Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Глава 15. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА РУССКОГО ГОСУДАРСТВА (ВТОРАЯ ПОЛОВИНА XV НАЧАЛО XVII в.)




 

Объединение русских земель привело к тому, что иным стало и положение русских земель в системе международных отношений, и политический кругозор их правителей — великих князей московских.

Хотя со второй половины XIV в. великие князья московские играли видную роль в политической жизни Восточной Европы, круг их интересов в XIV — первой половине XV в. был достаточно узким, ограничиваясь контактами с Ордой, Великим княжеством Литовским и другими русскими княжествами. Этот круг интересов эпизодически расширялся на юге, благодаря контактам с Византией (важным в идейно-культурном плане) и итальянскими колониями в Крыму (важными с хозяйственной точки зрения), а на западе — спорадическому участию великих князей и их войск в конфликтах Новгорода и Пскова с западными соседями — Ливонским орденом и Швецией. Связи с этими западными соседями занимали преобладающее место в сфере интересов Новгородского государства. К ним следует отнести и союз германских городов — Ганзу и Данию, торговавших с Новгородом. Политика великих князей московских по отношению к соседям была подчинена задаче собирания русских земель. Что касается властей Новгорода, то в отношениях с западными соседями они стремились к сохранению существующего положения, не пытаясь изменить его в свою пользу.

С образованием Русского государства новая держава заняла важное место в системе международных отношении в центральной части Евразийского континента, а перед ее правителями сложились задачи, на решение которых направляли их усилия на протяжении конца XV—XVII вв.

Борьба за освобождение от ордынской зависимости. Во второй половине XV в. главной проблемой для формирующегося Русского государства были отношения с ордами на территории Восточной Европы.К середине XV в. Золотая Орда окончательно распалась на ряд враждующих между собой ханств. На территории Среднего Поволжья под властью потомков хана Улу-Мухаммеда сложилось Казанское ханство, на нижнем течении Волги — Астраханское ханство. В степях между Волгой и Яиком под властью потомков Едигея также сложилось самостоятельное политическое образование — Ногайская Орда, формально подчинявшаяся власти какого-либо из ханов. В степях между Волгой и Днепром кочевала Большая Орда. Наконец, в Крыму и прилегающих к нему степях сложилось самостоятельное Крымское ханство. Правители Крыма и Казани — потомки Тохтамыша — враждовали с правителями Большой Орды, принадлежавшими к другой ветви потомков Чингисхана.

Наибольшее значение для Русского государства во второй половине XV в. имели сношения с Большой Ордой, которая претендовала на роль главного правопреемника Золотой Орды. Хотя Большая Орда (в отличие от Золотой Орды) уже не была в состоянии вмешиваться в отношения между русскими княжествами, Иван III в начале своего правления оставался вассалом хана Большой Орды, от которого он получил ярлык на великое княжение, а ей продолжал уплачиваться «выход».

Пытаясь удержать русские княжества под своей властью, хан Большой Орды Ахмат стал искать сближения с великим князем литовским Казимиром, поддерживая его притязания на Великий Новгород. Когда Иван III не посчитался с ханскими решениями, Ахмат в 1472 г. предпринял поход на Русь, но его войска были остановлены русскими ратями на Оке. После этого Иван III прекратил платить «выход» в Большую Орду, и соседи стали рассматривать Россию как самостоятельное государство. В 1480 г. Ахмат предпринял попытку восстановить прежние отношения. Рассчитывая на помощь литовского союзника, он пришел с войском к реке Угре, лежавшей на границе с великим княжеством, рассчитывая оттуда вторгнуться на русские земли с литовским войском. На Угре его встретили русские войска. Не получив помощи от Казимира, он все же попытался начать сражение, но попытки ордынских войск перейти Угру были отбиты («москвичи начаша на них стреляти и пищали пущати, и многих побиша татар стрелами и пищалями и отбиша их от берега»). Простояв несколько недель на Угре, 11 ноября 1480 г. Ахмат увел орду в степь.



События на Угре стали сильным ударом по престижу правителя Большой Орды и побудили к действиям его противников — ногайских мурз. Зимой 1481 г. они напали на Ахмата в придонских степях и убили его. В Большой Орде начались смуты. После этого никто из правителей ханств — наследников Золотой Орды не пытался восстановить ордынское господство над русскими землями.

Россия и татарские ханства в конце XV — начале XVI в. С этого времени отношения с татарскими ханствами перестали быть центральной, самой важной проблемой русской внешней политики. С Большой Ордой отношения и после 1480 г. оставались враждебными. Иван III вступил в союз, направленный против сыновей Ахмата, с их врагом — крымским ханом Менгли-Гиреем. Благодаря их совместным действиям Большая Орда в начале XVI в. распалась и ушла с исторической сцены. Однако с еще одним наследником Золотой Орды — Казанским ханством — уже в 60-х гг. XV в. отношения стали напряженными. Правители Казани стремились укрепить и расширить свои позиции в Верхнем Поволжье (в частности, подчинить себе Вятку), и здесь их интересы сталкивались с интересами Москвы. В течение трех лет, в 1467—1469 гг., последовал ряд походов на Казань, в которых участвовали главные силы русского войска, и в 1469 г. был заключен мир «на всей воле великого князя». Попытки казанских правителей расширить свои границы на севере потерпели неудачу. На длительное время между Москвой и Казанью установился мир.

В 1487 г., воспользовавшись начавшейся борьбой за власть между сыновьями казанского хана Ибрагима, Иван III сумел посадить на казанский трон своего ставленника Мухаммед Эмина. Казанский хан стал фактически вассалом Ивана III, согласовывал с ним важные политические решения, ходил в походы по его приказу. Были установлены мирные и дружественные отношения с Ногайской Ордой, откуда регулярно свали приводить большое количество лошадей для продажи на русских торгах. Таким образом, во второй половине XV в. произошли значительные и благоприятные для Русского государства перемены в его отношениях с кочевым миром. Однако, как показал последующий ход событий, эти перемены не привели к установлению длительного мирного соседства между сторонами.

Россия и татарские ханства в первой половине — середине XVI в. Борьба за Казань. Закономерности, определявшие характер отношений между кочевым и земледельческим миром в Восточной Европе, продолжали действовать. Кочевое хозяйство не производило многих ценностей, создававшихся в земледельческом хозяйстве, и кочевники не могли полностью приобрести их с помощью торговли. В таких условиях они стремились добыть недостающее с помощью набегов на соседние земледельческие страны. Более того, их целью стала добыча главного товара, пользовавшегося спросом на невольничьих рынках Востока, — рабов. Основным носителем таких тенденций в жизни кочевого мира Восточной Европы стало Крымское ханство, очень усилившееся после падения Большой Орды, значительную часть которой оно и поглотило. Со второго десятилетия XVI в. набеги крымских татар на русские земли стали постоянными, и Русскому государству снова пришлось тратить огромные материальные и людские ресурсы для организации обороны от крымских набегов. В первой половине XVI в. главным рубежом обороны была Ока, по северному берегу которой постоянно стояли, ожидая нападения, русские войска. Русские воеводы обычно не пропускали татар за Оку, но обеспечить защиту земель, расположенных южнее, удавалось далеко не всегда.

Крымское ханство, опираясь на поддержку могущественной Османской империи, вассалом которой оно стало в середине 70-х гг. XV в., стремилось объединить под своей властью, подчинить своему влиянию другие государства —• наследников

Золотой Орды. Значительных успехов крымским ханам удалось добиться во время смут в России в 30—40-е годы

XVI в. — в годы «боярского правления». Русское государство утратило контроль над Казанью, где утвердились крымские царевичи, возобновившие оттуда постоянные набеги на русские земли уже с востока. По свидетельству современника, «Галич и Устюг, Вятка и Пермь от Казанцев запусте». Казанский хан Сафа-Гирей требовал платить ему «выход». Поддержку ему оказывала Ногайская Орда. Возникла опасная перспектива объединения государств — наследников Золотой Орды вокруг Крыма и под покровительством султана, посылавшего крымским ханам отсутствовавшие у кочевников пехотные войска и артиллерию. Кроме того, объективно назревала и потребность общества с ограниченным прибавочным продуктом в колонизации плодородных земель к югу от реки Оки, чему препятствовала враждебная политика наследников Золотой Орды.

Ответом на эту ситуацию по окончании внутриполитического кризиса в России стали походы русских войск против Казанского ханства. Помимо походов, в которых участвовали основные силы русских войск во главе с царем Иваном IV, русским политикам удалось использовать противоречия между Казанским ханством и подчиненными ему народами Среднего Поволжья. В результате чуваши, живущие на правой стороне Волги, «горная черемиса», добровольно подчинились русской власти. На их земле как опорный пункт новой власти был поставлен Свияжск. В этих условиях в казанской верхушке взяли верх сторонники московской ориентации. Летом 1551 г. был заключен мир. Правобережная часть ханства отошла к России, на казанский трон был посажен московский ставленник Шах-Али.

К этому времени в московских правящих кругах сложились планы включения оставшейся территории ханства в состав Русского государства. В этом видели окончательную гарантию прекращения набегов с востока. Кроме того, русская церковь рассчитывала распространить на присоединенных территориях православие. Купечество было заинтересовано в свободной торговле по Волжскому пути, помещики рассчитывали на получение новых владений на плодородных землях Поволжья.

В итоге Шах-Али покинул Казань, а с казанской знатью было достигнуто соглашение о вхождении ханства в состав Русского государства на условиях широкой автономии. Однако это соглашение не приняли более широкие круги населения, призвавшие на ханский трон Ядыгара из рода ханов, правивших в Астрахани. Летом 1552 г. к Казани снова направилось русское войско во главе с Иваном IV. Для участия в походе были собраны все силы, в нем участвовали даже новгородские помещики. Осада столицы Казанского ханства продолжалась более двух месяцев. После долгого и ожесточенного сопротивления Казань была взята штурмом 2 октября 1552 г., и Казанское ханство прекратило свое существование. Война на территории ханства продолжалась еще несколько лет, и только в 1556— 1557 гт. началась раздача бывших владений хана и казанской знати русским помещикам. Во второй половине XVI в. контроль над завоеванным краем поддерживался благодаря постоянному присутствию значительных военных сил, тем не менее на восточных границах Русского государства был установлен мир. После занятия русскими войсками в 1556 г. Астрахани и ликвидации Астраханского ханства под властью русских правителей оказался весь бассейн Волги от истоков до устья. С Ногайской Ордой были установлены союзные отношения с элементами протектората. Ногайские мурзы участвовали в походах русских войск в Ливонию. Когда русские границы достигли Каспийского моря, перед русскими политиками встал целый ряд новых проблем. Надо было строить отношения с новыми соседями: Сибирским ханством, Казахской Ордой, государствами Средней Азии, Ираном, народами Северного Кавказа.

Борьба с набегами крымских татар. Создание «засечной черты». После завоевания Казани и Астрахани именно народы Северного Кавказа привлекли к себе особое внимание русских правящих кругов. О важности, которую придавали в Москве этому региону, свидетельствует женитьба Ивана IV в 1561 г. на Кученей, дочери кабардинского князя Темрюка. Сами связи были установлены в середине 50-х гг. XVI в. по инициативе адыгских и кабардинских князей, искавших в Москве защиты от крымского хана и готовых признать верховную власть царя. Для русских политиков эти князья представляли ценность как союзники в наступлении на Крым.

Завоевание Казани и Астрахани не решало вопроса об отношениях России с кочевым миром. Южным окраинам России по-прежнему угрожали набеги крымских татар. Эти набеги, сопровождавшиеся разорением селений и угоном их жителей в рабство, создавали серьезные препятствия на пути хозяйственного освоения земель черноземного Центра, гораздо более плодородных, чем земли к северу от Оки. Уже в середине 50-х гг. XVI в. в Москве возникли планы похода на Крым, чтобы посадить на ханский трон своего ставленника. Во второй половине XVI в. русское правительство неоднократно обращалось к этим планам, но на пути их осуществления возник ряд серьезных препятствий. Поход сухопутных сил на Крым, отделенный от России огромными пространствами неосвоенного Дикого поля, столкнулся с большими трудностями даже в конце XVII в., когда южные границы России придвинулись совсем близко к Крымскому ханству. Правда, территория ханства была уязвима для морских походов, что показали в XVII в. удачные нападения донских и запорожских казаков, но направить на Крым по-настоящему большую «плавную рать» русское правительство могло лишь по одной водной артерии — Дону, но в его устье, закрывая выход в море, стояла османская крепость Азов. Если бы удалось преодолеть это препятствие, то тогда русские столкнулись бы с господствовавшим на Черном море османским флотом. Этот же флот обеспечил бы переброску в Крым османских войск. Серьезно пытаться осуществить планы завоевания Крыма можно было лишь в том случае, если бы два главных восточноевропейских государства — Россия и Великое княжество Литовское заключили между собой союз против Крыма и Османской империи, однако по причинам, о которых речь пойдет ниже, дело не только не дошло до заключения такого союза, но, напротив, Крым сумел использовать в своих интересах противоречия между своими северными соседями. Набеги крымских татар продолжали оставаться страшным бедствием для южных районов Русского государства — во время удачных набегов татарам удавалось угнать и продать в рабство десятки тысяч людей (по словам австрийского дипломата С. Герберштейна, в 1521 г. крымские татары угнали в рабство 80 тыс. человек), и трижды — в 1521, 1571 и 1591 гт. — крымские войска, прорвав линию обороны на Оке, дошли до самой Москвы.

В конце концов методом проб и ошибок русское правительство нашло путь решения проблемы, который требовал огромных усилий и долгого времени, но в итоге привел к достижению поставленной цели. Вдоль южных границ к югу от Оки во второй половине XVI в. была создана сплошная линия оборонительных сооружений из лесных завалов (засек), полевых укреплений и крепостей — так называемая засечная черта. Она протянулась на 500 км через Переяславль-Рязанский — Венев — Крапивну — Одоев, прикрывая от татарских набегов Рязанщину и земли «верховских княжеств». Этот оборонительный рубеж стал серьезным препятствием на пути татарских набегов, и под его прикрытием началось земледельческое освоение распаханных земель на Диком поле. Создание оборонительной линии потребовало огромных материальных и людских усилий и могло быть осуществлено только сильной центральной властью. Польша и Литва, где такой власти нё~было, так и не смогли организовать эффективного противодействия татарским набегам. В 80—90-х гг. XVI в. началось строительство на Диком поле украинных городов — Воронежа, Ливен, Белгорода, на древнем городище был возобновлен Курск. Тем самым подготавливались условия для создания новой, расположенной южнее,. оборонительной линии, которая позволила бы начать земледельческое освоение еще одного куска плодородных восточноевропейских степей, что позволило бы существенно увеличить те скромные объемы прибавочного продукта, которые создавались в русской деревне XVI в. Смута начала XVII в. прервала этот процесс, но с ее окончанием движение русских оборонительных линий на юг возобновилось.

Россия и народы Кавказа во второй половине XVI — начале XVII в. В 60—70-х гг. XVI в., когда Русское государство втянулось в большую затяжную войну на Западе, его позиции на Северном Кавказе и в Прикаспии заметно ослабли. Связи с адыгами и кабардинцами оказались разорваны. Ногайская Орда стала участвовать в походах крымских татар на русские земли. Поставленную на Тереке крепость — опорный пункт русского влияния на Северном Кавказе — Иван IV вынужден был «снести» по требованию султана. Однако с середины 80-х гг. XVI в. началось постепенное восстановление и укрепление позиций России в регионе.

Так, возобновившиеся в конце 70-х гг. контакты с кабардинскими князьями завершились в 1588 г. их коллективной присягой, скреплявшей союз с Россией против Крыма и Османской империи. Князья обязались вместе с русскими воеводами защищать крепость, вновь поставленную в устье Терека. Вслед за строительством города на Тереке последовало строительство ряда других крепостей, поставивших под контроль русской власти пути, ведущие к Дербентскому проходу и далее в Закавказье. В Астрахани тогда же был поставлен каменный кремль. К середине 80-х гт. были восстановлены и традиционные мирные отношения с Ногайской Ордой. В середине 90-х гг. как опорный пункт русского влияния была поставлена и крепость на Яике.

Во второй половине 80-х гг. были установлены связи и с одним из грузинских царств — Кахетией. Царства, на которые к этому времени разделилась Грузия, тяжело страдали от войн, которые вели между собой Османская империя и Иран, стремившиеся утвердить свою власть в Закавказье. В 1587 г. кахетинский царь Александр признал себя вассалом царя и просил у него защиты от войск султана. Тогда же установил контакты с Россией и ряд князей Дагестана. Однако с главным из этих князей — шамхалом, врагом кахетинского царя, отношения сложились враждебные. В конце 80—90-х гт. русские войска неоднократно предпринимали походы на земли шамхала, чтобы «очистить» дорогу в Кахетию. Особенно крупный поход был предпринят в 1604—1605 гг., но, не получив поддержки от кахетинского царя, русская рать была разбита пришедшими на помощь к шамхалу османскими войсками. Несмотря на неудачу, русские позиции в регионе оказались настолько прочными, что установленные связи уже не были разорваны даже в годы Смуты.

Россия и Сибирское ханство. Поход Ермака. После завоевания Казани и Астрахани восточным соседом России стало еще одно государство — наследник Золотой Орды — Сибирское ханство, расположенное в верховьях рек Тобола и Иртыша и облагавшее данью — «ясаком» — в свою пользу племена ханты и манси на Урале и в низовьях этих рек. Под впечатлением русских успехов 50-х гг. XVI в. сибирский хан Едигер признал себя вассалом царя Ивана IV и в 1557 г. выплатил ему дань — одну тысячу шкурок соболя. Свергнувший его хан Кучум в 1574 г. снова выплатил дань, но затем перестал соблюдать заключенные соглашения. С этого времени начались набеги сибирских татар на русские земли. Одновременно хан Кучум запрещал зависевшим от России племенам Приуралья давать «ясак» в царскую казну. Нападения на русские городки в бассейне Верхней Камы приняли особенно широкий размах в начале 80-х гг. XVI в. Кучум явно стремился использовать ситуацию, когда русские военные силы были заняты войной на западе. Интересы Кучума столкнулись в этом районе с интересами солепромышленников Строгановых, получивших от Ивана IV обширные привилегии для освоения Верхнего Прикамья и стремившихся расширить свои владения и по другую сторону Уральских гор. Для защиты своих владений Строгановы наняли отряд волжских казаков во главе с атаманом Ермаком. Решив, что лучший способ обороны — наступление, Ермак в сентябре 1582 г. предпринял поход во владения Кучума.

Поход Ермака привел к неожиданным для участников похода результатам. Они не только разбили войска Кучума, но и заняли столицу его ханства — Кашлык. В ханстве начались столкновения между Кучумом и его противниками из рядов татарской знати. Подчинявшиеся ранее ханству племена ханты и манси принесли присягу царю и стали давать «ясак» новой власти. Летом 1583 г. казаки отправили собранный «ясак» в Москву, и в следующем году в Сибирь были отправлены воеводы с войсками. Хотя Ермак позднее погиб в бою с войсками Кучума и казаки его отряда вернулись за Урал, посылавшиеся из Москвы воеводы стали постепенно занимать территорию ханства и строить крепости — опорные пункты русского управления новым краем. В 1587 г. в 15 верстах от ханской столицы на реке Тобол был заложен Тобольск, который в дальнейшем стал главным центром русских владений в Сибири.

Борьба с Великим княжеством Литовским за объединение русских земель. Отношения Русского государства с его главным западным соседом — Великим княжеством Литовским определялись долголетним соперничеством московских и литовских правителей в борьбе за объединение под своей властью восточнославянских земель. В этой борьбе литовские правители, опираясь на поддержку Польши, к середине XV в. утвердили свою власть над большей частью территории современной Украины, территорией современной Белоруссии, Смоленской землей и Верховскими княжествами на Оке. Во второй половине XV в. великий князь литовский Казимир пытался использовать в своих интересах противоречия, возникавшие на заключительном этапе объединения русских земель вокруг Москвы, и для этого постарался получить в 70-х гг. XV в. у ордынских правителей ярлыки на Великий Новгород и Переяславль Рязанский.

С конца XV в. в русско-литовских отношениях обозначились важные перемены. Начиная с Ивана III московские правители провозгласили своей главной внешнеполитической целью объединение всех восточнославянских земель под эгидой московских правителей — потомков Владимира Киевского и его законных наследников. В проведении этой политики московские правители опирались на поддержку всего русского общества, воспринимавшего образовавшееся Русское государство как исторического преемника, продолжение Древнерусского государства. Достижение такой цели означало бы конец существования Великого княжества Литовского как великой державы. Осуществление этой программы должно было затронуть и интересы Польского королевства, завладевшего землями современной Западной Украины.

Русские правители обнаружили большое упорство в борьбе за достижение своей цели. Одной из характерных черт руссколитовских отношений в XVI в. стало заключение с Литвой лишь краткосрочных перемирий — заключение мира означало бы признание прав потомков великого князя литовского Ягайлы — Ягеллонов на власть над восточнославянскими землями, на что правящие круги в Москве не желали пойти.

Серию русско-литовских войн открыла в конце 80-х гг. XVI в. «пограничная война», когда обе стороны поддерживали своих сторонников на территории Верховских княжеств. С 1492 г. военные действия со стороны России перешли в открытую войну, которая завершилась вхождением в состав Русского государства не только Верховских княжеств, но и значительной части Смоленской земли (Вязьма и ряд других городов). Еще более неудачной для Литвы оказалась новая война, начавшаяся в 1500 г. В июле этого года армия Великого княжества Литовского была разбита в сражении на реке Ведроше, в плен попал сам главнокомандующий князь Константин Острожский. По миру, заключенному в 1503 г., в состав Русского государства вошла Северская земля с ее основными центрами — Новгородом-Северским и Черниговом. Успех военных кампаний был связан не только с удачными военными действиями русских войск. Не меньшее значение имел переход на русскую сторону большей части сидевших на этих землях князей вместе с их населением. Достигнутые успехи были столь значительными, что на мирных переговорах 1503 г. Иван III выступил с притязаниями на Киев — историческую столицу Древнерусского государства.

В дальнейшем, однако, на пути к осуществлению московских планов возникли серьезные трудности. Восточные области Великого княжества Литовского, население которых в конце XV — начале XVI в. перешло на сторону Москвы, были сравнительно слабо связаны с этим государством, в них во многом сохранялись традиционные для древнерусского общества институты. Иное положение сложилось на основных территориях Великого княжества Литовского. Правда, к началу XVI в. восточных славян объединял общий язык, сознание единства происхождения, общие культурно-исторические традиции, у них сохранялось представление о принадлежности к одному «русскому» народу, лишь временно разделенному политическими границами. Однако к тому же времени в результате длительного самостоятельного развития в Русском государстве и на восточнославянских землях Великого княжества Литовского сложилось два существенно отличавшихся друг от друга общества. Конец XIV—XV в. стали временем больших перемен в жизни населения Великого княжества Литовского. Именно в это время на его территории быстрыми темпами стало формироваться крупное феодальное землевладение. В руки феодалов-землевладельцев перешла большая часть ранее очень значительного фонда государственных земель не только на белорусских и украинских землях, но и на территории этнической Литвы. К началу XVI в. образовались большие магнатские латифундии, находившиеся в руках литовской католической знати и сидевших на Волыни православных потомков Гедимина. По данным «пописа» войска Великого княжества Литовского 1529 г., вооруженные отряды литовских магнатов и князей Волыни составляли большую часть войска этого государства. Меньшая часть фонда государственных земель перешла в руки местного литовского и «русского» боярства в отдельных землях Великого княжества. Образовавшийся слой мелких и средних землевладельцев получил название «шляхта», как обозначались представители дворянского сословия в соседней Польше.

Формирующееся дворянское сословие в Великом княжестве Литовском стремилось к установлению в нем таких порядков, которые существовали в соседнем Польском королевстве, где власть монарха была ограничена, сам монарх — польский король — избирался и за свое избрание вынужден был предоставлять дворянству все новые податные и судебные привилегии. В этом отношении феодалам-землевладельцам Великого княжества Литовского удалось многого добиться. Переломными стали события 1447 г., когда по привилею, выданному великим князем Казимиром, земли, розданные магнатам и местному дворянству — шляхте, превратились в их полную наследственную собственность и были освобождены от всех налогов и повинностей, кроме работ по укреплению городов; тогда же знать и шляхта получили и полноту судебной власти над подданными.

К началу XVI в. здесь сложилась сословно представитель ная монархия, где шляхта приобрела широкие сословные права (в частности, главный государственный налог — «серебщину» здесь можно было собирать, лишь получив согласие выборных представителен дворянства на заседаниях сейма — парламента). Наиболее крупные городские центры Великого княжества Литовского к началу XVI в. пользовались самоуправление на магдебургском праве. Это означало, что городская община освобождалась от судебно-административной власти великокняжеского наместника, а разные налоги и повинности заменялись единым денежным взносом в великокняжескую казну. Позднее магдебургское право было распространено на менее значительные города. Опасаясь утратить свои права в случае присоединения к России, местные бояре и городское население — мещанство — оказывали упорное сопротивление попыткам русских государей подчинить их своей власти.

С таким явлением русская власть впервые столкнулась, когда началась борьба за Смоленск. Если на рубеже XIV—XV вв. жители Смоленска и Смоленской земли в течение ряда лет давали упорный отпор попыткам великого князя литовского Витовта включить Смоленскую землю в состав Великого княжества Литовского, то в XVI в. лишь после трех военных походов, предпринятых в 1512—1514 гт. с напряжением всех военных сил государства, Василию III удалось сломить сопротивление этого города. Последовавший вслед за сдачей Смоленска массовый «вывод» — переселение смоленских бояр и мещан во внутренние районы Русского государства — показывает, что у правящих кругов не было никаких иллюзий по поводу их отношения к русско-литовскому спору. Вместе с тем сам факт взятия Смоленска означал, что, несмотря на возникшие трудности в борьбе за восточнославянские земли, московская власть может добиваться реальных успехов. Ход последующих военных кампаний указывал на то, что, хотя русские войска подчас терпели серьезные неудачи (примером может служить поражение под Оршей в 1514 г.), военный перевес в целом был на их стороне, и военные действия разворачивались, по преимуществу, на территории Великого княжества Литовского. Главной военной силой в Великом княжестве Литовском, как и в России, было дворянское ополчение, близкими были и нормы, определявшие правила военной службы. За неявку на смотр или на пункт сбора для участия в походе литовский шляхтич мог, как и русский сын боярский, потерять владение, но в условиях роста сословных привилегий дворянства эти правила перестали строго соблюдаться. Русское дворянское ополчение оказывалось в итоге более многочисленным и более дисциплинированным, и поэтому ему чаще сопутствовал успех.

Русское наступление на запад и образование ПольскоЛитовского государства. В середине XVI в. внимание русских политиков было привлечено к решению восточной проблемы, отсюда — длительная мирная пауза в русско-литовских отношениях. Но в начале 60-х гг. XVI в. военная борьба двух государств, осложненная, как увидим далее, спором из-за Ливонии, возобновилась. Русским войскам сопутствовал успех: в феврале 1563 г. капитулировал Полоцк — один из главных центров на территории современной Восточной Белоруссии, отсюда открывался прямой путь к столице Великого княжества Литовского — Вильно. Этот успех имел, однако, непредвиденные для русских правящих кругов последствия.

В конце XIV в. Великое княжество Литовское сумело сохранить свою власть над «русскими» землями благодаря поддержке Польши, с которой оно оказалось соединено династической унией (так называемая Кревская уния 1385 г.) под властью великого князя литовского Ягайлы и его потомков — Ягеллонов. Но под властью одной династии (и часто одного правителя) Польша и Литва оставались самостоятельными государствами, и когда Литва вела войну с Россией, Польша в ней не участвовала, лишь иногда оказывая помощь отрядами наемников. Возобновление русского наступления на запад, которое ставило под угрозу и польские владения на Украине, стало одной из причин для объединения по так называемой Люблинской унии 1569 г. Польши и Литвы в единое государство — Речь Посполитую. Теперь в случае возобновления войны в ней должно было всеми своими силами принять участие и Польское королевство. В возобновившейся в конце 70-х гг. войне с объединенными силами противников русское войско стало терпеть неудачи. В 1579 г. был потерян Полоцк, и польско-литовское войско перенесло войну на русскую территорию. Целью войны правящие круги Речи Посполитой ставили завоевание Новгорода и Пскова. Героическая оборона Пскова в 1581 г. от войск польского короля Стефана Батория привела к неудаче этих планов, и Русскому государству удалось выйти из войны, не потеряв своих территорий, но в этих условиях московские правящие круги были вынуждены отложить на Длительный срок возобновление борьбы за объединение восточнославянских земель вокруг Москвы.

Балтийское направление русской внешней политики. На еще одном направлении русской внешней политики — балтийском — Русское государство унаследовало вставшие здесь перед ним задачи от Великого Новгорода. Балтийское море было тем главным путем, который соединял русские земли со странами Западной Европы. Еще в период раннего Средневековья новгородские купцы свободно ходили на судах по этому морю, добираясь до Дании. С захватом Прибалтики немецкими орденами и формированием Ганзейского союза немецких городов русские купцы оказались вытеснены с Балтийского моря, и вся торговля на нем сосредоточилась в руках ганзейских купцов. На территории Новгорода образовался Ганзейский двор, поселившиеся на нем немецкие купцы получили ряд привилегий от правительства Новгородского государства.

К концу XV в. в балтийской торговле наметились серьезные перемены. Немецкое купечество утратило контроль за торговыми путями, связывавшими восток и запад Европы, торговля продукцией, идущей из стран Западной Европы на Восток, перешла в руки голландских купцов. Серьезно изменился и характер самой торговли. С развитием в ряде стран Западной Европы промышленного производства и ростом городов здесь появился спрос на различные продукты сельского хозяйства Восточной Европы: хлеб, «лесные товары» (лес и поташ), кожи, сало, лен, пенька. В обмен на них предлагалась разнообразная ремесленная продукция и товары, идущие с Востока. Менялся не только ассортимент товаров, расширялся и общий объем торговли, приобретавшей все большие значение для стран Восточной Европы. Не осталась в стороне от происшедших перемен и Россия. Если в торговле хлебом в XVI в. она не участвовала, то продажа на западные рынки таких товаров, как сало, лен, пенька, приобретала все большие размеры. С ростом спроса на товары с Востока в Западной Европе для стран Восточной Европы создавались благоприятные условия для выгодной торговли, но в полной мере использовать их они не могли. Купцы немецких городов Прибалтики, контролировавшие ключевые пункты на путях, связывавших Восточную и Западную Европу, не допускали до непосредственных контактов между голландским (и другим западноевропейским) и местным купечеством, навязав свое посредничество при заключении торговых сделок: западные и русские купцы могли продавать свой товар только немецким купцам, а те перепродавали его дальше с выгодой для себя. Эти действия наносили прямой ущерб и русскому купечеству, и Русскому государству, лишая его казну доходов.

В сложившемся положении вещей были и другие, неблагоприятные именно для Русского государства стороны. В XVI в. на территории Русского государства не было месторождений цветных металлов, необходимых, в частности, для производства вооружения, и их можно было получить лишь благодаря международной торговле. Однако сосед России, Ливонский орден, владевший территорией Восточной Прибалтики, не желая усиления России, установил запрет на ввоз в нее цветных металлов и оружия. Орден препятствовал и проезду в Россию мастеров, которых нанимали русские агенты в разных странах.

Правда, в 50-х гг. XVI в. эта блокада Русского государства была прорвана, когда английские купцы, искавшие морской путь в Китай, прибыли к устью Северной Двины. Благодаря установившимся связям Русское государство получило возможность получать цветные металлы из Англии, для чего «Московской компании» — объединению торговавших с Россией английских купцов были предоставлены значительные привилегии. В 1583 г. в устье Северной Двины был основан Архангельск, город, где купцы из Англии и других стран Европы без посредников могли торговать с русскими купцами. Однако путь на Двину был долгим и трудным, а навигация на рано замерзавшем Белом море была возможна лишь 2—3 месяца в году. Поэтому необходимо было добиваться изменения условий торговли на Балтике.





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:

  1. D. ПРОЕКТ ДОГОВОРА ВОИС ПО УРЕГУЛИРОВАНИЮ СПОРОВ МЕЖДУ ГОСУДАРСТВАМИ В ОБЛАСТИ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ
  2. I – внешняя среда II – мембрана III – содержимое клетки
  3. V. Характерные черты философии русского «религиозно-философского» ренессанса.
  4. А. Расходы домашних хозяйств, фирм, государства, заграницы
  5. Активные морфонологические процессы в структуре русского производного слова.
  6. Аллокационная функция государства
  7. Англия в XVIII в. Государственное устройство, внутренняя и внешняя политика. Начало промышленного переворота.
  8. Арабские государства Аравийского полуострова
  9. Бюджетная политика государства.
  10. Бюрократия и бюрократизм в механизме государства
  11. В государствах – республиках бывшего СССР ( 2ч.)
  12. В чем различие (с точки зрения продуктивности) между суффиксами -ист и -ок в словах: активист, очеркист, связист; едок, стрелок, ходок? Воспользуйтесь обратным словарём русского языка (Грехова 2003).




Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 1267; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2021 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.027 с.) Главная | Обратная связь