Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Аттрактивность береговой зоны




Океанологические открытия последних десятилетий (циркуляционных систем Мирового океана, глобальной системы срединно-океанических хребтов, зоны Заварицкого-Беньофа, внутренних волн и др.) не только расширили представления о природе морей и океанов, но и опровергли представления о неисчерпаемости биологических ресурсов, о простом геологическом строении и преимущественно равнинном рельефе дна. Все это меняет и геополитические акценты в Мировом океане. Если во второй половине ХХ века одной из острых проблем стала борьба за топливно-энергетические ресурсы континентального шельфа и введение 200-мильной экономической зоны, то в ХХ1 веке доминирующей будет глобальная геоэкономическая и геоэкологическая проблема районирования Мирового океана, обусловленная условностью его существующего географического деления. Эпицентр борьбы вновь окажется в береговой зоне морей и океанов. Сегодня геополитика моря как бы оказалась в тени установления «нового мирового порядка», однако в ближайшем будущем она не только заявит о себе, но и может породить драматические события.
Рассмотрим особенности размещения природных ресурсов Мирового океана и его антропогенного загрязнения. Закономерности размещения минеральных ресурсов обусловлены океаническим седиментогенезом — планетарным процессом перемещения и трансформации вещества литосферы. Согласно циркумграничной зональности выделяются два типа океанического седиметогенеза: приконтинентальный и пелагический, на которые накладывается вулканогенноосадочный процесс. Приконтинентальная и пелагическая области являются самыми крупными комплексами фациального районирования океана.
Приконтинетальная область отличается от пелагической более высокими скоростями накопления (абсолютными массами) терригенного и биогенного материалов и осадков в целом, включая почти все их геохимические и минеральные компоненты. В пелагической области процентное содержание многих компонентов имеет тенденцию к возрастанию. Известны пелагические максимумы концентрации железа, марганца, а также никеля, меди и ряда других микроэлементов. В приконтинентальной области высокие концентрации этих компонентов редко достигаются из-за разбавляющего влияния терригенного материала. На краевые и внутренние моря, занимающие около 1 % поверхности Мирового океана, приходится 40-45 % всего осадочного материала. Вместе с тем, здесь наблюдается повышенная концентрация органического вещества (нефти, природного газа). Для пелагического седиментогенеза характерно доминирование химико-биологических процессов, а для приконтинентального — процессы механической седиментации.
Фациальное районирование позволяет выделить несколько природно-географических типов размещения месторождений: приуроченные к приконтинентальной области океана (нефть, газ и др.); месторождения пелагической области (железо-марганцевые конкреции и др.); обусловленные вертикальной зональностью (фософриты); месторождения на границе суши и океана.
Размещение нефтяных и газовых промышленных месторождений связано с наличием осадочных бассейнов, в недрах которых из рассеянного в породах органического вещества происходило образование компонентов нефти и газообразных углеводородов, формирование и сохранность их промышленных скоплений. По перспективам нефтегазоносности различаются континентально-шельфовые, преимущественно шельфовые и преимущественно глубоководные (внешельфовые) акваториальные нефтегазоносные осадочные бассейны Мирового океана.
Основной зоной морской добычи нефти и газа является континентальный шельф, то есть размещение месторождений энергетического сырья носит циркумконтинентальный характер. Освоение этих ресурсов стало одной из важнейших международных проблем, затрагивающих национальные интересы. С подводными окраинами материков связано около 2/3 перспективных мировых запасов нефти и газа. На континентальном шельфе открыты супергигантские месторождения нефти с извлекаемыми запасами более 1 млрд. т и природного газа с извлекаемыми запасами свыше 1 трлн куб м. В конце ХХ века свыше 30% мировой добычи углеводородов приходилось на морские месторождения, а по прогнозам в начале ХХ1 столетия их доля возрастет до 50%. Этим объясняется присутствие крупных стран в перспективных для добыче регионах, которые даже объявляются «зонами жизненных интересов».
Кроме нефти и газа, многие месторождения твердых полезных ископаемых являются по площади залегания континентально-шельфовыми. По мере выработки минеральных месторождений на суше, усиливается разработка их морских составляющих. Добыча твердых полезных ископаемых (углей, железных и других руд, меди, никеля) ведется как на прибрежных мелководьях, так и с помощью шахт и рудников, заложенных на берегу, естественных и искусственных островов.
На континентальном шельфе осуществляется добыча минерально-строительного сырья. На границе суши и океана известны прибрежно-морские россыпи месторождений тяжелых металлов. Широкое распространение в морских россыпях получили минералы титана (ильменит и рутил), циркон, гафний, уран и торий. Известен крупный Тихоокеанский пояс оловорудных россыпей. Значительно реже встречаются прибрежные россыпи золота, алмазов и платины.



Несмотря на многочисленные прогнозы потенциального изъятия биологических ресурсов, океанический промысел рыбы близок к максимуму допустимого объема вылова. По мере вовлечения в хозяйственный оборот рыбопромысловых ресурсов все «новых» и «новых» морских акваторий происходило перемещение промысла от наиболее продуктивных прибрежных зон к менее продуктивным, но обширным акваториям открытого океана. Эта экстенсивная стратегия основывалась на ошибочном представлениях о распространении продуктивности прибрежных вод на весь океан. Кроме того, вовлечение в добычу промысловых видов открытого океана экономически менее эффективно, чем в прибрежной зоне.
В стратегии освоения биологических ресурсов Мирового океана выявляются три важных тенденции: обращение к потенциальным возможностям шельфа и ориентация на лов в открытом океане, в том числе добыча промысловых ресурсов поверхностного активного слоя (криля и др.) и дна (глубинный лов, достигающий отметки 2000 метров от поверхности). Этим подтверждается ориентация промысловой эмпирики на важнейшие активные пограничные зоны океана, обеспечивающие значительное воспроизводство биомассы.
Наиболее перспективным является использование потенциальных возможностей континентального шельфа. Однако, возвращение к прибрежным районам лова с подорванными в результате чрезмерной эксплуатации промысловыми запасами, требует осуществление мер по восстановлению и рациональному использованию биологических ресурсов. В этой связи большие надежды возлагаются на развитие марикультуры и биомелиорации.
Обратимся к особенностям размещения химических ресурсов вод океана. Несмотря на глобальное повсеместное распространение, их добыча ведется преимущественно в прибрежной зоне. Выделяется концентрация магния, брома и других химических элементов в природных условиях контакта суши и моря, например, в мелководных заливах (Сиваш и др.). В прибрежной зоне широкое распространение получила добыча поваренной соли из морской воды. Увеличиваются масштабы опреснения морской воды, а также её использования для технических целей в промышленности.
Имеющие широкое распространение энергетические ресурсы Мирового океана (энергия приливов, течений, волн, термальная, водорода) преимущественно используются у побережья, где сосредоточены крупные потребители электроэнергии. При создании удаленных от потребителей электростанций в открытом океане резко возрастают капитальные затраты на передачу электроэнергии. Масштабы использования энергетических ресурсов океана пока незначительны, но дефицит и удорожание добычи топливно-энергетических ресурсов континентов способствуют освоению возобновляемой энергии океана.
Таким образом, принципиальные отличия хозяйственного освоения морей от суши обусловлены циркумграничной природной структурой Мирового океана. Все известные виды экономической деятельности в морях и океанах связаны в основном с его граничными природными поверхностями, среди которых выделяется масштабами освоения береговая зона. Геоэкономические ресурсные функции береговой зоны усиливают её геополитическую значимость.
С Мировым океаном связано решение глобальной экологической проблемы, которая становится наряду с геоэкономикой главной составляющей морской геополитики. Высокий уровень антропогенного загрязнения морей и океанов обусловлен географическими особенностями. Загрязняющие вещества поступают в Мировой океан путем непосредственного их удаления, выноса с речным стоком и через атмосферные осадки. Загрязнение оказывает влияние на физические, химические и биологические процессы в морях и океанах, особенно в трех пограничных зонах: у берегов, водной поверхности и на дне. Наиболее интенсивные поля загрязнения нефтью и нефтепродуктами наблюдаются в прибрежной зоне.
К числу распространенных токсических загрязняющих веществ относятся некоторые тяжелые металлы (ртуть, свинец, кадмий, цинк), повышенное содержание которых обычно наблюдается в прибрежных зонах морей (зонах речного стока и вблизи промышленных центров) в поверхностном микрослое и на дне. В прибрежной зоне индустриально развитых стран концентрируются также синтетические поверхностно-активные вещества.
Зоны повышенных уровней загрязнения образуются в экологических системах с максимальными биомассами и продуктивностью (поверхностный слой, неритическая зона, внутренние моря, эстуарные зоны, границы раздела вода — дно, вода — воздух). Основные потоки токсикантов сосредотачиваются в неритической (прибрежной) зоне, где наиболее активно осуществляется фотосинтез солнечной энергии и создаются запасы первичного белка, происходит его регенерация и вовлечение в другие звенья пищевой цепи. Несмотря на глобальные масштабы океана, его активные пограничные слои с быстро протекающими процессами окисления органического вещества по объему сопоставимы с пресными водами суши, которые уже не успевают самоочищаться.
В глобальном загрязнении отмечается широтный эффект наложения зон максимального загрязнения на зоны высокой биомассы и продуктивности. Это обусловлено неравномерностью размещения индустриальных и урбанизированных регионов, особенностями крупномасштабной циркуляции вод в океане.

С циркумграничным сгущением жизни в океане и её биохимической активностью связано распределение уникальных анаэробных экологических систем (сероводородных зон массовой гибели фауны), обнаруженных в Черном и Карибском морях, норвежских фиордах, северо-западном шельфе Атлантики, в зонах практически всех апвеллингов и в других местах. Обособленность некоторых окраинных и средиземных морей увеличивает антропогенное воздействие на морские экосистемы, особенно прибрежных зон. Например, на 1 кв. км акватории самого обособленного в Мировом океане Черного моря приходится 4 кв км его гидрологического бассейна.

 

Проведенный анализ показывает возрастающую роль природно-ресурсного потенциала береговой зоны морей и океанов в жизни человечества. Береговая зона характеризуется наиболее интенсивным взаимодействием природных (физических, химических, биологических) процессов, масштабами хозяйственной деятельности, сопровождающейся усилением антропогенного воздействия на природную среду. Однако географические особенности этого воздействия на континентах и в океане существенно различаются.
Тысячелетия заселения, хозяйственного освоения и изменения человеком природной среды суши выработали определенный стереотип «континентального» мышления. Сложилась убежденность в постепенном увеличении географических масштабов воздействия на природную среду от локального к региональному и, наконец, глобальному уровням. Соответственно, формировалось представление о поэтапных экологических кризисах — локальном, региональном и глобальном. Циркумграничная природная структура Мирового океана с энергетически активными зонами опровергает эту уверенность. Воздействие человека на природную среду не обязательно являются непрерывными и постепенными, они могут происходит внезапно, некоторое время спустя. Природное единство и подвижность океанической среды (течения, перемешивания) способствуют её глобальному потенциальному загрязнению даже в результате относительного локального антропогенного воздействия. Отсюда важной задачей становится выявление таких «горячих точек» морей и океанов, где контроль за хозяйственным освоением наиболее эффективен и актуален. Несомненно, что ключ к контролю лежит в береговой зоне Мирового океана.
***
Социально-экономическая притягательность береговой зоны обусловлена особенностями многомерного пространства Земли, основные коммуникационные узлы которого расположены на побережье открытых морей. Главные коммуникационные узлы являются теми «горячими точками», где государства, обладающие морской мощью, стремятся установить геополитический контроль. Как правило, это открытые портовые города, выполняющие военные и геоэкономические функции. В береговой зоне осуществляется великий энергетический «обмен веществ» между океаносферой и континентами. Во второй половине ХХ века особенно отчетливо проявились тенденции индустриального «сдвига» к морям и формирования крупных портово-промышленных комплексов. Береговая зона стала плацдармом развития мировой экономики.
С конца 50-х годов в Западной Европе, США и Японии начали создаваться припортовые промышленные зоны, где размещались металлургические, нефтяные и химические предприятия, ориентированные на импортируемое морским транспортом сырье из развивающихся стран. Особое развитие получила портовая металлургия в Японии, США и Великобритании. Однако из-за обширных площадей и негативного воздействия припортовых промышленных зон на окружающую среду, в дальнейшем были введены ограничения на развитие тяжелой индустрии. Энергоемкие, трудоемкие и экологически опасные производства начали размещаться в припортовых зонах в развивающихся странах. Здесь создавались экспортно-промышленные зоны, где производились первичная обработка и обогащение сырья. Научно-технический прогресс в морском судоходстве позволил снизить транспортные издержки на перевозку грузов, что позволило эффективно эксплуатировать богатые месторождения энергетических и других ресурсов в отдаленных регионах.
Во второй половине ХХ века сложились мощные грузопотоки нефти, железной руды, угля и зерна, превышающие половину суммарного объема всех морских перевозок. Только за период 1950-1980 гг. объем перевозок массовых сырьевых грузов увеличился с 0,5 до 3,7 млрд т. Однако в дальнейшем наметилась тенденция снижения объемов перевозок сырой нефти и железной руды. Энергетический кризис способствовал внедрению энергосберегающих технологий в западных странах и частичного сокращения зависимости от экспорта углеводородов. Кроме того, начали интенсивно осваиваться месторождения нефти и газа в Северном море и на континентальном шельфе Мексиканского залива. В результате добычи нефти и газа на континентальном шельфе сформировалась морская индустрия, включающая буровые платформы, трубопроводы к побережью, специализированные порты и океаническое машиностроение.
Из-за арабо-израильской войны и бездействия Суэцкого канала (1967-1975) в мировом судоходстве лидирующую роль начали играть крупнотоннажные танкеры, рудовозы и углевозы. Изменилась география перевозок массовых грузов. Супертанкеры тоннажом 250-500 тыс т не могут пользоваться судоходными каналами, а на трассе Персидский залив — Япония вынуждены огибать Большие Зондские острова с юга через глубоководное Тиморское море. Несмотря на большую степень «свободы» направления морских коммуникаций, большинство их приурочено к континентальному шельфу, а география трасс имеет выраженный циркумграничный характер.
Береговая зона является ареной повышения промысловой продуктивности путем культивирования, выращивания и акклиматизации морских видов рыбы, беспозвоночных и водорослей. Однако внедрение прогрессивных форм марикультуры встречает большие трудности из-за капиталоемкости, высокой себестоимости продукции и недостаточной изученности большинства культивируемых видов. Наибольшее развитие марикультура получила в Японии, где наряду с новейшими достижениями автоматики и электроники большое значение имеют многолетний традиционный опыт специалистов по разведению водных организмов.
На побережьях морей и океанов расположены крупнейшие курортно-рекреационные зоны Земли. Многочисленные культурно-исторические и природными памятники позволяют здесь сочетать отдых и лечение с туризмом, что усиливает эстетическую притягательность морских побережий.
Подавляющая часть человечества проживает у тройной границы раздела литосферы, атмосферы и гидросферы (включая реки). Большинство людей планеты являются по существу приморскими жителями. Свыше половины человечества проживает в приморской 100-километровой зоне, а в США - 80% населения страны. Численность населения на побережьях растет быстрее, чем в континентальных районах. Демографическую притягательность морей наглядно иллюстрируется данными демографов. За 1850-1990 гг. доля населения мира в 200-километровой приморской зоне увеличилась с 49 до 59 %, в том числе в 50-километровой зоне с 25 до 32%.
В 1980 году из 23 крупнейших городов мира с населением более 5 млн человек 18 (включая города с аванпортами) было расположено на побережьях или в непосредственной близости к морям и открытому океану. В начале ХХ1 века здесь будут сосредоточены все крупнейшие мегаполисы с население более 10 млн человек (за исключением Мехико, Москвы, Рейн-Рура): Токио, Осака, Шанхай, Сеул, Пекин, Чунцин, Нью-Йорк, Лос-Анджелес, Бомбей, Калькутта, Джакарта, Сан-Паулу, Рио-де-Жанейро, Буэнос-Айрес и Лондон, причем половина из них - в Азии. Вокруг крупнейших мегаполисов сформировались приокеанические коммуникационные зоны высокой деловой активности, сопоставимой по валовому национальному продукту с крупнейшими странами мира: Атлантическое и Калифорнийское побережья в США, приморские районы Китая и Юго-Восточной Азии и Атлантическое побережье Латинской Америки.
В конце ХХ века усилились противоречия между экономическими и экологическими, частными и общественными интересами использования береговой зоны морей и океанов. Возникла острая необходимость в координации всех видов деятельности. Особенно это наглядно проявилось в США, где в 1972 году Конгресс принял Закон о рациональном использовании и охране ресурсов береговой зоны. В законодательном акте были определены её границы, которые включают территориальные воды и приморские территории, непосредственно связанные с морем. Причем каждый штат устанавливает внутреннюю границу береговой зоны по своему усмотрению.
Согласно Закона в береговой зоне решаются проблемы «трех больших Э»: экономики, энергетики и экологии. Береговая зона рассматривается как пространство наибольшей концентрации морских работ, представляющее собой уникальное физико-географическое, экологическое, промышленное и социально-экономическое образование. Природа береговой зоны характеризуется как бесценное и невозобновимое богатство, источник промышленного сырья и энергии, продуктов питания и мест отдыха для миллионов людей. В 1975 году было учреждено «Береговое общество США».
В крупных державах проблемы береговой зоны рассматриваются в контексте наращивания морской мощи, предусматривающей государственные программы освоения ресурсов Мирового океана с учетом их военно-стратегического обеспечения. При этом военно-морская мощь должна соответствовать масштабам океанической хозяйственной деятельности.

Как разделить неделимое?

Представления о береговой зоне морей и океанов как крупнейшем на Земле объекте рубежной коммуникативности имеет определяющее значение для решения геополитической проблемы ХХ1 века — районирования Мирового океана. Переход от конвенциальных (условных) к естественно-природным границам океанов является необходимым условием решения глобальных геоэкономических и геоэкологических проблем.
Существующие конвенциальные границы оставляет открытым главный вопрос: сколько в Мировом океана — океанов? Во многих странах выделяют три: Тихий, Атлантический и Индийский. В ряде государств в качестве отдельного рассматривается Южный океан. Некоторые океанологи считают Южный океан — единственным, а все остальные рассматривают как его заливы.
Северный Ледовитый (Гиперборейский) и Южный океаны впервые были выделены в 1650 г. голландским географом Б. Варениусом. По классификации, принятой в 1845 г. Королевским географическим обществом в Лондоне, выделено пять океанов: Атлантический, Индийский, Тихий, Северный Ледовитый и Южный. В 1952 г. на международном гидрографическом конгрессе в Монако Северный Ледовитый океан был упразднен и в качестве Северного Полярного моря присоединен к Атлантическому океану. В России и ряде других стран сохраняется прежнее название , которое исходя из геополитической целесообразности было официально принято постановлением ЦИК СССР в 1935 г. На конгрессе в Монако была достигнута договоренность не выделять самостоятельный Южный океан, так как отсутствие его приметных морфологических и орфографических границ с Тихим, Атлантическим и Индийским океанами вызвало много споров у географов. Название океана было восстановлено в советском «Атласе Антарктиды», где границей Южного океана принята линия северного положения антарктической конвергенции. В настоящее время самостоятельное выделение Южного океана признается также в США и Великобритании.
Среди известных видов природного районирования Мирового океана выделяются геохимическое, геологическое, геоморфологическое, гидрологическое, климатическое, биогеографическое и экологическое. Разрабатывается районирование континентального шельфа на ландшафтной, геологической и других основах.
Наметилось два подхода к комплексному природному районированию Мирового океана на принципах широтной зональности (атмосферных фронтов) и особенностях водных масс, океанских фронтов, дна и берегов. Г.М. Игнатьев предложил «земноводный» подход к физико-географическому районированию Тихого океана как к крупнейшей природной категории Земли, объединяющей во взаимосвязанное целое острова, океан и материковое обрамление.
Впервые комплексное районирование Мирового океана было выполнено в Советском Союзе в 1940 г. Н.Н. Зубовым и А.В. Эверлингом. Преемственность подхода наблюдается у авторов концепции граничных поверхностей, которые в 70-е годы наряду с единством природных условий ( широтной, вертикальной и циркумграничной зональности) рассматривают материальное единство более или менее замкнутых океанических систем, характеризующихся повышенной внутренней циркуляцией вещества и энергии, наличием гидрологической, геофизической, химической и биологической «частных» структур.
Наиболее характерной чертой гидрологического режима океана является динамика водных масс. Океанские течения, перераспределяя энергию, тепло и вещества, создают вместе с климатическим фактором определенную гидрологическую структуру, включающую отдельные водные массы. Циркуляция в верхнем слое океана складывается из планетарных круговоротов, центры которых смещены к западу. В полярных и субполярных широтах — это циклонические круговороты, в субтропиках — антициклонические, а между ними — экваториальная циркуляция.
На более генерализованном уровне в гидрологической структуре океана выделяется (по А. Дефанту) теплая океаническая тропосфера (по изотермической поверхности, соответствующей 4°С) и холодная океаническая стратосфера. Таким образом, Мировой океан подразделяется на сравнительно небольшой по объему Теплый сверхокеан ( с жидким дном) и мощный Холодный (Полярный) сверхокеан. Границей между ними служит Главный океанический фронт , наклон которого изменяется от вертикального в полярных широтах до горизонтального в тропиках. Прямой водообмен между сверхокеанами ограничен и локализован, например, у Исландии воды Гольфстрима уходят в глубины Северного Ледовитого океана.
Согласно концепции академика В.В. Шулейкина термодинамическое взаимодействие океана, атмосферы и космоса соответствует механизму работы тепловых машин. В глобальной тепловой машине главным нагревателем служат экваториальные широты, а холодильником — полюса. Контраст между ними создает энергетический источник циркуляции атмосферы и океана. Таким образом, экватор представляет реально существующую и важную жидкую границу, разделяющую Теплый сверхокеан на две части — северную и южную. В результате Мировой океан подразделяется на восемь океанов, выделяемых Н.Н. Зубовым: Северный Ледовитый, Северный Атлантический, Северный Индийский, Северный Тихий, Южный Тихий, Южный Индийский, Южный Атлантический и Южный (или Антарктический).
Основой химического подхода к природной структуре океана служит фундаментальная идея о наиболее интенсивном химическом взаимодействии на границах раздела различных твердых, газообразных и жидких тел, включая живые организмы и разнородные массы. Морская химия представляет собой почти исключительно химию поверхностей раздела. Согласно рассмотренных выше особенностей биологической структуры океана, максимум развития жизни тяготеет к береговой зоне, Главному океаническому фронту (границе северных и южных океанов Н.Н.Зубова).
В результате синтеза «частных» природных структур формируется представление о пространственной циркумграничной структуре океана, состоящей из инертной части и нескольких оболочек, прилегающих к границам. Зоны повышенной трансформации вещества и энергии возникают в местах пересечения нескольких граничных поверхностей. Важнейшая из активных зон — прибрежная или береговая может быть названа многократной границей, где пересекаются или сближаются поверхности раздела (они же поверхности обмена) самой различной природы. В прибрежной зоне сосредоточено свыше 80% живого вещества океана.
Таким образом, пространственная структура океана имеет внутренние границы, разделяющие целостные океанические пространства на интегральные физико-географические районы. Выделяются шесть теплых и два полярных субокеанов — комплексных физико-географических районов Мирового океана. Теплые субокеаны в основном заняты субтропическими антициклонами, характеризуются высоким испарением, связанным с недостаточной влажностью воздуха, большой соленостью и устойчивой стратификацией вод. В них расположены крупнейшие океанические пустыни. Полярные океаны характеризуются преобладанием осадков над испарением, пониженной соленостью и устойчивой стратификацией поверхностных вод, высокой долей процессов циклонического тепла. Для пограничных широтных поясов типична потеря устойчивой стратификации, высокая влажность и облачность. В отличии от суши основной границей океанских районов служат фронтальные разделы водных масс.
Во второй половине ХХ века впервые ставится вопрос об экономическом районировании. Однако это настолько сложная глобальная геополитическая проблема не могла быть решена в условиях противостояния двух социально-экономических систем. Поэтому наиболее широкое распространение получило отраслевое рыбохозяйственное районирование, в основу которого положена экваториальная дифференциация продуктивности биологических ресурсов и степень их использования. Наиболее крупные рыбопромысловые районы Мирового океана применяет Продовольственная и Сельскохозяйственная организация ООН (ФАО). Другие международные и национальные организации по рыболовству используют более дробные подразделения океана. Хотя рыбохозяйственное районирование носит формальный характер, оно дает наглядное представление о размещении мирового рыболовства.
В связи с возрастающими масштабами воздействия производственной деятельности и человека на природную среду возникла необходимость в усилении эколого-экономического подхода к региональному развитию. Это нашло отражение в принципах районирования, учитывающих влияние производственных процессов на природную среду и наоборот.
Актуальность эколого-экономического районирования Мирового океана обусловлена социально-правовыми тенденциями международной морской политики. В 1973-1982 гг. 3-я Конференция ООН по морскому праву разработала единую универсальную конвенцию, регулирующую использование биологических и минеральных ресурсов, судоходство на морях и океанах. Однако, не дожидаясь итогов Конференции, большинство морских государств установило у своих берегов экономические и рыболовные зоны шириной до 200 морских миль. В результате практически 30% акватории Мирового океана оказалось под юрисдикцией более 60-ти морских государств. В результате «передела» морей и океанов возникли многочисленные военно-политические конфликты, в том числе вокруг Фолклендских островов в Южной Атлантике и Парасельских островов в Южно-Китайском море. Дипломатические баталии велись даже вокруг отельных скал, например, скалы Роколл в Северной Атлантике. Морские государства отстаивали не только права на экономические зоны, но и демонстрировали свою геополитическую мощь.
Стало очевидным, что решение геополитических и геоэкономических проблем Мирового океана возможно только при международном взаимопонимании и сотрудничестве. Но падение Берлинской стены привело к крушению мирового порядка, установившегося после Второй мировой войны. Проблемы устройства постбиполярного мира временно отодвинули на второй план морскую геополитику, которая вновь заявит о себе в ХХ1 веке. Поэтому необходима разработка геополитической концепции пространственной организации Мирового океана как наследия всего человечества.
Прежде всего, следует обратить внимание на принципиальное отличие районирования суши и океана. В основе традиционного экономического районирования заложены принципы теории центральных мест — выделения внутрицентрированных целостных производственных систем, тогда как в океанах доминирующим являются циркумграничная экологическая целостность водных масс. Глобальная экологическая проблема — это прежде всего проблема районная, обусловленная функцией места и социального времени.
Эколого-экономическое районирование Мирового океана — это выделение целостных, объективно существующих экологических систем, обеспечивающих «производственную» специализация в глобальном процессе энергообмена и круговорота вещества, эффективное использование природных ресурсов и коммуникационных функций морей и океанов.

В пространственной структуре океана циркумграничные активные области, характеризующиеся наиболее интенсивным взаимодействием физических, химических, биологических и антропогенных процессов, занимают всего около 2% общего объема Мирового океана. По существу все известные частные виды его районирования — это районирование пограничных поверхностей.
Эколого-экономические районы Мирового океана являются внешнецетрированными «земноводными» системами. Такая форма пространственной организации известна в истории цивилизаций. На протяжении многих веков эксцентрированные коммуникационные системы талассократий имели неоспоримое преимущество перед «чисто» континентальными. Например, в Средиземноморье (Древняя Греция, Римская империя) происходил непрерывный и интенсивный диалог между культурами Ближнего Востока, Южной Европы и Северной Африки. Исторические связи Северной и Южной Африки значительно слабее средиземноморских и эти части континента шли разными путями развития. В географии известны «земноводные» понятия, включающие обширные акватории морей и приморские территории, такие как Арктика. Эта северная полярная область и природно-хозяйственный регион Земли включает окраины Евразии, Северной Америки и почти весь Северный Ледовитый океан.
Следующей особенностью эколого-экономических районов Мирового океана является пространственная организация производственной деятельности. Крупнейшие экономические полюса расположены в береговой зоне на границе суши и моря, а в географических центрах районов находится их хозяйственная периферия.
Среди основных факторов районообразования выделяется правовой, экологический, экономический и природно-ресурсный. Правовой фактор предусматривает проведение границ районов в соответствии с международно-правовым режимом Мирового океана. Экологический фактор обуславливает специализацию района в глобальной или региональной системах энергообмена и круговорота вещества в биосфере, а экономический - в системе международного или внутригосударственного разделения труда. При выделении районов учитываются перспективы освоения природных ресурсов морей и океанов.
Как известно, районирование является особым видом пространственной дифференциации и рассматривается как разделение целого на целостные образования, характеризующиеся внутренней неоднородностью и определенной производственной структурой. Пространственная дифференциация в более широком смысле есть разделение целого на различные части. Поэтому при эколого-экономическом районировании Мирового океана необходимо учитывать природную, экономическую дифференциацию и международно-правовой режим. В отличии от традиционных представлений о физико-географическом районировании, основанных на законе географической зональности, природная и экономическая дифференциация океана нами осуществятся на принципах концепции граничных поверхностей. В результате дифференциации процесса хозяйственного освоения Мирового океана с учетом его природных особенностей и правового режима, формируются международные и национальные океанские (морские) районы.
Важным принципом эколого-экономического районирования является иерархическая упорядоченность и соподчиненность районов, учитывающая международный правовой режим. Целесообразно выделить три уровня пространственной иерархии районирования (глобальный, региональный и локальный), которые с учетом международного права дают следующую классификацию эколого-экономических районов:





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:



Последнее изменение этой страницы: 2016-03-22; Просмотров: 587; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2021 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.017 с.) Главная | Обратная связь