ
  8. I.1. Кинематограф: от «механического примитива» к искусству
  9. I.6. Кинематографическоезначение
  10. II глава Немецкая история в романах И. Бобровского.
  11. II. Исторические корни современного гражданского права. Национальные и универсальные элементы в нем
  12. II. Перепишите следующие предложения и переведите их, обращая внимание на особенности перевода на русский язык определений, выраженных именем существительным (см. образец выполнения 2).


Последнее изменение этой страницы: 2017-03-08; Просмотров: 208; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2019 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.021 с.) Главная | Обратная связь