Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


ФОРМИРОВАНИЕ В РОССИИ СОСЛОВИЙ И ОПРИЧНИНА ИВАНА ГРОЗНОГО




 

В результате централизаторской политики, последовательно проводившейся Иваном III, а затем Василием III, к началу 20-х гг. XVI в. было завершено объединение русских земель в единое государство. Теперь они представляли собой политическое целое, с единым законодательством, с аппаратом управления, подчиненным единому центру. Политика эта оказывала важное воздействие на разные социальные слои русского общества. Одни перемены происходили сразу, другие выявлялись лишь по истечении достаточно длительного промежутка времени. Это касается прежде всего объективного воздействия такой политики на внутреннюю структуру русского общества.

Социальная структура русского общества XIV— XV вв. Уже между положением отдельных социальных слоев в древнерусском обществе XIV—XV вв. существовали глубокие различия, закрепленные в соответствующих нормах права.

Эти различия давали бы возможность определять социальные слои как «сословия», главные социальные общности, на которые делилось население европейских стран в период развитого и позднего Средневековья. Однако в XIV—XV вв. эти слои распадались на большое количество мелких групп, отличавшихся друг от друга по положению и не связанных между собой. Различались по своему статусу «бояре» — владельцы вотчин и «слуги» — обладатели условных владений. Воины-землевладельцы служили многим государям и их приближенным. Положение каждого из них имело свои индивидуальные особенности, связанные с характером его отношений со своим «государем» и местом этого «государя» в системе феодальной иерархии. Отсюда наличие у каждой из этих групп своих особых интересов. Духовные лица зависели одни от церковных иерархов, как это предусматривали нормы канонического права, другие — от своих светских патронов. Большие различия существовали в положении разных групп городского населения. Города делились на части («дельницы») между князьями, в них существовали многочисленные слободы, население которых не входило в состав посадской общины. В одних жило «служилое население», работавшее на нужды княжеского хозяйства, в других — торговцы и ремесленники, подданные крупных светских и церковных землевладельцев.

Централизация власти и консолидация сословий. Централизаторская политика великих князей московских, объединивших под своей властью разные города и земли, вела к ликвидации локальных особенностей, к сближению положения локальных и разрозненных групп, к выработке норм права, определявших положение отдельных социальных слоев в общегосударственном масштабе. Дети боярские (так со второй половины XV в. стал называться господствующий социальный слой древнерусского общества) служили теперь одному государю — великому князю московскому, и служба ему определялась общими для всех нормами. Правда, существовали различия между наследственным владением — вотчиной и условным владением — поместьем, но постепенно все более широким становился круг лиц, которые одновременно владели и вотчинами, и поместьями. Возросла социальная однородность городского населения. Население бывшей служебной организации прежних государей, в услугах которого великие князья московские не нуждались, стало включаться в состав черной посадской общины. Кроме того, с конца XV в. великие князья, заинтересованные в росте числа налогоплательщиков, стали осуществлять так называемое посадское строение, ограничив размеры свободных от тягла частных владений в городе и даже включив в состав посада ряд слобод, принадлежавших частным лицам.

Такая политика великих князей, направленная на укрепление их власти и увеличение доходов, привела к важным, не предвиденным ими последствиям. Нивелировка положения людей, принадлежавших к определенным социальным слоям, стала объективной предпосылкой для формирования сословий. Общие черты в положении людей, принадлежавших к одному социальному слою, способствовали осознанию ими общих интересов, появлению у них представлений о необходимости объединения для защиты этих интересов. Первоначально такие представления складывались на локальном уровне, в рамках города или уезда. Толчком к тому, чтобы такие локальные группы детей боярских или горожан стали выступать в защиту своих сословных интересов, стали события, происходившие в Русском государстве в 30—40-е гг. XVI в.



Сословия и кризис традиционной системы управления. К этому времени на территории Русского государства сохранялась традиционная архаическая система управления с помощью раздачи городов и волостей в кормление советникам князя — боярам и вассалам меньшего ранга — детям боярским. Такая система управления была тягостна для населения, так как временщик-кормленщик рассматривал свою должность наместника или волостеля как источник доходов. Ее отрицательные стороны были усилены в конце XV — первой половине XVI в. политикой правительства. В небольшом княжестве кормленщик был лицом, хорошо известным местному населению, его владения находились неподалеку, здесь жили его соседи и знакомые. С объединением русских земель правительство, заинтересованное в том, чтобы его представители на местах проводили его политику и не были связаны с местным обществом давало кормление, как правило, не в тех местах, где находились владения кормленщика. В этих условиях у кормленщика не было никакого желания щадить незнакомых ему людей. Правда, одновременно правительство, как отмечалось выше, принимало ряд мер, которые должны были ограничить возможность злоупотреблений со стороны кормленщиков. В частности, кормление давалось, как правило, на краткий срок (1—2 года), и по окончании срока можно было жаловаться на кормленщика в великокняжеский суд. Однако в обстановке, сложившейся в России в конце 30—40-х гг. XVI в., этих мер оказалось недостаточно.

Когда в 1533 г. на престоле оказался малолетний Иван IV — 8-летний ребенок, власть в стране стала объектом борьбы боярских кланов. Захватив власть, тот или иной клан раздавал кормления своим приверженцам, и те могли не беспокоиться, что им придется отвечать за свои действия. В результате поборы с населения в пользу наместников и волостелей резко увеличились. Псковский летописец записал об одном из наместников Пскова этих лет: «... князь Андрей Михаилович Шуйский... а он был злодеи, в Пскове мастеровые люди все делали для него даром, а болшии люди подаваша ему з дары». Особенно усилились злоупотребления наместников своей судебной властью. Покровительством наместников пользовались «поклепцы» — люди, которые по их наущению возбуждали дела против богатых людей. Одним из излюбленных приемов выколачивания денег было подбрасывание в богатые дома краденых вещей или трупов, а обвиненные в воровстве или убийстве должны были платить высокие штрафы. Кормленщики не гнушались и сотрудничеством с уголовными элементами, которые делилась с ними своей добычей. Не следует думать, что злоупотребления касались только крестьян й посадских людей. Известно, что в годы боярского правления и «детем боярским чинилися силы и продажи и обиды великие в землях и в холопех».

Реакцией на злоупотребления стали требования уездных объединений детей боярских, посадских людей в городах и крестьянских волостей передать проведение судебных расследований и самого суда из рук волостелей и наместников в руки их выборных представителей. Уже в конце 30-х гг. население отдельных уездов сумело добиться того, что расследование дел о разбойниках и их наказание стало делом выборных представителей местного населения — губных старост (в обычных уездах это были выборные дети боярские, в городах — выборные посадские люди, на черносошных землях — выборные «лучшие» крестьяне). Как отметил псковский летописец, во Пскове «бысть крестьяном радость и лгота велика от лихих людей и от поклепец и от наместников» после того, как псковичи получили право «лихих людей обыскивати».

Вынужденные делать уступки требованиям населения, стоящие у власти боярские кланы стремились все-таки вернуть их. Так, во Пскове «бысть тишина и не на много и паки наместницы премогоша». Такой образ действий власти только содействовал росту напряженности. Между населением и кормленщиками началась своего рода «малая война». Как отмечалось в официальной летописи царствования Ивана IV, в ответ на злоупотребления кормленщиков «градов и волостей мужичья (!) многие коварства содеяша и убийства их людем». Кульминацией кризиса стало восстание населения Москвы в июне 1547 г. Один из главных руководителей государства, дядя царя князь Ю. Глинский, признанный ответственным за злоупотребления, по приговору «мира» был убит, и тело его брошено на торгу, как поступали с осужденными преступниками.

Реформы 50-х гг. XVI в. Переход власти на местах к представителям сословий. Эти драматические события способствовали тому, что к концу 40-х гг. XVI в. произошла консолидация правящей элиты вокруг тех сил, которые понимали необходимость реформ, связанных с учетом требований населения. Первые важные решения были приняты на созванном в феврале 1549 г. так называемом соборе примирения. Озабоченный положением молодой правитель призывал обе стороны, кормленщиков и население, не прибегать к насилию и обещал лично рассматривать все поступающие жалобы. Было объявлено о подготовке нового свода законов — «Судебника», что должно было обеспечить населению справедливый суд. При этом имелись в виду прежде всего интересы господствующего социального слоя — детей боярских. Указом, изданным сразу после созыва собора, они были освобождены от суда наместников. В остальном государственная власть еще пыталась (сохранить традиционную систему управления, ограничиваюсь лишь новыми мерами против злоупотреблений наместников. Устанавливались строгие санкции за неправедный суд и взятки: возмещение ущерба пострадавшему, тройное (или двойное) возмещение судебных издержек, заключение в тюрьму. Тщательно регламентировались размеры всех судебных пошлин. Снова подчеркивалось, что в суде наместника в обязательном порядке должны участвовать «лучшие мужи» из местного населения. Составители «Судебника», изданного в 1550 г., требовали письменной записи всех этапов судебного дела, при этом запись должна была делаться в двух экземплярах: один должен был храниться у наместника, а другой — у земского дьяка, представителя местного населения. Даже задержанных по обвинению людей слуги наместника не имели права «к собе ...сводити» и заключать в оковы, не «явив» их предварительно «лучшим мужам», которые «в суде сидят». Однако удержать реформу в намеченных рамках не удалось. Уже в 1551— 1552 гг. в отдельных черных волостях и Центра и Севера власть на местах стала передаваться выборным представителям местного населения. Эти перемены встретились с сильным сопротивлением. После взятия Казани Иван IV, по свидетельству официальной летописи, «кормлении пожаловал всю землю», т.е. раздал города и волости в кормление отличившимся при взятии Казани боярам и детям боярским. Население, однако, не желало подчиняться наместникам, постоянно вспыхивали конфликты, и в 1555—1556 гг. государственная власть приступила к проведению так называемой земской реформы. Старая система управления была ликвидирована на основной территории государства, она сохранилась лишь в пограничных районах и на землях только что присоединенного Среднего и Нижнего Поволжья. Суд и управление населением на черносошных землях и в городах перешли в руки земских старост и земских судей, выбиравшихся сельскими и городскими общинами. Именно эти выборные представители населения стали с середины 50-х гг. XVI в. органами власти на местах.

На землях, где преобладало землевладение детей боярских, расширилась компетенция выборных представителей местных землевладельцев — губных старост, круг их обязанностей заметно расширился, выйдя за рамки собственно полицейских функций. Например, в августе 1556 г. на них была возложена обязанность «беречи накрепко, чтоб у них пустых мест и насилства християном от силных людей не было». Так и выборные представители детей боярских постепенно становились представителями власти на местах.

Все эти перемены были следствием того, что разные социальные слои русского общества к середине XVI в. представляли собой общности людей не только с одинаковыми условиями существования, но и осознающие свои особые интересы и способные заставить власть с этими интересами считаться.

Консолидации городского — посадского — населения способствовало фактическое признание государственной властью монопольного права посадской общины на занятия торговлей и ремеслом на территории города. Владения светских собственников и церкви в городе сохранялись, но в них не должны были жить торговцы и ремесленники. 91-я статья «Судебника» 1550 г. устанавливала: «А торговым людем городским в монастырех не жити, а жити им в городских дворех, а которые торговые люди учнут жити на монастырех, и тех с монастырей сводите». Посадские люди при этом получили право «людей ис тех дворов вывозити да сажати в свои старые дворы». Осуществить полностью эти постановления не удалось, но само их появление было, несомненно, результатом активной борьбы посадского населения, отстаивавшего свои интересы. Тогда же произошло освобождение горожан от военной службы. В 1550-х гг. на смену военным ополчениям, выставлявшимся городами в случае войны, пришло стрелецкое войско — пехота, вооруженная огнестрельным оружием, которая постоянно несла военную службу. Стрельцы жили на территории городов, но в состав городской посадской общины не входили.

Формирование органов сословного самоуправления духовенства. Происходившие перемены нашли свое отражение в жизни духовенства. Решениями церковного собора 1551 г., «Стоглава», была осуждена практика выдачи «несудимых грамот», и все приходское духовенство и монастыри были починены административно-судебной власти епископов, что содействовало консолидации духовенства в единую социальную общность и обеспечивало церкви определенную автономию перед лицом государственной власти. Раньше епископы управляли подчиненными им духовными лицами через своих чиновников — бояр и десятинников, «кормившихся» за счет приходских священников. После решений собора 1551 г. ряд важных функций внутрицерковного управления перешел в руки выборных представителей приходского духовенства — «поповских старост». Они должны были наблюдать за образом жизни священников и правильностью совершения обрядов, собирать с них налоги в епископскую казну, участвовать в суде архиерейских чиновников и получили право обжаловать их неправильные решения. Таким образом, и в среде духовенства ряд важных функций местного управления перешел в руки выборных представителей.

Особенности формирования сословного общества. Все это говорит о том, что в 50-е гг. XVI в. в России был сделан важный шаг по пути к образованию «сословного общества». Отдельные социальные слои русского общества стали превращаться в сословия — общности людей, соединенных не только общими условиями существования, но и сознанием общих интересов, которые они активно отстаивали. В социальной структуре общества четко обозначились сословие воинов-землевладельцев — дворянское, городское сословие — посадские люди, сословие духовных лиц — духовенство и, наконец, крестьянское сословие. Они обладали своей организацией и своими органами самоуправления, к которым перешел в 50-е гг. XVI в. ряд важных функций местного управления. Такие явления в жизни русского общества имеют очевидное сходство с процессом формирования сословий в других странах средневековой Европы, где аналогичные процессы протекали в более раннее время.

Вместе с тем процесс зарождения сословного общества протекал здесь в иных исторических и природно-климатических условиях, чем в других европейских странах. В ряде европейских стран (например, у западных соседей Древней Руси — в Польше, Чехии, Венгрии) формирование сословного общества вело к тому, что с расширением функций органов сословного самоуправления происходило сокращение или замораживание размеров государственного аппарата, сокращалось количество постоянных налогов, а для сбора всех других требовалось согласие выборных представителей сословий, дворяне освобождались от ряда обязанностей, связанных с несением военной службы.

Рост государственных налогов и реформа налогообложения. В России середины XVI в. картина была существенно иной. Реформы 50-х гг. сопровождались не сокращением, а ростом государственных налогов. Уже под 1547 г. новгородский летописец отметил: «Царь и великий князь велел дань имати с сохи 12 рублев, и от того крестьяном тягота была великая». «Судебник» 1550 г. прокламировал отмену жалованных грамот, дававших владениям церкви и светских землевладельцев освобождение от главных государственных налогов («тарханов»). Это установление было проведено в жизнь при пересмотре жалованных грамот в 1551 г. Были увеличены размеры одной из главных повинностей («ямских денег»), а ряд повинностей заменен денежными платежами, что привело к резкому увеличению денежных поступлений в пользу государства. По расчетам исследователей, размер денежных выплат в 50-е гг. увеличился в 4,5 раза.

Особенно увеличился налоговый гнет после отмены кормлений. За освобождение от власти наместников и волостелей население волостей и посадов было обложено новым налогом — «кормленым окупом», т.е. своеобразным выкупом за отмену кормлений. Собранные средства действительно в значительной своей части выплачивались кормленщикам как своеобразная компенсация за потерянные ими доходы. Выплаты эти производились из особых приказов — «четвертей» по распоряжениям власти, и это ставило в зависимость от нее ту верхушку формирующегося дворянского сословия, которая ранее получала кормления.

Была проведена перестройка и унификация системы налогообложения с повсеместным введением новой единицы поземельного обложения — «большой московской сохи». В состав «большой московской сохи» входило определенное количество четвертей земли, разное для земель разного качества. Вся земля делилась по качеству (в зависимости от плодородия) на «добрую», «середнюю» и «худую». Так, на «черносошных» землях в состав «большой сохи» входило 500 четвертей «доброй», 600 четвертей «середней» и 700 четвертей «худой» земли. Тем самым тяжесть налогообложения приводилась в определенное соответствие с хозяйственными возможностями налогоплательщиков. Вместе с тем для разных видов собственности был установлен разный размер «большой сохи». Так, в «большую соху» должно было входить на поместных и вотчинных землях 800 четвертей «доброй» земли, на монастырских землях — 600 четвертей, на «черных» землях, как уже отмечалось, 500 четвертей. Таким образом, все виды земли должны были вносить налоги в государственную казну, но один и тот же по величине налог платили с разной площади пашни: например, монастыри и дети боярские уплачивали налоги с большего количества пашни (и населения), а черные крестьяне — с меньшей пашни и населения.

Укрепление центрального государственного аппарата. В ходе реформ 50-х гг. XVI в. произошло также значительное расширение и укрепление центральных органов государственного управления. Уже в конце XV — первой половине XVI в. в ходе практической деятельности стали складываться группы чиновников, постоянно занятых рассмотрением определенного круга дел.

К середине 50-х гг. XVI в. был сделан новый большой шаг по пути развития центрального государственного аппарата — были созданы специальные органы управления отдельными видами деятельности, называвшиеся первоначально «избами» (от названия построек, специально поставленных для них в Кремле), а затем — приказами. Так, в 1549 г. был организован Посольский приказ — ведомство иностранных дел Русского государства.

К середине 50-х гг. XVI в. образовались два ведомства, занимавшиеся организацией и обеспечением военной службы: Разрядная изба (Разрядный приказ), ведавшая учетом военных назначений и организацией вооруженных сил Русского государства, и Поместная изба, заседавшие в которой дьяки наделяли поместьями тех, кто исправно нес военную службу, и лишали поместий нерадивых. Поместный приказ вел работу по организации писцового описания земель для последующего их обложения налогами.

Наряду с ними возникли и новые финансовые органы, ведавшие сбором налогов, как, например, Приказ Большого Прихода. В него постепенно стала поступать и им распределялась большая часть поступлений в государственную казну. Особые учреждения — «четверти» занимались сбором «кормленого окупа» и надзором за органами местного сословного самоуправления. Тогда же, в середине 50-х гг., начинает впервые упоминаться Разбойная изба, которой подчинялись занимавшиеся борьбой с разбойниками губные старосты.

Эти органы должны были осуществлять надзор над органами самоуправления на местах. Так, сведения о выборах губных старост должны были направляться в Разбойную избу, откуда им посылали наказы, подробно регламентировавшие их деятельность. Старосты должны были постоянно сообщать в избу о своей деятельности, в частности отправлять сведения о судьбе имущества казненных разбойников. Население прямо побуждалось жаловаться в Москву на бездеятельность старост и их дурные поступки. Если бы жалобы подтвердились, старосту обещали «казнити без милости». Подробными наказами из «четвертей» должны были руководствоваться и выборные люди из числа посадских людей и крестьян — земские старосты и земские судьи. За недобросовестное исполнение обязанностей им угрожали еще более суровые наказания — смертная казнь и конфискация имущества. На земских старост, кроме того, возлагалась ответственность за исправный сбор государственных налогов.

«Уложение о службе». Не произошло и никакого облегчения служебных обязанностей дворянства. Сын боярский, как и ранее, должен был являться на службу по получении приказа, а за неявку или недобросовестное исполнение службы мог утратить поместье. Более того, было установлено, что не только помещик, но и вотчинник должен в обязательном порядке нести службу. Правда, были приняты меры к тому, чтобы служба находилась в определенном соответствии с материальными возможностями светских землевладельцев. Цель эта была достигнута после проведения в 50-х гг. новых писцовых описаний, сопровождавшихся точным измерением размеров владений и определением степени ихлозяйственной освоенности. В середине 50-х гг. XVI в. было принято «Уложение о службе», в котором устанавливалось, что каждый сын боярский, независимо от того, владеет он вотчиной или поместьем, должен был выставить «со ста четвертей (50 десятин) добрые утожей земли человек на коне и в доспесе полном, а в далной поход о дву конь». В 1556 г. в полках, собранных на Оке, был проведен целый ряд смотров, чтобы выяснить готовность и способность детей боярских нести службу по этим нормам. Сам царь Иван IV в Серпухове «смотрил свой полк, бояр и княжат, и детей боярьскых, людей их всех, да уведает государь свое войско, хто ему служит». В официальной летописи с удовлетворением было отмечено, что после этого численность дворянского ополчения сильно возросла, так как ранее «многие бо крышася, от службы избываше», но царь заставил их служить.

Противоречивый характер реформ 50-х гг. Результаты реформ 50-х гг. XVI в. оказались противоречивыми. С одной стороны, был сделан важный шаг по пути формирования «сословий» как общественных структур со своими органами самоуправления, которые стали фактически органами власти на местах. Это означало определенное ограничение государственной власти в пользу сословных органов. С другой стороны, одновременно были сделаны важные шаги для увеличения материальных ресурсов, находящихся в распоряжении государственной власти, расширен и укреплен центральный аппарат, стремившийся подчинить своему контролю органы местного самоуправления. Сохранялась сильная служебная зависимость дворянства от государственной власти. Русское государство оказалось на своего рода историческом перекресте/Развитие могло пойти по пути европейского типа, пути дальнейшего расширения прав сословий, возникновения вдополнение к органам сословного самоуправления на местах органов сословного представительства в общегосударственном масштабе и превращения России в сословно-представительную монархию, где власть монарха была бы серьезно ограничена сословиями. Но развитие могло пойти и по иному пути — по пути дальнейшего усиления центральной власти и полного и всестороннего подчинения формирующихся сословий власти государства и его аппарата. Историческое значение деятельности Ивана IV состояло в том, что с помощью жестоких, насильственных мер он направил развитие страны по, второму пути.

Иван IV: политические взгляды и русская действительность. Иван IV стал правителем России в трехлетнем возрасте, после смерти отца, Василия III, и, по его собственным словам, «возрос на государстве». Воспитанный в духе представлений об особой миссии, возложенной самим Богом на русского правителя, о его власти — всесторонней и ничем не ограниченной, молодой правитель стал горячим приверженцем такого представления о власти и доказывал в написанных им сочинениях, что только при сильной единоличной власти правителя государство может развиваться и бороться с внешней опасностью. Такому развитию его взглядов содействовало то, что в 1547 г. он, в отличие от своих предшественников, великих князей, был коронован царским венцом как глава всего христианского мира, задачей которого является освобождение православных и утверждение православия.

Важность задачи, возложенной на царя, по убеждению его и современников, самим Богом, была дополнительным основанием для того, чтобы требовать от подданных абсолютного повиновения. Царя поэтому не могли устроить ни старые полупатриархальные нормы отношений правителя с кругом его советников, основанные на своего рода неписаном контракте, ни новые отношения, складывавшиеся с формированием политически активных сословий, когда пришлось бы запрашивать их мнение при решении важных политических вопросов и считаться с ним.

Отречение Ивана IV от царства. Опричный режим. Раскол дворянского сословия. Стремясь к укреплению своей единоличной власти, Иван IV зимой 1564/1565 г. осуществил в стране своего рода политический переворот. Забрав с собой царскую казну, Иван IV выехал в свою летнюю резиденцию — Александрову слободу (ныне г. Александров Владимиркой области). Оттуда он прислал в Москву грамоты с заявлением, что отрекается от царства, так как его духовные и светские советники не желают добросовестно помогать ему в управлении государством и не позволяют наказывать виновных, поэтому он не может успешно защищать «православное христианство» от внешних врагов. За спиной царя стояли выехавшие с ним в Александрову слободу многочисленные дети боярские — его сторонники; в его поддержку выступили посадские люди Москвы, выражая готовность «потребить» царских «лиходеев» и «изменников». Растерявшиеся советники были вынуждены поехать в слободу и просить царя вернуться на царство и править им так, как он считает нужным.

С этого времени в стране установился новый политический порядок. За царем было официально признано право наказывать «непослушников» (вплоть до смертной казни и конфискации имущества), не считаясь с мнением советников, по своему произвольному решению. Казни начались вскоре после возвращения царя в Москву.

Страна разделилась на две части — своего рода личные владения царя, получившие название «опричнина», и остальная территория, названная «земщиной». Раздел страны сопровождался разделением на две части и дворянского сословия. Одна часть его, которую царь удостоил своим доверием, должна была поселиться на его личных землях, образуя личное войско. Если удел царя назывался опричниной, то эти бояре и дети боярские стали называться опричниками. Они ходили в черной одежде, к седлам их коней были приторочены песьи головы и метла в знак того, что они должны выслеживать и «выметать» из* страны изменников. Царь наделил их особыми правами и привилегиями, выделявшими опричников из массы остальных бояр и детей боярских, которые должны были поселиться в земщине. Какое-либо общение между опричниками и земскими запрещалось.

Раскол дворянского сословия был необходим Ивану IV, чтобы обеспечить опору для проведения своей политики. С точки зрения царя, такое решение наиболее отвечало его интересам. Привилегированный статус опричников приводил к возникновению противоречий между ними и основной массой дворянства, привилегий не имевшей. Обязанные своим возвышением власти монарха, опричники оказывались заинтересованными в ее сохранении и укреплении. Вряд ли такие действия царя могли привести к успеху, если бы в России к середине XVI в. сложилось единое дворянское сословие с четким сознанием общности своих интересов. Тогда его предложения, вероятно, не нашли бы сторонников в рядах дворянства, но в России середины XV в. дворянское сословие находилось на начальной стадии своего формирования.

Переселяясь на территорию царского «удела», опричники должны были оставить свои поместья в земских уездах, но могли сохранить за собой вотчины. Что касается бояр и детей боярских, которые оставались в земщине, то при переселении из взятых в опричнину уездов они теряли все свои прежние владения — и поместья, и вотчины, а вместо них должны были получить другие на новом месте. Массовое переселение землевладельцев с одной территории на другую («вывод») широко использовалось великими князьями московскими для подавления оппозиции при объединении русских земель. Теперь эта мера была использована Иваном IV по отношению к дворянству исторического ядра Русского государства — его Центра.

Царь отдавал себе отчет, что его действия, наносящие ущерб многим сотням людей, вынужденных покидать насиженные места и отправляться в далекие и незнакомые края, могут вызвать массовое недовольство детей боярских — вооруженных и организованных людей. Поэтому с самого начала неотъемлемой частью опричного порядка стал xeppqp, который должен был в зародыше подавить возможное недовольство. Установление опричного порядка сопровождалось открытой ликвидацией тех неписаных норм, которые долгое время определяли отношения царя и его высокопоставленных вассалов. Разумеется, и ранее за измену карали смертной казнью и конфискацией имущества, но такое решение могло приниматься только после открытого расследования, во время которого обвиняемый мог сказать все, что считает нужным в свое оправдание. Кроме того, церковные иерархи обладали правом «печаловаться» за виновных и добиваться их помилования. Теперь же царь единоличным решением устанавливал, кто является изменником, и казни происходили без суда и следствия. Со временем репрессии все усиливались. Вместе с «изменниками» стали казнить членов их семей и слуг.

Установленный порядок давал царю возможность лишать родовой собственности и отправлять в новые владения в незнакомые места тех отдельных людей или целые их группы, кого Иван IV считал опасным для своей власти.

Какая же часть дворянского сословия вызывала наибольшие опасения царя, против кого в первую очередь был направлен опричный режим?

Борьба Ивана IV против княжеских родов. Главным объектом опричной политики стали члены княжеских родов — потомков Рюрика, исторически образовывавшие самый верхний, наиболее привилегированный слой в составе дворянского сословия России.

Еще до начала опричнины Иван IV отобрал владения у «верховских князей» — Воротынских и Одоевских, сидевших в своих городках на верхней Оке как полусамостоятельные «государи», затем ряд этих городков он включил в состав своего опричного «удела».

При образовании опричного удела он включил в его состав и Суздаль, и суздальские князья должны были оставить свои родовые вотчины. Уже в первый год опричнины (1565) царь приказал сослать на земли недавно завоеванного Поволжья — в Казанский, Свияжский и Чебоксарский уезды — ростовских, ярославских и большое количество стародубских князей. Их родовые земли начали «отписывать на государя». Правда, в следующем, 1566 г. царь возвратил князей из ссылки и вернул им часть их вотчин, но владели они ими недолго. В январе 1569 г. «взял царь и государь князь великий Иван Васильевич Ростов град и Ярославль в опричнину», и родовые владения ростовских и ярославских князей были у них окончательно отобраны.

Что было причиной конфликта между Иваном IV и этой частью знати? Царь обвинял потомков бывших государей в том, что они угрожают единству государства, желая восстановить прежние княжества. Про одного из них, князя Андрея Курбского, отъехавшего в Литву, он так прямо и писал, что тот хотел «в Ярославле государити». Вероятно, и сам царь не верил в справедливость этих обвинений. Само поведение княжат в годы «боярского правления», когда у них была реальная возможность попытаться осуществить такие планы, показывает, что они были далеки от чего-либо подобного.

Настоящие причины конфликта позволяют понять особенности положения этой группы знати в рамках формирующегося дворянского сословия. Члены княжеских родов — потомков Рюрика занимали самое высокое положение на лестнице сословной иерархии. В Московской Руси XVI—XVII вв. военные и административные назначения производились в соответствии с «породой» — благородством происхождения. В таких условиях происхождение князей от Рюрика, их родство с самим монархом давало им преимущественное право на занятие самых высоких военных и административных должностей.

Не меньшее значение имело и другое обстоятельство. Как уже отмечалось, землевладение московских боярских родов образовалось сравнительно недавно — в XIV—XV вв. Владения даже наиболее знатных лиц были разбросаны по многим уездам, не образуя крупных компактных комплексов. Напротив, родовые владения князей располагались компактно на территориях их бывших княжеств. Это делало их господствующей социальной группой на данных землях, превращало князей в центр притяжения для местных землевладельцев, которые и так по традиции смотрели на князей как на своих предводителей.

Кроме того, следует иметь в виду, что в глазах людей, принадлежавших к тому же роду, что и сам царь, личность монарха не была окружена таким ореолом, как в глазах других слоев дворянства. «История о великом князе московском» (своеобразная, резко критическая биография Ивана IV), написанная князем Андреем Курбским, принадлежавшим к роду ярославских князей, содержит целый ряд свидетельств того, что в этой среде сохранялось критическое отношение ко многим поступкам московских государей, которые, объединяя русские земли, неоднократнскнарущали и нормы, принятые в отношениях между князьями, и даже нормы морали.

Эти особенности социального положения и сознания объективно способствовали тому, что княжеская аристократия могла стать ядром консолидации дворянского сословия в борьбе за упрочение и расширение его сословных прав. Меры, предпринятые Иваном IV, привели к резкому ослаблению ее силы и влияния и исключили возможность такого развития.





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:



Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 4442; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2021 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.029 с.) Главная | Обратная связь