Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Грамматическая категория. Морфология.




Грамматика – строй языка, т.е. система морфологических категорий и форм, синтаксических категорий и конструкций, способов словопроизводства. Грамматика – это вся несобственно звуковая и нелексическая организация языка, представленная в его грамматических категориях, грамматических единицах, и грамматических формах.

Грамматика по преимуществу выражает отношения не как кон­кретные отношения каких-либо конкретных слов, а как отноше­ния лексем, т.е. отношения грамматические, лишенные всякой конкретности. Тем самым грамматическая абстракция – качественно особая абстракция, а не та, что лексическая.

Грамматически и лексемы, и их серии, и группы (организованные по тому или иному принципу) образуют те или иные моде­ли в языке.

Таковы, например, модели производных существительных с суф­фиксами -ец-, -ник-, -тек-:стрел-ец, гон-ец, лес-ник, башмач-ник, печ-ник, ряд-чик, переплет-чик, таковы модели имен дейст­вия на –ание,-ение: леж-ание, кат-ание, мет-ание, извин-ение, изображ-ение и т. д. Подобные модели являются словообразовательны­м и.

Иного вида модели являются словоизменительными, например модели склонения боб-а, кот-а, враг-а, друг-а или вод-ы, трав-ы, толп-ы, мод-ы, свобод-ы. Или модели спря­жения игр-ал, ляг-ал, пик-ал, кат-ал, ах-ал и другие формы.

Таким образом, модели в языке бывают словообразовательные и словоизменительные.

Среди наличных грамматических моделей в данном языке дан­ного периода следует различать модели продуктивные и непродуктивные.

Продуктивные модели не только охватывают очень боль­шое количество лексического материала, но и служат образцом. Для любых новообразований (образование различных частей речи от заимствованных, искусственных и вообще новых слов), а также способны языковые факты, функционирующие по непродуктив­ным моделям, переводить под свой образец.

Непродуктивные же модели исчерпываются считан­ными лексическими примерами (например, глаголы типа печь пекут, течь – текут, жечь – жгут, беречь – берегут и т д., или типа лезть – лезут, нести – несут, вести – ведут и почти утра­ченное грясти при грядут', или единичное по склонению слово путь, или слова лгать и дочь, имеющие в косвенных падежах осно­ву на -ер:матери, дочери и т п.) и не могут служить образцом для новообразований.

Г р а м м а т и ч е с к о е з н а ч е н и е – обобщенное, отвлеченное языковое значение, присущее ряду слов, словоформ, синтаксических конструкций и находящее в языке свое регулярное (стандартное выражение). В области морфологии – это общие значения слов как частей речи (например, значение предметности у существительных, процессуальное у глаголов), а также частные значения словоформ и слов в целом, противопоставляемые друг другу в рамках морфологических (или грамматических) категорий (например, значения того или иного времени, лица, числа, рода).

Грамматический способ – это материальное выра­жение грамматических значений, как реляционных, так и деривационных. В конечном счете все грамматические различия морфем, показывающие изменения падежей, чисел, лиц, времен и т. д. выражаются фонематическими различиями, т. е. различием состав­ляющих морфемы фонем (замена одной фонемы другой, присо­единение фонемы, удаление фонемы, перестановка фонем, при­чем отсутствие фонемы в одной форме по соотношению с наличи­ем фонемы в другой форме – такое же выразительное средство) кроме того, в предложении к этому присоединяются интонацион­ные изменения, расстановка пауз, градация ударений, а также воз­можность перестановки более крупных звеньев речевой цепи (лек­сем, их групп), в роли грамматического способа выступают также особые служебные слова, нужные как для выражения отношений между членами предложений, так и между предложениями.

Грамматических способов, используемых в языках, ограничен­ное количество, это аффиксация разного типа, внутрен­няя флексия, повторы, сложения, служебные слова, порядок слов, ударение, интонация и супплетивизм. Грамматика любого языка может выражаться только этими способами. Одни языки (как русский, английский) используют все возможные грамматические способы, другие (как китайский, французский) – только некоторые.

Одним из самых трудных вопросов теоретической грамматики является вопрос о грамматических категориях

Долгое время языковеды грамматическую систему новых язы­ков облекали в схемы, выработанные античными грамматистами для категорий греческого и латинского языков, например учение «Об осьмих частех слова» (т. е. частях речи) в средневековой рус­ской грамматической традиции, позднее пытались механически перенести логические категории в грамматику, в разное время де­лались попытки вывести особые «понятийные» категории, кото­рые были бы не логическими, а языковыми, но общими для всех языков. Неудачи всех этих попыток коренились в том, что «кате­гории» прилагались к языку извне, а не выводились из материи и формы данных языков.

Грамматические категории – это прежде всего совокупности элементов языка (слов, их значимых частей, их сочетаний), обра­зующие грамматические общности. Что же объединяет эти общнос­ти в языке? Это – грамматические значения, а не грамматические способы или формы (есть и такое мнение у грам­матистов).

Например, в русском языке есть категория несовершенного и совершенного вида в глаголе. Это грамматическое противопостав­ление может выражаться разными способами.

Пестрота способов различения данных категорий не мешает единству каждой из них. В этом сказывается изоморфизм грамматических способов, т. е. то, что разные способы могут вы­ступать в одной и той же грамматической функции.

Таким образом, грамматическая категория – это совокупность элементов языка (слов, значимых частей слов и со­четаний слов), объединенная грамматическим значением при обя­зательном наличии выражающего его грамматического способа (вы­ражение тех же значений посредством сопровождающих знамена­тельных слов, как, например, наречия при глаголе, граммати­ческих категорий не образуют).

Наиболее трудный вопрос грамматики – это вопрос о грамма­тической форме.

Подытожим всё сказанное о форме.

1. Форма в грамматике не то же самое, что грамматический способ.

2. Форма не может быть отожествлена со значением.

3. Форма в грамматике – это соотношение грамматического значения и грамматического способа в их единстве; меняя способ при сохранности значения или меняя значение при сохранности способа, мы получаем новые формы. Например, предобрый и доб­рый-добрый по значению одно и то же – превосходная степень прилагательного, но способ выражения этого значения различен: приставка в слове предобрый и повтор в добрый-добрый; это разная форма и разные формы; добрый-добрый и ходишь-ходишь одинако­вы по способу (повтор), но различны по значению: добрый-доб­рый – превосходная степень прилагательного, ходишь-ходишь – особый видовой оттенок глагола; это тоже разная форма и разные формы.

4. Вследствие линейности речи форма прежде всего выявляет­ся распадением речевой цепи на отдельные звенья: лексемы, мор­фемы, фонемы.

5. Парадигматическая форма – это характеристика того или другого слова или сочетания слов как члена целого – парадигмы форм; одинаковые по линейной форме слова могут иметь разную парадигматическую форму; так, зло –существительное, зло –краткое прилагательное и зло –наречие по линейной форме распадаются одинаково на две морфемы [зл-о], но парадигматически все эти три слова имеют разную форму:

1) зло (существительное) – член парадигмы склонения (зла, злу и т. д. ),

2) зло (прилагательное) – член родовой и числовой парадигмы (зол, зла, зло, злы) и парадигмы степеней сравнения (злее);

3) зло (наречие) – член только парадигмы степеней сравнения (злее).

То же самое у существительного печь (печи, печью, печи и т. д) и инфинитива глагола печь (пеку, печешь; пек, пеки), хотя линейно эти два слова оформлены одинаково, а похожая пара знать суще­ствительное и знать инфинитив имеет и разные линейные формы: существительное [знат' + нуль], глагол [зн-а-т'].

6. Словоизменение охватывает те случаи, когда это формы того же слова, т. е. когда лексическое значение остается тем же, а реля­ционное значение меняется; таковы для русского языка у прилага­тельных формы рода, числа, падежа и степени сравнения; у суще­ствительных формы падежа и числа; у глаголов формы лица, чис­ла, вида, наклонения, времени, а в прошедшем времени рода и числа.

7. Словообразование относится к разным способам производ­ства от данных основ и корней других слов с особым лексическим значением, таковы для русского языка у прилагательных умень­шительные и увеличительные формы, у существительных собира­тельные, увеличительные, уменьшительные, у глаголов префик­сальные формы, где, кроме вида, меняется и лексическое значе­ние (писать написать – не меняется, а писать записать –«сделать запись» – меняется); и, конечно, все случаи производст­ва других частей речи от основы данной части речи: труд труд­ный трудиться; печь печной печник и т. п.

8. Количество грамматических способов в языках мира ограни­чено. Они стандартны и могут быть характерными для данного языка только косвенно. Грамматические значения в разных язы­ках есть и общие, есть и различные, что приводит к тому же выво­ду. Формы же всегда индивидуальны и характерны для данного языка.

Так, в большинстве языков существует категория множествен­ного числа, но формы множественного числа в разных языках будут различны; например, в малайском повтор: orang – «человек», orang-orang – «люди», в африканском языке шиллук – изменение тона: jit с высоким тоном – «ухо», jit с низким тоном – «уши»; в русском изменение окончания: меч мечи, в немецком изменение гласной корня: die Mutter – «мать», die Mütter – «матери», или изменение артикля: das Fenster - «окно», die Fenster –«окна» и т. п.

М о р ф о л о г и я – раздел грамматики, изучающий закономерности функционирования и развития этой системы. Морфология изучает структуру значимых единиц языка, по протяженности не превышающих словоформы (словоформа – слово в некоторой грамматической форме, например сад, садами, белый, белую). Главное основание для выделения морфологии в качестве особого раздела грамматики – членимость словоформы на меньшие знаковые единицы, называемые морфемами или морфами.

Морфема – одна из основных единиц языка, частот определяемая как минимальный знак, т.е. такая единица, в которой за определенной фонетической формой (означающим) закреплено определенное содержание (означаемое) и которая не членится на более простые единицы того же рода. Морф – минимальная значимая единица текста, текстовый представитель морфемы. Морфема – этот абстрактный инвариант, реализующийся в виде конкретных инвариантов – морфов. Варьирование морфемы связано с позицией – как грамматически (и тогда морфема предстает в виде грамматического или морфонологического варианта), так и фонетически (тогда морфема предстает в виде фонетического варианта). Напр., в рус. писать – пишу корневая морфема находится в грамматической позиции (форма инфинитива – форма настоящего времени), вызывающей чередование морфов; в англ. морфема мн. числа существительных варианты [s] – [z] – [iz] обусловлены фонетической позицией – качеством исхода основы.

 

12. Общие вопросы словообразования. Механизмы словообразования

Словообразование –это раздел язы­кознания, изучающий все аспекты созда­ния, функционирования, строения и клас­сификации производных и сложных слов. Словообразование (С.), обеспечивая процесс номинации и его результаты, играет важную роль в классификационно-познавательной деятельности че­ловека и выступает как одно из основных средств пополнения словарного состава языка, а также установления связей между отдельными частями речи. Будучи учением о создании новых названий как моти­вированных однословных знаков языка, С. может рассматриваться как часть ономасиологии. Оно изучает производные и сложные слова в динамическом («как де­лаются слова») и в статическом («как они сделаны») аспектах (Л. В. Щерба), как в диахроническом, так и в синхронномотношени­ях.

Сложность системы С. обусловливает­ся: 1) тесными связями с др. уровнями языка – фонологией, морфонологией, мор­фологией, синтаксисом и грамматикой в целом; 2) исключительной подвижностью систе­мы и невозможностью проведения жест­ких границ между ее потенциями и фактической реализацией, между С. и словоизме­нением; 3) трудностью дифференциации синхронии и диахронии; 4) большим количеством и разнообразием представленных здесь единиц (начиная от мельчайшей словообразовательной морфемы – аффикса и кон­чая словообразовательными категориями и др. объединениями производных; 5) разнообразием и коммуникативной зна­чимостью самих функций С.

В зависимости от использованных в ак­те С. формальных средств оно делится иногда на словопроизводство (при ис­пользовании средств аффиксации – суф­фиксации и префиксации), словосложение (при участии в акте С. по крайней мере двух полнозначных единиц), конверсию (при переходе, или транспозиции, слов из одной части речи в другую), аббревиа­цию (при наличии сокращения исходных слов) и т. п. Образование новых слов (с помощью формальных средств) нередко именуется также деривацией, производные же и сложные слова как ре­зультаты процесса деривации обознача­ются тогда общим термином «д е p и в а т ы».

Основными понятиями теории С. являются: понятие м о т и в а ц и и (мотивирован­ности) как семантической обусловленности значения производного и сложного слов значениями их составляющих; в акте словообразования одни единицы высту­пают в качестве источника мотивации, в связи с чем другие – результативные – рассматриваются как обусловленные мотивированные (ср. «он носит пись­ма» и «письмоносец»); понятие сло­вообразовательной п р о и з в о д н о с т и, основанное на формаль­ной и семантической выводимости свойств производного из свойств исходных, или производящих, единиц. Применение этих понятий позволяет рассматривать произ­водное слово как такую структуру, внутренняя форма которой соответствует выражаемо­му ею содержанию и которая строится как двучленное, бинарное образование из отсылочной и формантной частей. От­сылочная часть, состоящая из основы или основ мотивирующих слов, отсылает к источнику мотивации и служит способом сохранить содержащиеся в ней полнозначные единицы в структуре деривата (ср. «он учится в школе» и «школьник», «он преподает» и «преподаватель»); формантная часть, состоящая из форманта, использованного в акте С., служит выра­жению нового значения у деривата по сравнению с мотивировавшим его словом (ср. -ник в «школьник», -тель в «препода­ватель»). Важным понятием теории С. является понятие с л о в о о б р а з о – в а т е л ь н о г о п р а в и л а . Оно связано с определением закономерностей, наблюдаемых при создании морфологических структур производных слов и выраже­ний ими новых значений. Словообразо­вательные правила описывают особенности мо­делирования производных слов в процес­сах деривации, отмечают диапазон их дей­ствия в языке, характеризуют наблю­даемый процесс с т. зр. его регулярности/нерегулярности, продуктивности/ не­продуктивности, включают указание на базу деривации, используемый формаль­ный прием, категориальные и семантические признаки баз и результатов деривации, сочетаемостные свойства морфем и их морфонологические преобразования, а также разного рода ограничения (фонетические, морфологические, семантические и праг­матические), действующие при проведе­нии правила. Последние нередко харак­теризуются как блокирующие действие правила.

Ключом к правильной интерпретации деривата является соотнесение его морфо­логической и словообразовательной структур: в ре­зультате морфологического анализа произво­дится выделение в производном его ми­нимальных составных элементов – морфем; вы­деленные морфемы соотносятся да­лее с отсылочной и формантной частями деривата, благодаря чему устанавлива­ется строение каждой из них. Так, морфологический анализ позволяет выделить в слове «мореплаватель» морфемы мор-, -е-, плав-, -а- и

-тель, а словообразова­тельный – определить части мор- и плав-, а- как отсылочные, а -е- и -тель – как формантные, что и ведет к идентифи­кации данного слова как сложнопроизводного образования.

Целью словообра­зовательного анализа можно считать установле­ние отношений словообразовательной производности между дериватом и исходной для него единицей и, следовательно, оп­ределение источника мотивации и средств его отражения в структуре дери­вата, с одной стороны, способов его фор­мального преобразования – с другой, и путей формирования нового значения в данной морфологической структуре – с третьей. Новое значение, возникающее в деривате в результате соединения дан­ной отсылочной части с данной формант­ной частью и в результате самого форми­рования этих частей в акте С., называет­ся словообразовательным значением, которое может быть опре­делено либо по значению формантной части деривата, когда его непосредствен­ным носителем считают деривационный, или словообразовательный, формант, либо более широко – как результат воз­действия данного форманта с его категориально-грамматическими и лексическими характе­ристиками на данную производящую ос­нову (основы) и их категориально-грамматического и лексического значения. Среди словооб­разовательных значений выделяются как более общие, транспозиционные значения, свя­занные с приобретением образующимся словом значения той части речи, в которую оно транспонируется, т. е. предметности при транспозиции в класс существитель­ных (ср. «играть – игра», «ходить – ходьба», «молодой – молодость»), про­цессуально при транспозиции в класс глаголов (ср. «старый – стареть», «вдо­ва – вдоветь», «руль – рулить», «ах – ахать»), признаковое при транс­позиции в класс прилагательных (ср. «лес – лесной», «вчера – вчерашний»), так и более конкретные – модификационные значения. Среди значений этого последнего типа нередко выделяются уменьшительные (ср. «дом – домик», «белый – беленький»), увеличительные (ср. «дом – домище», «большой – большущий») или др. усилительные или количественные значения (ср. «кри­чать – раскричаться», «сохнуть – ис­сохнуть», «толкать – толкнуть», «хо­дить – хаживать» и т. п.).

В центре словообразования – процессы появления номинативных единиц языка, слов, относящихся к сис­теме номинации. В появлении нового слова следует различать два момента: 1) со­здание нового слова в речи по активной словообразовательной мо­дели, 2) закрепление созданного слова в языке, в его словарном со­ставе как общественно необходимой единицы. Первое явление мож­но иначе назвать механизмом словообразования и описы­вать его в структурных терминах, второе – более сложный процесс, не укладывающийся в рамки структурного опи­сания, связанный с культурой и историей народа.

Появляющееся в результате первого процесса, механизма слово­образования, слово лишено всякой идиоматичности. Если под идиоматичностью понимать такое явление, когда значение целого (слова или словосочетания) больше, чем сумма значений компонентов, то значение появляющегося слова еще полностью равно сумме значений словообразовательной основы и аффикса. Дальнейшая жизнь слова, его «взросление» определяется социальной потребностью, в ответ на которую происходит «общественное признание» нового слова и его фиксация в словаре с идиоматичным значением. Таким образом, вто­рой этап словообразования уже не может считаться словообразова­нием в том смысле, как предыдущий, это этап семантического разви­тия.

 





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-22; Просмотров: 511; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2019 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.012 с.) Главная | Обратная связь